12 ноября. Обновлены посты недели.

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

30 октября. Поздравляем с днем рождения Генри Кавендиша!

17 октября. La Francophonie шесть лет! Мы от всей души поздравляем всех, кто отмечает этот день с нами или просто неравнодушен к форуму и заглянул на огонек!
Обновлены игроки месяца.

12 октября. Поздравляем с днем рождения Куколя!

Frida von Hammersmark Чудесный день, чудесный вечер, и Фриде очень хотелось завершить его... как-нибудь пикантно. Как-нибудь так, чтобы это нечаянное приключение осталось теплым и немного стыдным воспоминанием для них обоих. И, кажется, она была достаточно пьяна, чтобы совершить, наконец, истинное безумство. И была достаточно женщиной, чтобы пройтись аккуратно по острому краю между дружбой и соблазнением. [ читать полностью ]

Cecilia Baffo "Если Кормилица синьорины Капулетти надеялась таким образом узнать от меня что-то о Ромео... о синьоре Ромео, то ничего нового, чего бы она не знала, я не сообщила. Только говорила ведь я правду. Ромео действительно такой и... нет, много лучше, слов недостаточно для того, чтобы его описать. Но я так просто никому не отдам своего возлюбленного!" [ читать полностью ]

Kit Collum — Мисс, успокойтесь! Успокойтесь, прошу вас! Я пришел помочь. — Чтобы успокоить ее, пришлось взять за плечи, слегка тряхнуть, приводя в чувство, а потом прижать к груди, обещая защиту. Она прижалась, так доверчиво. Как маленькая птичка. Все еще тихо всхлипывая и вздрагивая. У Кита отлегло от сердца. Конечно, она — человек. Была бы вампиром, уже давно бы напала. Ведь шея его сейчас так близко от ее губ. [ читать полностью ]

Le Fantome ...Выбраться из клетки, чувствуя, как ноет затекшее тело, приказать себе действовать точно так, как много раз представлял себе в своих мечтах. Он сильнее, чем думает. Чем все они думают! И сейчас, стоя над мертвым цыганом, Эрик ощущал торжество волчонка, впервые вкусившего крови. Он больше не жертва, а хищник. И никогда не вернется в тот ужас, что ему довелось пережить. [ читать полностью ]

Herbert von Krolock "Я хочу твой секрет, выдай, ну выдай его мне", — говорил блеск в его глазах, вопреки односложности ответа графа, которая вновь намекала, что сын злоупотребляет и его доверием, и эксклюзивностью праздничной ночи, когда родители могут не отчитывать за беспечные поступки юных отпрысков, а благовоспитанные господа — не изображать благовоспитанных и не казнить себя за маленькие слабости. Доброй, доброй ночи. Сколько там ее осталось? Как жалко. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Если и пойду долиной смертной тени, не убоюсь я зла.


Если и пойду долиной смертной тени, не убоюсь я зла.

