24 июня. Обновлены посты недели.

17 июня. Обновлены игроки месяца.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Catarina Cavalieri Она смеялась над ним, смеялась каждым пассажем, каждым широким скачком, прикрыв глаза, будто звала по имени своего нынешнего любовника, не его — не Антонио. Вряд ли когда-либо ещё оратория на текст Священного Писания была исполнена с такой несвященной страстью, где вместо переливов "Аллилуйя! Слава тебе, Воскресший и живой!" звучала насмешка обиженной девушки. Обиженной за каждый состоявшийся поцелуй Сальери, за несостоявшийся, за одну только надежду. [ читать полностью ]

La Nourrice Ах, это женское коварство. Но, к счастью, она об этом не знала, а значит у двух влюблённых ещё был шанс. Очень призрачный. Ведь Ромео Монтекки теперь изгнан. Бедная Джульетта! Оставалось надеяться, что она не отправится следом за ним. На что только не идут молодые сердца ради своей любви. И всё же, Карлотте не хотелось терять Джульетту. Тем более, что в изгнании её жизнь была бы очень тяжёлой. Но тяжелее ли, чем жизнь без Ромео? Как же быстро всё рухнуло… [ читать полностью ]

Willem von Becker — М-м-м-м…— протянул вампир, вспомнив то самое чувство, несколько подзабытое, когда приходилось прикладывать свою руку помощи в выборе предметов гардероба, а в особенности, платья для выхода в свет. Как часто бывает, выбор носит мучительные оттенки, потому что два платья сразу невозможно надеть, а хочется и то, и другое, и то синее с искусно сделанными бархатными розами, и то, изумрудное, которое так хорошо оттеняет глаза. — Я думаю, что… [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Magda Магде нравилась эта смешливая девчонка, вечно гораздая на разного рода проделки. Стоит признать, что без проказ рыжей чертовки жизнь у Шагалов была бы куда менее весёлой и куда более скучной. А скука в деревне была именно такая, какую принято называть смертной. И кстати, это название как нельзя более оправдывало себя, особенно зимой. Особенно вблизи старого замка в глубине леса… Впрочем, сейчас настроение служанки было совсем не тем, чтобы пускаться вслед за мрачными мыслями... [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: альтернативное прочтение » И цветы жизни надо растить


И цветы жизни надо растить

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://funkyimg.com/i/2Li4D.png
Лучший эпизод сезона: лето 2018

● Название эпизода: И цветы жизни надо растить
● Место и время действия: Верона, после свадьбы Ромео и Джульетты.
● Участники: Juliette Capulet, La Nourrice.
● Синопсис: Монах успел вовремя доставить Ромео послание брата Лоренцо, и Джульетта проснулась в склепе в объятиях любимого. Герцог и остальные граждане Вероны, равно как и главы двух семейств, были поражены такой любовью и верностью, и благословение было дано. Отныне Джульетта принимает фамилию Монтекки, и вместе с ней, не в силах разлучиться со своей воспитанницей, покидает поместье Капулетти и её Кормилица, любимая её няня - самый родной для юной леди человек, с которой она привыкла делиться всем - и радостями, и горестями, и к чьим советам только и прислушивалась. Итак, Ромео и Джульетта вместе, и вскоре ожидается то самое радостное, самое волнующее для обоих событие... Что чувствует юная леди Монтекки? С какими вопросами побежит она к Кормилице? И как поможет ей няня?

http://sg.uploads.ru/zOpsA.png

+1

2

Да, да, да! Это произошло! Оно случилось! Они теперь вместе навсегда! И никто, и ничто их не сможет больше разлучить! Герцог позволил Ромео вернуться, когда узнал, что именно произошло тогда. Сейчас, ожидая Ромео, она стояла, задумчиво глядя куда-то вдаль, и радость сияла в карих глазах Джульетты. В руках она держала письмо брата Лоренцо - то самое, благодаря которому её любимый успел вовремя, и вспоминала...
Вспоминала, какую испытала радость, когда, проснувшись в склепе, увидела склонившегося над ней Ромео. Ромео...любимый... Она обвила его шею руками, губами прижалась к губам...едва лишь очнувшись и увидев его.. О, как она ждала этого момента! Вспоминала, как они стояли вдвоём перед герцогом и Ромео легонько сжимал её руку в своей, и она ничего не боялась, потому что он был рядом с ней и она чувствовала эту защиту. Как герцог и все родные и жители города, узнав всю историю, несказанно удивились. Как их свадьбу сыграли ещё раз - с подобающей случаю пышностью и торжественностью. Как она ждала, чтобы после долгих праздников могли они, наконец, остаться одни - только Он и Она, Ромео и Джульетта.

Так задумавшись, юная леди Монтекки не сразу почувствовала головную боль и лёгкое головокружение; она скорее инстинктивно схватилась за ручку стоявшего рядом кресла, но её словно что-то сковало, и она не могла подойти к нему и сесть. "Надо кого-то позвать..." - мелькнула у неё мысль. И, собрав все силы, она кликнула слуг. Перед глазами всё плыло, и вбежавшие горничные только и успели подхватить терявшую сознание юную леди...
...Смутно слышала она голоса слуг вокруг себя, не понимая, что происходит, но постепенно сознание стало возвращаться, и она обнаружила себя лежащей на постели, голова болела и вообще были странные ощущения... Она тихим голосом произнесла:
- Позовите...Кормилицу...позовите...

+1

3

Карлотта была очень счастлива. Главное причиной этого, конечно, была Джульетта и её семейное счастье. Если сначала женщина сомневалась, что её брак с Ромео приведёт к чему-то хорошему, то теперь была рада, что не отступила и помогла двум влюблённым обрести друг друга. Что можно быть лучше сияющих любовью глаз воспитанницы? Глядя в них, кормилица ощущала себя спокойной. Ей казалось, что жизнь прошла не напрасно. Конечно ей хотелось бы, чтобы всё случилось иначе. Без стольких жертв, ведь её сердце всё ещё болело по Тибальту, дерзкому, но всё же любимому ей молодому синьору. Но так или иначе всё случилось так, как случилось. Семьи, наконец, объединились. Вражда прекратилась. Стычки в Вероне стали реже. Воцарился покой. Относительный.
Сама женщина после брака воспитанницы конечно же переехала в её новый дом. Она не могла оставить своё, дитя даже несмотря на то, что та теперь была замужняя синьора, почти взрослая. Благо Джульетта и сама предложила ей поселиться на новом месте. Теперь Карлотта предвкушала, что будет нянчиться с малышами Джульетты, помогать ей устраивать  всё в доме. Может, что ещё понадобится. Ей не было в тягость снова браться за работу, за шитьё и уборку. Сидеть на месте она не любила. Больше, конечно, занималась шитьём. Готовила платья на случай, если у Джульетты родится девочка, а так же маленькие костюмчики, если родится мальчик.
За этим занятием её и застала одна из служанок. Бледная и немного нервная, она сбивчиво позвала Карлотту в комнату синьоры Монтекки, ах, как странно это звучало, кормилица никак не могла соединить этот титул со своей крошкой Джульеттой. В комнату она отправилась сразу же, не раздумывая. Отложила в сторону шитьё и поспешила по уже знакомому пути наверх, вежливо постучалась и вошла.
- Джульетта? - позвала она воспитанницу, подходя к кровати. - Что случилось?
Она внимательно оглядывала девушку, хмурясь и делая определённые выводы. Ей нужно было понять, что произошло и что делать дальше. Догадки, конечно были…

+1

4

Юная леди лежала на постели с полузакрытыми глазами, дыхание было теперь уже спокойным, но бледность все ещё была на её личике, обычно свежем и румяном. Услышав голос Кормилицы, она открыла глаза, протянула к ней руку.

