Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Апельсиновая рапсодия


Апельсиновая рапсодия

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

● Название эпизода: Апельсиновая рапсодия
● Место и время действия: 20/07/1618 год, Ирландия
● Участники: Anabel Forest & Gideon von Becker (GM)
● Синопсис: В поисках жертвы, Анабель оказывается на балу по случаю помолвки «двух любящих сердец». «Счастливый» жених немедленно привлекает ее внимание, а он, кажется, всерьез заинтересован баронессой. Мисс Форест решает не нарушать традицию и отужинать блестящим кавалером при первой возможности, но дело принимает весьма неожиданный оборот.

http://funkyimg.com/i/2BtEd.png

http://funkyimg.com/i/2BtEx.png

+1

2

Поместье семейства Маклафлин утопало в зелени и огнях. Из открытых окон слышался веселый смех и звуки музыки. Баронесса Форест, одетая дорого и по последнему писку моды, зевнула, раскрыла веер и начала им раздраженно обмахиваться. Она даже не утруждала себя смотреть по сторонам, все одно – скукота. Нечасто Анабель попадала на столь унылый прием. А ведь хозяева вроде бы устраивают его по случаю помолвки своей единственной дочери. Не спасали даже танцы и выступление каких-то бродячих циркачей. Рыжеволосая наблюдала за всем этим снисходительно, время от времени закатывая глаза, без слов выражая свое отношение к происходящему.
Приглашение «только для своих» в дом семейства Маклафлин Бель получила от кого-то из своих знакомых. Она рассчитывала найти тут себе состоятельного кавалера с целью вскружить ему голову, убить и завладеть его деньгами. Все как обычно, в общем-то. Нужно же ей на что-то ездить в Париж за развлечениями и гардеробом! В крайнем случае, если достойных ее внимания кавалеров не будет, она хотя бы поужинает.
Главная цель ее не оправдалась сразу же, как только баронесса оценила местное общество. Большими деньгами тут и не пахло. В поместье собрались нувориши, неумело маскирующиеся под аристократов. Хозяева были такими же, и оттого внушали Анабель легкое презрение. К тому же, баронесса уже имела сомнительную честь лицезреть девицу Маклафлин, счастливую невесту. Ее редкие волосы мышиного цвета были уложены в некое подобие сложной прически и беспощадно открывали высокий лоб. Эта конструкция лишь подчеркивала «рыбьи» глаза слегка навыкате в обрамлении бесцветных ресниц и таких бровей. Тонкие губы скрывали мелкие неровные зубы, обнажавшиеся всякий раз, когда девица заливисто смеялась. Смех ее был каким-то отрывистым, каркающим. Богато отделанное вышивкой и жемчугами платье, обтягивающее пухлую фигуру, на боках шло складками, повторяя жировые отложения его обладательницы. Зато на шее у невесты красовалось ожерелье, явно стоившее немалых денег.
Общий вид девицы Маклафлин производил весьма удручающее впечатление на баронессу Форест. Отвращение лишь усиливалось оттого, что многочисленные гости всячески восхваляли ее, превознося до небес красоту хозяйской дочки. «По крайней мере, ее будущий муж может не сомневаться в целомудренности своей супруги. На такую страхолюдину вряд ли кто-то клюнет. Разве что за очень большие деньги, но это право только будущего мужа», - фыркнула про себя Анабель, натянуто улыбаясь хозяину дома, который из кожи вон лез, развлекая гостей.
В общем, ей следовало бы поспешить с поиском ужина и поскорее отсюда убираться. Баронессе мучительно хотелось чем-нибудь «заполировать» впечатление от этого приема. Поехать куда-то, кутить, развлекаться… Может, ну его, этот ужин? Найдет себе еду где-нибудь еще. Эта мысль ее так взбодрила, что Анабель, ни секунды больше не сомневаясь, двинулась к выходу из зала. Перед ней уже открыли дверь, когда в зале прозвучал громкий голос приглашенного церемониймейстера: «А вот и жених нашей милой Мэрриэн - Гидеон фон Беккер. Прошу любить и жаловать!».
Любопытство победило. Бель обернулась и… застыла на месте. «Вот оно, по - настоящему что-то стоящее в этом вертепе», - подумала она, изучая кудри «счастливого жениха» цвета расплавленной меди. Этот восхитительный и весьма аппетитный юноша был даже более рыжим, чем она сама. И жизнь в нем просто бурлила! «А вот и мой ужин! Кровь у него, должно быть, вкусная-вкусная», - мысленно облизнулась вампиресса.
Она решила остаться еще ненадолго. Мисс Форест страстно желала заполучить Гидеона сначала в свои объятия, а потом и в качестве ужина. C’est la vie.

