Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Вор — не тот, кто крадет, а тот, кого поймали


Вор — не тот, кто крадет, а тот, кого поймали

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

● Название эпизода: Вор — не тот, кто крадет, а тот, кого поймали.
● Место и время действия: 30 сентября 1782 года, светский прием у герра Мёллендорфа.
● Участники: Florenza von Henneberg, Wolfgang Amadeus Mozart, Adalinda Verlage, Franz Rosenberg
● Синопсис: Фройляйн фон Хеннеберг озабочена поиском финансов - деньги заканчиваются так быстро, особенно если стараться поддерживать свою репутацию обеспеченной девушки. Вот и на этом приеме она старается найти, чем поживиться... и ее искушенный взгляд падает на трость графа Розенберга. В историю с похищением бесценного директорского атрибута оказывается втянут и фаворит венской знати, Вольфганг Моцарт. Удастся ли графу Розенбергу вернуть себе трость и вычислить преступника?

0

2

Шорох платьев, весёлый смех, музыка, ненавязчивый флирт, звон бокалов... Прекрасная возможность заняться греющим душу и кошелёк делом! На то, чтобы обаять герра Мёллендорфа и набиться на приглашение, ушло всего два приёма у общих знакомых, и в этот вечер Флоренца фон Хеннеберг чувствовала себя совершенно прекрасно: всё шло по плану, личность юной и скромной чаровницы ни у кого не вызывала подозрений, а новое платье насыщенного цвета изумрудной листвы было ей чрезвычайно к лицу, что не могло не способствовать постижению высот крайнего довольства собой. А потому карие глаза полукровки то и дело озорно сверкали, безадресно посылая лукавые взгляды. Это могло бы показаться подозрительным, если бы этим не грешила каждая представительница женского пола на этом вечере, и виновником этого всплеска активности был некий Вольфганг Моцарт, чья музыка добавила новые краски в культурную жизнь Вены. Флора разделяла всеобщее восхищение, хотя так и не успела разглядеть новатора в лицо, но была крайне рада его присутствию, позволявшему в тени такой притягивающей внимание фигуры незаметно творить сумрачные дела.
Так-так, чем же сегодня богат околовысший и высший свет?.. Массивные колье и тонкие цепочки, жемчужные нити и перстни, и... Герр Розенберг? Без герра Сальери? Девушка смешливо поморщилась: эта парочка казалась ей практически неразлучной. Впрочем, судя по байкам различной степени испорченности, так казалось не только ей. Привычно переключившись с образа мыслей рядовой зрительницы на видение бывалой деньгодобытчицы, она пытливо присмотрелась к мужчине, зная, что Франц Розенберг на самом деле тот ещё франт, вон и костюмчик никак по последней моде пошит! "Пенсне наверняка непростое, но не с носа же его сдёргивать... А к часам в нагрудном костюме мне не подобраться. Только перстни на виду, но их тоже не снять", - девушка взгрустнула, опуская взгляд ниже, на украшенные пряжками ботинки и позолоченный кончик трости. И снова вверх, по полированному дереву, до манящего инкрустацией набалдашника, демонстративно - и очень зря! - прокрученного в пальцах. А вот с этим можно и поработать! Только вот как его заставить трость выпустить?..
В поисках идей для вдохновения Флора завертела головой, останавливая взгляд на танцующих парах и в предвкушении прикусывая губу: не каждый вечер увидишь танцующего господина Розенберга. Итак, выход был ясен, но при этом возникла новая проблема: кто будет танцевать с объектом, пока она, Флора, будет... Знакомиться с тростью?

- Дивное платье, Флоренца! - девичий голосок заставил аферистку подскочить; расфокусировавшийся от паники взгляд не сразу сосредоточился на русоволосой хрупкой девушке, стоявшей перед ней: Гретхен Мёллендорф, дочь хозяина вечера, тоже обучалась у герра Сальери, и везло ей немногим меньше, чем самой Флоре, поэтому фон Хеннеберг относилась к ней благосклонно. - Тоже решила впечатлить нашего звёздного гостя? Я чуть со стыда не сгорела, приветствуя его... Он наверняка помнит нашу встречу у Маэстро!
- Я думаю, что у него слишком насыщенная жизнь, чтобы он запоминал такие мелочи, - обменявшись с Гретой улыбками, Флоренца успокаивающе пожала её руку. - Тем более что его даже не видно за стайкой девушек...
- Так ты его даже не видела? - изумление девушки было настолько искренним и наивным, что полукровка даже смутилась и стыдливо порозовела, чем вызвала у Гретхен новый всплеск активности. - Я могу познакомить, идём! Он очень мил!
- Правда, не стоит, мне бы совсем не хотелось тебя так утруждать, - фон Хеннеберг, влекомая через группу приглашённых, затравленно заозиралась, провожая взглядом ускользающую трость. Тросточка, я ещё вернусь к тебе!..

