Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira


Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

● Название эпизода: Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira / Горбатый, хромой, кривой, его мы и выберем (фр.)
● Место и время действия: осенняя ночь в конце 19 века, лагерь цирка невдалеке от маленькой румынской деревеньки.
● Участники: Koukol, Graf von Krolock
● Синопсис: Графу нужен новый слуга, а где еще раздобыть урода, как не в цирке? Небольшом бродячем цирке из тех, что колесят по земле, давая народу зрелищ вместо хлеба. Потрепанный, видавший виды занавес давно опущен, но благородный господин желает совершить странную сделку с управляющим, выкупив одного из "артистов" под покровом глубокой ночи, и помыслы его не ведомы ни управляющему, ни самому "товару", едва ли ждущему от жизни добрых перемен.

0

2

Погода была отвратительной! Было холодно. Холодно и мокро. Моросил отвратительный мелкий дождь, от которого не было никакого спасения. И ветер, пронизывающий до костей ветер, кажущийся вдвое холоднее из-за сырости, чем он есть на самом деле.
На сегодня представления закончены. Большинство «артистов» уже спят и видят десятый сон. Им хорошо, они имеют какой-никакой, а угол, пусть угол этот даже в крытой продуваемой кибитке. Ему же даже такого вот относительно сухого угла не выделили. Скрученная из прутьев клетка, на которую от дождя была накинута какая-то грязная то ли тряпка, то ли дырявая рогожа. Эта крыша совершенно не спасала от той пыли, что летела с неба, а вернее, ка казалось сейчас, со всех сторон одновременно.
Впрочем, буквально выросший в таких условиях, он давно привык и к холоду, и к сырости. Как привык к постоянным насмешкам и оскорблениям, как этот дождь, сыпавшихся со всех сторон. Он не знал другой жизни. Он помнил только эту клетку. Да и стоит ли жаловаться. Он урод. Урод, каких еще надо поискать на этом свете. Он не заслужил иной жизни. Он должен быть благодарен даже за то, что имеет. Его кормят (как, не важно, но кормят же). У него есть какая-то одежда (какая, опять же другой вопрос). А все остальное… А так ли важно все остальное. Ведь ничего иного он и не знает. А может ли вообще в его случае быть иначе.
Взрослея, начиная осознавать окружающую его действительность, сначала маленький изуродованный мальчик пытался как-то обратить на себя внимание и получить хоть немного тепла. Поняв, что все попытки тщетны, он обозлился. Агрессия стала его постоянным спутником. Агрессия и эта железная клетка. Со временем пришло смирение. Осознание того, что что бы он не делал, исход будет один. Он обречен на роль диковинной зверушки, поглазеть на которую приходят людишки самых разных сословий. И всегда с ужасом, смехом, издевательскими шуточками, тычут в его сторону пальцем. И всегда он слышит одно и то же слово – «урод».
Ночь сгустилась над стоянкой цирка, разбитой за небольшой деревней, в которой сегодня их труппа давала представление. Темнота, нарушали которую только несколько тускло мерцающих, грязных стеклянных масляных фонарей, привешенных по углам кибиток. Стоило догадаться, что ему фонарь был не положен. Зачем уроду свет. Что он будет при нем рассматривать.
Закутавшись в дырявую тряпку, которая когда-то давно была то ли камзолом, то ли пиджаком, поджав под себя окоченевшие ноги в разваливающихся башмаках, он уже битый час сидел прижавшись спиной к прутьям клетки в том углу, где, как ему казалось, было теплее всего, и пытался заснуть. Получалось плохо. Проклятая изморось мешала, то и дело попадая на лицо. Ну что за отвратительная погода!

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira