Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Les Mystères de Paris


Les Mystères de Paris

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sf.uploads.ru/DkovR.jpg
● Название эпизода: Les Mystères de Paris / Парижские тайны
● Место и время действия: 25.07.1808, Франция, Париж
● Участники: Willem von Becker & Anabel Forest
● Синопсис: После того, как проблема с наследством Полиньи и его внезапно обнаружившимся наследником была решена, вампиры отправились в Париж, чтобы с размахом отметить удачное завершение этой авантюры и насладиться друг другом в одном из самых романтичных городов мира. Однако, кроме развлечений, любовникам предстоит столкнуться с парижскими тайнами, которые обернутся новыми опасными приключениями.

Отредактировано Anabel Forest (30-09-2017 15:38:11)

+1

2

- Ах вы, негодник, только и думаете, как даме под юбку залезть! – Баронесса рассмеялась и легко ударила веером по мужской руке, скользнувшей по ее бедру.
- Конечно, если это ваша юбка. – Тут же отозвался мужчина, при этом он не испытывал ни малейших угрызений совести.
За последние десять лет Карлос нисколько не изменился. Разве что постарел. В густой гриве черных, как смоль, волос, кое-где поблескивала седина. В остальном он по-прежнему оставался отчаянным авантюристом, искал и находил приключения с завидной регулярностью. Да, Карлос Моралес был человеком. Они познакомились при весьма забавных обстоятельствах. Она попыталась соблазнить его, а он – ее. Закончилось все тем, что авантюристы заключили мировую. Карлос был одним из немногих людей, кто знал об истинной сути баронессы, и не вопил при этом от ужаса. Поэтому Бель ценила дружбу с ним. И не отказалась встретиться с ним сейчас, когда их пути пересеклись в Париже.
Они сидели на веранде небольшого, но уютного ресторана в центре города, народу вокруг было немного, это давало им возможность поговорить спокойно.
- А кроме шуток, Карлос, что тебе надо? – При всем ее хорошем отношении, баронесса не верила в чистоту помыслов авантюриста.
- Мне нужна твоя помощь, ma bella noche. Я тут задолжал…кое-кому. И должен стащить для него одну вещь из музея Руж. Но там такая охрана. Без твоих ловких ручек мне не справиться.
- Может, проще просто убить того, кому ты задолжал? – Бель немного устала и нервничала, что оставила Винсента в одиночестве, поэтому шла по пути наименьшего сопротивления.
- Нет, это не тот случай. И я всегда держу слово.
Баронесса вздохнула и задумалась. Все так хорошо начиналось. Они с Винсентом чудесно проводили время в Париже, развлекались, ни в чем себе не отказывая. С вампиром ей было не скучно, и очень легко. Про его ласки и говорить не приходится, любовник из фон Бриза превосходный. Искусный, страстный. Правда, как бы эта его страстность не вышла ей боком. Кажется, он что-то заподозрил, когда она получила записку, а потом под каким-то благовидным предлогом ушла. Хорошо, если он не придаст этому значение, а если приревнует, решив, что она вероломно развлекается еще с кем-то? Терять его именно сейчас Анабель не хотелось, она еще не насладилась в полной мере их парижской идиллией. И тут ей предлагают такое…
- Так ты поможешь мне?
- Я должна подумать, Карлос. – Осторожно ответила вампиресса, пытаясь сходу просчитать возможные риски. Нет, лучше не торопиться. – Я пришлю тебе записку с ответом к следующей ночи. Жди.
Больше не слушая Моралеса, Бель поднялась из-за стола, накинула на плечи плащ, и через пару мгновений уже заскользила по улице в сторону гостиницы, она, к счастью, была всего в двух кварталах отсюда. Зайдя в номер, баронесса прислушалась – здесь ли Винсент, или уже ушел на охоту, так и не дождавшись ее.