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Погода все никак не хотела налаживаться, ветер на улице завывал, закручивая снежную поземку, чтобы потом ударить всей своей мощью в стены и окна, всякий раз сотрясавшиеся от такого разгула стихии. В детстве в такую погоду ему хотелось плотнее завернуться в одеяло с головой, и мечтать, представляя себя отважным путешественником или благородным рыцарем. Смешно, конечно. Но тогда Кит и подумать не мог, что станет охотником на нечисть. Он не знал еще, что чудовища под кроватью, которыми родители так любят пугать своих детей – вполне реальны. И некоторые из них даже пьют кровь младенцев. Охотник покосился на графа, будто прикидывая мысленно – тянет ли он на бабайку из страшилок для непослушных детей. Нет, бабайку он себе представлял как-то иначе. Виллем для нее хорош собой. Даже слишком. Вампиры нечеловечески красивы, им ведь надо как-то привлекать к себе жертв. «Вот ты и попался», - издевался внутренний голос. Попался! Слово это было точно пощечина. Киту казалось, что оно прозвучало в его голове голосом Сэма.
Его напарник был добрым малым, хотя и не без странностей. Слишком уж одержимый жаждой убивать вампиров любой ценой. Он не просто считал их угрозой человечеству, он их ненавидел. Откуда тянулись корни этой ненависти, Сэм никогда не рассказывал. Но Кит догадывался, что за этим кроется что-то личное, и поэтому никогда не расспрашивал напарника. Лишь учился у него ремеслу и старался запомнить побольше советов. Однажды Сэм сказал ему: «Никогда не теряй бдительности с вампиром. Расслабишься и тут же пропадешь». Сейчас Кит понимал эту фразу несколько иначе, чем тогда. Но от этого было не легче. Вампир находился так близко, что мог в любой момент ударить его клыками в шею. И Кит ничего не успеет сделать, даже просто защититься. «Что я вообще творю?». Осознание ситуации приходило медленно, заставляя инстинкт самосохранения посылать тревожные сигналы мозгу. Затуманенное вампиром сознание отзывалось на них слабо. Коллум понимал, что должен встать, выдать вампу хорошую затрещину, а потом пустить стрелу с серебряным наконечником в сердце из арбалета. Потому что он – охотник, и потому что по-другому быть не может. Но ирландец все медлил и медлил, тем самым увязая в этой странной ситуации все глубже.
Что все-таки произошло? Стал ли он жертвой вампирской магии, или совместное путешествие с графом фон Беккером настолько сблизило двух заклятых врагов, что они теперь мирно лежали на одной кровати, слушали завывания ветра за стеной, и до сих пор не попытались убить друг друга. Это было настолько неправильно, что Киту происходящее казалось сном. Может, он, действительно, уже спит? Лег на кровать и от усталости и небольшой кровопотери тут же провалился в сон, даже не заметив этого? А что… Это многое объясняет. Например, почему он позволяет Виллему касаться себя и даже обнимать. «Не теряй бдительности с вампиром...». Но это же сон! И вырываться ему совершенно не хотелось. Да. Он не стал бы вырываться, даже если бы в комнату зашло все живущее в этом доме семейство.
- Понравилось? Хм. Никогда бы не подумал, что ты тоже… того. – Кит был не в силах сопротивляться вампиру, когда он удерживал его пальцами за затылок, но весьма приятно оказалось вернуть ему его же слова. Пусть подавиться ими! Он подумал об этом беззлобно, балансируя на грани реальности и сна. Будто под гипнозом Коллум не сводил взгляда с губ Виллема. Он не думал о том, что под этими зовущими чувственными губами кроются клыки, на острие которых танцует смерть. Он хотел лишь одного – коснуться этих губ губами снова. Сознание подбрасывало ему видения одно другого возмутительней и горячее, и Кит тонул в них, точно в темном омуте из своих снов и желаний.
Наваждение. Опасный морок. Беги от него, Кит. Беги. Но… Если это только сон, то почему бы и не попробовать, каков он на вкус – поцелуй вампира. И охотник, вздохнув прерывисто, ответил на поцелуй, который был уже без горького привкуса злости, но сладкий, точно первородный грех и долгий, как Вечность.

Отредактировано Kit Collum (11-06-2018 00:34:16)

+1

32

Вампир лишь усмехается на это его заявление о том, что он тоже никогда бы и не подумал, что «ты тоже…того». Звучит это забавно. Что конкретно под этим подразумевается не совсем понятно фон Беккеру. Возможно, что у них совсем разные на этот счет мысли. А спрашивать, разумеется, совсем не хотелось.  Особенно, сейчас, когда есть дела, куда важнее, чем задавать глупые вопросы. Целоваться с охотником, оказывается, очень даже приятно. Впору дополнить свой собственный список приятных на свете дел этим самым незамысловатым на свете занятием, поместив его между пунктиком – выпить человеческой крови и выпить вина пятидесятилетней выдержки. У вампиров, с учетом их бессмертной жизни, на первый план всегда выходили материальные ценности и такие же материальные удовольствия, так что вся эта глупая чушь, вроде потребности в обычном человеческом общении, в этих самых простых объятиях, поддержке, ну и еще чего-то таком, что так любят простые смертные людишки. Вампиры любят здесь и сейчас, и берут от своей жизни по максимуму. И особо не заморачиваются законами, созданными человеческим мозгом. Потому что у бессмертных, все в этом плане гораздо и гораздо проще.
Жизнь – штука забавная по своей природе, - размышлял Виллем где-то на границе своего сознания, так как все основное внимание, было уделено именно охотнику. Спутаться с охотником на вампиров, скорей всего, моветон в вампирской среде. Да еще и с мужчиной, хотя, это скорей всего. Меньшее зло, по сравнению с его профессией. Но граф в своем характере редко считался с чужим мнением, на которое ему было глубоко плевать. Он действовал, как считал это нужным.
И если сравнить ирландца с напитками, то, Кит, это что-то вроде крепкого эля, - пьешь и пьешь его, вроде бы и не пьянеешь, но в какой-то момент одним ударом сшибает с ног, и выбивая почву, оставляя в каком-то глубоком ауте. Но фон Беккеру нравилось. И он просто не мог упустить этого шанса. Тянуло, да, как магнитом, и трудно было сопротивляться этому влечению.
Он пробовал охотника снова и снова, целуя, чуть прикусывая его нижнюю губу, совсем чуть-чуть, не выпуская при этом клыков, дабы не поранить его, потому что с капельками крови граф бы потерял последние остатки своего самообладания.
Ветер все сильней свистел за окнами, добавляя тем самым каплю своеобразной романтики. Отвратительная погода, отвратительная Шотландия, отвратительное все…кроме охотника. Он очень даже ничего, и целуется просто отлично, так что вампиру начало потихоньку сносить крышу. Кто бы мог подумать.
Вампир слышал, как дыхание охотника становится частым, как и его сердцебиение, так славно качающее кровь по сосудам. Сладкую кровь. Он все еще помнил, какой она была на том затрапезном корабле, что доставил их сюда.
Виллем оторвался, наконец, от губ ирландца, внимательно смотря в расширившиеся от возбуждения зрачки. Ничего прекрасней он давно не видел, но ни за что не признается об этом вслух.
- А ты неплохо целуешься, - с самой легкой ехидцей в голосе заметил вампир, все еще нависая над человеком. Пора бы уже заканчивать это все, но…не хотелось.