+1

3

[icon]http://funkyimg.com/i/2C2rq.png[/icon][nick]Gideon von Becker[/nick]
Сколько себя помнил Гидеон, он всегда ненавидел бедность. Всегда мечтал о красивой жизни, в которой можно было сорить деньгами, не считая их. Завидовал тем богачам, что могли позволить себе абсолютно все, что угодно. Шелка, драгоценные камни, массивные золотые украшения. Чудесные блюда и изысканные яства. О, и возможность спускать в карты целое состояние хоть каждый день. Прекрасная жизнь, где не благодаря каким-то умственным способностям, но благодаря титулу и связям можно жить в прекрасно довольствии, ни о чем не беспокоясь. Иногда возникали войны, то тут, то там, но этот на самом деле мелочи, по сравнению со всей этой сытой жизнью. И Гидеона всегда тянуло к ним. Хоть и прекрасно понимал, что, не обладая никакими титулами и званиями, не обладая ни каплей «голубой» крови он никогда не станет своим в этом помпезном обществе. Точнее, его никогда и никто не примет только за то, что у него интеллект  выше и смекалки гораздо больше, чем у  трех с четвертью всех этих снобов, рожденных  с серебряной ложкой во рту. Он-то и так вырос в борделе, принесенный еще туда младенцем одной куртизанкой. Никто не так и не узнал, откуда она достала этого ребенка, потому как спустя несколько дней отдала Богу душу. Смерть ее была тоже не менее странной, но все благополучно забыли. А вот ребенок с огненно-рыжими волосами остался жить в не самом приятном месте в Амстердаме. Зато с младых ногтей научился убедительно врать и ловко таскать кошелки из карманов зазевавшихся прохожих. Зато там же научился читать и писать, что помогло ему в дальнейшей жизни, когда юноше надоело гнить в столь отвратном месте, как амстердамский бордель, работая там кем-то вроде разнорабочего за гроши.
Карета резко остановилась, выбив рыжего из его далеко не самых приятных воспоминаний. Он прикрыл глаза, потерев переносицу, усыпанную едва заметными веснушками. На что не пойдешь ради денег? Приходиться жениться на этой страхолюдине, на которую никогда и никто в здравом уме не залезет. Уж слишком была неприятной на вид эта девица из клана Маклафлина. Зато приданное у нее богатое. Отец прекрасно знал, что останется так единственная дочурка старой девой, не оставив наследников, вот и посулил огромное богатство тому, кто женится на ней. Видимо никто до Гидеона так и не смог переступить через себя, но любовь у фон Беккера к деньгам была уж слишком сильной и такой же большой, какими были его карточные долги. Страсть к картам стояла на втором месте после любви к золоту. Но у него в кармане хранился один маленький туз, в будущем  прекрасно бы прервавший этот союз, заключенный совсем не на Небесах. Яд. Такой, что вызывал отравление, убивающий медленно, но верно. Каких только познаний не было в голове у рыжеволосого молодого человека.
- А вот и жених нашей милой Мэрриэн - Гидеон фон Беккер. Прошу любить и жаловать!
Гидеон едва удержался, чтобы не поморщиться, словно он выпил уксуса. Он же счастливый жених и должен держать марку! Хоть и трудно это было сделать, с такой-то невестой. Но тем проще будет ее потом убить. Он прошел дальше, к своей невесте, но взгляд непроизвольно остановился на рыжеволосой леди, хорошо и со вкусом одетой. Вот ее бы он с удовольствием затащил в свою постель. Даже в такой дыре, есть такие очаровательные создания. И стервозные. Интуитивно он чувствовал, что дама та еще штучка да с непростым характером.
- Ми-и-и-и-и-лый! Ты приехал! – завопила, словно сирена Мэрриэн, и фон Беккер поморщился. Как же вытерпеть то это несчастье? Еще секунда, и девица уже висела на нем, а рыжеволосый авантюрист наигранно улыбался своей невесте.
- Мэрриэн, ты так прекрасна сегодня, - внутри него все похолодело, но он привычно вешал лапшу на уши очередной своей жертве, улыбаясь. Но в синих глазах плескалась едва заметная ненависть.