+1

3

В какой-то век вампиру действительно нравилось находиться в Париже, том самом городе, окутанном славой самого романтичного города в Европе. Возможно, причиной тому была баронесса? Точнее, действительно, граф ни минуты не жалел, что отправился после всех этих темных делишек связанных с получением наследства покойного промышленника в этот до боли в зубах надоевший город, где Виллем частенько бывал по своим делам. Но сейчас он же ведь приехал развлекаться. И развлекаться на полную катушку. Да еще и в компании столь очаровательной и страстной спутницы. Как все-таки удачно, что встретил ее в Марселе. Кто знает, в какую сторону он бы поехал, решив все эти весьма скучные, но важные дела? Возможно, что в Лондон. А возможно, что и обратно к себе в Нидерланды, где не был несколько лет. Да, честно говоря. Виллем и не мог бы сказать, сколько конкретно его не было на своей Родине. Время ведь  для бессмертного существа тянется в несколько ином темпе, и если для человека годы, а то и десятилетия действительно значимые в своей продолжительности, то для вампира время будто остановилось, и столь же значимо, что и секунды и минуты.
Виллем лениво вытянулся на небольшом диване в номере отеля, где остановился вместе с баронессой. Планов на вечер было много. Например, отправиться на вечерний прием, где должны были собраться сливки парижского общества. Поговаривали, что и сам император, возможно, почтит своим присутствием, несмотря на все эти недавние заговоры в связи с попыткой восстановления Республики. Приглашения уже лежали на небольшом столике. На двоих. Но  внезапно у баронессы появились какие-то неотложные дела, сутью которых она решила не делиться. А фон Беккер и не спрашивал. Хоть и было  любопытно, куда это направилась Анабель. Не то, чтобы он ревновал, но что-то такое промелькнуло, стоило двери захлопнуться за древней. Лучше отправиться на прием одному, чем строить из себя какого-то ревнивого Отелло. Но фон Беккер решил, что стоит все-таки дождаться баронессу Форест. Кто знает, может это ее «маленькое приключение» закончится быстро.
Время тянулось мучительно медленно, и в какой-то момент вампир решил для себя. Что лучше отлучится на охоту, чем будет развлекать самого себя, раз окончательно и бесповоротно опоздал на светский раут. Неважно по чьей причине. Он легко соскочил со своего места, тут же ощутив  в скором времени присутствие другого вампира. Как удачно. Баронесса вернулась со своего маленького дела.
- Что-то вы долго, моя дорогая баронесса, - Виллем оказался позади нее, сложив руки на груди. Если и звучали в его голосе нотки ревности, то самую малость. – Я думал, что умру тут от скуки без вас. Решили ваши срочные проблемы, м?
Не хотелось выглядеть каким-то отъявленным ревнивцем, но получилось, что получилось

