17 декабря. Обновлены посты недели и игроки месяца.

16 декабря. Подведены долгожданные итоги голосования Звезда сезона: осень 2018. Благодарим участников и поздравляем победителей! Жгите еще)

3 декабря. Друзья, мы поздравляем всех вас с Днем мюзикла - жанра, без которого не было бы нашего форума!) Пусть просмотр любимых постановок продолжает вдохновлять вас на огненные отыгрыши!

24 ноября. Поздравляем с днем рождения Элоизу Боргезе!

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

Loreen Да, она не ошиблась. Бояться тут следовало совсем не собаку. Настоящим Цербером в этом доме была эта красивая молодая женщина. «Вот попала, так попала», — подумала Лорин, чувствуя, как от пристального взгляда хозяйки внутри все сжимается, затягиваясь в тугой узел. Она, конечно, слышала о богачках, которым доставляло удовольствие истязать своих слуг. В тавернах, где она выступала по вечерам, рассказы о них всплывали то и дело. И рассказчики обычно не стеснялись в словах и выражениях. [ читать полностью ]

Mercutio Мессер Белуччи на экзаменах свирепствовал, находя к чему придраться даже у тех, кто сочинял на латыни целые поэмы, до тех пор, пока Меркуцио не отыскал на развалах какой-то лавчонки рукопись Белуччи об оптативе в латыни. Ерундой это было, даже на взгляд малоискушенных на тот момент веронцев, полнейшей, но при следующей с ним встрече Меркуцио упомянул желательное наклонение — и вышел из его дома с желанным свидетельством. [ читать полностью ]

Kit Collum От воспоминаний его любовных историй настроение, кажется, ухудшилось еще больше. Только этой сентиментальности ему и не хватало. Черт. Коллум в расстроенных чувствах пнул мухомор. И снова замер, напряженно вглядываясь в нечто, чернеющее между деревьев недалеко от него. Он сделал несколько шагов вперед, теперь это «нечто» приняло более отчетливые очертания. Карета. Посреди леса она смотрелась каким-то нелепым инородным предметом. И однозначно разрушала общую пасторальность пейзажа. Кучера не было. Лошади — тоже. [ читать полностью ]

Colette Giry Театр сам по себе есть ни что иное, как шквал эмоций. Что уж говорить о молоденьких девочках и не менее молоденьких женщинах, только-только вступающих в пору своего истинного расцвета и оказывающихся в этой яркой круговерти, сотканной из блёсток, интриг, переживаний, открывающихся возможностей и первых чувств, сладко будоражащих грудь, а ещё — разочарований, слёз, мечтаний, тайных желаний, и бог весть, чего ещё… [ читать полностью ]

Graf von Krolock — Мое имя граф фон Кролок. — Он приподнял подбородок, позволяя неясному свету луны и фонарей осветить нижнюю часть его лица, чтобы бедный уродец смог видеть массивное изящество подбородка и движения губ, будто бы насмехавшихся над всем этим бренным миром разом. Лица, впрочем, своего не открыл. Черты его все равно ничего не скажут будущему Куколю, ведь истину ему предстоит понять куда позднее. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Непростое украшение


Непростое украшение

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

● Название эпизода: Непростое украшение
● Место и время действия:  22 сентября 1781 года, возле Бургтеатра.
● Участники:  Loreen, Franz Rosenberg
● Синопсис: Придя в себя после ограбления и осознав пропажу одного из перстней, граф Розенберг поспешил объявить, что даст награду тому, кто найдет дорогую его сердцу вещицу. Тем временем ее уже успела подобрать Лорин. Узнав от уличных мальшичек о назначенном вознаграждении, она решает вернуть драгоценность владельцу.

