Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Black swan

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s8.uploads.ru/TXvfY.gif
http://s4.uploads.ru/iymjr.gif

● Название эпизода: Black swan / Черный лебедь
● Место и время действия: «Опера Популер», 25 декабря 1872 года
● Участники: Isabella Sorelli & Le Fantome
● Синопсис: Репетиции, репетиции, репетиции… До седьмого пота, до рвущей боли во всем теле… Новая роль дается Изабелле с большим трудом. Слишком уж не похожа на нее главная героиня. Балерина близка к отчаянию. Однако помощь приходит к ней, откуда она не ждала.

+1

2

Вновь она осталась в репетиционном зале совсем одна, даже без аккомпаниатора. Что же, не в первый, да и не в последний раз, судя по всему. Тем более музыку своей партии Изабелла помнила наизусть. От первой до последней ноты, от первого до последнего такта.
Забившись в уголок зала, прима с нездоровым блеском в глазах перешнуровывала свои пуанты, которые за сегодняшний день порядком поистрепались и выглядели жалко.
Пот катил со лба градом, руки дрожали от напряжения, но даже подумать о том, что бы сделать перерыв у Ла Сорелли не возникало… А ведь сегодня она танцевала верно больше семи часов подряд, но как обычно осталась решительно недовольна собой.
До премьеры остается чуть больше недели, а ее партия не готова. Совершенно не готова! Нет, конечно, в техническом плане, все элементы были выполнены правильно, как всегда изящно, но сейчас ей досталась роль роковой соблазнительницы...
Хотя не все так просто. В начале спектакля она танцует прекрасную принцессу, которую злой волшебник превратил в лебедя, и  жить ей теперь все время на озере в облике белого лебедя, а девушкой она вновь обращается только в лучах лунного света…  Разрушить же эти чары может только любовь храброго и прекрасного юноши.
Но о чудо, в одну лунную ночь, на заколдованном озере, где томится красавица, появляется принц Зигфрид, который с первого взгляда полюбил зачарованную бедняжку.
Однако злой волшебник не намерен сдаваться, и подсылает к Зигфриду свою дочь, черную лебедь, которая одним взглядом  может околдовать и увлечь  мужчину за собою. Дивная история прекрасной любви, которая не могла не тронуть даже каменное сердце. И, что самое удивительное, по задумке хореографа белого и черного лебедя танцуют одна танцовщица! Две противоположности, черное и белое, добро и зло... Спектакль в котором надобно показать себя как незаурядная танцовщица, как талантливая артистка.
И если партия белого лебедя была словно написана для Сорелли, такая мягкая и нежная, с этими легкими адажио и  воздушными арабесками, то дочери злого волшебника обернулась для примы настоящим испытанием. Слишком резкая и, если можно так сказать дерзкая, с прыжками и вращениями, которые никак не получались.
Вернее танцевала Изабелла как всегда прекрасно, но ведь идеально выполненные танцевальные элементы это совсем не Танец! Не тот Танец, который она привыкла дарить зрителям, и в котором растворялась сама.
Вот взять, к примеру, эти тридцать два фуэте черного лебедя, которые получались не такими резкими и дерзкими, как необходимо было.
С них то она и решила начать…  И повторять до тех пор, пока не выйдет так как нужно. Так дерзко, как только может быть в классическом танце. Снова, и снова, и снова...
Ла Сорелли не знала, сколько прошло времени, когда она  буквально упав на пол от изнеможения, разрыдалась от злости на саму себя. Голова у балерины  кружилась и ног она словно вовсе не чувствовала. Изабелла казалась себе загнанным в клетку зверем, а хотя так оно и было. 
Совсем скоро ей придется выйти на сцену, где видны малейшие огрехи, и на следующий день, весь Париж будет говорить о том, что она бездарна, и умеет танцевать только однотипные партии!  И это будет началом конца.

