24 июня. Обновлены посты недели.

17 июня. Обновлены игроки месяца.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Catarina Cavalieri Она смеялась над ним, смеялась каждым пассажем, каждым широким скачком, прикрыв глаза, будто звала по имени своего нынешнего любовника, не его — не Антонио. Вряд ли когда-либо ещё оратория на текст Священного Писания была исполнена с такой несвященной страстью, где вместо переливов "Аллилуйя! Слава тебе, Воскресший и живой!" звучала насмешка обиженной девушки. Обиженной за каждый состоявшийся поцелуй Сальери, за несостоявшийся, за одну только надежду. [ читать полностью ]

La Nourrice Ах, это женское коварство. Но, к счастью, она об этом не знала, а значит у двух влюблённых ещё был шанс. Очень призрачный. Ведь Ромео Монтекки теперь изгнан. Бедная Джульетта! Оставалось надеяться, что она не отправится следом за ним. На что только не идут молодые сердца ради своей любви. И всё же, Карлотте не хотелось терять Джульетту. Тем более, что в изгнании её жизнь была бы очень тяжёлой. Но тяжелее ли, чем жизнь без Ромео? Как же быстро всё рухнуло… [ читать полностью ]

Willem von Becker — М-м-м-м…— протянул вампир, вспомнив то самое чувство, несколько подзабытое, когда приходилось прикладывать свою руку помощи в выборе предметов гардероба, а в особенности, платья для выхода в свет. Как часто бывает, выбор носит мучительные оттенки, потому что два платья сразу невозможно надеть, а хочется и то, и другое, и то синее с искусно сделанными бархатными розами, и то, изумрудное, которое так хорошо оттеняет глаза. — Я думаю, что… [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Magda Магде нравилась эта смешливая девчонка, вечно гораздая на разного рода проделки. Стоит признать, что без проказ рыжей чертовки жизнь у Шагалов была бы куда менее весёлой и куда более скучной. А скука в деревне была именно такая, какую принято называть смертной. И кстати, это название как нельзя более оправдывало себя, особенно зимой. Особенно вблизи старого замка в глубине леса… Впрочем, сейчас настроение служанки было совсем не тем, чтобы пускаться вслед за мрачными мыслями... [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Я тоже его люблю


Я тоже его люблю

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s2.uploads.ru/0fzto.png
Лучший эпизод сезона: осень 2018

http://s3.uploads.ru/ZjiuX.jpg
● Название эпизода: Я тоже его люблю
● Место и время действия: 17 декабря 1810, Марсель, вечер
● Участники: Anabel Forest & Agness von Becker
● Синопсис: Агнесс решает разыскать мужа и идет по его следу. Анабель спешит в Париж на встречу с Виллемом, но обстоятельства задерживают ее в маленьком заснеженном городке. Именно здесь законной жене и любовнице фон Беккера предстоит встретиться лицом к лицу.
● Альтернативное прочтение

Отредактировано Anabel Forest (30-09-2018 23:18:58)

0

2

Белый пушистый снег падал с темного неба и скрипел под ногами. Анабель с помощью кучера вышла из экипажа, неспешно пересекла улицу и пошла по дороге вдоль особняков. Вампиресса, как всегда одетая по последней моде, кокетливо куталась в меховую накидку. Не то, чтобы ей было холодно, просто мисс Форест обожала дорогие меха. Темно-бордовый цвет, преобладавший в ее одежде, оттенял волосы цвета темной меди, тщательно уложенные в сложную прическу. Ворота в дом Полиньи оказались открытыми. До дома оставалось всего несколько метров, и Анабель замедлила шаг. Она все еще была здесь хозяйкой. Особняк до сих пор не удалось продать, и баронесса с присущей ей практичностью велела поверенному снизить цену и устроить аукцион. Собственно, поэтому она и приехала снова в этот городишко. Аукцион начнется буквально через четверть часа. Анабель надеялась, что в Париж она вернется уже с деньгами.
Париж… На алых губах вампирессы мелькнула мечтательная улыбка. Как бы хотелось ей скорее оказаться там, в самом сердце Франции, в крепких объятиях фон Бриза. Она уехала несколько дней назад и уже успела истосковаться по горячим ласкам любовника. Интересно, чем он там занимается без нее. Анабель ощутила легкий, но неприятный укол ревности. Мысль о том, что он может в ее отсутствие развлекаться с другой, выводила ее из себя. Она ведь так ничего толком о нем и не узнала. Всякий раз, как баронесса хотела расспросить Винсента о его жизни, у них находились более приятные занятия, и серьезные разговоры откладывались. В итоге ей оставалось надеяться на лучшее. «Но готовиться к худшему», - как-то само прозвучало в голове, но вампиресса тут же отогнала эту мысль от себя. Она портила ей настроение.
- Мадам Полиньи. – Протрубил поверенный Жорж Сорель, показавшись в дверях. – Рад вас видеть. Все заинтересованные в покупке дома уже собрались. Можем начинать.
- Отлично. Приступайте. – Мило улыбнулась Анабель. Она смотрела мимо Сореля на одного из его помощников – мальчишку лет семнадцати, нанятого специально для проведения аукциона. В дороге она проголодалась, и не отказалась бы от легкой закуски. Вот этот помощник будет очень даже ничего. После аукциона она им займется.
Владелица особняка зашла внутрь. Здесь ничего не изменилось с тех пор, как она была тут в последний раз. Даже большой портрет хозяина остался висеть в холле. Полиньи хотел, чтобы после свадьбы художник написал их обоих. Семейная чета в золоченой раме. Как мило. Как наивно. Бедняга готовился к счастливой жизни в браке, но этому не суждено было осуществиться. Анабель равнодушно осмотрела обстановку и собравшихся людей - несколько мужчин и женщин. Никого кроме Сореля она здесь не знала. И хорошо. Ей с ними не детей крестить. При мысли о детях баронесса наморщила нос. Она вспомнила ту некрасивую историю с наследником Полиньи. Винсент ей тогда здорово помог. Если бы не он, наследство ей бы, может, и не досталось. Внимание ее привлекла рыжеволосая женщина в темно-зеленом дорожном одеянии, лицо ее скрывала вуаль. Она держалась как будто особняком от тех, кто приготовился торговаться на аукционе. Впрочем, Анабель о ней почти сразу забыла и перенесла все свое внимание на юного помощника поверенного. Мысленно она уже вонзала клыки в его тонкую шею и выпивала мальчишку до последней капли крови.

Отредактировано Anabel Forest (26-07-2018 18:06:11)

+1

3

Бесконечные дороги, переезды, гостиницы… Ей это все порядком надоело. Агнесс с плохо сдерживаемой яростью сжала кружевной платок и поднесла его к губам. Эта привычка осталась у нее с ее первых дней жизни в Вечности. Когда она стала вампиром, привыкнуть к тому, что у нее теперь есть острые клыки, удалось не сразу, и какое-то время она прикрывала рот платком, чтобы до поры не спугнуть потенциальных жертв. Впрочем, те дни давно позади. Сейчас она научилась играть с людьми, очаровывать, завлекать, обводить их вокруг пальца, прежде чем убить. И ей уже не нужно было скрывать клыки платком. Но прошлое время от времени напоминало о себе.
К примеру, Агнесс все чаще предавалась ностальгии в отношении своего супруга – графа фон Беккера, ее милого Виллема. Она не раз жалела, что после обращения оставила его, и довольно долго даже не пыталась разыскать. Думала, что Виллем, должно быть, сильно злится на нее. И при встрече может попытаться убить. Велика ли вероятность такого исхода, ей проверять не хотелось. А тут тоска заела – ведь они с Виллемом были когда-то очень счастливы. А вдруг он тоже не против воссоединения семьи? Конечно, прошло столько лет, все могло измениться. И у него уже может быть кто-то… От этой мысли рыжеволосая вампирша так сжала несчастный платок, что тонкая ткань затрещала по швам. «Мне не все равно. Значит, я все еще люблю его!», - подумала графиня фон Беккер. Ну, конечно, любит! Что, если не любовь, могло двигать ей, когда она уже несколько месяцев шла по следу своего благоверного, но никак не могла догнать. Виллем, будто чувствовал, и все время ускользал от нее в самый последний момент. Впрочем, это вполне в его духе. Но, черт возьми, лучше бы ему не испытывать терпения Агнесс!
В Марсель она приехала поздним вечером. Графиня знала, что ее муж направился сюда. Местные указали ей на дом некого Полиньи. Промышленник, один из самых состоятельных людей, местная знаменитость. Если ее супруг и приезжал в город, то явно бывал в этом доме. Вот только эти хорошие люди забыли упомянуть, что промышленника уже нет в живых, а дом его пущен с молотка. Когда Агнесс узнала об этом, разочарованию ее не было предела. Виллем снова ускользнул от нее. И на этот раз в неизвестном пока направлении. Графиня поджала губы. Что делать дальше она не знала. Оставалось только слушать, как местные жители с жадностью торгуются за вещи когда-то принадлежавшие Полиньи. «Ну, уж нет!». Агнесс бесшумно поднялась и, придерживая подол платья, вышла из комнаты. Пройдя по длинному коридору, вампирша вошла в приоткрытую дверь. Раньше, это был, по всей видимости, рабочий кабинет хозяина дома. Еще одна дверь из него вела на небольшой балкон. И графиня прошла туда. Насладиться свежим морозным воздухом и обдумать свои дальнейшие действия.
Агнесс стояла на балконе в тонком платье и отороченной мехом перелине. Но, по понятным причинам, ей было нисколько не холодно. Она осматривала улицы Марселя, типичные для таких городишек. Серость, запутанность, теснота. Остается добавить сюда еще вечную грязь на дорогах, которую месят друг за другом прохожие и экипажи.
«Ску-ко-та», - констатировала Агнесс, и от безысходности столкнула вазон, стоявший на краю балкона. Кроме звона толстого бьющегося стекла, снизу раздался другой звук. И он заставил графиню напряженно замереть. Там определенно кто-то был.