+2

4

До гостиницы она добралась быстрее, чем думала. Анабель убеждала себя в том, что они с Винсентом ничего друг другу не должны, она все равно невольно ускоряла шаг. Баронесса отчего-то хорошо запомнила пристальный цепкий взгляд Винсента, когда уходила. Он был красноречивее любых слов, и как бы говорил: «Я, конечно, не ревнивый, но в случае чего гостиницу разнесу по кирпичику». Ее одновременно и пугало это, и в то же время восхищало. Ревность ходит рука об руку со страстностью. Чем острее подозрения, тем горячее поцелуи при примирении. Но Бель все равно было не по себе. Да еще этот Моралес так некстати появился со своей просьбой о помощи.
Анабель плотнее закуталась в плащ – ей не было холодно, эта привычка осталась у нее еще с тех пор, когда она была человеком. Не сказать, чтобы баронесса отличалась сердобольностью и помогала всем своим друзьям, скорее даже напротив, но отказать Карлосу будет непросто. Надо отдать ему должное, он знал, к кому обратиться. Баронесса, действительно, могла помочь ему выкрасть некую побрякушку из музея. Это, конечно, требовало определенных усилий, и было сопряжено с риском, но для нее - не смертельным. Думая об этом, Бель хмурилась. Ей не нравилось, что эти мысли отвлекают ее от размышлений об отношениях с Винсентом.
В конце концов, что она так озадачилась? Она, в общем-то, может просто отказать ему, сказав «нет», и ее «не хочу» будет вполне веской причиной для человека. Но Вечность непредсказуема. И если ей потребуется помощь Карлоса, обратиться к нему в этом случае она уже не сможет. «Что же делать?», - крутилась в голове навязчивая мысль. Если она согласится помочь ему, ей придется снова уйти под каким-нибудь благовидным предлогом от Винсента. А она уже убедилась, что он не очень-то верит в эти «благовидные предлоги». Что ее еще ждет сейчас. Насколько она уже успела узнать фон Бриза, просто так он это не оставит и молчать не будет.
Когда баронесса Форес вошла в гостиницу, она уже знала, что ответит Моралесу. Оставалось лишь подняться в номер и написать ему записку. Когда Анабель вошла в комнату, взгляд ее упал на два приглашения на светский раут, о котором она в бесконечной череде развлечений, а потом и из-за встречи с Моралесом, просто забыла. «Дьявол», - баронесса прикрыла глаза. У Винсента появился формальный повод упрекать ее, пока не касаясь ревности. В этот момент она ощутила присутствие вампира. Он был совсем рядом, стоял за спиной. Не самое лучшее положение для милой беседы. А вот для допроса – да.
Бель замерла. Если она начнет нервничать, он почувствует. Попробует солгать – он поймет. «Вот что значит иметь любовника – вампира». Вероятно, фон Бриз, подобно ночному хищнику, уже ощутил запах другого мужчины, который она принесла на себе. И все, что ей остается – это держать лицо. До последнего. Хотя бы постараться.
- Правда? А мне показалось, что меня не было не больше часа. – Анабель развернулась к Винсенту, лицо ее оставалось спокойным, а вот голос подводил, выдавая волнение. – И я соскучилась, дорогой. – Тонкие руки взлетели, обнимая вампира за шею, алые губы вампирессы приблизились к губам фон Бриза, обещая наслаждение.

+1

5

-  А мне кажется, что все-таки больше часа, - вампир немного прищурился, будто показывая всем своим видом свое негодование по поводу столь длительной отлучки. Да еще и неизвестно куда, с кем, но определенно мужского пола. Тонкий запах духов баронессы смешался с тяжелым ароматом мужского одеколона крепко сплетенного с сигаретным дымом. И Виллему оставалось лишь догадываться, где и с кем проводила все это время Анабель. Возможно, какая-то деловая встреча. А может быть, и нет. Всех темных делишек баронессы он точно не знал, да и собственно не хотел полностью в них погружаться. Они всего лишь отлично проводят время, а потому и не обязательно знать полностью подноготную  друг друга. Так себе внушал вампир, хоть и любопытство не могло не вылезти вопросом, повисшим в воздухе: и где это вы были? А главное с кем?
На самом деле древняя действительно быстро вернулась из своей отлучки. Но время для вампира затянулось так, будто прошло целых шесть часов. От безделья и томительного ожидания граф не знал, чем себя занять. А это он особенно не любил. Виллем старался всегда чем-нибудь да занять себя. Потому как во время безделья начинают накручиваться не самые лучшие мысли в голову. И этот процесс уже не остановить. Особенно, когда это касалось ревности. И всего, что связанного с этим.
- М-м-м-м…да? – вампир хмыкнул, но смял губы древней поцелуем, немного жестковатым, но направленным на то, чтобы разжечь страсть. В конце концов, если они опоздали на этот дурацкий прием, так почему и бы и не провести дальше приятно время? Тем более что ревность и так распалила все чувства фон Беккера, взбудоражив сознание. А как это ощущение назвать, если не ревность? Только даже  себе вампир бы ни за что не признался. Не любил он это гаденькое чувство. – Тогда я тоже.
Рука графа скользнула по талии вверх, легко сжав грудь, а после нагло забравшись за край корсажа, слегка сжав маленький комочек соска.
- Но вы признаться заставили меня немного понервничать. Вдруг у вас там, в запасе, есть кавалер, гораздо лучше, чем я? – говоря это, вампир ненавязчиво оставлял поцелуи по всей наружной поверхности шею, тщетно пытаясь отыскать ту вену, которая по идее должна была бы биться у живого человека. Но баронесса была мертва, уже сколько сотен лет. Но это не отменяло, что исследовать ее шею занятие было достаточно приятным.
Граф резко развернул баронессу к себе, не дав ей и слова сказать, подтолкнув ненавязчиво к туалетному столику, да и заставив практически лечь на него грудь, сбросив оттуда все мелкие предметы, что находились там.
- Что я еще хотел сказать? – фон Беккер деланно задумался, задирая все юбки, надетые на Анабель, пока не чувствуя никакого сопротивления с ее стороны. Кажется, подобная настроенность была обоюдной. Виллем огладил пальцами нежную кожу на ягодицах, получая от этого свое явное эстетическое удовольствие. А потом без подготовки ввел сразу два пальца, чуть согнув их внутри. – Ах, да, вы моя.
Сказал он, будто очертил границу своей собственности.