- Я не знаю, что случилось... - голос звучал тихо, внезапная слабость никак не оставляла её, а кроме того, она не хотела, чтобы кто-нибудь ещё её услышал. - Всё случилось так неожиданно...закружилась голова, и я чуть не упала... А сейчас...это такое странное состояние, которое я не могу описать...

- Няня... - Джульетта всё ещё называла так Кормилицу, скорее по привычке, но ещё и потому, что иначе она могла назвать Кормилицу только "второй мамой", ведь фактически так и было. Это вовсе не значит, что она не любила своих родителей - любила, и очень сильно, но к няне она была привязана и любила её тоже, но немного иначе, по-другому, ведь та всегда была рядом с ней, и выросла Джульетта у неё на руках, в её обществе. Вот и сейчас именно она снова рядом с ней - в тот момент, когда она так нуждается в помощи и мудром совете.

- Кормилица, скажи... что это? Со мной такого раньше никогда не было. Ты ведь всё знаешь, скажи, как это может быть... - Джульетта закашлялась, не успев закончить - это тошнота охватила её; она приподнялась на кровати, слабой рукой подала знак служанкам... Ещё некоторое время после она лежала, пытаясь прийти в себя, прерывистое дыхание постепенно становилось ровным, а сердечко билось уже не так сильно. Рукой она нащупала руку Кормилицы и легонько сжала её. "Как хорошо, что няня рядом. Она точно знает, что делать... Но даже не так - она поддерживает меня, и мне спокойнее..."

+1

5

Некоторое время Карлотта провела в молчании, оценивая состояние воспитанницы и приложив голову к её лбу. Жара вроде не было. Да и до этого девушка чувствовала себе довольно бодро, а вот тут такое. Правда на болезнь похоже не было. Лишь одна догадка билась в голову женщины, но она побаивалась озвучивать её вслух так сразу. Хотя в этом не было ничего страшного, просто это означало, что жизнь Джульетты изменится более кардинально.
Когда у неё усилилась слабость и случился приступ тошноты, Карлотта поддерживала девушку, поглаживая её по волосам и плечам, сжимая её ладонь и задумчиво закусив губу. Конечно это могло быть и пищевое отравление, но она всё же склонялась к одному более радостному варианту.
- Слабость говоришь, ангел мой? - женщина сжала пальцы девушки в своих, ласково посмотрев на неё и убрав волосы с лица, заправив их за ушко Джульетты и поправив на ней одеяло. Ей льстило то, что юная синьора Монтекки обращается за советом именно к ней, а не к своей матери. И приятно было слышать, что воспитанница считает, что её кормилица знает всё. Совсем как маленький ребёнок. Боже, она ведь сама всё ещё дитя… Пусть и замужняя, пусть и…
- Дитя моё, не думаю, что с тобой что-то серьёзное. Я полагаю, что ты вскоре станешь мамой, - кормилица говорила тихо и нежно улыбалась воспитаннице, давая понять, что ничего страшного в этом нет. Просто очередной этап жизни любой женщины. Бояться тут нечего, тем более, что теперь Джульетта замужем за достойным мужчиной, за синьором Ромео, который непременно обрадуется новости о наследнике. Или же о наследнице, такой же прекрасной, как и её юная мать.
- Ты… рада? - с волнением заглянула женщина в глаза воспитанницы. Конечно Карлотта не сомневалась в том, что Джульетта хочет подарить ребёнка своему возлюбленному, но может она опять считает, что всё слишком рано?

+1

6

Джульетта не сразу осознала всё сказанное Кормилицей. "Ты станешь мамой... Ты рада?... То есть, я... О, Пресвятая Дева! О, Господи! А Ромео... Я должна буду ему сказать..." - Смешанные чувства овладели Джульеттой: это была радость вперемешку со слезами. Непонятно, откуда они взялись, но слёзы сами полились из глаз. Возможно, причиной их стало волнение.

- Мамой? Значит...у меня будет..сын? Или дочь... Наше с Ромео дитя... - чуть прерывающимся голосом прошептала Джульетта. - Я... Да, я рада. Очень рада. Я счастлива... Но как сказать Ромео? - Джульетта сейчас не представляла, как это можно сделать. А если...а вдруг..а что... Множество мыслей и чувств сейчас одолевало её, и среди них - боязнь. Она немного боялась. Может, потому, что всё это было впервые, и случилось так неожиданно, и она совсем ничего не знала об этом - никто никогда ей не рассказывал о детях, о том, как они рождаются и как их воспитывать.

- Как мне сказать ему? Я же ещё не знаю, кто у нас будет. Он, наверное, хочет сына. А я была бы рада в любом случае. Кормилица, так сложно описать сейчас то, что я чувствую. Ведь раньше я только мечтала об этом. А сейчас..мне не верится. - Ах, скорее бы он вернулся! И..ой, скажи, скажи всем слугам, чтобы не говорили Ромео, что мне было очень плохо - я не хочу его огорчать, ведь это такие мелочи. По сравнению с тем, что предстоит нам... - Её обычно звонкий голосок сейчас звучал тихо, но радостно, и эту радость было невозможно скрыть, да и не надо.

Джульетта хотела было подняться на постели, чтобы обнять няню, но тут же снова упала на подушки - силы ещё не вполне вернулись к ней, ей необходим был отдых. Теперь он ждала своего любимого Ромео с ещё большим нетерпением - он должен узнать, что за радость послана им. "А когда я скажу Ромео, когда он узнает об этом, мы вместе сообщим его маме и моим родителям. Наш ребёнок окончательно объединит два клана".

+2

7

Воцарилось недолгое молчание. Кормилица понимала чувство Джульетты, ведь когда-то и она тоже ждала ребёнка. Ребёнка, чьё молоко и любовь достались малышке Капулетти, а теперь уже почти взрослой синьоре Монтекки. Это всегда волнующая новость вне зависимости от того, ожидаемо это было или нет. Ведь жизнь сразу меняется, и женщина становится совершенно другой. Взрослой, ответственной и почти всегда счастливой, потому что есть о ком заботиться и кому отдавать свою любовь, пока муж пропадает в своих делах. Увидев в глазах воспитанницы слёзы, женщина нежно погладила её по волосам. Она не сомневалась, что то были слёзы счастья. Что может быть лучше желанного дитя от любимого мужчины?
- Да, сын или дочь. Маленький наследник рода. Или сразу двое? И такое бывает, знаешь,- Карлотта не переставала улыбаться. Она чувствовала себя так, будто сама становилась… нет, не мамой, конечно, но бабушкой.
- Не понимаю, отчего ты так беспокоишься из-за Ромео. Он будет так же счастлив, я уверена. Можешь сказать ему лично, когда он явится. А можешь собрать на ужин семью. Своих отца и мать и его… Сообщить сразу всем эту важную новость. Впрочем… необязательно делать это прямо сейчас, если ты не готова. Для начала может тебе стоило повидать доктора. А сын, дочь… Это не так уж и важно, милая. Конечно, многие мужчины хотят сыновей, наследников, носителей фамилии. Но разве твой отец не счастлив от того, что у него дочь? Разве он не любит тебя? Уверена, что твой Ромео так же будет рад любому малышу. Да и какие твои годы? Даже если сейчас будет девочка, то потом родишь мальчика, - успокаивала Джульетту женщина. Она ни на минуту не переставала гладить её. Ведь нужно было показать, что она рядом и во всём поможет, поддержит. Всё-таки ей довелось уже воспитать одну красавицу и умницу. И немного опыта с мальчиками набралась, благодаря Тибальту. Ненадолго оставив воспитанницу, Карлотта повторила распоряжение юной синьоры Монтекки служанкам, а затем вернулась к постели. Попытку девушки подняться, она пресекла. Сама приобняла её за плечи и уложила обратно на подушку.
- Может тебе хочется чего-нибудь? Всё достанем, не переживай, тебе сейчас нельзя.

