Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Le scale per uno spuntino

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

● Название эпизода: Le scale per uno spuntino|Гаммы на закуску
● Место и время действия: Вена, октябрь 1782, званый ужин у Марио Кавардосси
● Участники: Adina Feretti, Wolfgang Amadeus Mozart
● Синопсис: Иногда достаточно одной случайности, одной мимолетной встречи, чтобы между двумя душами вспыхнула ослепительная искра. Но что, если для одной их них это настоящая любовь, а для другой лишь любовное приключение? Кто-то обязательно обожжется

0

2

"С каждым днём это всё больше напоминает какой-то дешёвый фарс! Если на дядюшку одеть юбку нашей кухарки и представить, что крса, которой пугали мальчишки во дворе соседских девочек - это кучер, ну... в перспективе..." - Адина откинула со лба выбившуюся кудрявую прядь, то и дело спадавшую на глаза, и принялась дальше перебирать просо на гарнир к дичи, что намедни должны были подать на званом ужине - "То всё сходится, я - Cenerentola*. Только вот ни феи крёстной, ни принца на горизонте нет" - девушка вздохнула, поднимая глаза и оглядывая кухню, по которой сновала прислуга, а парадом командовала упитанная кухарка, громко раздавая указания на своём родном немецком языке и пытаясь перекрыть царящий шум и гам.
Адина поморщилась и снова занялась своей работой. Она никогда не любила немецкий и не понимала его так хорошо, как могла бы, если б только захотела: такие обрывистые и угловатые слова немецкого, даже если и были знакомы по-отдельности, никак не желали складываться в осмысленные предложения. Итальянская речь до сих пор была милее сердцу и, признаться, девушка очень скучала по ней. Пожалуй, спасал от страшной ностальгии только лишь тот факт, что многие композиторы и либреттисты нынче разделяли её любовь к мелодике итальянского языка и писали достаточное количество произведений на нём. Правда, не все певцы умели хорошо на нём петь, но это были уже не столь важные детали, ведь её дядя - певец, а это значит, что у него есть много партитур, которые всегда можно почитать, а ещё лучше - попеть, когда никто не слышит. Здесь, в собственном доме дядюшка мог уследить за ней в этом плане гораздо меньше, чем в монастыре.
- Адина! Адина!! Оглохла что ль?! - возмутилась служанка, заходя на кухню, - Тебя там герр Каваадосси видеть желает.
- Что, прости? - Адина вновь подняла голову от работы, но всё ещё оставалась где-то в своих мыслях, - Нет, прости. Задумалась
- Ну, быстрее, быстрееее!
- Иду, - и собрав уже отобранную крупу, девушка наскоро отряхнула руки и пошла наверх, в кабинет дяди. В это время он всегда был там, работал над партиями. А привычкам, как и своему слову, герр Каварадосси никогда не изменял.

- Я сказал, ты будешь здесь! - мужчина резко захлопнул партитуру, стоящую на подставке рояля. Новенький инструмент самой последней конструкцией с механизмом Эрара возмущённо, но тихо загудел натянутыми струнами, - Нечего тебе делать вместе с остальными...
В душе Адины тоже нагнеталось возмущение. До этого она покорно выслушивала дядюшку, который выдавал ей опять уйму заданий, но сам дьявол дёрнул её за язык поинтересоваться: "А разве я не должна буду помочь остальным во время ужина?".
- С остальными - это с гостями или прислугой, уточните уж, per favore..., - опустив глаза, девушка не удержалась от колкости. И хорошо, что не видела, как дядя поменялся в лице, но всё же удержал приличную мину.
- Что ты там бубнишь? - сделал он вид, что не расслышал, - Ты с гостями так же разговаривать собралась? Мало того, что бубнишь себе под нос, так ещё и до сих пор отвратно говоришь по-немецки. Ты. Останешься. Здесь.
- Да, дядя, - Адина готова была провалиться на месте.
- Что ты сказала?
- Да, дядя. Как скажете, дядя.
Договаривала она уже по аккомпанемент закрывающейся двери. Гости должны были вот-вот начать собираться.

"Как унизительно! И запер ведь, оставив ключ в дверях снаружи" - негодовала девушка. Фартук был снят и заброшен со злости в какой-то дальний угол, волосы растрепались окончательно, но сейчас Адина не считала нужным их прибирать, поэтому мелкие кудряшки разметались по плечам. Она уже успела посмотреть украдкой в окно, как подъезжают гости, почитать, а теперь сидела за роялем и листала партитуру оперы "Идоменей", написанной Моцартом. Признаться, она никогда не видела его да и просто знала мало, пожалуй, только то, что он довольно молод, женат и безмерно талантлив. Адина была буквально влюблена в его творения, особенно вокальные, поэтому сейчас решила воспользоваться случаем и полистать клавир, попеть. Всё равно внизу её не будет слышно, ведь гостей много да и дядя пригласил ансамбль струнных, чтобы гости не скучали. А вернее, чтобы в очередной раз покрасоваться перед публикой. Поэтому совесть девушки спала, пока голос пел арию Илии:
- Zeffiretti lusinghieri, deh, volate...*, - заливаясь мягкой, но полнозвучной колоратурой, почти не обрамлённой сопровождением, поскольку петь Адине было значительно легче, чем петь и играть.

перевод

* 1 - Золушка
*2 - Пожалуйста
*3 - "Вы, зефиры, лёгким роем к другу вдаль скорей летите,
(успокойте, усмирите злую боль в груди родной.)" (лит.перевод)

0