0

2

«И все-таки ждать или не стоит?». Лорин плотнее закуталась в старенькую шаль, уже местами основательно вытертую, но еще способную дарить тепло. Хоть какое-то. Это все же лучше, чем ничего. Осень только началась, но на улице уже было довольно прохладно. Особенно это чувствовалось ближе к вечеру. Танцовщица четверть часа стояла перед зданием Бургтеатра, и никак не могла решить – ввязываться ей в очередную авантюру, или ну его. И пока больше склонялась ко второму варианту. Уж больно неоднозначной была ситуация, в которую она попала. Так что, возможно, просто стоило уйти и навсегда забыть об этом. Но почему-то Лорин продолжала торчать у Бургтеатра, вглядываясь в выходивших из него людей. 
История эта началась примерно две недели назад. Лорин возвращалась из трактира, в котором подрабатывала по вечерам, веселила народ песнями и танцами. Обычно она заканчивала раньше, но тогда задержалась – один из посетителей попросил ее погадать по руке, подкрепив просьбу парой монет. Из-за этого возвращаться в свое жилище в самом сердце трущоб ей приходилось в то время, когда ходить по улицам Вены небезопасно. Не сказать, чтобы Лорин сильно боялась (все же большинство местной шпаны она знала в лицо), но инстинкт самосохранения подсказывал ей не сбавлять шаг.
Идти оставалось несколько кварталов, когда после очередного поворота, Лорин увидела лежащего на мостовой человека. Рядом стояла карета с распахнутой дверью. Там то ли происходила потасовка, то ли грабитель просто тряс свою жертву, надеясь, что из нее посыплются золото и бриллианты. «Обожаю вечерние улочки Вены. То грабят кого-то, то убить пытаются», - Лорин закатила глаза и сильно сбавила шаг. Вообще ей следовало бы просто свернуть еще раз, переходя на другую улицу, но что-то в этой драматичной картине ее заворожило – то ли разбойник в маске показался уж слишком ловким, то ли жертва его как-то забавно брыкалась. Танцовщица остановилась между двух домов, так, чтобы ее не было видно, и с жадным любопытством следила за происходящим. Разумеется, помогать богатому господину у нее не возникло ни малейшего желания. Тем более, грабитель, судя по его манере двигаться, по голосу - ей не знаком, и кто знает, что там у него на уме. Она была почти уверена, что разбойник не станет убивать богача, просто вытрясет из него все, что сможет драгоценного. События между тем развивались стремительно. И вскоре разбойник растворился в переулке, а господин забрался назад в карету. Лорин, еле дождалась, когда он уедет, выбралась из своего укрытия и подошла к тому месту, где только что происходил грабеж. В сумерках под ногами что-то блеснуло. Девушка нагнулась, присматриваясь. Так и есть! Вот он. Перстень! Рассматривать его времени не было. Вдруг или разбойник за ним вернется, или ограбленный господин. И Лорин, зажав трофей в руке, припустила от этого нехорошего места бегом. Уже в своем жилище при тусклой лучине она смогла рассмотреть перстень и убедиться, что вещица весьма дорогая. И это плохо. Потому что продать она ее вряд ли сможет. Ее сразу объявят воровкой. Она так и не решила, что с ним делать, и в итоге оставила у себя.
А недавно она случайно узнала от местных мальчишек новость. Какой-то чудак-богач потерял свое кольцо, и назначил награду тому, кто его вернет. Во как! Мальчишки весь день развлекались тем, что прочесывали венские улицы в поисках заветного кольца. Лорин отчего-то была уверена, что речь идет именно о том самом перстне. Она расспросила у мальчишек, что за богач. Сведения они предоставили весьма скудные: «Вроде как граф. И фамилия какая-то чудная… Розан…борг… или берг, или, в общем, кто-то так». Через местных нищих она выяснила, где этого «Розанборга» искать. Пару дней промаялась, решая, стоит ли рисковать. Однако желание получить вознаграждение оказалось сильнее. Деньги ей нужны, Лорин хотела купить себе кое-что из теплой одежды на зиму. Именно это и удерживало ее сейчас у Бургтеатра, заставляя вглядываться в лица, стараясь угадать того самого господина, который так отважно тогда трепыхался в лапах разбойника.
Но на душе у танцовщицы все равно было ой как неспокойно.

Отредактировано Loreen (28-09-2018 00:37:21)