+1

8

- Хочется только одного - поскорее увидеть Ромео... Кормилица, посиди немного со мной - мне так спокойней, когда ты рядом. А вот насчёт семейного ужина - это хорошая идея. Только я хочу, чтобы Ромео узнал первым. А потом мы сообщим эту новость нашим родителям... Как ты думаешь, они будут также рады, как я? - Джульетта мечтательно улыбнулась: она попыталась представить себе, каким будет её малыш..или малышка... Нет, их. Их дитя... Она постоянно спрашивала, нет ли Ромео, не вернулся ли ещё, и засыпала няню вопросами - а как это? это больно? и правда, что может быть сразу двое детей? вот как было бы замечательно, случись так... а расскажи...? - до тех пор, пока не заснула.
***
А когда проснулась, снова спросила, и узнав, что Ромео здесь, попросила позвать его. Юная леди ужасно волновалась, сначала попросила его сесть рядом, потом сказала, что это очень важно, что она не могла ждать, что не может не сказать ему сразу, как обо всём узнала...
Джульетту и раньше любили в доме Монтекки - добрую и ласковую со всеми, теперь же слуги не отходили от неё ни на шаг - если вдруг снова станет плохо, если ей чего-нибудь захочется... Она сильно изменилась за это время. Нежная девичья красота теперь приобретала оттенок завершённости, придавая её личику черты взрослой женщины, она стала ещё красивее, чем раньше - материнство украшает женщину.
Джульетта часто и подолгу любила говорить с Кормилицей об их с Ромео будущем ребёнке, пыталась представить, вообразить, каким он будет. Она мечтала:
- Мальчик будет похож на него - с такими же черными кудрями и тёмными глазами, сын будет заменять мне отца, пока Ромео не будет дома, и смотря на ребёнка, я буду думать об его отце, о любимом моём Ромео... Он будет таким же красивым, добрым, храбрым и отважным, как и Ромео. Таким же нежным и ласковым, любящим, верным... Мы будем любить наше дитя, мы будем делать всё, чтобы оно выросло самым-самым счастливым. И мы вдвоём будем встречать его, когда он возвращается домой. Ведь правда, Кормилица, правда? Ведь так будет, да? - она обнимала няню, прижимаясь к ней, как когда-то в детстве, и мечтала... Ей всё представлялось таким светлым и радужным...

+2

9

Оставшись с Джульеттой чуть ли не на весь день, Карлотта как могла отвечала на её вопросы. Будущих матерей всегда беспокоило слишком многое. Особенно таких юных, дающих жизнь в первый раз. Женщина делилась своим опытом и знаниями, всем, что ещё помнила сама. По возможности она старалась не пугать воспитанницу жуткими историями родов и другими неприятными сторонами этого периода. Лишние поводы для волнения сейчас были ни к чему. Джульетта была так ранима и чувствительна…
***
Хотя кормилица и была счастлива за юную синьору Монтекки, ей тяжело было вести разговоры об этом всём. Будто старые раны вскрылись вновь. Она вспоминала о трепетном времени, когда сама ожидала ребёнка. Как она так же была счастлива, представляя и фантазируя о будущей жизни со своей малышкой. И она действительно была очень счастливой матерью. До тех пор, пока сердце её не было разбито вдребезги смертью любимого дитя. Об этом она Джульетте напоминать не стала. Она намеревалась сделать всё возможное, что бы подобная трагедия не повторилась с дорогим её сердцу человеком.
- Да, разумеется так и будет, - поддерживала мечтающую воспитанницу Карлотта. - А девочка будет похожа на тебя. Светлые шелковистые волосы, румянец на щёчках и прекрасная улыбка. Ты научишь её танцам и манерам. Вместе вы будете гулять по саду, плести венки и радовать отца семейства звуком ваших прекрасных голосов.
Карлотта слегка улыбнулась, крепче сжав девушку в объятиях.
- Я хочу, чтобы ты говорила мне обо всех изменения в самочувствии, обо всём, что тебя тревожит и хочется узнать. Я научу тебя всему, что знаю сама. У меня много свободного времени теперь, так что я готова провести с тобой каждую минуту. Хочу быть частью этого важного события, - женщина приложила ладонь к животу воспитанницы.

0

10

Джульетта чуть вздрогнула от этого прикосновения - для это было таким новым, необычным ощущением...что ты носишь в себе другого, маленького, человека.

- Обязательно, - улыбнулась Джульетта. - Ведь кто, кроме тебя, сможет помочь мне и подсказать? У меня нет друга лучше и ближе тебя.
Уже два месяца прошло с тех пор, как Джульетта рассказала Ромео о том, что вскоре у них появится дитя - продолжение их обоих, дитя, в котором соединится кровь Монтекки и Капулетти и которое объединит два клана навсегда. В Вероне наконец царил долгожданный мир.
Но Джульетта пока ещё не сообщила об этом ни своим родителям, ни свекрови, которая после того, как Ромео женился на Джульетте, стала носить имя вдовы лорда Монтекки, а Джульетта стала новой леди Монтекки. Юные лорд и леди были самой красивой парой, и ребёнок, несомненно, соединив в себе всё лучшее от отца и матери, будет прекраснейшим из всех.

- Послушай, я хочу сегодня собрать за ужином всю семью, чтобы были и мои родители, и его мать. Я расскажу им о том, что со мной сейчас происходит; полагаю, что они должны знать. Ты же мне поможешь? Я боюсь, что мне трудно будет найти нужные слова, чтобы описать то, что я испытываю сейчас, эту радость, это счастье...

Время не ждёт, и порой пролетает так незаметно...

После того, как о радостном известии узнала вся семья, узнали оба клана - новости расходятся очень, очень быстро, прошло ещё несколько месяцев. Теперь скрывать всё растущий живот даже под свободными платьями становилось всё сложнее, и Джульетта всё чаще оставалась дома. Но зато теперь у них было много гостей, которые приходили навестить её. Юная леди Монтекки не скучала. Дни шли за днями, и однажды...

- Кормилица! Кормилица, иди сюда, скорей! - позвала Джульетта няню. Она читала книгу, сидя в кресле у окна, слушая пение птиц и наслаждаясь ещё немного прохладным весенним воздухом, в котором уже чувствовался аромат цветов, солнца, новой жизни... Новую жизнь носила в себе и Джульетта.
Она позвала Кормилицу из-за того, что почувствовала что-то новое в том состоянии, появились новые ощущения, приносившие, однако, хоть и радость, но вместе с ней немножко страха - что это? как это? так должно быть? почему так?
- Я чувствую какие-то странные...толчки - попыталась подобрать слово Джульетта. - Что это? И почему неизъяснимая никак радость охватывает меня при этом,  скажи, Кормилица?... - медленно, задумчиво заговорила юная леди, прислушиваясь к себе - не повторится ли это снова?

+2

11

Карлотте было невероятно приятно, что Джульетта называет её другом. Конечно она предпочла бы быть в ином статусе, однако быть близким другом было не менее важно. С тех пор, как женщина узнала о положении воспитанницы, она почти не отходила от неё, иногда забывала о своих делах и о своих нуждах, лишь бы быть уверенной в том, что с Джульеттой и малышом, которого она носит в себе, всё хорошо. Пожалуй, это даже отразилось на её состоянии. Она плохо спала и сбросила несколько килограмм от волнения. Это не слишком сказалось на её комплекции, но внимательному глазу могло быть заметно. В любом случае кормилице совсем не было в тягость ухаживать за беременной синьорой, она чувствовала себя счастливой и была рада приложить свою руку к этому событию. Тем более, что синьор Ромео по прежнему часто работал, пусть и не так часто как прежде.
Когда Джульетта наконец заговорила о семейном ужине, Карлотта обрадовалась. Скоро положение девушки станет совсем заметным, а значит тянуть с этой новостью не стоило, а то благородные родители с обеих сторон могли и обидеться на то, что им не сообщили о внуке. Отказать воспитаннице в её просьбе женщина не могла. Они несколько раз отрепетировали то, что юная синьора Монтекки должна сказать, поскольку сама на ужине присутствовать не могла. Семейный ужин не включал в себя прислугу, даже если она когда-то вскармливала синьору собственным молоком. Впрочем она слушала происходящее, стоя у дверей. Будущие бабушки были в восторге от появления в семье ребёнка, хотя и сетовали на то, что ещё довольно молоды. Кормилица только тихо посмеялась про себя, многие женщины в таком возрасте говорили о своей молодости, подходящая старость пугала их, но не саму Карлотту.

Месяц проходил за месяцем. В хлопотах о будущем младенце женщина почти не успевала следить за временем. Она много шила, вязала. Помогала Джульетте в передвижениях по дому или маленьких просьбах, составляла компанию, когда той становилось одиноко, тревожно или наоборот радостно. Юная синьора сдержала слово и каждый раз, когда её что-то волновало, она вызывала кормилицу. Вот и сейчас она услышала звонкий голос воспитанницы и тут же поспешила пройти в её комнату, взволнованным взглядом окидывая обстановку. Правда стоило Джульетте заговорить, как Карлотта тут же успокоилась и даже широко улыбнулась, садясь рядом с девушкой.
- О, не переживай, это просто твой малыш или малышка с тобой здоровается. Показывает, что всё хорошо. Активничает, переворачивается… Как же быстро идёт время, - продолжая улыбаться, Карлотта взяла воспитанницу за руку и приложила её ладонь к животу, чуть-чуть надавив в том месте, где недавно был толчок. - Можешь попробовать поговорить с ним. Может он отреагирует на твой голос.

+1

12

Правда? Он услышит меня? Или она?... - Джульетта провела рукой по животу, как будто гладя малыша. - Малыш мой, дитя моё... Как я тебя жду, как хочу тебя увидеть, как я люблю тебя уже, даже пока ты ещё не родился... Сегодня придёт мой любимый, твой отец, он, наверное, будет рад, что ты стал немножко "общаться" с нами... Маленький мой, милый мой ребёночек...
Джульетта ещё никогда не была так счастлива, она говорила с малышом в уверенности, что тот слышит её голос, чувствует её заботу, она и ждала и немного боялась родов - но людям свойственно бояться неизвестного. Она хотела только одного - что бы в то время, когда это с ней произойдёт, её дорогой, любимый Ромео был рядом; с ним любая боль, любой страх тут же исчезали, уступая место счастью.

...С того дня, как Джульетта впервые ощутила, как толкается малыш, прошло уже довольно много времени, но юная леди не замечала, как быстро оно течёт... Дни шли за днями, месяцы сменяли друг друга, и наконец, пришло время Джульетте родить... Её верная Кормилица всё это время была рядом с ней, почти не отходя от леди, и Джульетта была ей благодарна за её заботу и поддержку, за то, что всегда готова была помочь и подсказать, словом, за всё. Они с Ромео стали как будто ещё ближе, и ведь именно беременность её стала тому причиной, а она так боялась поначалу, что это отдалит от неё Ромео... Но ведь теперь она носила в себе частицу его, и словно некая незримая связь появилась между ними. Она чувствовала его даже на расстоянии, его настроение, его состояние... Молодая леди Капулетти постепенно постигала таинство любви, которое, как оказалось, она почти совсем не знала...
***
Долгожданный день настал. Она снова, как и тогда, когда впервые узнала, что ждёт ребёнка, стояла у окна, любуясь прекрасной природой и ожидая возвращения нежно любимого супруга, наблюдая, не идёт ли он...не он ли?... Закружилась голова, она оперлась рукою о подлокотник бывшего рядом кресла. Служанки, не отходившие от леди по приказу матери Ромео (мало ли что может случиться, да и если вдруг чего захочется), тотчас подбежали к ней, подхватили под руки, и поддерживая, повели к кровати, где уложили её, а затем одна из них кинулась за Кормилицей, другая - за леди Монтекки, а третья - за матерью Джульетты. Были посланы слуги найти Ромео - у молодой леди начались схватки.

Бледная, с чуть растрепавшимися светлыми локонами, хрупкая, нежная девушка лежала на постели в окружении слуг, матери, свекрови и Кормилицы, которые сидели рядом с ней; она тяжело дышала, маленькая ручка сжимала ткань, ей почему-то хотелось кричать, но голос пропал... "Ромео! - звала она мысленно, - Ромео! Милый, где ты?"
И вскоре, как будто в ответ на её мысли, двери покоев распахнулись, и буквально через несколько секунд молодой супруг уже сидел рядом со своей леди. Она сжимала его руку, любовалась его улыбкой, стараясь тоже улыбаться ему, чтобы он не видел её боли, чтобы не волновался за неё так сильно. "Хорошо, что ты рядом, - думала она, но не могла сказать вслух, ибо голос отнялся у неё, - с тобой я чувствую себя гораздо спокойней и уверенней". Но чего не могла сказать она сама, говорили её глаза - лучше всяких слов, они отражали все её чувства.

Детский крик - и боль внезапно закончилась, также как и началась. Она не сразу поняла, что произошло, но крик повторился, и она поняла: это свершилось! Дитя, её дитя! Слёзы полились из её глаз, но то были слёзы радости. Не сдерживая более порыва, она нежно обняла Ромео, целуя его и шепча слова любви и признательности. Малыша обмыли, запеленали и поднесли молодым родителям. Джульетта протянула руки, как бы говоря "дайте, дайте мне его..."
- У вас сын, синьора. Поздравляю, синьор, - служанка отдала ребёнка матери. О, как он был хорош! Казалось, что в эту минуту не было никого сачстливее Джульетты.
- Мама...Кормилица... Кормилица, спасибо, дорогая, ты так помогла всё перенести, спасибо, - Джульетта легонько сжала руку женщины. - Мама...ты рада? Рада за меня? Кормилица, я так благодарна тебе...

+2

13

Наблюдая за тем, как Джульетта разговаривает со своим ещё не родившимся ребёнком, Карлотта едва сдерживала слёзы умиления. Только сейчас она стала понимать, что девушка действительно выросла. Что она больше не тот ребёнок, которого она качала на руках несколько лет назад, не тот ребёнок, которому она читала сказки. Нет, теперь она была взрослая девушка, которая готова была явить этому свету новое дитя. Это было непривычное чувство, но, тем не менее, оно сглаживалось тем, что кормилица по-прежнему нужна была Джульетте. Юная синьора Монтекки никогда не забывала о своей няне, и Карлотта была счастлива уже поэтому.

Время шло быстро. У женщины уже накопилась стопка одежды, сшитая и связанная ей же. Она вышивала узоры на тканях, стараясь выбирать что-то нейтральное. Ведь до сих пор не было известно, кто будет у четы Монтекки, мальчик или девочка. Занятия рукоделием успокаивали её. Хотя она всё равно постоянно прислушивалась, не слышно ли шагов, не зовут ли её. И в один из дней в комнатку, где обитала кормилица, вбежала служанка и с порога объявила: «Началось!». С несвойственной ей быстротой женщина поспешила в покои Джульетты. Она запыхалась, пока поднималась по лестнице, но не могла не прийти, чтобы поддержать воспитанницу. Вскоре там появились и другие женщины — леди Монтекки и леди Капулетти. Впервые они и Карлотта чувствовали такое единение, кто-то командовал, что нужно делать. Кто-то утешал, успокаивал. Казалось, что всё крутилось вокруг Джульетты и дитя, так жаждавшего встречи с родителями. И встреча состоялась. Послышался крик ребёнка, совершенно здоровенького и невероятно симпатичного мальчика. Женщина ни на минуту не отходила от воспитанницы. Даже на ребёнка не отвлеклась, так переживала о самой девушке. Джульетта выглядела бледной, уставшей, но счастливой. И это успокоило Карлотту.
- Ты такая умница, дорогая, - гладила она Джульетту, улыбаясь. - Поздравляю тебя, ты очень сильная, ты справилась.
Некоторое время она ещё сидела с девушкой, но потом всё же покинула комнату, давая ей и синьору Ромео время побыть наедине и насладиться своим счастьем, пока не начались бессонные будни.

+1

14

В тот момента, когда Джульетта впервые прижала к груди своё дитя, она поняла: он самый близкий, самый родной для неё человек, незримо связанный с нею (кроме, разумеется, любимого Ромео, который подарил ей это счастье). Она полюбила малыша всем сердцем, и, несмотря на уговоры родителей с обеих сторон, настояла на том, чтобы воспитывать ребёнка самой. Она-то ведь помнила, как было с ней: как редко видела она маму и как часто общалась с Кормилицей, проводя именно с ней, а с не с матерью практически всё своё время, и как, в конце концов, привязалась к ней больше, чем к родной матери.
Может быть, это могло прозвучать даже кощунственно в какой-то степени, но Кормилицу она любила даже больше, чем мать. Именно Кормилице она поверяла свои сердечные тайны, именно она стала её другом и наперсницей; и хотя к матери девушка относилась с подобающим уважением и почтением и была послушной дочерью, но такой откровенности у неё с леди Капулетти обычно не было. И помня ещё обо всём этом, она не хотела, чтобы то же самое было с ней и с её ребёнком. Она хотела стать для него самым близким человеком, чтобы не к чужому человеку, а к ней прибегал её ребёнок в минуты радости или (не дай Бог, конечно) горя, печали, чтобы доверял ей, а не другой.
Это было против против всех правил - как правило, родив дитя, знатные леди отдавали его на попечение служанок и кормилиц, но Джульетта добилась своего - уговорить Ромео было проще, чем его мать, а с его помощью и поддержкой она могла выдержать всё.

Ребёнок их, Ромео и Джульетты, стал символом окончательного мира, теперь в доме Монтекки рос наследник сразу двух знатных родов. Но чего это стоило Джульетте!
Она часто теперь просыпалась по ночам от крика ребёнка, несмотря на то, что несколько служанок были приставлены к нему, чтобы следить. Обычно, стоило ей только взять его на руки, он успокаивался, а со временем она научилась чувствовать своего малыша и понимать, что ему нужно. Кормилица помогала ей, уча пеленать, кормить, одевать ребёнка, да и не только в этом - во многом, во всём, что Джульетта была ей очень благодарна, и благодарность эта выражалась в её счастливых глазах, в её улыбке, в том, как она, уставшая, но счастливая по вечерам приходила к Кормилице, чтобы немного успокоиться и обрести сил.

А силы были ей нужны. Весть о рождении наследника двух кланов мигом облетела Верону, и теперь Джульетта должна была ещё исполнять роль гостеприимной хозяйки. Визиты, приёмы, поздравления... Леди Монтекки была постоянно рядом с Джульеттой, помогая ей и порой выручая её, пока она не привыкнет к своей новой роли.  А теперь вот их с Ромео родители хотят ещё дать бал в честь долгожданного такого события. Джульетта даже не знала, радоваться или... Или. Подготовка к балу занимала много времени, которого ей и так недоставало - ведь она почти всё его тратила на малыша.
- Кормилица, - однажды сказала Джульетта, - малыш подрастает, а я совсем не знаю, что делать дальше, как его воспитывать... Этот вопрос занимал её с того самого дня, как она узнала о том, что носит дитя, но тогда было немного не до того, а сейчас он представлялся ей вопросом первостепенной важности - ведь дети растут так быстро...

+1

15

Когда Джульетта заявила всем о своём намерении самостоятельно воспитывать малыша, не прибегая к помощи другой кормилицы или нянек, Карлотта даже почувствовала гордость за неё. И лёгкую грусть. Она восхищалась смелостью молодой синьоры, решившей делать всё самой и готова была поддерживать её во всём. Показать, научить, помочь. Ведь сама женщина всегда осуждала матерей, которые ради сохранения фигуры и ещё Бог знает ради чего бросали своих детей на произвол чужих женщин. Вспоминая свой короткий опыт материнства, она никак не могла этого понять. Ей бы не хотелось отдавать своё дитя незнакомой женщине. Разве кто-то может справиться лучше родной матери? Понять ребёнка лучше, чем та, кто дала ему жизнь? Да, конечно, именно благодаря этому Карлотта когда-то получила место кормилицы Джульетты, тем самым изменив свою жизнь кардинально, но всё же ей было жаль детей, брошенных матерями. То, что Джульетта взяла все материнские обязанности на себя, только доказывало то, что отсутствие внимания родной матери всё же оставило свой след, ранило душу. Она не хотела повторять ошибку синьоры Капулетти. И это было правильным решением с точки зрения Карлотты, хотя другие женщины её мнения не разделяли.

Было приятно вновь погрузиться в хлопоты о младенце. Карлотта с радостью возилась с пелёнками, бутылочками, пела песни малышу, хотя её подпускали к нему не так уж и часто. Джульетта слишком ревностно относилась к своему ребёнку, а ведь многим не терпелось посмотреть на наследника двух благороднейших родов. Пошли праздники, торжества. Родители и дитя получали свои подарки, но по виду своей воспитанницы кормилица понимала, что лучшим подарком был бы покой. Им двоим оставались только короткие поздние вечера, когда малыш засыпал. Они по прежнему разговаривали, делились своими переживаниями, волнениями и впечатлениями. Карлотта по прежнему могла обнимать девушку, укачивая её в своих руках, почти как в детстве. В каком-то плане они стали ещё ближе друг к другу, ведь леди Капулетти не было, а леди Монтекки, казалось, растратила всю свою любовь на сына. Хотя и к внуку хорошо относилась.

Дни не проходили бесследно, младенец рос, менялись вопросы Джульетты. Если раньше она волновалась о том, как и когда кормить, как лучше запеленать и как и когда уложить маленького наследника Монтекки, то теперь вопросы становились серьёзнее. Как воспитывать? Признать, Карлотта даже немного боялась этого вопроса, ведь маленьких мальчиков она не воспитывала.
- Ох, милая. Я понимаю твои переживания, но думаю, что волноваться тебе не о чем. У тебя хорошее материнское чутьё, и оно подскажет тебе, как правильно себя вести и что делать. Слава Господу, что сейчас ситуация в Вероне спокойнее, чем когда рос твой брат… А значит малыш может и не вырастет таким задирой и упрямцем. Продолжай общаться с ним, но не слишком ограничивай свободу. Малыш должен познавать окружающий мир, учиться. Помогай ему, объясни, что можно делать, а что нельзя. Позволь Ромео общаться с ребёнком, ведь отец — это пример для подражания.

+1

16

- Кормилица, где мне найти ответы на все вопросы, что он задаёт? Ведь невозможно человеку знать всё и сразу... Что мне делать, когда я не могу успокоить его? И почему он порой не слушает меня? - вздыхала Джульетта по вечерам, сидя у кровати засыпающего или уже заснувшего малыша и тихо переговариваясь с Кормилицей.
***
Да, Джульетту многие не понимали - почему не отдаст мальчика нянькам да горничным, не возьмёт ему Кормилицу, зачем воспитывает сама... Теперь их стало двое - самых дорогих её сердцу людей. Муж и сын. Любимый и дитя. Маленький лорд Монтекки подрастал, с каждым днём становясь всё краше, на радость родителям и всем окружавшим его. Баловень, любимец, очаровательное дитя, ласковый, добрый мальчик - пока всё шло хорошо. Первые слова, первые шаги... Джульетта старалась освободить Ромео от разных забот и обязанностей, чтобы у него (у них) было больше времени для сына. Кормилица в этом деле оказывала немалую помощь - без неё Джульетта, наверное, не успевала бы со всем справляться. Первый день рождения малыша был отпразднован с подобающей пышностью - это был великолепный праздник, в котором сам виновник торжества ещё не мог принимать активного участия, но теперь он оказался в центре внимания сразу многих людей. Молодая семья была счастлива.
Настало время вопросов - малышу всё было интересно, всё хотелось пощупать, потрогать, попробовать...и иногда, не находя ответа на некоторые вопросы или не зная, как рассказать, юная леди по привычке бежала (или звала) к Кормилице, прося совета, помощи... Да у неё самой вопросов было не меньше.