+2

3

Эрик шел по коридорам «Опера Популер», чеканя шаг, точно отставной солдат. Звук его шагов лучше всего передавал раздражение, которое он сейчас испытывал. Все потому, что их урок с Кристин сегодня сорвался. По какой-то причине рядом с его ученицей оказалась Мэг Жири, подружки шептались, делясь секретами. Они говорили тихо, но Эрик прекрасно слышал их. Речь шла о Рауле, о том, какой он милый, добрый, красивый, и как Кристин смущена и обрадована его вниманием. Ах, да, они же знакомы с детства, когда Кристин Даэ была еще «крошкой Лотти». Именно так зовет виконт ее и сейчас. «Любовь, любовь, и ни слова о Музыке!». Какая уж там Музыка, когда тут такой кавалер?!
От этих мыслей Призраку хотелось разнести все вокруг, рыча, точно раненый зверь. У него было ощущение замкнутого круга, в котором неизменно рушатся его мечты и надежды, стоит только чего-то захотеть. И сердце его разрывалось и кровоточило в очередной раз. «Он высок и красив…». Как выкинуть из головы слова мадемуазель Даэ о его сопернике, как забыть тот тон, которым она их произносит?
«Только Музыка может спасти меня, только она», - решил Лакруа. Он хотел играть, и немедленно. Даже руки дрожали от напряжения, так нетерпелось им ощутить гладкую твердость клавиш. Можно было спуститься в подземелья. Но это долго. Сейчас и в театре уже никого особо нет, так что сойдет любой репетиционный зал, где есть фортепиано. С этой мыслью Эрик завернул в одно из помещений, где дверь была чуть приоткрыта. Он знал, что занятия тут давно закончились, и никого не ожидал увидеть. Однако стоило ему переступить порог, Призрак понял, что это не так. Он здесь не один. «И тут не повезло». Эрик отступил в тень, оставаясь пока невидимым для балерины, находившейся в зале.
«Кто же способен на такое, чтобы так задерживаться в театре, продолжая репетировать?». Он быстрее догадался, чем увидел ее. Ну, конечно же. Ла Сорелли собственной персоной. Эрик не знал человека более преданного искусству, чем прима-балерина «Опера Популер». Вот кто будет репетировать до седьмого пота и в кровь сбитых пальцев, пока не достигнет совершенства. Тем более, ей предстояло танцевать ведущую партию в «Лебедином озере», сложном не только технически, но и драматически. Призрак видел несколько репетиций, но они не произвели на него сильного впечатления, материал был еще очень сырой, танцовщики лишь отрабатывали технику.
Он стоял, скрытый мраком, наблюдая за тем, что делает Сорелли, и как она это делает. Балерина явно уже устала, но повторяла некоторые отрывки своей партии снова и снова. В каждом движении ее сквозило отчаяние человека, идущего ко дну. И от этого получалось лишь хуже. Она растрачивала силы совсем не на то, на что следовало бы. Потому что пока она не прочувствует свою роль драматически, техника так и останется хоть и отточенной, но пустой.
Черной тенью он скользнул к фортепиано, опускаясь перед ним, точно пылкий влюбленный перед дамой сердца. Изабелла, которая в этот момент была занята рыданиями, вряд ли слышала его беззвучный шаг. Интересно, как отреагирует она на его появление? Закричит? Вряд ли у нее еще остались силы на это.
Пальцы его коснулись клавиш, фортепиано ожило, заговорило на своем языке. Языке Музыки. Она звучала тихо, будто отзываясь на рыдания Беллы.
- Вы не Одиллия, примадонна. – Наконец произнес он беспощадно, точно злой волшебник Ротбардт. – Нельзя танцевать Зло, не чувствуя его сути, не принимая его, не становясь его частью.
Он говорил все это абсолютно спокойно и даже буднично, сидя спиной к Сорелли, кажется, полностью поглощенный Музыкой. Но сложно было не догадаться, кто перед ней. Никто из работников «Опера Популер» не посмел бы заявить такое приме-балерине открыто. Никто, кроме Призрака Оперы.

0