Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: репетиции » On se cherche et on se perde


On se cherche et on se perde

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

● Название эпизода: On se cherche et on se perde/Люди ищут друг друга и люди теряются.
● Место и время действия: 14 лет до основных событий, улицы Вероны.
● Участники: La Nourrice, очень юный Valentino della Scalla
● Синопсис: Одним погожим солнечным деньком Карлотта встречает на улицах Вероны одинокого мальчишку, заплутавшего в переплетениях каменных стен.
● Предупреждение: Осторожно, дети.

Отредактировано Valentino della Scalla (16-01-2018 20:53:26)

+1

2

Дверь тяжело закрылась с едва слышным скрипом, и Валентин тут же открыл глаза. Двухчасовое бдение матери и нескольких нянек не увенчалось ничем, кроме того, что мальчик в итоге просто притворился спящим, чтобы женщины, наконец-то, ушли и оставили его одного. Иногда во время таких нехитрых маневров он действительно не замечал, как засыпал и просыпался уже вечером, в окружении уже упомянутых женщин, приготовленного наряда и стоящего на столике в комнате полдника. Иногда схитрить не получалось, широкая улыбка сама растягивала губы от радости и предвкушения свободы, эту улыбку замечали и отказывались верить в его крепкий сон. Временами его выдавало любопытство и желание подсмотреть: ну как, уходят, нет? Но иногда везло и получалось именно так, как сегодня. Лучший день!
Спать днем Валентин не любил. Спать ночью, впрочем, тоже. Из-за этого мальчишка часто клевал носом где-нибудь в самом разгаре прогулки, недовольно куксился вечером, осоловело смотрел перед собой на утренних проповедях в церкви. Но стоило голове коснуться подушки, как сон тут же исчезал, и никакие колыбельные, сказки и причитания не могли его угомонить. Пришлось учиться обманывать взрослых и хитрить. Когда им казалось, что самый младший из делла Скалла наконец-то уснул, они спешно покидали комнату, чтобы не будить его своими разговорами, движениями, шелестом юбок. А мальчишке только того и было надо. Когда они уходили, вся комната наконец-то становилась его. Большая и необъятная. Целый мир!
Можно было забираться под высокое кресло и сидеть там как в домике, наблюдая, как пыль кружится в тонком луче солнечного света, сочащемся из тонкой щелки между портьерами. Накидывать на плечи одеяло и шествовать по комнате как настоящий герцог в мантии, как иногда делал дядя во время городских праздников. А если постараться, то с подлокотника кресла можно было дотянуться до каминной полке, и уж там-то...
Валентин сел в кровати и быстро огляделся вокруг. Тяжелые занавески, скрывающие от него солнечный свет, колыхались на ветру. Это что-то новое! Обычно окно оставалось закрытым. Тем более, что снаружи, как правило, было намного теплее, чем внутри палаццо, и в летний зной благословенную прохладу в комнатах старались сохранять. Мальчик подбежал к окну и нырнул за тяжелую ткань. В первую секунду солнце ослепило его, но вскоре глаза привыкли к яркому свету, и перед ним вырос огромный розовый куст. Солнечный луч, бьющий поверх зарослей, нырнул обратно в листву, и на лицо маленького делла Скалла упала тень. Он взобрался на низкий подоконник, идеально подходящий для его небольшого роста, и свесил ноги наружу. Стену палаццо и зеленую посадку отделяла тонкая утоптанная тропинка, не пригодная для прогулок взрослых, но достаточная для кошек... и детей. Валентин с опаской оглянулся на дверь. Мать и няньки только что ушли, значит, у него ещё много времени, и если он будет осторожно двигаться вдоль зарослей, то...
Решительно кивнув самому себе, мальчишка вернулся в комнату, огляделся в поисках оставленного для него костюма. Наверняка же уже принесли... И действительно: вечерний наряд маленького синьора уже был готов и ждал его пробуждения. Нельзя идти на улицу в сорочке даже если ты собрался гулять по кустам!
Вот только одевание оказалось процедурой намного более сложной, чем он предполагал. Кое-как натянув штаны, неловко их застегнув (тоже как сумел) и накинув дублет прямо поверх рубашки для сна, синьор делла Скалла счел себя готовым для подвигов и завершил свой образ, натянув башмаки на босые ноги. Что-то явно было не так, но Валентин всё равно не знал, что именно.
Взобравшись на подоконник ещё раз, он снова свесил ноги в сторону сада и на этот раз всё-таки соскользнул на узкую тропинку между домом и розовыми кустами. Она была похожа на большой и узкий тоннель. На высокую арку. Но такую, которая может быть только в волшебном лесу. Представляя себя героем сказаний, мальчишка продвигался под окнами первого этажа особняка младшего из братьев делла Скалла. В кустах что-то шуршало, наверняка готовясь на него напасть, их окон доносились голоса его врагов, которые могут поймать его в любой момент и тогда несдобровать, но Валентин делла Скалла умнее! Хитрее! Ловчее! Им ни за что не схватить его!
В кустах что-то громко треснуло. Доблестный рыцарь испуганно шарахнулся в сторону и приложился лбом о шершавые камни палаццо. От обиды и боли захотелось заплакать, но тогда его точно услышат, и конец приключению. И вообще. Рыцари не плачут.
Мужественно сжав зубы и попыхтев для приличия, чтобы справиться со слезами, мальчишка присмотрелся к ужасному чудищу, которое пыталось его атаковать. Чудище издало протяжное "ммррраау?" и с любопытством обнюхало его ботинок. Остановилось, потянуло носом ещё раз и уставилось на него с не меньшим любопытством.
Ужасным монстром оказался бродячий кот. Внутри всё радостно подпрыгнуло, и на губах мальчишки заиграла довольная улыбка. Котик! Он потянулся схватить пушистика для немедленного изучения, но тот, издав возмущенное "фшш!" бросился наутек. Забыв об осторожности, оскорбленный рыцарь кинулся за ним следом.