+1

4

«А он, похоже, не так прост», - подумала Анабель, присмотревшись к счастливому жениху внимательней. Она ожидала увидеть этакого лопуха, который повелся на богатое приданое и тут же был скручен родственниками невесты в бараний рог. Ну, а как иначе еще объяснить, что такой лакомый пирожочек мог оказаться женихом страхолюдины Маклафлин. Но, похоже, дело было не в этом.
Она смотрела, как Гидеон обращается с невестой, следила за каждым его движением, взглядом, наклоном головы, улыбкой. Он не был похож на незадачливого лопуха или жертву обстоятельств. Отнюдь. Молодой сильный хищник, точно знающий, чего он хочет. И явно на приданое будущей женушки у него свои далеко идущие планы, никак с этой самой женушкой не связанные.
«Что-то мне все это напоминает», - улыбнулась про себя баронесса. Ну, еще бы, ведь она все свою вечность именно так и обеспечивала себе безбедную жизнь. Черная вдова – даже не профессия, а отдельный вид искусства. Во всяком случае, мисс Форест сделала его именно таким. И теперь ей было невероятно интересно наблюдать за подобным ей брачным авантюристом со стороны. Это милое лицо с налетом невинности скрывало опасность во взгляде. Интересно, какую участь уготовил он Мэрриэн? Монастырь, безумие, яд? Последнее представлялось баронессе наиболее быстрым способом получить желаемое и избавиться от дражайшей половины навсегда. Да, что и говорить, юный фон Беккер был прекрасен во всех отношениях, и это лишь больше разжигало аппетит Анабель.
- Позвольте пригласить вас на танец, мисс. – Перед ней изогнулся в поклоне какой-то престарелый джентльмен.
- Я не танцую. – Ответила жеманно баронесса, сложив алые губы в суровый бантик.
«Только не с тобой, старая развалина. Проваливай».
Томно обмахиваясь веером, баронесса отошла в сторону, выбрав наиболее выгодную позицию для наблюдательного пункта. Она уже не теряла Гидеона из вида. Это было не трудно, его рыжие вихры резко выделялись на общем пестром фоне. Мисс Форест ждала удобный момент, чтобы подойти к нему. Бель видела, что уже попала в поле зрения Гидеона. И теперь дело за маленьким. Но пока к нему липнет его невеста, ни о каком знакомстве не может быть и речи.
Наконец, роковая красотка Мэрриэн отошла от своего нареченного, чтобы что-то обсудить с родителями. Больше ждать было нельзя. Анабель сложила щелчком веер и направилась сквозь толпу прямиком к фон Беккеру. Может, ее поступок, конечно, на грани этикета и хороших манер, но рыжей баронессе, сказать по чести, на это было плевать. И что подумают все эти люди вокруг – тоже.
- Сэр фон Беккер… - Проворковала баронесса, приседая в изящном реверансе, используя одну из самых очаровательных своих улыбок. - Позвольте выразить вам мои соболезнования по случаю вашей женитьбы. – Добавила она уже тише, только чтобы Гидеон услышал.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Апельсиновая рапсодия