+1

4

Все шло, как по маслу. Во время аукциона рыжеволосая вдова Полиньи бросала нескромные взгляды в сторону помощника поверенного, лишь вполуха слушая, что говорит Сорель. Деньги интересовали ее, но не так, как этот юноша. Он был недурен собой, молод и, скорее всего, полон амбиций и планов. И кровь его, должно быть, имеет просто божественный вкус. Ммм, от одной мысли об этом у вампирессы проснулся просто зверский аппетит. А это значит, что шанса выжить у мальчишки нет. Ни одного.
Сколько ему осталось? Час? Может, меньше. Зависит от того, сколько еще Сорель будет бороться за благосостояние несчастной вдовы, накаляя градус торгов до предела. Этот аукцион казался поистине бесконечным. Или ей просто так сильно хотелось поскорее попробовать крови своей потенциальной жертвы?
Бель начала нервно обмахиваться веером, не теряя впрочем, зрительного контакта с мальчишкой. Он не должен сорваться с крючка. Вампиресса уже настроилась на сытный ужин. И никто не помешает ей осуществить задуманное. Нужно лишь еще немного подождать. В утомительном ожидании Бель едва не сломала веер, так ожесточенно она им обмахивалась. Наконец, прозвучало заветное «продано». Дом ушел с торгов немногим меньше, чем она его продавала до этого.
- Благодарю вас, Жорж. – Мило улыбнулась баронесса одними губами. – Вы – настоящий профессионал. – Она сжала руку Сореля обеими руками и энергично потрясла ее.
- Рад, что вы остались довольны, моя дорогая мадам Полиньи. – Поверенный склонил голову. Он был тоже рад, что ему больше не придется заниматься этим делом. Слишком уж тут все было… странно. Сначала внезапная смерть Полиньи. Потом подозрительное исчезновение одного из его наследников. Темная история. Он был уверен, что все происходящее тут неспроста, и его клиентка – безутешная вдова Полиньи напрямую в этом замешана. Правда, он должен был признать, что она платила ему весьма щедро, поэтому углубляться во всю эту ситуацию Сорель не собирался, просто делал свое дело. Он едва сдержался, чтобы не вздрогнуть, отступая, от прикосновения холодных пальцев Анабель ему всегда было не по себе. Они договорились утром оформить все бумаги по продаже дома, и Сорель откланялся.
«Наконец-то», - Бель закатила глаза. Она помахала Полиньи рукой, дожидаясь, пока его экипаж не скроется за поворотом.
- Теперь нам точно никто не помешает. – Проворковала баронесса, обнимая за шею мальчишку и сладко целуя его, обещая самые бесстыжие ласки этой ночью. – Идемте же в дом.
Но до дома они не дошли. Юный любовник, сгорая от нетерпения, прижал Анабель к стене дома, осыпая поцелуями шею, плечи и грудь. Вампиресса, которая сгорала от нетерпения не меньше, уже собиралась ударить его клыками в шею. Но тут произошло нечто странное. Сверху с грохотом упала тяжелая ваза, и прежде чем разбиться на сотню мелких осколков, краем задела ее пылкого ужажера.
- А…э… что это? – Нахмурилась вампиресса, глядя на обмякшее в ее руках тело. Она шагнула вперед и посмотрела наверх. – Мадемуазель, вы бы поосторожнее с тяжелыми предметами. – Баронесса вытянула руку и предъявила незнакомке бессознательного мальчишку. – Кавалера моего ушибли едва ли не до смерти.

+1

5

- Мадам. – Поправила Агнесс, перегибаясь через бортик балкона. Надо ли говорить, что никаких мук совести она в этот момент не ощущала. Тем более… Как интересно все складывается! Пред ней предстали вовсе не пылкие любовники, которые в порыве страсти не смогли дойти до дома, как могло показаться на первый взгляд. Более того, одной из них была та самая «безутешная вдова», владелица особняка. И уж совсем сюрприз – «вдова» оказалась вампиром. В этом не было ни малейшего сомнения. Так Агнесс многое стало понятным. И внезапная смерть хозяина этого дома Полиньи, и поздние торги, и его странная вдовушка, поспешившая уединиться с молодым помощником поверенного сразу после аукциона. «Вот же стерва!», - восхитилась про себя графиня предприимчивости вдовы. Впрочем, какая он к чертям вдова? Для нее это, похоже, просто способ безбедного существования, а Полиньи - одна из жертв. Впрочем, кто не без греха? Агнесс тоже иногда промышляла подобными авантюрами, когда семейные ценности фон Беккеров, которые она забрала с собой в Вечность, подошли к концу. Ну, хотя бы в этом они друг друга понимают. Зато теперь у нее есть крошечный шанс узнать о своем муже хоть что-то. Ведь если он был тут, то эта рыжая должна знать. Если, конечно, она к тому времени уже окрутила Полиньи и была в Марселе. 
- Мадам фон Беккер, к вашим услугам. – Представилась Агнесс с самым кротким видом, все так же глядя на вампиршу сверху вниз. Только так она и выразила свое сожаление, что помешала вдове перекусить помощником поверенного. – Надеюсь, ваш кавалер просто без сознания, и еще может быть употреблен…хм… Я хотела сказать, он не утратил своих полезных качеств… В общем, вы поняли.
Конечно, перед ней дитя ночи. Но говорить о человеке как о пище напрямую с незнакомым вампиром – это моветон. Правда, с дипломатией у Агнесс всегда было туго, она предпочитала говорить прямо, а не выражаться намеками. Это Виллем - мастер словословия. Ах, как иногда не хватало ей мужа рядом! Поскорее бы найти его. Поговорить. Объясниться. А потом не покидать семейное ложе несколько ночей напролет! Пока Виллем не убедится, как сильно и страстно она по нему скучала.
Решив, что продолжать разговор в таком положении просто невежливо, Агнесс подобрала юбки своего дорожного платья, ступила на бортик балкона и шагнула вниз. Через мгновение она приземлилась на обе ноги рядом с вдовой Полиньи и ее все еще бессознательной жертвой. «Весьма аппетитный», - оценила мальчишку Агнесс.
- Не буду скрывать, я пришла к вам не для того, чтобы купить ваш дом. Мне нужна ваша помощь. – Заявила графиня, решив, не тратя время на расшаркивания, сразу перейти к делу.

+1

6

«Придется делиться», - первая мысль, которая пришла на ум рыжеволосой хищнице. Вот же черт! Баронесса Форест уже настроилась перекусить мальчишкой в одиночку. Но судя по цепкому взгляду незваной гостьи, не одна она считала его аппетитным лакомым кусочком. Эта мадам фон Беккер (и откуда она только взялась?) - тоже. Придется делиться. Отказать в угощении вампиру, пришедшему с миром, она не имеет права. Закон гостеприимства и все такое.
Анабель, чуть наклонив голову, смотрела на Агнесс, не мигая. Она изучала ее, и не скрывала этого. Человек сказал бы, что это неприлично – так откровенно пялиться на незнакомца. Но они – не люди, и свободны от подобных предрассудков. Хищник встретил хищника, и должен оценить его силы и возможности. Это нормально. От этого зависит многое. В частности, как дальше будет складываться общение. К счастью, вампиресса сразу почувствовала, что ее гостья младше лет эдак на сто, значит, вряд ли решится вступить в открытую конфронтацию. Но было в мадам фон Беккер что-то такое, отчего Анабель предпочитала держать ухо востро. Не так проста она, как хочет казаться. Да и что привело ее сюда? Баронесса хоть и сохраняла вежливое выражение на бледном лице, но внутри буквально сгорала от любопытства.
Появление в этой глуши вампира было явлением довольно редким. Дети ночи обходили Марсель стороной, справедливо считая его унылым провинциальным болотом. Все стремились в Париж, там было куда веселее. Анабель бы тоже никогда сюда не поехала, если бы не брачная авантюра с Полиньи. Винсент был первым вампиром, которого она тут встретила. Но и его привел случай. И как только они закончили все свои дела, сразу же уехали развлекаться в Париж. А теперь вот эта вампиресса… Так странно. Об этом не хотелось думать, но проклятая интуиция подсказывала Бель, что визит мадам фон Беккер как-то может быть связан с появлением в Марселе Винсента фон Бриза. В кои-то веки баронесса предпочла бы ошибаться. Теперь же она просто обязана выяснить – так это или нет. Мучиться догадками – весьма неблагодарное дело. Даже аппетит пропасть может. А для вампира это гораздо хуже, чем для человека. Впрочем, что может быть хуже возможной связи ее любовника с этой рыжеволосой стервой? Так думала Анабель, ощущая неслабые такие приступы ревности.
- Помощь? – Вампиресса не смогла скрыть удивление. – Вам нужна моя помощь? – Переспросила она, удобнее перехватывая в руках бессознательное тело помощника поверенного. Это уже интересно. Что ей нужно? Они даже незнакомы. Слишком много загадок за один вечер. Это начинало нервировать баронессу. Нужно поскорее все узнать, расставить, так сказать, точки над i.
- Ну, что же. Прошу вас, проходите в дом. До утра он еще в моем распоряжении, а, значит, мы сможем спокойно перекусить, а потом поговорим о том, чем я могу вам помочь.
Она так и сказала «мы». За бокалом теплой крови разговор будет более доверительным и непринужденным.

+1

7

- Это так мило с вашей стороны. – Пропела Агнесс, чиркнув тонким лезвием маленького дамского ножа запястье помощника поверенного, который пришел было в себя, но вновь потерял сознание, слегка придушенный вдовой Полиньи. Скоро этот мальчик уснет вечным сном. Они ведь не оставят его в живых, верно? Лишний свидетель не нужен никому. Люди слишком любят болтать о том, что их не касается. Это их слабое место. Поэтому они лишь пища. Не более. Больше Агнесс судьба мальчишки не заботила. Только собственный голод. Не слишком острый, но уже напоминающий о себе. Как, однако, удачно она успела к ужину!
Кровь темными рубиновыми каплями выходила из пореза медленными толчками, и гостья подставила бокал, чтобы не потерять ни капли драгоценной жидкости. Эликсир жизни. Восхитительный деликатес. Как хорошо, что ей не нужно скрывать свою истинную суть перед почтенной вдовой. Обе они прекрасно знают, кем являются. И, конечно, премило побеседуют за бокалом теплой крови.
- Я путешествую уже давно. Можно сказать, иду по следу. – Сообщила она вдове, усаживаясь в удобное кресло, закидывая ногу на ногу, не особо заботясь о приличиях. Вампирам они не нужны. Они уже сидели в гостиной, которая, не смотря на основательные перестановки из-за продажи дома, все еще была уютной. – Ищу своего мужа, мы не виделись с ним с тех пор, как я его обратила. – Тут Агнесс вполне правдоподобно всхлипнула, хотя глаза ее остались сухими. – Думаю, он хочет прибить меня. Но мне все равно! Я найду его, поговорю с ним, все объясню… - Тут вампирша пригубила кровь из бокала, и замолчала на какое-то время, давая возможность хозяйке особняка переварить информацию.
В принципе, она не сказала ничего сверхъестественного для существ подлунного мира, к которым они обе относились. Каждый вампир хотя бы раз кого-то обращал, потому, что всем становятся нужны спутники, или даже свита. Мало кто живет в одиночку постоянно. Тоска рано или поздно возьмет за горло, какой бы бурный образ жизни не вел вампир. Поэтому, Агнесс очень надеялась на понимание, а если повезет, то и на помощь этой рыжеволосой леди, имевшей, по всей видимости, характер твердый и даже жесткий. Дело, конечно, семейное, деликатное, но она не может постоянно гнаться за Виллемом. Он умеет виртуозно исчезать из ее поля зрения в самый неподходящий момент. Найти потом его след – та еще задача.
- Последнее, что я слышала о нем, что он направлялся в Марсель. Но потом исчез, как сквозь землю провалился. – Агнесс старалась держать себя в руках, но от нетерпения слегка покачивала ногой. Плевать, что там подумает о ней вдова. Лишь бы помогла. Лишь бы сказала о Виллеме хоть что-то способное пролить свет на его нынешнее местоположение.
- Не слышали ли вы о нем? Может быть, встречали? Его имя Виллем, граф фон Беккер. Мой милый любимый глупенький муженек! – Последнюю фразу Агнесс произнесла с такой теплотой и любовью, какой нельзя было ожидать от хищника, только что хладнокровно резавшего жертве запястье, чтобы нацедить крови в свой бокал.

Отредактировано Agness von Becker (19-08-2018 21:56:36)

+1

8

- Bon appétit.
Вообще-то Анабель намеревалась выпить мальчишку, что называется, прямо из горла. Она предвкушала это, пока шел аукцион. И уже готова была вонзить в его шею клыки, когда появилась эта незваная гостья. Теперь придется пользоваться столовыми приборами в виде ножей, жеманно делая надрезы на бессознательном теле. Так положено, так прилично. Вот же не повезло! Пить еще горячую кровь, ощущая языком ток крови под кожей человека, было бы куда как приятней. Но что теперь делать. Отыграется на следующей жертве. Не вечно же будет здесь сидеть эта рыжая, да и Бель не терпится вернуться в Париж к любовнику.
Баронесса чинно нацедила в свой бокал крови из запястья мальчишки. Судя по его цвету кожи и дыханию, он будет без сознания еще какое-то время. Хорошо. Потом ей придется снова применить силу, чтобы их ужин лежал спокойно и не предпринимал попыток сбежать, пока они говорят. А разговор намечался интересный. Вампиресса, оказывается, искала своего супруга, которого, по ее словам, обратила, но продолжала страстно любить. Вечная любовь? Ну-ну. И по какому-то роковому стечению обстоятельств она искала его именно здесь, в Марселе. В доме Полиньи.
- Я так сочувствую вам. – Сказала Анабель, чтобы избежать долгих пауз, пока она обдумывает все сказанное этой мадам фон Беккер. В голосе ее не слышалось ни капли сочувствия, она даже не старалась особо изображать его. Они не люди, чтобы пытаться обмануть друг друга. Обычной холодной вежливости будет вполне достаточно.
«Так, значит, Виллем, граф фон Беккер…». Вампир, которого жена любит уже не одну сотню лет как кошка. Блестящий кавалер и авантюрист, судя по всему. Мда… Конечно, можно было предположить, что появление двух таких вампиров в маленьком городе примерно в одно время – простая случайность. Но баронесса Форест была реалисткой и не верила в столь фатальные совпадения. И что-то подсказывало ей, что она знает того, о ком говорит ее гостья. И весьма близко.
Винсент фон Бриз. Ее любовник. Имя не совпадает, но это ничего не значит. Она и сама не раз представлялась своим состоятельным жертвам другими именами. «Если это он, я сама его убью, клянусь!», - подумала Анабель, задыхаясь от сжавшего горло приступа ревности. Совершенно неконтролируемое стихийное чувство, от которого она едва не потеряла голову, но каким-то чудом смогла сохранить лицо. Нельзя выдать себя раньше времени.
Они провели с Винсентом столько ночей, но она до сих пор ничего не знала о нем. Вампир был пылок и горяч, но о своем прошлом предпочитал молчать, а если она спрашивала что-то, отвечал уклончиво. Баронесса списывала это на то, что ему просто неприятно говорить об этом. Но о том, что у него может быть любящая жена, она и не подозревала. Не сказать, чтобы это кардинально изменило ее отношение к фон Бризу, но наличие у него супруги, да еще такой, как сидящая напротив нее вампиресса, весьма портило Бель настроение и, что хуже всего, разрушало ее далеко идущие планы относительно Винсента.
- Давно вы поженились? И почему вы решили его обратить? – Анабель решила извлечь из этой встречи максимум пользы - выяснить, действительно ли речь идет о Винсенте, а также узнать о нем как можно больше. – Ночь только начинается. Расскажите мне вашу историю, а я постараюсь помочь вам, чем смогу.