+1

3

После тяжёлой болезни и потери дочери жизнь Карлотты текла по одному и тому же неизменному сценарию. Целыми днями она сидела дома, шила, штопала, вышивала, делала уборку, в которой не было надобности, так как от её усердия всё уже блестело, готовила… В общем делала всё, чтобы не отвлекаться на траурные мысли и не предаваться жалости к самой себе. Многие женщины, переживая горе, могли наоборот не подходить к домашним делам, сказываясь больными и отлёживаясь в постели, но она была не такой. Ей трудно было представить каково это лежать весь день, смотреть в потолок, не делая абсолютно ничего и гоняя по поручениям не слишком здорового супруга. Возможно кто-то бы искал утешения в любимом мужчине, всё больше заботясь о нём и мечтая завести нового ребёнка, чтобы заглушить боль и внутреннюю пустоту, но Карлотта и Пьетро, не сговариваясь, избегали общения друг с другом. Он мог долгое время пропадать на работе, лишь бы не видеть несчастного лица своей жены.
Если бы Карлотта могла, то она и сама бы старалась бывать меньше в доме, где всё напоминало о малютке Патриции, но и улица не давала утешение. Соседи, знавшие о беде, смотрели на женщину с сочувствием, некоторые лезли с ненужными разговорами, некоторые шептались. Да и дело было не столько во взрослых, сколько в детях, которые сновали туда-сюда с криками и заливистым смехом, от которых у Карлотты сжималось сердце, рана была слишком свежа, так что она невольно ловила себя на эгоистичных мыслях: «Почему именно я? Почему именно моя дочь? Чем я не угодила Господу?» Ответа на эти вопросы не было, Смерть не имела жалости ни к кому, ни к молодым и сильным, ни к маленьким и беспомощным. В итоге на улицу женщина выбиралась только чтобы сходить до рынка и купить продукты к ужину, ну или же посетить церковь, чтобы помолиться за себя, за своих родных, а самое главное — за упокой души малышки Патриции.
В этот день она тоже была в церкви. Со смертью дочери вера Карлотты слегка ослабла, так что первое время она ходила туда скорее машинально, чтобы не вызывать ещё больше разговоров и не ссориться с супругом. Но со временем всё постепенно возвращалось к первоначальному состоянию, и церковь становилась для женщины местом утешения мятущейся души, местом зарождающихся надежд. Иногда, как сегодня, она оставалась поговорить со священником, человеком добрым и понимающим, объясняющим, что на всё есть воля Господа, и он не даёт испытаний, которых человек не выдержит. Время должно было залечить рану, а за свою силу и стойкость Карлотта обязательно получит вознаграждение. Это было слабым утешением для любившей своё дитя матери, но всё же она цеплялась за это иллюзорное вознаграждение, возможно, судьба подарит ей ещё одного ребёнка. Всё же она весьма молода, да и муж со временем оттает, наверняка он, как и все мужчины, мечтает о крепком сыне.