+2

6

Как только ледяные губы вампира обожгли ее губы жестким властным поцелуем, все проблемы и неразрешимые вопросы, включая непростую просьбу Моралеса, вылетели из головы баронессы. Она ответила ему с жадностью, испытывая настоящий голод. Не крови смертного она так жаждала сейчас. Поцелуев и ласк бессмертного. Таким умелым, горячим, желанным. Внутри нее уже поднималась волна страсти, так было всегда, когда Винсент касался ее или целовал. В голове теснились самые неприличные желания, в такие моменты баронессе казалось, что ее мертвое сердце снова бьется. Непередаваемое, ни с чем несравнимое ощущение, которое был способен подарить лишь тот, кто сейчас обнимал ее.
Но окунуться в пучину страсти с головой Бель не успела. Ее мозг, который фон Бриз отключал каждым своим поцелуем на ее шее, внезапно выхватил его фразу «Вдруг у вас там, в запасе, есть кавалер, гораздо лучше, чем я?». Вот же дьявол! Значит, он все-таки вздумал ревновать ее. Иначе не стал бы говорить это именно сейчас, когда они собирались предаться самым восхитительным в мире плотским утехам. И уже, по сути, начали делать это. Но слова Винсента стали для Анабель подобно холодному душу. Она замерла и неосознанно напряглась. С одной стороны, они были так недолго знакомы, и ничего друг другу не обещали, а, значит, ничего и не должны. С другой – им было так хорошо вместе, их связывала уже одна общая тайна. И если бы он исчез без объяснений, а вернулся с запахом другой женщины на коже, баронесса явно устроила бы сцену. И попытайся фон Бриз намекнуть ей, что это не ее дело, в его голову полетел бы тяжелый кованый подсвечник. Потому что, черт возьми!
Это внезапное собственническое чувство к другому вампиру пугало привыкшую к одиночеству в перерыве между смертными мужьями Анабель. Но и нравилось тоже. Рядом с Винсентом она как будто ощущала действительность острее и ярче. И все чувства и ощущения – тоже.
- Разве может быть кто-то лучше вас. – Прошептала баронесса, позволяя любовнику плавить ее тело ласками. Это был не вопрос, а утверждение. – Ммм…
Конечно, светский прием – неплохое времяпрепровождение, но фон Бриз предлагал ей провести эту ночь куда более приятно, и Бель не имела ничего против. Нет, она не будет сейчас объясняться с ним, не станет рассказывать про встречу с Моралесом. Пусть ревнует, уж если на то пошло, это лишь обострит их любовную схватку, распалит страсть до небес.
- А…что? – Удивление отразилось на лице баронессы, когда вампир резко развернул ее и смахнул все со стола. Что он задумал? Она подчинилась ему безропотно, доверяясь, пока ей нравилось изображать из себя покорность. Это было так же обманчиво, как волк, примеривший овечью шкуру. И она знала, что фон Бриз это тоже понимает.
- Ооо… - Бель прикусила губу, прижимаясь лбом к столешнице, она всем своим существом ощущала нескромные пальцы вампира внутри себя. – Да, твоя. – Простонала баронесса, до крайности возбуждаясь от этой маленькой игры. Она чуть двинулась назад, прогибаясь, сама насаживаясь на его пальцы. – Только твоя.

+1

7

- М-м-м-м… рад, что ты это признаешь, - вампир смеется, получая истинное удовольствие  от такой вот древней. Он прекрасно понимает, что это всего лишь игра. И баронесса сейчас подобно  небольшому, разожженному угольку. Чуть тлеющему, изредка бросающему небольшие огненные  всполохи, и только наивный поверил бы, что им можно хоть как-то управлять. Виллем безусловно в это не верил. Но  такая маленькая игра лишь только заводила. Добавляла щепотку перца в их и не без того «интересные» отношения. Сегодня одно, завтра другое. Такие отношения никогда не наскучат. По крайней мере, еще длительное время точно. Жизнь бессмертного существа, на то и дана, чтобы получать все по максимуму. Отчасти, все вампиры – эгоисты. Все их действия лишь один сплошной порочный круг, как и у зависимого от опиатных веществ, направлены на получения удовольствия. Получил – пик наслаждения – спад – чувство тоски и очередной новый поиск. И так до бесконечности. С каждым разом, потребности растут. И с каждым годом, становится труднее себя чем-то удивить, заставить рецепторы работать в нужном направлении. Ведь все, что уже попробовал когда-то уже не то. Хотя говорят, что все новое – варианты хорошо забытого старого. Кто знает.
- А то я уже подумал, что ты забываешь об этом, - норов у баронессы горяч, но этот момент в угоду  их маленькой игры, она бы и согласилась и на подобный тезис со стороны вампира. Никто никому ничего не должен. Но и не мешало испытывать некоторую ревность, замешанную на чувстве собственника. Особенно, когда если на горизонте маячит угроза потери своего увлечения, от которого от желания зубы сводит.
Вот как сейчас.
Виллем вытащил пальцы с характерным звуком. Анабель сейчас один сплошной оголенный нерв, если правильно нажимать, то эффект будет просто колоссальный. Хотелось ее безумно, эту неуправляемую рыжую бестию, что сейчас (мнимо) покорно располагалась перед ним. Но еще чуть-чуть подождать, совсем не повредит. Терпение сейчас как только подогревает желание.
- Пришлось напомнить, - хмыкнул вампир, заставив баронессу шире раздвинуть бедра. Удобства ради. Граф наклонил голову, вновь принимаясь терзать своими бесстыдными ласками ту плоть, что церковники называли «греховной». Какой тут, к черту, грех? Эти поборники Божьи разве видели, как может женщина реагировать на подобные ласки? Особенно, такие темпераментные как баронесса. Когда касаешься языком, зализываешь тут самую маленькую горошинку, уделяешь ей слишком много внимания, между делом добавляя  прикосновения пальцев. Чуть нажать, чуть потереть. Обжечь дыханием. Стоны древней, лучше любой арии, слушаемой им когда-то.
Слишком долго вампир бы и сам не выдержал. Он не раздевается полностью. Но этого вполне хватает, чтобы обхватив руками бедра баронессы, резко войти в нее до конца, и не дав передохнуть, взять быстрый темп. С удовольствием отмечая следы от пальцев на бледной коже.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Les Mystères de Paris