+1

9

- И вот после бурной ночи в его походной палатке я ощутила такой голод, будто все внутри выкручивало, и обратила его. – Агнесс закрыла глаза, ресницы ее трепетали, по щеке скатилась одинокая слезинка. – Я чувствовала, как его тело остывает в моих руках. Я ненавидела себя в эту минуту. Но я не могла иначе! – Горячо заверила вампирша. – Просто не могла…
Театр одного актера длился уже больше часа. Агнесс поведала вдове Полиньи все с самого начала, особо не вдаваясь в подробности, но и не кривя душой. Как они познакомились с Виллемом, как влюбились друг в друга, как были счастливы вместе, до тех пор, пока не началась эта дурацкая война, и граф покинул свою жену, а она так тосковала, что решилась ехать за ним. И в дороге с ней случилось непоправимое. Она умерла. И воскресла к новой жизни. Но это навсегда изменило для четы фон Беккер все. Могла ли она тогда остаться в палатке Виллема? Нет, потому что он, придя в себя, и узнав правду, пришел бы в ярость. Он никогда не простил бы ее. И это еще страшнее, чем стать вампиром. Поэтому, она сбежала. Но любить мужа не перестала. И все так же жаждала его, как много лет назад.
Агнесс не верила ни одному слов вдовы Полиньи, ее холодному сочувствию и вежливому любопытству. Не доверяла она и обещанию рыжей вампирши помочь. Тогда зачем она распиналась перед ней, рассказывая свою историю? Просто ей нужно было это самой. Еще раз услышать саму себя. Свои мысли. Чувства. Прожить ту человеческую жизнь, которую у них так легко отняли. Славное все-таки было время. Они с Виллемом были так влюблены и беззаботны тогда. И совсем не думали о том, как хрупко счастье.
- Видите эту жемчужину? – Вампирша вытянула из узкого ворота дорожного платья крупную жемчужину на тонком шнурке. – Люди так носят нательные кресты обычно, а я – эту жемчужину. Она – от колье, которое муж подарил мне, когда мы еще не были женаты и встречались в тайне ото всех. Когда-то это колье спасло мне жизнь. – Агнесс задумалась, словно заново переживая весь ужас той роковой ночи, когда она едва не стала жертвой вероломного убийцы во время торжественного ужина в крепости. Рассыпавшиеся по полу жемчужины колье дали ей ту необходимую пару секунд, чтобы спастись. – Мой муж и наша любовь - единственное, во что я верю. И я хочу найти его поскорее. Я должна поговорить с Виллемом. Объяснить ему все. Извиниться, наконец, за то, что обратила его, не спросив согласия.
Если она могла, то глубоко бы вздохнула сейчас, делая долгую паузу, чтобы выпить крови. Благо их ужин еще был жив, хотя дышал уже еле-еле. Обнаженная грудная клетка юноши едва вздымалась. А кожа была землисто-бледной. Но он никогда не станет вампиром. Он лишь еда. Не более. Агнесс сделала новый надрез на запястье и нацедила себе еще немного крови в бокал. Уселась в свое кресло, неспешно смакуя каждую каплю драгоценной жидкости. Она довольно жмурилась, радуясь, что воспоминания не смогли взять над ней верх. Подобное удавалось ей далеко не всегда. Порой графиня после приступа ностальгии предавалась меланхолии долго и со вкусом.
- А теперь скажите мне, ради всех демонов Преисподней. Не видели ли вы моего мужа здесь? И если вам случилось с ним встретиться, то куда он направился после?
Агнесс одним глотком допила кровь из бокала. Она начинала терять терпение.

+1

10

«Видела? Ах, милая, знала бы ты, что я не только видела твоего мужа, но и провела в его объятиях столько восхитительных ночей!», - подумала Анабель, скромно, как и положено почтенной вдове, опуская глаза. Эта вампиресса не должна заметить ни дьявольского огня в ее взгляде, появлявшегося всякий раз, когда баронесса думала о любовнике, ни мечтательной улыбки от воспоминаний о проведенном с ним времени. Ей вообще не стоит ничего об этом знать. Как говорится, меньше знаешь, лучше спишь. Особенно, если речь идет о любовных похождениях супруга. Почему-то Бель казалось, что реакция на это у графини фон Беккер будет весьма бурная. А она уже продала дом, поэтому ломать и крушить тут все теперь крайне нежелательно.
В том, что ее страстный любовник Винсент и есть Виллем, граф фон Беккер, «любимый глупенький муженек», баронесса почти не сомневалась. Слишком уж много совпадений. И появление вампира здесь, в Марселе, в доме Полиньи, и его слишком уж откровенное нежелание рассказывать о прошлом, и вкусы относительно рыжих женщин, да и все прочее - тоже. «Мог бы хоть намекнуть, что женат», - подумала Анабель, чувствуя, как в груди клокочет ярость, ревность, обида и желание увидеть его, залепить ему хорошую пощечину, а потом целовать жарко его жесткие губы, стирая с них ехидную ухмылку. Вот дьявольщина!
Бель так глубоко задумалась об этой непростой ситуации, что даже не заметила, как в ее бокале закончилась кровь. А очнулась она, лишь ощутив на себе пристальный взгляд рыжеволосой вампирессы. «Еще не хватало, чтобы она начала подозревать что-то», - вздохнула про себя Анабель, и отставила пустой бокал в сторону. Крови ей больше не хотелось. Открывшиеся подробности о любовнике отодвинули на второй план даже ее инстинкт, ее жажду. За это короткое время Винсент тоже успел в каком-то смысле стать ее «жаждой», правда, в несколько ином смысле. И прекратить все это вот так просто, только потому, что он, оказывается, лет двести как женат, вампиресса не собиралась. Но и что со всем этим делать, пока не знала.
Вообще-то на Винсента у нее были большие планы. С ним оказалось не только приятно спать, но и путешествовать. Их общая склонность к авантюрам придавала совместным путешествиям интереса и остроты. И Анабель искренне считала, что нашла себе спутника на ближайшие несколько веков. А теперь… Сложно сказать, что будет дальше. Как он отреагирует на появление на его пути законной супруги. И захочет ли продолжать путешествие с Анабель. «Надо, чтобы захотел», - услужливо подсказал внутренний голос. И баронесса не собиралась с ним спорить.
- Я видела похожего по вашему описанию мужчину во время праздничного приема в доме Ламбертов. – Задумчиво проговорила Бель, тщательно подбирая слова. – Он флиртовал с их дочерью Амалией. А потом исчез с ней. – Мстительно добавила вампиресса, уж очень ей хотелось увидеть, как исказится в этот момент лицо супруги ее любовника. – И больше я его не встречала. Это мог быть ваш муж?
Последний вопрос подразумевал: «способен ли ваш муж соблазнять юных дев, совмещая, так сказать, приятное с полезным?». Как будто обе они не знали, что древний вампир способен еще и не на такое!

Отредактировано Anabel Forest (20-09-2018 23:51:40)

+1

11

- Ах, вот как… - Только и смогла проговорить Агнесс в ответ на щебетание вдовы. Как ни старалась она скрыть ревность – это совершенно неконтролируемое, разрушающее чувство, накрывавшее ее, порой, совершенно без повода, просто из сильной любви к мужу, у нее это не получилось. Графиня фон Беккер помрачнела и надолго замолчала. Хотя больше всего ей хотелось бегать по комнате, руша все вокруг. Эмоции, бушевавшие в груди, требовали выхода. Но подобное поведение было недостойно графини, к тому же, она слишком мало знала вдову Полиньи, чтобы столь открыто самовыражаться.
В их человеческой жизни Виллем был идеальным мужем, и никогда не давал ей поводов для ревности. Они были так влюблены друг в друга еще с той их первой встречи перед помолвкой, что ни в ком больше не нуждались. Даже обычный светский флирт с другими мужчинами казался обожавшей мужа Агнесс святотатством. Она, окруженная любовью своего Виллема, в этом просто не нуждалась. А потом они оба шагнули в Вечность, и все изменилось. Чтобы раздобыть человеческой крови и утолить свой голод, Агнесс не гнушалась ничем. И флирт был самым простым и невинным крючком, который потенциальная жертва заглатывала легко и с удовольствием. Вероломность, сладострастие, неистовость чувств – вот что приобрела графиня фон Беккер, став вампиром. Как изменился Виллем, обретя вампирскую сущность? Вероятно, он не сильно отличался теперь от своей супруги. Но почему, черт возьми, ей так неприятно и больно слышать о том, как он исчез с какой-то там Амалией, в перспективе явно ставшей ужином Виллема? Ведь столько лет прошло. Но не для Агнесс.
Когда приступ ревности прошел, эмоции уступили место разуму, вампирша вдруг поняла, что ей казалось странным в этой истории, рассказанной вдовой Полиньи. Два древних вампира встретились на светском приеме в маленьком городе. И просто разошлись, как в море корабли, сделав вид, что не признали родственной сущности? Серьезно? Тем более, если речь идет о Виллеме с его безупречными манерами. Все это выглядит как-то неправдоподобно. Как будто сидящая напротив нее рыжая вампирша чего-то не договаривает. «Интересно, что?», - Агнесс прикусила губу, размышляя, как бы вытянуть из нее правду. Какой резон, казалось бы, скрывать что-то вдове? «Резона нет, только если она сама к этому непричастна. Хм…». Графиня внимательно взглянула в синие глаза древней, пытаясь найти ответ там. Но вдова Полиньи выдержала ее взгляд, оставаясь нордически спокойной, и ничем себя не выдала. Однако это только усилило подозрения графини фон Беккер. А что, если все было совсем не так, как рассказала ей вампирша? Вдруг она… они… Ох, лучше не думать о таком, иначе она точно не сможет сдержать себя! А в этом деле нужна осторожность. Если она хочет узнать правду, конечно.
- Думаю, это вполне мог быть Виллем. – Кивнула Агнесс. - Он никогда не пропускал ни одной юбки. – Добавила она, трагически скрестив руки на груди. – А ваш супруг, господин де Полиньи, в момент встречи с Виллемом на том светском приеме, тоже был с вами, или он уже… эээ.. покинул этот мир? Простите, что спрашиваю. – Без особого раскаяния добавила Агнесс. – Наверное, с моей стороны это очень невежливо.

+1

12

«Ах ты, дрянь!».
Как хотелось ей увидеть смесь ревности и ярости на бледном лице графини. А вместо этого она сама получила удар под дых. Анабель стоило больших усилий, чтобы сохранить невозмутимость после слов рыжей. Ее гостья в этот момент мило улыбалась и хлопала глазами, отчего выглядела глупенькой наивной дурочкой. Как будто не она только что бумерангом вернула вампирессе сказанную гадость. И сделала это так изящно, не выходя за рамки светской беседы. Кого-то ей это напоминало. «Винсент фон Бриз. Изящная язва», - подумала Бель. Она уже не сомневалась, что Винсен фон Бриз и Виллем фон Беккер – одно лицо. А перед ней сидит его драгоценная женушка, о которой он все это время умалчивал. Скорее всего, намеренно. «Стоят друг друга», - фыркнула про себя баронесса. И от этого она ревновала любовника еще больше. Если бы у него оказалась страшная, старая и жирная брюзга-жена, ей было бы легче. И как-то понятней что ли. Но все было наоборот. Увы.
- На тот момент мой супруг уже оставил нас. - Бель скромно опустила глаза, чтобы собеседница не заметила сверкающих в них молний. С ней нужно держать ухо востро, не просчитаешь наверняка, что задумала эта бестия. – Я была в трауре, поэтому мое пребывание на светском приеме являлось лишь кратким визитом вежливости. Но ваш супруг обратил на себя мое внимание. Я еще тогда подумала, что он умеет ухаживать за дамами. Сейчас это такая редкость, знаете ли.
Милая улыбка, чуть затуманенные синие глаза. И целый ворох приятных воспоминаний. О, да. Винсент - Виллем определенно знает толк в обхождении с женщинами. И умеет сделать им приятно. Бель прикусила губу. Желание оказаться сейчас рядом с ним, в его объятиях стало нестерпимым. С одной стороны ей все еще хотелось убить любовника за его обман, за весь этот маскарад с именами. С другой – да какая разница, что у него там за мистификации! У кого из них нет скелетов в шкафу? Зато как он сладко целует, как искусно ласкает… Ах.
«Когда же уже уберется эта чертова кукла отсюда?». Графиня фон Беккер ее раздражала. Всем. Своей настойчивостью. Полным отсутствием такта. Рыжими волосами, наконец! Но в то же время Бель хотелось узнать у нее как можно больше о ее муже и своем любовнике. Это может быть единственный шанс приоткрыть завесу тайн, о которых молчит вампир. Поэтому, есть смысл потерпеть свою гостью еще немного.
- Что вы намерены делать теперь? – Анабель скрестила руки на груди, чуть откидываясь на спинку кресла. – Как думаете, ваш супруг будет рад видеть вас, спустя столько лет? Не боитесь, что он не простил вам своего обращения? А если, он при встрече попытается убить вас?
Голос баронессы изменился. Она задавала серьезные вопросы. Трудные вопросы. Но уже не старалась уколоть графиню фон Беккер. И так понятно, что ей палец в рот не клади, откусит по локоть. К тому же, Бель все это было, действительно, интересно.

Отредактировано Anabel Forest (29-10-2018 23:29:49)

+1

13

Вопросы.
Столько вопросов. И ни одного ответа у нее на них нет. Одни предположения да страхи. Агнесс нахмурилась и прикусила губу. А эта вампирша та еще штучка. Знает, как ударить побольнее. И бьет ведь от всей души. Зараза.
Молчание затянулось, но графине фон Беккер было все равно. Плевала она на этот этикет, нормы морали и прочую чушь! Говорить не хотелось. И точка. Вампирша обхватила себя руками за плечи и отвернулась к окну. Она искала Виллема уже довольно давно, шла по его следу, как полицейская ищейка. И за это время почти убедила себя, что муж простил ее, и, может, даже будет рад видеть. Спустя столько лет. Во имя их любви. Конечно, ему не хватает его маленькой сладострастной женушки! Эти мысли заставляли Агнесс следовать за Виллемом и дарили надежду. Но что, если эта надежда ложная? Особенно остро вампирша ощутила это сейчас, после слов вдовы Полиньи.
Конечно, если оценивать здраво, ситуация выглядела некрасиво. Мягко говоря. Агнесс приехала к мужу на войну, убила его, обратила и сбежала, оставив Виллема один на один с Вечностью. И теперь она вдруг решила, что имеет право снова появиться в его жизни. «Что бы ты сделала, если бы сама оказалась на месте Виллема?», - честно спросила себя Агнесс. И поняла, что приложила бы максимум усилий, чтобы прикончить обратившего ее вампира. Да и простила бы вряд ли, даже если бы у нее валялись в ногах, умоляя. Вот и ответ на все вопросы. Виллем, наверняка, испытывает те же эмоции. Может, он поэтому так ловко исчезает от нее в последний момент? Не хочет встречаться. Не любит. Не простил.
Нет – нет. Даже просто думать об этом больно. Вампирша прикрыла глаза. Губы ее кривились, как у обиженного ребенка. Если бы она была человеком, то, вероятно, напилась бы сейчас вина. Но она – вампир. Вино не поможет. Эйфория от выпитой крови мальчишки уже прошла. Да и мало ее было для двоих вампиров, чтобы «захмелеть». Зато вполне достаточно, чтобы признать – во всем она виновата сама. Сама эту кашу много лет назад заварила, а теперь страдает. Да только могла ли она тогда по-другому? Новообращенная, испуганная, растерянная, мучимая жаждой крови, готовая на все ради нее! И Виллем знает это. Ему такое состояние тоже должно быть знакомо. «Я не виновата. Я только жертва обстоятельств», - внушала себе Агнесс, но звучало все это крайне неубедительно.
Вампирша обернулась и тут же встретилась глазами со своей собеседницей. Синие глаза ее смотрели с невежливым любопытством. Она все еще ждала ответов. Предвкушала их. Смаковала, вероятно, заранее поражение своей гостьи. Ах, как хотелось сейчас Агнесс вцепиться в волосы этой вампирше, расцарапать спокойное лицо, насладиться жалобными воплями. А что, если Виллем уже давно нашел ей замену? А, может, и не одну? Пригрел на груди какую-нибудь веселую вдовушку, типа вот этой, сидящей напротив. Или хотя бы ту человеческую девку, о которой говорила ей вампирша. От этой мысли Агнесс стало еще более противно на душе, а желание напиться - практически нестерпимым.
- Я не знаю. – Честно ответила Агнесс. – Не знаю, ждет ли меня еще Виллем или уже обзавелся любовницей. И не уверена, что он не попытается убить меня при встрече.
Графиня закрыла руками лицо. Она не собиралась говорить всего этого, показывать этой стерве свою неуверенность и слабость, но почему-то сказала. Слова сами сорвались с губ. Но Агнесс отчего-то стало легче.
- У вас не найдется чего-нибудь выпить?