Выйдя из церкви, Карлотта не торопилась сразу отправляться домой. Она чувствовала некоторое успокоение после службы и наслаждалась солнечной погодой и лёгким ощущением ветра на коже. Все дела дома всё равно были переделаны, так что ей хотелось просто подышать, ненадолго избежать холодных и пустых стен дома, ведь Пьетро всё равно не должен был вернуться до позднего вечера. Глядя по сторонам, женщина видела прогуливающихся синьорин и молодых юношей, счастливых и сияющих, смеющихся над шутками и улыбающихся друг другу. Ходили здесь и серьёзные женщины со степенными мужьями, держащими под руку своих разновозрастных детей. Детей… Карлотта тяжело вздохнула, она всё ещё никак не могла смириться. Взяв себя в руки, она покинула тень церкви и отправилась вдоль узких улочек, туда, где, как ей казалось, должно быть меньше всего людей, где она могла бы просто побыть одна. Иногда на пути ей встречались парочки, тоже ищущие уединения, но они угнетали её не так сильно, как маленькие смешливые детишки.

+1

4

Кот оказался юрким. Но и Валентин был не промах. Быстро выскочив вслед за пушистиком из кустов, не обращая внимания на оставшуюся на щеке царапинку от ветки и совершенно забыв об опасности разоблачения, мальчишка вылетел к воротам особняка и смело преодолел границу, разделяющую дом и внешний мир. Коты на дороге не валяются! То есть... Валяются, конечно, лениво помахивая хвостами на солнышке. Но редко. Обычно к приходу Валентина их уже успевает спугнуть кто-нибудь из домашних. А этот вот как-то пробрался. И юный делла Скалла обязательно познакомится с ним поближе!
Скорости мальчишке явно не хватало, и вскоре животное быстро юркнуло в огромную пещеру, издав протяжный мяв. Пещерой оказалось крыльцо одного из домов. Валентин присел на корточки и вгляделся во тьму. Тьма ответила ему блеском зеленых глаз и недовольным ворчанием. Он сунул руку между ступеней, пытаясь дотянуться до кота, но дотянулся только до когтистой лапы. К счастью, мальчик успел отдернуть руку до того, как на ней появились красные полоски царапин.
Покараулив ещё немного для приличия, начинающий рыцарь заскучал. Выходить чудище явно не собиралось, а крутиться у его логова было совсем неинтересно. Он оглянулся по сторонам. Ворота родного дома уже пропали из вида, но места по-прежнему казались знакомыми и не внушали страха. Мальчик рассеянно подумал о том, сколько времени прошло с тех пор, как он покинул комнату. Вроде бы немного, мать и няньки не должны были ещё вернуться.
За спиной раздался громкий треск, в пещере что-то завозилось, и чудище по имени кот вдруг вылетело из своего укрытия, ошалело вращая глазами и страшно вздыбливая шерсть. Бравый рыцарь не преминул воспользоваться ситуацией и кинулся вдогонку.
Кот несся по улицам, вытягиваясь в тонкую лохматую стрелу, и Валентин быстро запыхался, но упорно отказывался отставать от своей цели. безжалостно нагоняя животное в те моменты, когда оно решало, что преследователь оторвался, и останавливалось, чтобы оглядеться вокруг.  Когти царапали брусчатку, ноги громко топали следом, на щеках мальчишки выступил румянец, мелкие вьющиеся волоски прилипли к мокрому лбу, а проклятый пушистый хвост никак не хотел ловиться в руку. В какой-то момент кот шмыгнул под плотные полотна ткани, а Валентин снова встретился лбом с чем-то превосходящим его по размерам.
Выпутавшись из тяжелой юбки, мальчик удивленно поднял взгляд и молча уставился на возвышающуюся над ним женщину.

+1

5

Свежий воздух и согревающее солнце действовали на Карлотту благотворно. Она приподняла лицо, подставляя его под солнечные лучи, и закрыла глаза. Пора было заканчивать с домашним затворничеством, сидением в четырёх стенах ничего ей не даст, нужно двигаться дальше, как бы тяжко это ни было… Похоронить свою боль и скорбь глубоко в сердце, возвращаясь к ним время от времени. Время лечит раны, но такое никогда не забывается полностью.
На лице женщины появилась слабая улыбка. Да, пора было взять себя в руки, перестать жалеть себя и вновь взяться за работу и работать так усердно, чтобы заслужить ещё один шанс, снова стать матерью. Эти мысли успокаивали её, вновь давали надежду, были бальзамом для души. Карлотта продолжила прогулку, поглядывая по сторонам и представляя, что когда-нибудь она так же будет идти с мужем или с ребёнком. Да, это обязательно случится, нужно только подождать. Самовнушение — страшная сила. Карлотта, как могла, пыталась утешить себя картинками светлого будущего, настолько, что почти ушла в тот нереальный мир, не замечая уже ничего вокруг. Пару раз она чуть не столкнулась с другими синьорами, на что те недовольно ворчали, но она уже не обращала особого внимания, только извинялась и торопилась дальше.
Она и понятия не имела, куда идёт. Путь вёл её в обратную сторону от дома, в те места, куда сама Карлотта забегала разве что только в детстве, когда сама была любопытной и активной малышкой, любящей лезть всюду, где можно и где нельзя. Она было подумала, что нужно свернуть, вернуться на площадь, сделать покупки и отправиться обратно домой, впереди ещё было много дел, но не успела пройти и пару метров, как меж её ног ловко проскочил кот, а потом кто-то чуть менее быстрый врезался в неё и запутался в юбке. Мальчишка. Лет трёх, вряд ли больше. Карлотта быстро посмотрела по сторонам, пытаясь понять, чей это может быть ребёнок, но неподалёку были только две юные синьорины, вряд ли имевшие детей. «Может это его сёстры?» - проскочила в голове женщины мысль, пока она оглядывала ребёнка, а он разглядывал её. Сердце вновь заныло, напоминая о своих ранах, но Карлотта старалась не думать об этом, её интересовало другое — откуда же всё-таки мальчишка взялся? Гуляет? Потерялся? Убежал? Маловат для побега.
- Здравствуй, маленький синьор, - слегка улыбнулась Карлотта, чуть наклоняясь к мальчику. - Это твой кот? Где твои родители?
Она старалась говорить мягко и не переставала улыбаться, чтобы не напугать малыша. Хотя тот вроде и не походил на испуганного.