+1

3

Это был один из тех немногих светских вечеров, который ему нравился. Приятно все-таки находиться в компании людей, хоть что-то понимающих в музыке. Барон Мёллендорф в этом смысле считался одним из покровителей искусств, а потому здесь было куда меньше шансов нарваться на невежественных снобов, позволяющих себе нести неизвестно что, как случилось на скандальном (частично благодаря ему) вечере у барона фон… как там звали этого унылого старичка?... неделю назад. Впрочем, на этот раз Вольфганг твердо собирался держать себя в руках и просто наслаждаться. А наслаждаться было чем: отменным вином, атмосферой праздника и повышенным вниманием прелестных девушек. Сегодня он определенно был на высоте: на Моцарте сидел, как влитой, его лучший костюм, в руке находился n-ный по счету бокал, а с лица не сходила все более и более развязная улыбка, которой он наделял словоохотливых поклонниц.
- Ах, герр Моцарт! Я в восторге от Вашей музыки, - щебетала одна из них, то и дело всплескивая руками, отчего ее внушительное декольте опасно и даже как-то агрессивно кренилось вперед.
- На прошлом Вашем концерте моя дражайшая подруга - а ей, сказать по правде, никогда не нравилась музыка – так вот, Вы не поверите, она просто разрыдалась! – заверяла его перезрелая блондинка с прилепленной к щеке жирной мушкой, исподтишка отталкивая обладательницу декольте.
-  Вы исполните что-нибудь из Вашего творчества сегодня вечером, герр Моцарт?
- А где же ваша очаровательная супруга? Ей снова нездоровится? – последнее прозвучало, как ему показалось, с какой-то необъяснимой надеждой и даже злорадством.
Завидная, однако, проницательность! Констанца действительно отказалась его сопровождать, сказавшись больной. Вольфганг подозревал, что под болезнью скрывалось обыкновенное нежелание повторить предыдущий печальный опыт. Он не стал настаивать. На самом деле, в его вынужденном одиночестве даже были свои плюсы. И если поначалу он испытывал легкие угрызения совести, то после третьего бокала заботливо поднесенного ему шампанского они куда-то улетучились, оставив у него в голове приятную пустоту.
- Герр Моцарт! Позвольте Вам кое-кого представить, - прорвался сквозь оживленный гомон веселый женский голос. Голос показался ему смутно знакомым, и, повернувшись, Вольфганг оказался лицом к лицу с хорошенькой дочерью барона. Но вот незадача, ее имя совершенно вылетело у него из головы. В принципе, неудивительно – пересекались они всего несколько раз, и единственное, чем она запомнилась Моцарту – это симпатичной мордашкой и, мягко говоря, невыдающимся музыкальным талантом, из которого Сальери каким-то непостижимым образом умудрился вылепить нечто годное – ну точь-в-точь легендарный Пигмалион, создавший свою Галатею из куска холодного бездушного камня.
- Добрый вечер, мм-ээ… - тут он блистательно улыбнулся, найдя изящное решение, – госпожа Меллендорф! Какая радость Вас здесь видеть.
На лице сбившихся вокруг него в тесный кружок дам отразилось откровенное неудовольствие. Вольфганг поспешно перевел взгляд на стоящую рядом с безымянной Меллендорф брюнетку. Судя по виду, знакомиться девушку притащили насильно, и мысли ее были заняты чем-то другим. Это царапнуло по его самолюбию, пусть и не смертельно.
- А кто же ваша очаровательная спутница? – спросил он, вежливо поклонившись.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Вор — не тот, кто крадет, а тот, кого поймали