Отредактировано Agness von Becker (24-11-2018 20:34:57)

0

14

«Ммм… Кажется, мне все же удалось сбить спесь с этой стервы», - подумала Бель. Она, заметив смятение на лице соперницы, была довольна и даже очень. До сих пор их светская беседа напоминала перетягивание каната, и кто-то в итоге должен был уступить. Анабель уступать не собиралась. Особенно после того, когда ее так старательно выводили из себя. Теперь же графиня фон Беккер пасовала.
Вообще-то Анабель не завидовала этой вампирессе. И не хотела бы оказаться на ее месте. Ситуация, в которую она попала, была весьма щекотливой – не справилась с жаждой крови, покусала любимого мужа без его согласия, да еще и обратила. Отчего-то баронессе казалось, что Винсент-Виллем не сильно обрадуется появлению на горизонте бывшей жены. «Но я все равно отомщу ему, за то, что умолчал о своем настоящем имени, и о семейном положении», - подумала Бель. Хотя, конечно, все это не такие уж и непростительные пригрешения. Мисс Форест и сама частенько пускалась в авантюры, и осуждать за это любовника было бы глупо. Но вот что делать с ревностью? Да, она ревновала. И сильно. Было бы здорово поскорее избавиться от сидящей напротив вампирессы навсегда. Но, увы, их разговор еще не закончен.
- Неизвестность хуже всего. – С притворным сочувствием проговорила Бель. – Вы очень рискуете. Просто очень. Конечно, вы его хорошо знаете. Но времени с вашей последней встречи прошло немало. Да и он, став вампиром, мог измениться. Скорее всего, он изменился. И не в лучшую сторону. – Баронесса выдержала многозначительную паузу, чтобы ее соперница прочувствовала всю тщетность своих усилий.
Конечно, Анабель блефовала. Ей просто нужно было избавиться от незваной гостьи. И поскорее. Вот она и запугивала ее. На деле же нет никаких гарантий, что при встрече семейство фон Беккеров не воссоединится. Это совсем не входит в планы баронессы. Потому что Он должен принадлежать ей. Стать ее спутником. Ее, а не этой рыжей стервы, которая уже когда-то окрутила его настолько, что он пошел с ней под венец. Бель бы тоже не отказалась от предложения руки и сердца в исполнении фон Бриза… То есть, фон Беккера. Пора уже называть вампира его настоящим именем. Анабель фон Беккер. Звучит! Только вряд ли сбудется. Что-то подсказывало баронессе, что после столь неудачного брака, в результате которого он стал вампиром, Виллем, скорее всего, просто не захочет снова жениться. И она не могла его за это осуждать.
- Выпить? – Бель покосилась на помощника поверенного. – Кажется, мой юный поклонник закончился. Но в доме вроде бы оставались еще слуги. – Баронесса зазвонила в колокольчик. Она и сама была бы не прочь выпить еще бокал теплой крови. А оставшихся слуг ей не жаль. Все равно они уже не ее собственность. Так что если кто-то из них вдруг исчезнет, мир не перевернется. Да и новый владелец особняка не обеднеет.
- Я считаю, вам нужно оставить затею с розысками бывшего супруга. И найти себе нового мужа. Человеческого. Когда надоест, его можно просто съесть. И все. Делов-то. – Анабель мило улыбнулась, на мгновение продемонстрировав маленькие острые клыки.

0

15

Агнесс нахмурилась. И все-таки тут что-то было не так. Нет, на первый взгляд, все хорошо. Гостеприимная хозяйка, теплая кровь, не менее теплая беседа. Но! Что это за мерзкое чувство, будто эта вампирша, сидящая напротив, издевается? И хуже того – лукавит. В чем? А вот это уже вопрос. Может, дело в притворном сочувствии? Почтенная вдова даже не пыталась скрыть фальшь, сквозившую в ее словах. Что-то подсказывало Агнесс, что все намного хуже. Эта стерва как-то уж больно рьяно старается отговорить ее от поисков мужа. Законного мужа, кстати!
С чего бы это?! Не с того ли, что все ее слова – чистой воды блеф. Наглая ложь, чтобы усыпить бушующий внутри гостьи неистовый ураган ярости и ревности. Вот оно! Графиня фон Беккер испытала такое чувство, как будто отыскала разгадку к сложной задачке. Все так. И от этого Агнесс чувствовала себя еще большей дурой. Значит, Виллем был здесь. Скорее всего, два вампира встретились. А вовсе не разошлись на светском приеме, как заливает ей эта древняя. Ну, и зная Виллема… «Он не мог!». Очень даже мог. Хотя бы из мести переспать с этой рыжеволосой вампиршей. Знал ведь, наверняка, что Агнесс не простит, когда узнает. Слишком уж жестокая месть. Слишком изощренная. Даже для него.
«Если только он сделал это, я убью его! Уничтожу! Чертов сукин сын! Я тут ищу его, страдаю, а он… Он!», - Агнесс казалось, что она сейчас лопнет от распиравшей ее злости. Таинственное исчезновение Виллема, когда она уже напала на его след и должна была вот-вот настичь. И попытки отговорить ее от дальнейших поисков со стороны этой вампирши. Теперь все сходилось. Ах, как хотелось Агнесс схватить свою добрую хозяюшку, да потрясти как следует, приговаривая: «Спала ты, дрянь, с моим мужем?!». Но сделать это нельзя. Пока она не попадется и не выдаст себя на чем-то более значительном. Нужно только подождать. И вот тогда уже она устроит тут такое, что ее соперница еще крупно пожалеет, что спуталась с ее мужем. Виллем тоже пожалеет, если выяснится, что все это правда. Но позже.
- Для меня новое замужество не проблема. – Беззаботно отозвалась Агнесс. – Но и не вариант. Люди – лишь пища, более ни в каких аспектах они меня не интересуют. А замуж я только один раз выходила. И супруг у меня один. Законный. Любимый. – Она едва ли не с вызовом взглянула на собеседницу. – И я хочу найти его, чтобы воссоединиться с ним. Даже если это будет непросто. Даже если он забыл меня. Он вспомнит! И, надеюсь, простит. Нас многое связывает. Слишком многое, чтобы он отказался хотя бы выслушать меня.
Она намеренно сделала акцент на это вот «слишком многое», чтобы побесить вампиршу, которая продолжала изо всех сил изображать гостеприимство. И даже пригласила нового слугу. Точнее, служанку. Милую хрупкую девушку с испуганными, как у загнанной лани, глазами. Волосы ее были убраны под платок. Как удобно. Не придется делать лишних телодвижений. Заметив одобрительный взгляд хозяйки поместья, Агнесс стремительно приблизилась к девице, без лишних слов полоснула ее ножом по горлу, подставила к ране бокал. Пока теплая кровь наполняла стеклянный сосуд, рыжая бестия хладнокровно наблюдала, как гаснет взгляд их жертвы.
Хорошо, что именно ей доверили убить девчонку.
Ей это сейчас было нужно. Очень.

0

16

Она что-то подозревает? Анабель оставалась спокойной, а на слова гостьи, произнесенные с патетикой не слишком одаренных драматических актрис, только бровку выгнула. Дескать: «Да? Такие чувства? Такая любовь!». На самом деле, держать себя в руках становилось все сложнее. Они обе будто ходили по лезвию бритвы с настороженностью хищника выжидая - кто сорвется первым. И тогда... Нарастающее взаимное раздражение грозило перерасти в открытый конфликт со срыванием масок и, возможно, даже рукоприкладством.
Конечно, баронесса Форест старалась быть благовоспитанной леди и до последнего держала себя в руках. Обычно собеседник ломался и отступал первым. Но этой рыжей стерве палец в рот не клади. Сама доведет кого угодно до белого каленья.
Как она мечтала провести этот вечер спокойно, с бокальчиком теплой крови. А получился какой-то кошмар. Мало того, что эта девка явилась без приглашения, оказалась вампиром, хитрым и наглым. Так она еще и жена ее любовника. Причем, совершенно упрямая и самоуверенная. Вот уж повезло, так повезло!
«Как же мне избавиться от нее?». Глядя на эту рыжую, Анабель даже подумывала о том, чтобы убить ее. Самый оптимальный, пусть и не слишком этичный в мире бессмертных, вариант. Зато нет вампирессы - нет проблемы. И она сможет, наконец, вернуться в Париж к любовнику. Только что скажет он, если узнает, что руки баронессы в крови его супруги? Особенно, если у них, действительно, была такая любовь, как она тут расписывала. Терять своего спутника (хоть он и приличный негодяй!), мисс Форест не собиралась. Значит, убийство отпадает (жаль, конечно). Убедить ее свернуть с намеченного пути, вероятно, тоже не получится. Она уже втемяшила в свою дурную рыжую голову, что обязана найти супруга, покаяться и торжественно воссоединиться с ним. Да сейчас! Фон Беккеры воссоединяться только через ее, Бель, труп! От этих мыслей баронессе еще сильнее захотелось перестать быть вежливой и гостеприимной хозяюшкой и повыдирать сопернице космы. Она даже вперед в кресле подалась и сжала руки в кулаки, так что острые ноготки впились в ладони.
«Мда», - Бель проследила, как ловко и быстро гостья убила служанку и наполнила еще теплой кровью ее бокал, а потом - свой. Сама мисс Форест могла быть сколько угодно жестокой, хитрой, коварной, могла обводить вокруг пальца, пускаться в авантюры, не гнушаясь достижения цели любыми средствами. Но сейчас все то же самое пытались проделать с ней. Причем, с совершенно невозмутимым видом на наглом вампирском лице! И это так напоминало ей саму себя, что аж противно! А, учитывая, что они еще оказались и соперницами в любви, происходящее вообще выходило за грань разумного, черт бы все это побрал!
- Хорошо. - Проговорила Анабель, хлебнув крови, медленно сосчитав про себя до пяти, вновь надевая (хоть и с большим трудом) маску невозмутимости. - Раз у вас к супругу такие сильные чувства, вероятно, нужно продолжать искать его. - Она выдержала еще одну паузу, но уже короче первой. - Жаль, что я в этом деле ничем не смогу вам помочь.
Надо ли говорить, что каждое слово последней фразы она буквально смаковала на языке. Теперь-то эта стерва поймет, что зря теряет тут время, и точно оставит ее в покое!

Отредактировано Anabel Forest (05-03-2019 23:06:15)

0

17

- Вот как?! – Процедила Агнесс, поигрывая своим бокалом в руке. Сказать по правде, ее так и подмывало сейчас запустить им прямо в голову своей гостеприимной хозяюшке. Конечно, ощутимого вреда он ей не причинит, но сам факт был бы довольно унизительным. А графине фон Беккер хотелось именно этого. Унизить свою соперницу. А в идеале - извалять в грязи да космы повыдергать.
Почему все же соперницу? Просто Агнесс с каждым словом баронессы находила подтверждение своим самым невеселым догадкам. Да что там. Она была уверена, что ее Вилли спутался с этой гадиной. И все, что она ей тут говорила – не более, чем блеф. Вероятно, просто хотела пустить пыль в глаза, отвести подозрения от себя да избавиться от гостьи поскорее. Поняла ведь уже, наверное, что графиня фон Беккер не остановится ни перед чем. Скорее всего, она не хочет скандала, который, еще неизвестно чем закончится.
А скандала уже не избежать. Агнесс так накрутила себя, что каждое слово баронессы било как серебряная пуля в ее мертвое сердце, вызывая чистую неконтролируемую ярость. Ложь. Кругом ложь! Но Вилли! Агнесс проглотила крепкое словцо, которого, по ее мнению, был достоин ее супруг. Она-то, наивная, полагала, что их любовь навсегда. Брак фон Беккеров заключен на небесах. А клятвы – вечны. Нельзя сказать, что она сама все эти годы вела благопристойный образ жизни, но такого удара под дых от мужа не ожидала. Возможно, если бы она не знала об изменах Виллема, ей было бы проще не думать о том, как он проводил без нее все эти годы. Но ей просто фатально не повезло столкнуться нос к носу с его любовницей!
В голове рыжей бестии уже сошлись все паззлы. Виллем прибыл в город, повстречал эту веселую вдовушку, и пустился вместе с ней во все тяжкие. Более того, Агнесс была уверена, что баронесса знает, где находится ее супруг, просто не хочет ей говорить. По вполне понятной причине. Каким бы гадским гадом не был фон Беккер, для женщин он – лакомый кусочек. Любая ухватится за него, и не захочет ни с кем делить. Да только он принадлежит одной женщине – своей жене. Даже если он сам об этом уже подзабыл. Раз «зажигает» в чужих альковах.
В общем, все, что хотела в данный момент Агнесс – это разобраться раз и навсегда со своей соперницей, и заодно вытрясти из нее, где находится Виллем. Без этой информации покидать особняк она не собирается.
- А мне кажется, я знаю, почему вы не можете мне помочь. Точнее, не хотите. – Графиня прищурилась и развернулась так, чтобы иметь возможность атаковать. – Вы и есть любовница моего мужа! – Графиня фон Беккер обличающе ткнула в соперницу пальцем, расстаравшись, чтобы жест этот выглядел для древней как можно более уничижительным.

Отредактировано Agness von Becker (11-03-2019 00:50:12)

0

18

- Да что вы? – Изо всех сил стараясь сохранять спокойствие, Анабель взмахнула рукой, как будто говоря: «Ну, и что вы там знаете?». Она уже поняла, что графиня, похоже, стала о чем-то догадываться. О чем-то, что не в ее, Бель, пользу.
Обстановка накалялась. И нужно было быстро решать, что делать и как себя вести. С одной стороны, мисс Форест хотелось проучить хорошенько эту рыжую выскочку, посмевшую явиться без приглашения, нарушавшую все нормы приличия. И что всего хуже – законную супругу ее любовника. Последнее обстоятельство особенно выводило ревнивую вампирессу из себя. Ну, почему мир так несправедлив к ней? В кои-то веки она встретила достойного спутника, а оказалось, что он женат. Жена эта мечтает о воссоединении семейства. И не просто мечтает, а действует! С другой стороны, все, что происходит, по большому счету не ее дело. Это семейное. И Анабель крайне не хотелось опускаться до скандала и постыдной потасовки из-за мужчины, каким бы замечательным он ни был. Тем более, что потом она все равно уедет в Париж, и там преспокойно продолжит приятно проводить время с фон Бризом. Или как его ей теперь называть? Фон Бекером?
Как только она вспомнила об обмане любовника, вновь испытала раздражение. Она еще не простила его. Но со временем это пройдет. Сейчас задача номер один – разобраться с его навязчивой супругой. Каким способом – большой вопрос. По случаю продажи дома, вампиресса была в благодушном настроении, и склонялась к тому, чтобы просто выставить рыжую фон Беккершу вон. В конце концов, она явилась к вампиру намного старше себя и качает права. Очень рискованно. И крайне беспечно. Бель была уверена, что с годами у вампиров все-таки формируется какое-никакое чувство самосохранения. Но, по всей видимости, не у всех.
«А что бы я делала на ее месте?». Анабель постаралась представить себя в такой ситуации. Но не смогла. Слишком уж все как-то сюрреалистично выходит. Смешно даже. Она чуть не хихикнула. Но вовремя сдержалась, боясь, что только усугубит нарастающий конфликт. От этой вампирессы всего можно ждать. Похоже, у нее вообще нет ничего святого, никаких норм и правил. Бедный ее супруг, как он жил вообще с такой стервой. И не сбежал. Хотя, она же рассказывала, что он много времени проводил на войне. Неудивительно.
- Я? – Предположение гостьи было настолько верным и правдивым, что Анабель в первое мгновение даже растерялась и не нашлась – что ответить. – Любовница вашего мужа? Помилуйте, с чего вы взяли? Это все ваши домыслы и фантазии. 
Тут многоопытная в деле интриг мисс Форест допустила роковую ошибку. Она посмотрела на соперницу так, будто уже победила.

0

19

И кто только придумал, что у вампиров мертвое сердце? Да отрежут лгуну его гнусный язык! В Агнесс бурлили гнев, ревность, обида. Боль! Временами ей даже казалось, что сердце вновь бешено бьется в груди. Глупое маленькое сердце Ангесс Виллард, которая когда-то так радовалась своему браку, оказавшемуся столь удачным и по любви, не смотря на то, что изначально его спланировали их с Виллемом родители. И если была в романтической легенде о людях-половинках хоть капля правды, то они с супругом как раз являлись теми самыми половинками, которые не могут друг без друга. Так ей казалось в той, другой жизни. Кто же мог представить, что потом ее муж отправиться сражаться на войну, а она не сможет больше ждать и, изведясь от скуки, поедет к нему. И попадет в лапы незнакомца, который заберет ее жизнь, подарив взамен Вечность. Могла ли она оставить мужа одного, чтобы он состарился в своем человеческом бытии и умер? Ведь он – часть ее. Ее половинка.
Наверное, это будет терзать ее всегда. По крайней мере, пока Виллем не посмотрит ей в глаза и не скажет, что простил. А еще лучше, если заверит ее, что не изменял ей, и любил все это время только ее. Но какое-то шестое чувство подсказывало ей, что это будут лишь слова. А реальность… Она вот, перед ней. Сидит и ухмыляется нагло. Издевается. Думает, что победила.
Столько лет прошло с тех пор, как она покинула мужа, боясь его гнева после пробуждения уже не человеком, а вампиром. Много чего случилось за эти годы. Но кто бы мог подумать, что ей будет так больно от встречи с любовницей Виллема. Какая же гримаса судьбы – привести Агнесс прямо к ней в дом. Она еще, как последняя дура, рассказала ей все. Можно сказать, душу излила. Просила помощи, совета.
- Домыслы? Фантазии?! - Из груди графини фон Беккер вырвалось сдавленное хриплое рычание, ярость, смешанная с болью, плескалась и требовала выхода. – О, не думаю! И вы это знаете! Но предпочитаете играть со мной в какую-то чудовищную игру!
Вампиресса сделала шаг вперед. Как честный вампир, она предупреждала о нападении. Не стоит опускаться до оппонента и всаживать нож в спину. Если эта веселая вдова считает, что может издеваться над ней, насмехаться и врать, она слишком плохо знает Агнесс. Вампиресса не прощает обид. И если ее бьют по правой щеке, она немедленно бьет по левой щеке обидчика. И к черту все эти библейские заветы. Их писали не для влюбленных женщин. И уж точно не для вампиров!
- Виллем был здесь. Он спал с тобой… Стеррр-рр-ва!
Она сама завела себя, сама подожгла тот фитиль, чтобы клокотавшая внутри нее ярость, наконец, вырвалась наружу. Ее соперница была крайне осторожна в выражениях, видимо, не хотела доводить до потасовки. Но кипевшей Агнесс хватило и одного ее взгляда, который лучше всяких слов говорил о произошедшем. Он подтверждал ее худшие опасения и догадки.
Всего один самодовольный взгляд соперницы. И с вежливостью было покончено.
- Гори в аду! – Взвизгнула Агнесс, и, схватив нож, которым недавно перерезала горло служанке, ринулась прямо на сидевшую в кресле вампиршу. Она надеялась если не убить, то хотя бы изуродовать ее лицо, стереть эту наглую улыбку победительницы, как бы говорящую: «Ты опоздала. Он теперь мой».
- Убью!!!

