Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Я тоже его люблю


Я тоже его люблю

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/ZjiuX.jpg
● Название эпизода: Я тоже его люблю
● Место и время действия: 17 декабря 1810, Марсель, вечер
● Участники: Anabel Forest & Agness von Becker
● Синопсис: Агнесс решает разыскать мужа и идет по его следу. Анабель спешит в Париж на встречу с Виллемом, но обстоятельства задерживают ее в маленьком заснеженном городке. Именно здесь законной жене и любовнице фон Беккера предстоит встретиться лицом к лицу.
● Альтернативное прочтение

Отредактировано Anabel Forest (02-07-2018 21:41:38)

0

2

Белый пушистый снег падал с темного неба и скрипел под ногами. Анабель с помощью кучера вышла из экипажа, неспешно пересекла улицу и пошла по дороге вдоль особняков. Вампиресса, как всегда одетая по последней моде, кокетливо куталась в меховую накидку. Не то, чтобы ей было холодно, просто мисс Форест обожала дорогие меха. Темно-бордовый цвет, преобладавший в ее одежде, оттенял волосы цвета темной меди, тщательно уложенные в сложную прическу. Ворота в дом Полиньи оказались открытыми. До дома оставалось всего несколько метров, и Анабель замедлила шаг. Она все еще была здесь хозяйкой. Особняк до сих пор не удалось продать, и баронесса с присущей ей практичностью велела поверенному снизить цену и устроить аукцион. Собственно, поэтому она и приехала снова в этот городишко. Аукцион начнется буквально через четверть часа. Анабель надеялась, что в Париж она вернется уже с деньгами.
Париж… На алых губах вампирессы мелькнула мечтательная улыбка. Как бы хотелось ей скорее оказаться там, в самом сердце Франции, в крепких объятиях фон Бриза. Она уехала несколько дней назад и уже успела истосковаться по горячим ласкам любовника. Интересно, чем он там занимается без нее. Анабель ощутила легкий, но неприятный укол ревности. Мысль о том, что он может в ее отсутствие развлекаться с другой, выводила ее из себя. Она ведь так ничего толком о нем и не узнала. Всякий раз, как баронесса хотела расспросить Винсента о его жизни, у них находились более приятные занятия, и серьезные разговоры откладывались. В итоге ей оставалось надеяться на лучшее. «Но готовиться к худшему», - как-то само прозвучало в голове, но вампиресса тут же отогнала эту мысль от себя. Она портила ей настроение.
- Мадам Полиньи. – Протрубил поверенный Жорж Сорель, показавшись в дверях. – Рад вас видеть. Все заинтересованные в покупке дома уже собрались. Можем начинать.
- Отлично. Приступайте. – Мило улыбнулась Анабель. Она смотрела мимо Сореля на одного из его помощников – мальчишку лет семнадцати, нанятого специально для проведения аукциона. В дороге она проголодалась, и не отказалась бы от легкой закуски. Вот этот помощник будет очень даже ничего. После аукциона она им займется.
Владелица особняка зашла внутрь. Здесь ничего не изменилось с тех пор, как она была тут в последний раз. Даже большой портрет хозяина остался висеть в холле. Полиньи хотел, чтобы после свадьбы художник написал их обоих. Семейная чета в золоченой раме. Как мило. Как наивно. Бедняга готовился к счастливой жизни в браке, но этому не суждено было осуществиться. Анабель равнодушно осмотрела обстановку и собравшихся людей - несколько мужчин и женщин. Никого кроме Сореля она здесь не знала. И хорошо. Ей с ними не детей крестить. При мысли о детях баронесса наморщила нос. Она вспомнила ту некрасивую историю с наследником Полиньи. Винсент ей тогда здорово помог. Если бы не он, наследство ей бы, может, и не досталось. Внимание ее привлекла рыжеволосая женщина в темно-зеленом дорожном одеянии, лицо ее скрывала вуаль. Она держалась как будто особняком от тех, кто приготовился торговаться на аукционе. Впрочем, Анабель о ней почти сразу забыла и перенесла все свое внимание на юного помощника поверенного. Мысленно она уже вонзала клыки в его тонкую шею и выпивала мальчишку до последней капли крови.