0

6

Валентин исподлобья глядел вверх, пыхтя после долгой гонки и думая о том, что кот уже наверняка удрал, и теперь его не найти. И как обойти это препятствие? Великанша перед ним заслоняла собой солнечный свет и как будто бы говорила: попался. Попался, храбрый рыцарь, сейчас я тебя съем. Вернее, не съем, но расскажу твоим родителям, что ты делаешь вместо тихого часа. Плохой мальчик, непослушный. Таким  мальчикам не полагается сладкого апельсина на полдник. И спать они ложатся ещё до заката. А брат будет показывать тебе язык за ужином и, конечно, в тайне тобою гордиться, но только в тайне. Сам он ни за что не вступится за тебя перед отцом, когда тот вот так же встанет над тобой, нахмурит свои черные брови и негромко, но как-то очень обидно скажет: "Очень плохо, Валентин. Очень плохо".
Мальчишка сделал шаг в сторону и робко выглянул за бескрайнюю стену тяжелых юбок. Кота, разумеется, уже не было. Мальчик снова задрал голову и замер, решая, что ему делать. Просто плакать от обиды, здороваться, как полагается приличным мальчикам или же бежать, пока его никто не увидел. Он оглянулся по сторонам, и вдруг почувствовал себя очень неловко. Казалось, что все смотрят только на него, и он сразу вспомнил о том, что дублет на нем надет как-то не так, что приличные синьоры не гоняются за котами в башмаках на босу ногу (и не гоняются вообще!) и что ему вообще сейчас положено спать. А ещё он не узнавал этих мест. И ни мамы, ни нянек не было рядом, чтобы отвести его домой.
Маленький рыцарь мужественно сжал зубы, сдерживая желание хлюпнуть носом. Рыцари не плачут! Не плачут! Даже если потерялись, и какая-то незнакомая великанша спрашивает про их родителей. Даже если кот коварно скрылся за ближайшим углом и больше не вылезет из своего укрытия, даже если...
Валентин отчаянно вспоминал, чему его учили. Что нужно делать в таких ситуациях. Не когда потерялся, а когда незнакомая синьора с тобой говорит. Нужно поздороваться. Да, нужно поздороваться. И представиться. И ещё, наверно, сказать сколько тебе лет и кто твои родители.
Но слова не шли. Мальчишка глядел на женщину глазами юного воина, хмурился, дул губы и обещал себе ни за что-ни за что не рассказывать ей, кто его родители. Потому что нажалуется. А ещё не плакать, потому что незнакомая великанша всё-таки была немножечко страшной.
Валентин, не опуская головы, медленно повел ею вправо, потом влево, обозначая отрицание. Помолчал ещё какое-то время, потом всё-таки негромко, но крайне решительно проговорил:
- Нет, синьора, - с "р" всё ещё происходило что-то странное и на "р" она получалась похожей не всегда, - Не мой.
Спохватился и добавил:
- Здрасьте.

+1

7

Ситуация была не самой простой. С одной стороны казалось, что здесь сложного? Мальчик потерялся или просто оторвался от родителей во время прогулки, а значит нужно было просто вернуть его семье. С другой стороны, он похоже ей не доверял, поэтому ни слова не сказал о родителях. Неужели она выглядит так пугающе? Хотя ничего удивительно в реакции малыша не было, наверняка его учили не доверять незнакомцам. А как завоевать его доверие? Угостить чем-нибудь? Карлотта пошарила руками по своим карманам, но ничего не нашла. Да и с чего бы? У неё детей не было. Больше не было.
Женщина думала, но не сводила с мальчишки взгляда. Знавала она таких ребятишек. Отвернёшься на секунду, повернёшься обратно, а их уже и след простыл. Рисковать не стоило. Мало ли кто мог попасться малышу на пути. Не все люди так добры к детям, как она. «Хорошо, попытаюсь наладить с ним контакт», - решила Карлотта. Всё же на один из её вопросов он ответил, значит можно продолжить диалог.
- А чей же тогда, если не твой? - поинтересовалась она, спокойно глядя на малыша. Она ни в коем случае не должна была упрекать его, чтобы он ни натворил, иначе он точно ей ничего не скажет.  - Кстати, меня зовут Карлотта. А как твоё имя? Твои родители далеко?
Она, конечно, старалась не давить на маленького синьора вопросами, но ведь ей нужно было выяснить хоть что-нибудь, чтобы решить что с этим делать дальше. Ей всегда было непросто общаться с мальчишками, так как они, как правило, показывали характер с самого детства. И этот потеряшка не был исключением. Он держался достаточно спокойно, не позволил себе расплакаться, хотя на секунду Карлотта уловила что-то такое в его лице. Лишь на секунду, потому что потом мальчик взял себя в руки, настоящий маленький синьор. Конечно, чтобы завоевать его доверие можно было ещё поймать того самого кота, например. Но женщина не была уверена, что за это время малыш не убежит. И что ей самой удастся нагнать проворное животное. Наверняка пушистый разбойник успел спрятаться в каком-нибудь укромном местечке. Хотя может это было уже и не так важно. Ведь мальчик сказал, что кот ему не принадлежит. Значит и переживать не стоит.