0

20

Пощечина обожгла бледную щеку, неприятно отозвалась в скуле. Ее непрошеная гостья била по-женски, наотмашь. Анабель вообще-то могла с легкостью увернуться, но ей было интересно, до чего в пылу ярости может дойти эта рыжая мерзавка, так некстати ворвавшаяся в ее дом и учинившая невесть что. Как оказалось, девица совсем без тормозов. «И без мозгов», - заключила мисс Форест, машинально касаясь пальцами кожи. Будь она жива, щека бы уже наливалась свинцовой болью, алея кровоподтеком. Вечность сглаживала такие неприятности, если речь не шла о серебре и прочих охотничьих приблудах, дети ночи умели восстанавливаться довольно быстро. От ушибов и ран не оставалось следа. Вот и Бель ощутила лишь отголоски боли от удара. У нее было только одно желание – размазать эту выскочку по стене. А лучше выкинуть в окно, чтобы она, наконец, отстала от нее со своей ревностью, жалобами и мужем, который тот еще авантюрист, мягко говоря.
И, тем не менее, баронесса медлила, почти не защищаясь. Этим и отличались древние от остальных вампиров. Они умели превосходно себя контролировать. Даже если сдерживаться приходилось из последних сил. «Когда только до нее дойдет, на кого она подняла руку?». Нападать на своего - против правил, нападать  на древнего - вне закона. Не говоря уже о том, что силы будут явно не равны. Но женушка фон Беккера, похоже, не отличалась ни прозорливостью, ни умом. В этот момент она уже повалила баронессу вместе с креслом, в котором та сидела, на пол и пыталась рвать дорогое красивое платье и душить, оглушая воинственным визгом, обещая убить, осыпая такими бранными словами, какими Анабель даже думать не стала бы, не то что вслух произносить.
«Куда мир катится?», - закатила глаза мисс Форест. Ее тонкие пальцы легли на запястья соперницы и, с силой сдавив, медленно отняли от шеи руки. Хватка у Бель была железной – не вырвешься. Она ощутила, как заметно сдулась графиня, видимо, не ожидала, что встретит такой отпор.
- Ну, хватит. – Тихо проговорила баронесса Форест. – Довольно, я сказала. – Заметив, что гостья собирается вырываться, она сама с легкостью отшвырнула ее к стене. – Ведете себя как базарная баба. – Бель поднялась на ноги, отряхнула платье и с достоинством взглянула на соперницу. – Включите же мозги. – Она в одно мгновение оказалась рядом с Агнесс, и уже сама держала ее за горло, чуть сдавив пальцами. – Не верю, что он мог жениться на дуре. – Баронесса медленно приподняла гостью одной рукой, удерживая за горло, заставляя какое-то время повисеть в такой унизительной позе.
- Запомните, дорогая, я с вами не играла, и не играю сейчас. Это вы явились ко мне, и начали качать права. А кто, действительно, играет с нами обеими, так это ваш драгоценный супруг. Потому что до сегодняшнего вечера я даже не подозревала о вашем существовании. – Прошипела Анабель, наконец, позволяя себе гневаться.
Вот вроде все выяснили. А, нет, кое-что еще осталось. Нанесенное баронессе оскорбление. Пощечина, и все слова, сорвавшиеся с этих наглых губ.
- Подумайте об этом на досуге. – Выплюнув эту фразу, мисс Форест одним мощным, уверенным движением вышвырнула свою гостью в окно. Послышался треск рамы, во все стороны брызнуло бьющееся стекло. Все стихло. Анабель подняла перевернутое кресло с пола и, как ни в чем не бывало, уселась наблюдать через выбитое окно Луну. Она нынче шла на убыль и имела странный цвет, как будто чья-то невидимая рука сбрызнула ее кровью.

0

21

- Мммм… - Графиня фон Беккер осторожно потрогала распоротую щеку, из которой лениво сочилась кровь. Тело ее слушалось не очень хорошо, видимо, есть переломы.
– Вот же стерва. – Прошипела Агнесс, делая безуспешную попытку подняться или хотя бы просто выбраться из зарослей белого шиповника, но лишь сильнее исцарапалась.
Коварные мелкие колючки рвали платье, безжалостно впивались в нежную кожу, цеплялись за волосы. Вампирша испытывала смесь гнева и почти детской беспомощности, как новорожденный, который еще не научился ходить. Отвратительное ощущение. Агнесс не любила, когда ситуация выходила из-под контроля. Однако она недооценила любовницу своего мужа. С ней нужно быть осторожней, а не рубить правду в лицо, выкладывая все, что она думает. Увы, по-другому вампирша не умела. Или не хотела. И поэтому…
Полет был короткий, и от того еще более унизительный. Куст шиповника несколько смягчил удар, и в то же время стал для нее настоящей клеткой – просто так не выберешься. Эта дрянь знала, куда швырнуть, чтобы уж наверняка показать ей ее место. Да и на что она рассчитывала, задираясь на древнюю? Но в тот момент для Агнесс баронесса была соперницей в сердечных делах. И весьма удачливой соперницей, надо сказать. Судя по всему, они с Виллемом отлично порезвились тут. Как жаль, что она не застала его! Очень уж хотелось посмотреть в его наглые глаза! И послушать, что он скажет в свое оправдание, изменяя напропалую при живой жене! Ну, пусть не совсем живой. Но это формальности!
«Так. Стоп. Что она говорила перед тем, как выкинула меня в окно?». Агнесс оставила попытки выбраться из куста шиповника и замерла, решив немного отдохнуть. «Хм…». После падения, память не особо хотела ей помогать. Но вампирша не сдавалась, пытаясь вспомнить. Нечто очень важное. «Что она ничего не знала обо мне!». Да, это было именно то, что сказала ей соперница, после чего проломила графиней фон Беккер оконную раму. Но как же так? Виллем настолько обижен на свою жену, что даже не предупреждает о семейном положении своих любовниц? Или он просто вычеркнул Агнесс из своей жизни? Что вообще происходит?! От всех этих мыслей графиня фон Беккер испытала приступ легкой паники и сделала очередную отчаянную попытку выбраться из кустов. На этот раз ей это удалось. Агнесс буквально выпала из своего колючего плена на дорожку, вымощенную камнем. Встать на ноги удалось не сразу. Еще какое-то время ушло на то, чтобы определить – что сломалось в ее теле. К счастью, все это скоро срастется, затянется, так что даже следа не останется. Так что на повреждения свои вампирша особо внимание обращать не стала. Гораздо больше ее беспокоили слова соперницы о Виллеме. Они вновь напомнили ей о том, что, догнав, наконец, мужа, она может увидеть не совсем то, что рассчитывала. Вот, уже с любовницей его познакомилась. Кто знает, сколько еще сюрпризов ждет ее. Однако проблемы она будет решать по мере их поступления. Сейчас надо выяснить хотя бы то, что в ее силах. Для этого следует вернуться туда, откуда ее только что вышвырнули. Подобрав подол платья, подволакивая правую ногу, Агнесс вновь вошла в дом. Не без труда поднялась по лестнице на второй этаж. Скорее бы уже тело пришло в норму, ей было непривычно ощущать себя калекой.
- Вы, действительно, не знали, что Виллем женат? – Она возникла в дверном проеме, придерживаясь за него обеими руками. – Он не сказал вам?
Соперница не торопилась отвечать, и графиня проковыляла в комнату, уселась в свободное кресло. Конечно, все это было глупо. Пытаться воззвать к совести вампира невозможно, просто потому, что дети ночи делают что хотят и живут как хотят, без оглядки на моральные нормы. Но Агнесс желала прояснить ситуацию до конца. От ответа Анабель зависело многое.
- Каково это – чувствовать себя его игрушкой? – Не обращая внимания на свой потрепанный вид, графиня откинулась в кресле и закинула ногу на ногу. Ей отчего-то казалось, что, не смотря на унизительный полет из окна, преимущество сейчас на ее стороне.

Отредактировано Agness von Becker (09-06-2019 01:21:16)

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Я тоже его люблю