Отредактировано Anabel Forest (26-07-2018 18:06:11)

+1

3

Бесконечные дороги, переезды, гостиницы… Ей это все порядком надоело. Агнесс с плохо сдерживаемой яростью сжала кружевной платок и поднесла его к губам. Эта привычка осталась у нее с ее первых дней жизни в Вечности. Когда она стала вампиром, привыкнуть к тому, что у нее теперь есть острые клыки, удалось не сразу, и какое-то время она прикрывала рот платком, чтобы до поры не спугнуть потенциальных жертв. Впрочем, те дни давно позади. Сейчас она научилась играть с людьми, очаровывать, завлекать, обводить их вокруг пальца, прежде чем убить. И ей уже не нужно было скрывать клыки платком. Но прошлое время от времени напоминало о себе.
К примеру, Агнесс все чаще предавалась ностальгии в отношении своего супруга – графа фон Беккера, ее милого Виллема. Она не раз жалела, что после обращения оставила его, и довольно долго даже не пыталась разыскать. Думала, что Виллем, должно быть, сильно злится на нее. И при встрече может попытаться убить. Велика ли вероятность такого исхода, ей проверять не хотелось. А тут тоска заела – ведь они с Виллемом были когда-то очень счастливы. А вдруг он тоже не против воссоединения семьи? Конечно, прошло столько лет, все могло измениться. И у него уже может быть кто-то… От этой мысли рыжеволосая вампирша так сжала несчастный платок, что тонкая ткань затрещала по швам. «Мне не все равно. Значит, я все еще люблю его!», - подумала графиня фон Беккер. Ну, конечно, любит! Что, если не любовь, могло двигать ей, когда она уже несколько месяцев шла по следу своего благоверного, но никак не могла догнать. Виллем, будто чувствовал, и все время ускользал от нее в самый последний момент. Впрочем, это вполне в его духе. Но, черт возьми, лучше бы ему не испытывать терпения Агнесс!
В Марсель она приехала поздним вечером. Графиня знала, что ее муж направился сюда. Местные указали ей на дом некого Полиньи. Промышленник, один из самых состоятельных людей, местная знаменитость. Если ее супруг и приезжал в город, то явно бывал в этом доме. Вот только эти хорошие люди забыли упомянуть, что промышленника уже нет в живых, а дом его пущен с молотка. Когда Агнесс узнала об этом, разочарованию ее не было предела. Виллем снова ускользнул от нее. И на этот раз в неизвестном пока направлении. Графиня поджала губы. Что делать дальше она не знала. Оставалось только слушать, как местные жители с жадностью торгуются за вещи когда-то принадлежавшие Полиньи. «Ну, уж нет!». Агнесс бесшумно поднялась и, придерживая подол платья, вышла из комнаты. Пройдя по длинному коридору, вампирша вошла в приоткрытую дверь. Раньше, это был, по всей видимости, рабочий кабинет хозяина дома. Еще одна дверь из него вела на небольшой балкон. И графиня прошла туда. Насладиться свежим морозным воздухом и обдумать свои дальнейшие действия.
Агнесс стояла на балконе в тонком платье и отороченной мехом перелине. Но, по понятным причинам, ей было нисколько не холодно. Она осматривала улицы Марселя, типичные для таких городишек. Серость, запутанность, теснота. Остается добавить сюда еще вечную грязь на дорогах, которую месят друг за другом прохожие и экипажи.
«Ску-ко-та», - констатировала Агнесс, и от безысходности столкнула вазон, стоявший на краю балкона. Кроме звона толстого бьющегося стекла, снизу раздался другой звук. И он заставил графиню напряженно замереть. Там определенно кто-то был.

+1

4

Все шло, как по маслу. Во время аукциона рыжеволосая вдова Полиньи бросала нескромные взгляды в сторону помощника поверенного, лишь вполуха слушая, что говорит Сорель. Деньги интересовали ее, но не так, как этот юноша. Он был недурен собой, молод и, скорее всего, полон амбиций и планов. И кровь его, должно быть, имеет просто божественный вкус. Ммм, от одной мысли об этом у вампирессы проснулся просто зверский аппетит. А это значит, что шанса выжить у мальчишки нет. Ни одного.
Сколько ему осталось? Час? Может, меньше. Зависит от того, сколько еще Сорель будет бороться за благосостояние несчастной вдовы, накаляя градус торгов до предела. Этот аукцион казался поистине бесконечным. Или ей просто так сильно хотелось поскорее попробовать крови своей потенциальной жертвы?
Бель начала нервно обмахиваться веером, не теряя впрочем, зрительного контакта с мальчишкой. Он не должен сорваться с крючка. Вампиресса уже настроилась на сытный ужин. И никто не помешает ей осуществить задуманное. Нужно лишь еще немного подождать. В утомительном ожидании Бель едва не сломала веер, так ожесточенно она им обмахивалась. Наконец, прозвучало заветное «продано». Дом ушел с торгов немногим меньше, чем она его продавала до этого.
- Благодарю вас, Жорж. – Мило улыбнулась баронесса одними губами. – Вы – настоящий профессионал. – Она сжала руку Сореля обеими руками и энергично потрясла ее.
- Рад, что вы остались довольны, моя дорогая мадам Полиньи. – Поверенный склонил голову. Он был тоже рад, что ему больше не придется заниматься этим делом. Слишком уж тут все было… странно. Сначала внезапная смерть Полиньи. Потом подозрительное исчезновение одного из его наследников. Темная история. Он был уверен, что все происходящее тут неспроста, и его клиентка – безутешная вдова Полиньи напрямую в этом замешана. Правда, он должен был признать, что она платила ему весьма щедро, поэтому углубляться во всю эту ситуацию Сорель не собирался, просто делал свое дело. Он едва сдержался, чтобы не вздрогнуть, отступая, от прикосновения холодных пальцев Анабель ему всегда было не по себе. Они договорились утром оформить все бумаги по продаже дома, и Сорель откланялся.
«Наконец-то», - Бель закатила глаза. Она помахала Полиньи рукой, дожидаясь, пока его экипаж не скроется за поворотом.
- Теперь нам точно никто не помешает. – Проворковала баронесса, обнимая за шею мальчишку и сладко целуя его, обещая самые бесстыжие ласки этой ночью. – Идемте же в дом.
Но до дома они не дошли. Юный любовник, сгорая от нетерпения, прижал Анабель к стене дома, осыпая поцелуями шею, плечи и грудь. Вампиресса, которая сгорала от нетерпения не меньше, уже собиралась ударить его клыками в шею. Но тут произошло нечто странное. Сверху с грохотом упала тяжелая ваза, и прежде чем разбиться на сотню мелких осколков, краем задела ее пылкого ужажера.
- А…э… что это? – Нахмурилась вампиресса, глядя на обмякшее в ее руках тело. Она шагнула вперед и посмотрела наверх. – Мадемуазель, вы бы поосторожнее с тяжелыми предметами. – Баронесса вытянула руку и предъявила незнакомке бессознательного мальчишку. – Кавалера моего ушибли едва ли не до смерти.

+1

5

- Мадам. – Поправила Агнесс, перегибаясь через бортик балкона. Надо ли говорить, что никаких мук совести она в этот момент не ощущала. Тем более… Как интересно все складывается! Пред ней предстали вовсе не пылкие любовники, которые в порыве страсти не смогли дойти до дома, как могло показаться на первый взгляд. Более того, одной из них была та самая «безутешная вдова», владелица особняка. И уж совсем сюрприз – «вдова» оказалась вампиром. В этом не было ни малейшего сомнения. Так Агнесс многое стало понятным. И внезапная смерть хозяина этого дома Полиньи, и поздние торги, и его странная вдовушка, поспешившая уединиться с молодым помощником поверенного сразу после аукциона. «Вот же стерва!», - восхитилась про себя графиня предприимчивости вдовы. Впрочем, какая он к чертям вдова? Для нее это, похоже, просто способ безбедного существования, а Полиньи - одна из жертв. Впрочем, кто не без греха? Агнесс тоже иногда промышляла подобными авантюрами, когда семейные ценности фон Беккеров, которые она забрала с собой в Вечность, подошли к концу. Ну, хотя бы в этом они друг друга понимают. Зато теперь у нее есть крошечный шанс узнать о своем муже хоть что-то. Ведь если он был тут, то эта рыжая должна знать. Если, конечно, она к тому времени уже окрутила Полиньи и была в Марселе. 
- Мадам фон Беккер, к вашим услугам. – Представилась Агнесс с самым кротким видом, все так же глядя на вампиршу сверху вниз. Только так она и выразила свое сожаление, что помешала вдове перекусить помощником поверенного. – Надеюсь, ваш кавалер просто без сознания, и еще может быть употреблен…хм… Я хотела сказать, он не утратил своих полезных качеств… В общем, вы поняли.
Конечно, перед ней дитя ночи. Но говорить о человеке как о пище напрямую с незнакомым вампиром – это моветон. Правда, с дипломатией у Агнесс всегда было туго, она предпочитала говорить прямо, а не выражаться намеками. Это Виллем - мастер словословия. Ах, как иногда не хватало ей мужа рядом! Поскорее бы найти его. Поговорить. Объясниться. А потом не покидать семейное ложе несколько ночей напролет! Пока Виллем не убедится, как сильно и страстно она по нему скучала.
Решив, что продолжать разговор в таком положении просто невежливо, Агнесс подобрала юбки своего дорожного платья, ступила на бортик балкона и шагнула вниз. Через мгновение она приземлилась на обе ноги рядом с вдовой Полиньи и ее все еще бессознательной жертвой. «Весьма аппетитный», - оценила мальчишку Агнесс.
- Не буду скрывать, я пришла к вам не для того, чтобы купить ваш дом. Мне нужна ваша помощь. – Заявила графиня, решив, не тратя время на расшаркивания, сразу перейти к делу.

+1

6

«Придется делиться», - первая мысль, которая пришла на ум рыжеволосой хищнице. Вот же черт! Баронесса Форест уже настроилась перекусить мальчишкой в одиночку. Но судя по цепкому взгляду незваной гостьи, не одна она считала его аппетитным лакомым кусочком. Эта мадам фон Беккер (и откуда она только взялась?) - тоже. Придется делиться. Отказать в угощении вампиру, пришедшему с миром, она не имеет права. Закон гостеприимства и все такое.
Анабель, чуть наклонив голову, смотрела на Агнесс, не мигая. Она изучала ее, и не скрывала этого. Человек сказал бы, что это неприлично – так откровенно пялиться на незнакомца. Но они – не люди, и свободны от подобных предрассудков. Хищник встретил хищника, и должен оценить его силы и возможности. Это нормально. От этого зависит многое. В частности, как дальше будет складываться общение. К счастью, вампиресса сразу почувствовала, что ее гостья младше лет эдак на сто, значит, вряд ли решится вступить в открытую конфронтацию. Но было в мадам фон Беккер что-то такое, отчего Анабель предпочитала держать ухо востро. Не так проста она, как хочет казаться. Да и что привело ее сюда? Баронесса хоть и сохраняла вежливое выражение на бледном лице, но внутри буквально сгорала от любопытства.
Появление в этой глуши вампира было явлением довольно редким. Дети ночи обходили Марсель стороной, справедливо считая его унылым провинциальным болотом. Все стремились в Париж, там было куда веселее. Анабель бы тоже никогда сюда не поехала, если бы не брачная авантюра с Полиньи. Винсент был первым вампиром, которого она тут встретила. Но и его привел случай. И как только они закончили все свои дела, сразу же уехали развлекаться в Париж. А теперь вот эта вампиресса… Так странно. Об этом не хотелось думать, но проклятая интуиция подсказывала Бель, что визит мадам фон Беккер как-то может быть связан с появлением в Марселе Винсента фон Бриза. В кои-то веки баронесса предпочла бы ошибаться. Теперь же она просто обязана выяснить – так это или нет. Мучиться догадками – весьма неблагодарное дело. Даже аппетит пропасть может. А для вампира это гораздо хуже, чем для человека. Впрочем, что может быть хуже возможной связи ее любовника с этой рыжеволосой стервой? Так думала Анабель, ощущая неслабые такие приступы ревности.
- Помощь? – Вампиресса не смогла скрыть удивление. – Вам нужна моя помощь? – Переспросила она, удобнее перехватывая в руках бессознательное тело помощника поверенного. Это уже интересно. Что ей нужно? Они даже незнакомы. Слишком много загадок за один вечер. Это начинало нервировать баронессу. Нужно поскорее все узнать, расставить, так сказать, точки над i.
- Ну, что же. Прошу вас, проходите в дом. До утра он еще в моем распоряжении, а, значит, мы сможем спокойно перекусить, а потом поговорим о том, чем я могу вам помочь.
Она так и сказала «мы». За бокалом теплой крови разговор будет более доверительным и непринужденным.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Я тоже его люблю