- Почему он так делает? А что значит вот это? Как понять, если...? Он снова убегает - почему? Почему не любит других взрослых, а общается только с нами - с Ромео, с тобой и со мной, а от остальных уходит, прячется? - и целая куча других. За ребёнком следили не только Джульетта и Кормилица, но и ещё несколько горничных, приставленных к малышу - им одним всё успеть было невозможно, тем более, что мальчик становился всё более шустрым. Теперь-то Джульетта поняла свою няню, когда та бегала за ней с криками: "Джульетта! Голубка моя!..." - теперь, когда в доме всё чаще были слышны голоса, зовущие, окликающие малыша на разные лады, пытающиеся его найти - ну точно как его мама в детстве...

Год пролетел незаметно, за ним - другой, третий... Вот ему уже три года - тот возраст, когда ребёнок уже не просто умеет хорошо говорить, а просто заваливает вопросами. Джульетта старалась, чтобы сын чаще общался с отцом и брал с него пример - хороший, разумеется, а иным примером Ромео и не мог быть (по крайней мере, ей так казалось). Время пелёнок прошло, пришло время воспитания и обучения - то есть чего молодые родители как раз не знали. Мальчик начинал тренироваться, играя, с маленьким игрушечным оружием, ему пока ещё нравилось слушать сказки нянек и Кормилицы, энергия из него била ключом, так что к концу дня и юная сеньора, и служанки, и (бедная!) Кормилица оказывались вымотанными, а между тем малыш требовал неустанного внимания.
Правда, на внешности молодой мамы это почти не отразилось - напротив, она всё больше хорошела, распускаясь, как прекрасный цветок, который только сейчас расцвёл во всей своей красе - ведь ей не было ещё и восемнадцати. Любовь их не угасала, только укрепляясь, несмотря на мелкие ссоры и даже иногда обиды (мало ли что может случиться!), на долгие порою расставания - и тем слаще была встреча после... Они словно постоянно влюблялись заново - в этом и был маленький секрет их счастья.
Да, и теперь, когда малыш подрос, они сами стали наносить визиты вместе с ним, чтобы мальчик постепенно привыкал к большому обществу незнакомых людей. Но ему нужны были игры со сверстниками - потому они часто приглашали к себе семьи, у которых также были маленькие дети и сами навещали их, чтобы дать возможность детям общаться и дружить.

"Как хорошо, - думала Джульетта иногда, - что у нас с Ромео есть сын, потому что он никогда не покинет нас, даже став взрослым, он приведёт в дом молодую жену и мы будем все вместе, и он всё время будет с нами..." Она не знала, кого больше любит - мужа или сына, оба будто были частью её самой, а как можно не любить частицу себя? Она любила обоих, но любовь эта была немного разной. Три года...и это ещё не начались занятия...а ведь скоро уже будет пора... А потом... А что потом? Она не знала и не хотела думать, наслаждаясь настоящим.

+2

17

- Не переживай слишком о многом, дорогая. Дети всегда задают много вопросов. И, естественно, ты не можешь знать ответов на все. Можно что-нибудь выдумать. Или же воспользоваться уловкой, отвлечь ребёнка, рассказать о чём-то другом, придумать причину, по которой ты расскажешь ему об этом позже. Ты научишься этому, не переживай. В любом случае, ты всегда сможешь сказать малышу правду, что не знаешь ответа и можешь лишь предполагать. Не бойся этого.
Кормилица успокаивала Джульетту каждый вечер. Она и не думала, что девушку будет волновать так много всего. Возможно, дело было в том, что она была совсем юна и решила справляться со всеми сама. Карлотта же родила свою дочь гораздо позднее и её уже не беспокоили подобные вопросы, она просто доверилась своему чутью. А большинство знатных матерей и вовсе отмахивались от детских вопросов, говоря, что им в голову приходят всякие глупости или перенаправляя детей с этим вопросами куда — нибудь ещё, к другому родителю, к няне, учителю или ещё кому-нибудь.

***
Чем старше становился ребёнок, тем больше вопросов и сомнений возникало у Джульетты. Карлотту даже удивляло это, ведь материнский инстинкт должен был подсказывать многое. Молодую синьору волновали различные мелочи, любые кажущиеся ей странными вещи сразу же вызывали ещё больше вопросов. Женщина только улыбалась, выслушивая воспитанницу в очередной раз. Она сама казалась ей ребёнком. Отчасти она ей и была, совсем ещё юной девицей, которая не успела познать жизни сама, а уже должна была передавать свои знания и опыт своему ребёнку. Будь это девочка, возможно было бы легче. Она могла бы последовать своему примеру, ведь наверняка воспоминания Джульетты о детстве были ещё достаточно свежими. Но она подарила миру именно наследника, и всё, что они знали о воспитании мальчиков, так это то, что нельзя ему позволить вырасти таким же, как погибший Тибальт. Конечно, сейчас ситуация в Вероне была куда спокойнее, но всё же вражда между кланами длилась очень долго и должно пройти больше десятка лет, чтобы все люди, хранящие в своём сердце ненависти к другому клану, искоренили её или же умерли сами.
Настало время для того, чтобы представить наследника Монтекки обществу. Первый день рождения, большое событие и множество людей, жаждущих потискать симпатичного малыша. И ещё больше вопросов Джульетты, на которые кормилица в последнее время отвечала одной лишь фразой:
- Он же ребёнок.
Вряд ли это успокаивало молодую синьору Монтекки, но действительно частично объясняло поведение маленького мальчика. Дети непредсказуемы. Они ведут себя так, как хочется им. Да, они многое берут от своих родителей, но в детском возрасте в них присутствует своя непосредственность. Нельзя объяснить некоторые вещи, потому что они понятны только тем, кто понимает детскую логику. То есть точно не взрослых.
- Вспомни себя в его возрасте, - иногда мягко напоминала девушке кормилица. Мальчик вёл себя очень схоже с тем, как вела себя сама Джульетта в его годы. Карлотта припоминала воспитаннице различные истории из её детства, тем самым разбавляя атмосферу, чтобы снять напряжение с синьоры Монтекки. На какое-то время этого хватало.

Ещё немного времени прошло. Малышу исполнилось аж три года, и с каждым днём он становился всё быстрее, проворнее и любопытнее. Настоящий маленький сорванец. Если его мать в этом возрасте можно было отвлечь сказками и редкими неторопливыми прогулками по саду, то маленький наследник совсем не мог удержаться на месте. Его видели то здесь, то там. Карлотте становилось всё тяжелее присматривать за ним, и она часто прибегала к помощи служанок, которые передавали ей где малыш находится и чем занимается.
- Ты уже думала о том, чтобы нанять малышу учителей? - поинтересовалась однажды женщина у Джульетты. - Дети растут так быстро… И юношам нужно уметь так много. Мне кажется, он делает успехи.
В такие дни Карлотта вновь вспоминала о Тибальте. Почему-то ей казалось, что ему понравилось бы заниматься с малышом. Она не помнила, чтобы видела Тибальта с детьми, но ведь тот наверняка мог бы обучить ребёнка всему, что знал бы сам. Но увы…

+1

18

"Вспомни себя в его возрасте..." - Джульетта помнила, эти воспоминания ещё были свежи в ней. Учителей? Но ведь он ещё маленький... Но, наверное, Кормилица права, она знает, что говорит, ведь сама Джульетта не помнила, с какого возраста она начала учиться, а Кормилица точно знала. Иногда ей казалось, что некоторые вещи она знала всё время, как будто так и должно быть, и вот сейчас у неё было похожее чувство - с одной стороны, она как будто знала, что делать, а с другой - волновалась, боялась и была не уверена в своих силах... Может, зря она решила воспитывать ребёнка сама?
- Да, Кормилица, ты права, мне нужно будет обсудить это с Ромео. Но он ещё такой маленький...

В тот момент, когда юная леди Монтекки и её кормилица беседовали о малыше, тот, о ком шла речь, устав, видимо, бегать по всему поместью, прячась от слуг, пытавшихся поймать малыша, подбежал к маме и протянул ручки, просясь к ней. Джульетта наклонилась и взяла малыша на руки, погладила его по голове, а потом взглянула на Кормилицу:
- Он так похож на Ромео... Когда его нет, я смотрю на малыша и мне становится немного спокойнее, как будто он сам здесь.

За детьми глаз да глаз нужен, ибо едва лишь только слуги и горничные, приставленные к малышу, нашли, догнали его и увидели юную мать наследника Монтекки, тотчас подошли к ней. Что рядом Кормилица - только к лучшему: в поместье Монтекки к женщине относились с уважением, прислушиваясь к ней, её опыту.

- Леди, простите... Но сейчас он... разбил ещё одну вазу, чуть не сбил с ног - мы едва успели остановить - гостя, и... - Дальше шёл подробный рассказ с перечислением всех шалостей. Сам виновник всех событий сидел на руках у матери и смотрел на всё такими невинными глазами, словно и не о нём шла речь. И взгляд этот тёмных, как у отца глаз, вкупе с белым личиком и кудряшками был способен растрогать любое сердце, делая малыша похожим на ангелочка. Который летает по всему дому, не давая покоя никому.
Выслушав жалобы слуг, Джульетта обратилась к Кормилице, не зная, плакать ей или смеяться:
- Что же нам с ним делать? Так больше нельзя. Мы наймём учителей, но нужно ведь что-то ещё, учителя не будут проводить с ним весь день... - И она ласково потрепала малыша по щеке, как бы говоря: "Ну что? Что скажешь, а?"
"А ведь я тоже не давала покоя слугам...и няне... Теперь я понимаю, как им трудно могло быть со мной..." - подумала Джульетта, вспомнив своё детство в родительском доме.

+2

19

Карлотта только посмеивалась и качала головой, слушая рассуждения Джульетты. Она явно любила своё дитя, потому что заботилась о нём и волновалась каждую секунду. Совсем не похожа на свою мать, которая отдала ребёнка на произвол кормилицы и служанок. Нет, леди Капулетти тоже принимала участие в жизни Джульетты, но по сравнению с другими, это была мелочь.
- Для родителей их дети всегда маленькие. Вспомни своего отца, для него ты и сейчас остаёшься маленькой девочкой, а ведь ты уже синьора! Мать! Впрочем, и для меня ты всё ещё дитя… - женщина ласково улыбнулась.

Разговор был прерван. Маленький сорванец ворвался в комнату, сразу разведя шум и веселье. С какой же любовью и нежностью Джульетта смотрела на своего сына. Карлотта почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. С возрастом она становилась всё сентиментальнее.
- Да, он очень похож на отца, ангел мой. От тебя взял совсем мало. Разве что может его отец как-то спокойнее? Характер, наверное, твой. Всё не терпится куда-нибудь убежать и поиграть с чем можно и с чем нельзя. Помнишь тот случай с кольцом? - кормилица снова улыбнулась. Много воспоминаний скопилось за эти долгие годы. Да, характер маленького наследника определённо был материнский. Хотя женщина понятия не имела, как синьор Ромео вёл себя в детстве.

Вопрос Джульетты заставил Карлотту задуматься. Ненадолго, она в принципе знала, что могло помочь в таком случае. Да, девушка была права, учителя не могли быть с малышом сутки напролёт, как не могла и сама кормилица, и родители ребёнка. Но оставался ещё один вариант. Вполне распространённый.
- Может приставить к нему слугу? Понимаю, возраст ранний, но когда-нибудь всё равно придётся. Насколько я помню, у твоего супруга был слуга с довольно раннего возраста. Да и у тебя в прислужницах Немая уже давно. Стоит обдумать этот вариант. И обсудить с синьором Ромео, конечно. Вдруг он что подскажет.

+1

20

- Случай с кольцом? Как не помнить... - улыбнулась Джульетта. - Он стал меня хорошим уроком. Я боялась, что догадалась неправильно... Боялась, что будет, если кольца не окажется там, где я думала... Да, Кормилица, ты сейчас подсказала верное решение. Слуга, который в то же время будет воспитывать мальчика, объяснять ему - она с нежностью взглянула на маленького ангелочка, сидевшего у неё на руках, - что можно и нельзя, как должен вести себя молодой синьор... - ласково погладила малыша по головке, потрепала за щёчки...
- Он должен быть в большей степени не слугой, а другом... Или...или будет лучше приставить к нему слугу-мальчика, с которым малыш мог бы играть и который уж точно сможет бегать за ним по дому весь день? Главной его обязанностью будет присматривать за наследником, чтобы не случилось чего-нибудь опасного... Тогда у малыша будет постоянный товарищ в играх, старший друг... Что же лучше выбрать? Я спрошу Ромео, конечно, но...в последнее время он так занят, что я стараюсь как можно меньше беспокоить его - у будущего главы клана дел много. Ты, Кормилица, много знаешь, скажи, что бы ты выбрала - наставника или друга, товарища по играм? И то, и другое по-своему хорошо...

А ребёнок, о ком сейчас шла речь и, быть может, решалась в чём-то даже судьба его, сидел на руках у молодой матери, играя её длинными локонами, смотря на мир широко распахнутыми, удивлённо-радостными глазами, улыбаясь, что-то лепеча и куда-то показывая, что-то пытаясь рассказать... Малыш знал няню (как он называл Кормилицу) и ему нравилось играть с ней, под её присмотром или слушать интересные истории, сказки, - и в любви этой был похож на Джульетту, для которой Кормилица сейчас была самым близким человеком (исключая, пожалуй, одного только Ромео).

Джульетта задумчиво погладила малыша по голове, думая о том, что если бы Тибальт был жив, то она доверила бы своё дитя только ему, и дядя...он ведь так и не увидел своего племянника, не узнал о нём...да, он мог бы научить её сына тому, что знал и умел сам - а умел и знал он много, и лучшего воспитателя и учителя ей бы не найти... Тихий вздох могли бы услышать лишь малыш да Кормилица - да, дДжульетта часто вспоминала брата, к которому всегда была так привязана. Мальчик тем временем стал шалить, вертеться на руках, и Джульетте стало сложно его удерживать, а успокаиваться маленький синьор не хотел, и так как ему не очень понравилось, что его пытаются удержать, стал проситься, тянуться ручками к Кормилице, как если бы хотел от мамы убежать. Джульетта малышу не препятствовала - лишь бы ещё чего-нибудь не случилось: не разбилось, не упало, не закричало, не заплакало...

+1

21

- Ты была той ещё маленькой проказницей, - ласково улыбаясь, пожурила воспитанницу Карлотта. - Так что не стоит и удивляться, что у тебя такой шустрый малыш. Даже и не знаю, кто из вас двоих и шустрее.
Несмотря на то, то в словах женщина слышалась строгость, она несомненно не ругалась на Джульетту. Наоборот, предавалась воспоминаниям о днях, когда та была совсем ещё малышкой, когда всё было беззаботным, и никто и подумать не мог о препятствиях, которое выпадут на долю двух влюблённых. Но всё хорошо закончилось, и женщина благодарила Бога за его милосердие.
- Думаю, что слуга — ребёнок будет вполне хорошим вариантом, - после недолгих раздумий решила кормилица, поглядывая на маленького непоседу в руках у молодой синьоры. - Чуть постарше этого сорванца. Помнишь, как ты была в детстве дружна с Немой? Ваша дружба стала фундаментом для невероятной верности с её стороны. А научить, что и как… Разве с этим не справимся мы с тобой? В доме так много людей…

Карлотта слегка нахмурилась. Пожалуй, она и сама не знала, как лучше поступить в этом случае. В её детстве не было слуг, да и родители работали, так что за ней присматривать совсем было некому. И ничего, выросла же. Добилась своеобразных успехов. Слуга — мальчик — хорошая идея, но всё же это ещё один ребёнок в доме. Две егозы вместо одной. Пока мальчик привыкнет к своей должности, пока осознает… Столько всего нужно будет в него вложить. Но в будущем это должно было окупиться. И опять же, юному наследнику не так одиноко, пока его матушка занимается делами насущными, а слуги хлопочут по дому.
- Всё же, полагаю, последнее слово за синьором Ромео. Чтобы не предполагали мы, а решать будет он. И заниматься поисками подходящего ребёнка, наверное, тоже. Или взрослого слуги. Без совета с ним нам не позволительно делать что-нибудь. И как бы тебе не хотелось его отвлекать, тебе нужно с ним посоветоваться. Всё же ты его супруга. И речь идёт о будущем вашего общего ребёнка, дорогая. Будь потвёрже.

Женщина всё ещё периодически удивлялась тому, что Джульетта не взяла ничего от своей матери. Конечно, ту тоже нельзя было назвать особой с твёрдым характером, но своего та добиваться умела. А юная синьора оказалась слишком мягкой и переживающей, что в общем-то было неплохо, но могло привести к определённым проблемам, в зависимости от того, как сложиться жизнь. Карлотте очень важно было давать воспитаннице свои наставления, всё же годы неумолимо шли, когда-нибудь ни её, ни её матери не будет рядом.

0

22

Да, Немую она помнила. И только кивнула в ответ. Теперь уже синьора Монтекки, молодая женщина помнила, как они с ней встретились и подружились. Конечно, они и прежде виделись, но тогда Джульетта впервые заметила милую девушку с печальными глазами.
"Решать будем мы, Кормилица. Он и я. Мы вместе. Искать - да, он, ибо ему лучше знать, кто из детей клана Монтекки лучше подойдёт для этой роли - пажа маленького наследника. Ведь это честь для семьи. Паж и друг..."
- Конечно, за Ромео. Всё же я больше склоняюсь к ребёнку-пажу. Нашему сыну будет нужен друг.

Кормилица не знала или забыла, что у Джульетты есть характер, и только потому она не проявляет твёрдость, что роль её иная, потому что твёрдость более подходит её мужчине, её супругу, но в случае необходимости она сможет взят всё в свои руки; сейчас же, когда есть у неё защитник, нежный возлюбленный - её муж, она может - она имеет право быть слабой. Но разве не проявила она твёрдость и стойкость в любви, когда перед ней был выбор - покориться родителям и выйти замуж за предложенного ими жениха или бороться до конца? Она выбрала второе, она пошла к отцу Лоренцо и мудрый пастор помог неопытной юной девушке соединиться с возлюбленным. Она пошла против воли родителей - и обрела счастье, они чуть не отреклись от неё - но и тогда Джульетта не сожалела о своём выборе. Она просто доказала - они вместе с Ромео доказали - что может любовь... И вот - она воспитывает сына, наследника двух объединённых теперь дружбой кланов.

Без Кормилицы ей было бы сложнее, но теперь, благодаря ей, Джульетта начала постигать секреты воспитания, тайны того, как правильно растить самые прекрасные цветы нашей жизни - детей. Малыш у неё на руках был лучшим доказательством того, что пока молодой синьоре - хоть и не всегда - удаётся это. Шалить, баловаться, играть - также естественно для детей, как для любого человека - дышать. Это их воздух, их жизнь - игра.
Ей приходилось не раз наблюдать за играми детей, и она видела, как они повторяют то, что видят у них, у взрослых - и открыла для себя первый секрет материнства: быть примером для ребёнка должны все окружающие его люди, не только родители, потому и слуг, на которых возлагалось обязанность ухаживать за наследником, она отбирала тщательно; потому и старалась окружить его всевозможной заботой, вниманием, лаской и любовью - дети отдают то, что получают: это был второй секрет материнства. И так, шаг за шагом, час за часом, день за днём, открывала она для себя всё новые тайны и секреты, и один только судья был у неё в вопросах воспитания - сердце; Джульетта научилась чувствовать своего малыша и не было у мальчика человека, понимавшего его лучше, чем мать и также сильно, как она, любившего его - кроме, разумеется, отца, нежно любившего своё чадо.
Но по обычаю того времени до некоторого возраста воспитанием ребёнка занимались женщины - и мужчины в дело это не вмешивались, пока не исполнится возраст - и тогда уже переходило дитя под надзор воспитателей и учителей. Именно это совсем скоро предстояло и Джульетте. Вот что было причиной её волнений в последнее время, её раздумий по вечерам у кроватки сына - кому поручить? кому доверить? Будь у неё дочь, юная синьора Монтекки, не задумываясь, поручила бы её своей Кормилице, приставив к ней в помощь более молодых служанок... Тибальту она доверяла больше всего и он мог бы, если б был жив... Если б был жив... От этих мыслей слёзы наворачивались на глаза. Джульетта плакала по ночам, вспоминая кузена, чей портрет хранила как единственную память - только он и воспоминания были всё, что у неё осталось..после его смерти.

Скоро их сыну будет четыре - "Господи. уже четыре!" - года, и в честь этого они устроят праздник, и в списке приглашённых первыми будут стоять семьи, где есть дети примерно одного возраста с милым их мальчиком. Тогда возьмут дитя от матери, кормилиц и нянек и передадут воспитание его отцу, учителям и наставникам, но среди взрослых должен быть у мальчика друг, ребёнок - паж наследника, товарищ по играм, с одной стороны, и помощник для его родителей, который будет отвечать за него, с другой. Об этом нужно рассказать Ромео... Кажется, он был в кабинете... Ну что ж..пора немного отвлечь его от дел и навестить...

- Я пойду найду Ромео и поговорю с ним. Скоро день рождения нашего сына, нужно всё решать сейчас. Прошу, присмотри за этим ангелочком, - и, поцеловав малыша в лобик, Джульетта передала его Кормилице. Я спокойна, когда он с тобой. Спасибо тебе, Кормилица, твоя помощь и твои советы бесценны. - Она ещё немного помедлила - ну как уйти от маленького этого чуда? Она улыбнулась снова - Кормилице и сыну - и удалилась, оставляя шалуна на попечение нянек и слуг. Отвлечь Ромео, но не только разговорами о сыне... В конце концов, пока ещё глава клана - его мать и ему не нужно так много времени проводить за делами. Это, знаете ли, вредно.
Она не шла - летела, и перед молодой синьорой расступались все домочадцы, пропуская её к тому, кого Джульетта любила всем сердцем - к своему и её господину, молодому синьору Ромео. А она вспоминала, как когда-то давно точно также летела к нему, дабы соединиться с ним навеки, став его женой... И как в часовне отец Лоренцо соединид две души, две судьбы, двух людей - в одно... Столько времени прошло, а как будто и не было ничего - всё та же меж ними любовь.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: альтернативное прочтение » И цветы жизни надо растить