+1

8

Светлые глаза продолжали внимательно и чуть настороженно изучать новую знакомую. Вроде бы он всё сделал правильно. Женщина не начинала кричать, как делали некоторые из тех, кого он иногда видел на улицах, не тащила его за руку домой и вообще выглядела очень даже дружелюбной. Чем-то походила на его нянек. Немного на маму. У неё наверняка тоже были дети. У всех должны быть дети. Во всяком случае, среди его взрослых у всех были, даже если Валентин никогда их не видел. У папиного брата только не было. Но это потому что он герцог и... И вот. Просто герцог это кто-то очень особенный и важный. У него может не быть не детей. Валентин не до конца понимал, почему, но взаимосвязь уяснил хорошо. У особенных людей может быть по-другому, не так, как у всех. Не понятно, правда, почему герцог это так особенно и важно, но мальчишка гордился таким родством. Наверняка это что-то очень серьезное и нужное. Хотя папа всё равно был лучше.
Вот как рассуждал он, всё ещё рассматривая свою собеседницу. Бесформенная большая фигура постепенно складывалась в образ. И образу этому, кажется, можно было доверять. Во всяком случае, про кота сказать, наверно, можно. Главное, чтобы не заругала за то, что он гоняется за чужими котами. И к родителям не увела. Но ведь не спросила же, кто его родители. Странно: все взрослые спрашивали. А когда узнавали, всегда важно кивали и давали всякие вкусности. Но что-то подсказывало Валентину, что лучше быть без вкусностей от синьоры, чем без вкусностей на ближайшую неделю вообще.
- Не знаю, - Валентин виновато развел руками, признаваясь в ничейности кота и снова расстроился, понимая, что если кот ничей, то и найти его на одном из крылечек будет сложнее, а точнее почти невозможно. - Я - Валентино делла Скалла, - заученно проговорил он, не задумываясь. Ему всегда говорили произносить своё имя именно так, и мальчишка делал это с гордостью, осознавая всю правильность такой формулировки. А ещё радовался, что в его имени в отличие от имени великанши нет "р". Как можно иметь такое имя? Это ведь жутко неудобно - носить имя, в котором есть буква "р".
Про родителей мальчишка благоразумно промолчал. Даже если он ответит просто "далеко", вдруг она как-нибудь вычислит, где именно находится это самое "далеко"? Валентин не был уверен как именно она может это сделать, но уже знал: взрослые коварны и обмануть их очень трудно. Его никогда не учили недоверию - кому бы пришло в голову покуситься на ребенка герцогской семьи - но собственный крохотный опыт подсказывал: взрослым верить нельзя. Они так легко раздают сладости и шлепки под попу, что никогда не знаешь, чего ждать от них в следующий момент. А значит, чем меньше они знают, чем лучше. Так-то.
К тому же, мальчишку совершенно не волновало, где сейчас находятся его родители. Он это и так знал. Дома. Пусть и не был уверен, в какой именно стороне сейчас окажется этот дом. Гораздо важнее было другое:
- Карлотта, а у тебя есть кот?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: репетиции » On se cherche et on se perde