Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: анонс » Confession


Confession

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

● Название эпизода: Confession / Признание
● Место и время действия: месяц после основных событий, городская ратуша
● Участники: La Nourrice, Valentino della Scalla
● Синопсис: После смерти Джульетты Кормилица честно хранила её тайну. Однако глубокое горе и чувство вины не давали ей покоя. Не найдя успокоения в исповедях, женщина пришла в городскую ратушу, чтобы рассказать герцогу о том, что на самом деле произошло в ту роковую неделю. Вот только говорить ей пришлось не с тем делла Скалла.

+1

2

Солнце безжалостно било в глаза и припекало щеку. Валентин прикрывался рукой от настырных лучей и невидящим взглядом изучал лежащую перед ним жалобу. Количество последних значительно уменьшилось за последний месяц, но вот судить правых и виноватых стало в разы сложнее. Более того, теперь все чаще и чаще заниматься этим приходилось именно ему.
Белый свет резал глаза, затопляя собой буквы и мешая сосредоточиться. Отзывался глухой резью в висках и плыл зелеными пятнами под прикрытыми веками. Валентин выпустил из рук перо, которым собирался писать ответ, и теперь под пальцами чувствовалась шероховатая поверхность дешевого пергамента.
Черт... Когда же это кончится...
Зловредный голосок внутри услужливо подсказал: никогда.
Периоды, когда и дядя, и младший племянник были завалены всевозможными вопросами и едва ли не сутками проводили время в ратуше, бывали и раньше. Но рано или поздно эта волна всегда заканчивалась. Теперь же... Теперь Валентин знал наверняка: конца этому не будет. С той роковой недели прошёл уже месяц, и весь этот месяц город был на удивление притихшим. Жалоб стало меньше, драки практически сошли на нет, даже ругань с центральной площади, раскинувшей свои лотки под зданием ратуши, доносилась на удивление редко. И всё-таки...
После смерти Меркуцио герцог стал реже заниматься городскими делами. Всё чаще и чаще он оставлял различные вопросы на Валентина, запираясь у себя в кабинете или же вовсе оставаясь в поместье. Смерть племянника сильно ударила по мужчине, и юноша не мог его в этом винить. Более того, в какой-то мере он восхищался силой герцога: временами ему казалось, что после тех событий, шокировавших всю Верону, правителю был противен город, в котором он годами пытался навести порядок, чьих жителей годами пытался научить любви. Валентин опасался, что герцог сложит с себя полномочия. Но он не отказался от титула правителя и продолжал делать всё, что было в его силах. Если бы только это самое "всё" ещё не заключалось в активном вовлечении в дела млад... единственного племянника.
Валентин не знал, как отказать дяде и высказать ему наконец: ему этот город тоже осточертел. Если бы он мог, он бы уехал отсюда в тот же день, в тот же миг, как увидел брата, лежащим на земле в луже крови. Уехал бы, чтобы никогда не возвращаться.
Впрочем, он уехал. Вопреки воле дяди, вопреки всякой логике, уехал в тот же вечер и вернулся через неделю. С тяжелым сердцем, с ненавистью в груди и с огромным чувством вины. Не только за то, что оставил герцога без подмоги в эти трудные дни - в конце концов, он не обязан решать политические вопросы - но и за то, что просто не был рядом. Струсил. Сдался. Дал слабину. И теперь должен выпить эту чашу до дна.
Ответственность сводила плечи и пульсировала в висках. Стены герцогского кабинета давили своим величием, слишком большим для такого маленького Валентина. И будут давить впредь. Будут давить до тех пор, пока он не станет достаточно сильным для того, чтобы быть достойным этого величия и... И этого наследия. Теперь он - наследник власти. И рано или поздно помощь станет правлением. Если только не...
- Синьор делла Скалла.
Грубый голос вывел Валентина из тяжелого небытия, в которое он погрузился, позволив болезненным мыслям взять над собою верх. Солнце снова больно резануло глаза. Сейчас уже, наверно, полдень...
- Что такое, Ачиль?
Имя стражника он вспомнил с трудом, но виду не показал.
- К вам посетитель.
- Ко мне? - кому бы это понадобилось с ним поговорить. Во всей Вероне не было ни одного человека, кто бы мог прийти к Валентину.
- Ну... То есть... - стражник замялся. Понятно. К герцогу. К герцогу, которым Валентин не является, но которого негласно замещает в его отсутствие.
- Я понял. Кто?
- Женщина. Из Капулетти. Желает говорить только с герцогом и ни с кем иным.
"Так зачем тогда ты дергаешь меня?!" - проглотил Валентин и негромко приказал:
- Впустите.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: анонс » Confession