+1

33

- Неплохо… Что?!
Мир будто перевернулся с ног на голову. Неправильность застывшего вдруг мгновения зашкаливала! Сердце Кита билось часто-часто. Нужно было сделать что-то! Оттолкнуть. Обругать. Может, даже дать кулаком в челюсть. Но Виллем продолжал целовать охотника, и этим будто отнимал у него волю, и желание что-либо предпринимать. Кто бы мог подумать, что жесткие губы вампира могут целовать так нежно и в то же время решительно. Неспешно, будто пробуя на вкус. Похоже, сам фон Беккер не видел в этом ничего такого. А вот Кит… Он не знал, что и думать обо всей этой ситуации. Вечно с этим вампиром одни проблемы!
Целовался, может, Виллем и недурно. Весьма и весьма, чего уж скрывать. Но жизнь Коллума к нежностям с вампирами не готовила. Он был охотником, и его цель – убивать нечисть, а не целоваться с ней. Да еще так… Так… Тьфу ты, черт! Киту стоило максимум усилий, чтобы оставаться невозмутимым, не смотря на гнусную провокацию фон Беккера. Сам-то граф выглядел совершенно спокойным и даже довольным. Гад!
Охотник, наконец, отстранился и взглянул на своего напарника исподлобья.
- У тебя, видимо, богатый опыт. – Хмыкнул Коллум, продолжая усиленно изображать спокойствие и бодрость духа, хотя больше всего на свете ему хотелось сейчас лечь на кровать и спрятать голову под подушку, чтобы все обдумать и в самом себе разобраться. – Не думал, что вампиров интересует что-то, кроме крови. – Ляпнул он, запоздало понимая всю бестактность сказанного. Но слово не воробей. Хотя лучше бы эту тему не развивать. А то они точно поссорятся, а, может, даже подерутся. Адреналин все еще бурлил в крови после охоты. Кит так выразительно посмотрел на вампира, чтобы ему сразу стало ясно – если Виллем вздумает чего-нибудь съязвить обо всей этой ситуации, ему точно не поздоровиться.
- Я ложусь спать. Завтра вечером мы, скорее всего, сможем уехать отсюда. Метель улеглась. – Сказал охотник, укладываясь в кровать. На вампира он старался не смотреть.
Коллум лег на бок, и закрыл глаза. Но сон к нему не шел. Зато мыслей было хоть отбавляй. С чего Виллем вообще сделал это? Кит решил, что все дело в его свежей ране и запахе крови. Видимо, от этого у вампира крышу и снесло. Иначе стал бы он целоваться с охотником! С врагом. Это же моветон. Спасибо еще, что не покусал, ведь шея его была совсем рядом. Впрочем, Кит сам до сих пор еще не понял, что хуже – укус вампира или этот мужской поцелуй.
Ирландец заворочался, укутываясь одеялом по самые уши, коснулся пальцами губ. Они как будто все еще хранили печать поцелуя вампира. И Коллум сам себе не хотел признаваться, что ему этот поцелуй был приятен в своей чувственной неспешности. Кто знает, чем бы все могло закончиться, если бы охотник не отстранился, скорее инстинктивно, чем идя на поводу у своего желания (оно-то как раз диктовало ему совсем иное).
- Надеюсь, мы не собьемся с пути. – Проговорил Кит тихо, зная, что вампир все равно не спит. – Спокойной ночи.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Если и пойду долиной смертной тени, не убоюсь я зла.