+1

3

Наверно, зря он кинул этот отчаянный клич. И почему Розенберг только думал, что сарафанное радио и обещание денег помогут ему изъять свою возлюбленную вещь из цепочки нечистых на руку людишек? Да та, должно быть, сменила за это время не одну пару этих рук, и след императорского перстня уже давным-давно затерялся и ведет куда-то за пределы Вены, а то и всей страны контрабандными путями. С каждым днем, в очередной раз не получая никаких новостей, граф утрачивал надежду и все больше тяготился молвой. Выходило, что, объявив награду нашедшему перстень, он добился лишь излишнего внимания к самому ограблению. И если ахи-вздохи и обходительное сочувствие друзей и знакомых, которые любезно приглашали Розенберга в гости и отпаивали чаем со сладостями и французским коньяком, было приятно, то от другой мысли у него вновь появлялась дрожь в коленках и интуитивное желание озираться по сторонам каждый раз, когда он покидал уютные пенаты театра. «Я знаю, где ты спишь», - припоминал он слова грабителя, да так живо, что сомнений не оставалось: Бургтеатр – единственное безопасное сейчас место. Весть о поисках украшения наверняка дошла и до преступника, и тот сейчас зло посмеивался над наивностью престарелого богача, которому какая-то цацка оказалась вдруг дороже собственной шкуры. Ведь как он там сказал? «Если кому-то проболтаешься»? «Если вздумаешь меня искать»? Розенберг не шибко надеялся на свою память, потому что в его мыслях голос злоумышленника звучал как из глубокого колодца.  Однако, за что бы тот ни угрожал, позвольте, позвольте-ка! Да, он предал происшествие огласке, но ведь не грабителя же, не грабителя искал. Признаться, меньше всего графу хотелось бы видеть этого негодяя снова. В его объявлении значились приметы перстня, а не человека, если вдруг кто не заметил. Приметы перстня, да, который, кстати, сам укатился под карету, а не был похищен. Хотя, конечно, преступник, не будь дураком, мог после вернуться на место злодеяния и подобрать добычу. Глупо упускать такую наживу! Но и тогда розыск вряд ли подвергал его опасности, ведь грабитель, скорее всего, уже сбыл драгоценность и пропивал выручку в каком-нибудь кабаке.
Такой мысленный диалог вел граф все эти дни то ли с мирозданием, то ли с самим преступником умоляя сжалиться, не учинять над ним расправу и дать ему шанс вернуть дорогую вещь, ценность которой измерялась вовсе не величиной камня и стоимостью материалов оправы. О нет, это не перстень он жаждал получить назад, а чувство собственного достоинства. Мыслимое ли дело – потерять драгоценность, пожалованную самим Его Величеством! От одного этого уже впору было утратить уважение к себе. Удрученное состояние Розенберга усугублялось еще и тем, что весть о розыске перстня дошла и до августейшего дарителя, который заочно поинтересовался успехами. Что могло быть хуже, чем расстроить императора? Только разве что рассказывать, как позорно, прости Господи, граф расстался с символом его милости – даже не отдал в руки грабителя, а обронил, как ворона сыр. Но лично поговорить с Иосифом об обстоятельствах пропажи ему не пришлось. После грабежа Розенберга еще ни разу не приглашали ко двору обсуждать развитие театрально-музыкального искусства. Отсутствие нужды подробно оправдываться, пожалуй, было единственным положительным моментом в этой ситуации. В остальном же это давало графу повод для чувства вины и злости на себя за то, что он так легко впал в немилость. И это после того, что ему удалось достичь в обществе! Так неудачно все прошляпить!.. Главное было не начать думать, будто вместе с украшением он потерял и свою добрую репутацию,  и положение, рухнув куда-то до мелких дворян, и самого себя, будто он теперь совсем ничто и звать его… Ну вот, проклятье, только что подумал!
Дурацкая, бесполезная затея! Нет сейчас среди простого народа честных людей, ни одна сволочь не признается, что к ней попало краденое. Лучше сбыть драгоценность и выручить сумму, недостойную и половину ее стоимости, зато моментально. Подлые хапуги! Никто из них и пальцем не пошевелит, чтобы не только нажиться, но и очистить свое доброе имя. Казалось, никогда еще граф Розенберг не относился к низшему сословию так плохо. Но это причудливо контрастировало с вдруг напавшей на него брезгливой щедростью. Ведь не иначе как он находился на плохом счету у Господа, раз его поиски все никак не могут увенчаться успехом! А значит, необходимо было срочно пополнить свой послужной список добрых дел. Не вынашивать в уме злые планы помешать возвышению Моцарта и не делать невыносимой жизнь труппы и технических работников театра Розенберг не мог ну никак, но знал, что подаяния прекрасно очищают совесть. А какие подаяния лучше преумножают добродетель, чем помощь малоимущим? Надо, надо отдавать, - утешал себя Розенберг, - и тогда и ему вернется от щедрот судьбы, обязательно. Поэтому, выйдя из Бургтеатра, остановившись на верхней ступеньке крыльца, со скрытым подозрением окинув взглядом прохожих и заметив стоящую напротив плохо одетую девушку, граф достал кошелек и неторопливо отсчитал три монеты. После злополучного вечера ограбления приближаться к простым женщинам он опасался значительно меньше и поэтому, своей обычно важной походкой спустившись вниз, протянул монеты Лорин с наигранно-благожелательно-высокомерной миной.
- Храни тебя Господь, милочка.

+1

4

Время шло, но никто хоть сколько-нибудь похожий на  господина из переулка до сих пор не появился. Лорин начинала терять терпение, идея подзаработать таким сомнительным образом казалась ей глупой. Даже рискованной. Людям доверять она не привыкла. Инстинкт самосохранения требовал уходить отсюда и побыстрее. Особенно, когда мимо прошли жандармы, так и вовсе хотелось юркнуть в ближайший переулок. И если бы финансовое положение танцовщицы было более стабильным, она бы немедленно так и сделала. Но, увы, заработанных денег почти совсем не осталось. Значит, придется кого-то при случае обокрасть. Противно. А что делать? Жить-то на что-то нужно. Тот парень из переулка обчистил богача тоже явно не от хорошей жизни. Редко кто встает на преступный путь из развлечения или азарта. Все ее знакомые уличные воришки росли на улице, как придорожная трава, никому не нужные, с ранних лет предоставленные сами себе. Так что у них просто не было выбора. А богачи… Они не обеднеют, лишившись нескольких монет.
«Подожду еще десять минут, и пойду», - решила про себя танцовщица. Не судьба ей, видимо, сегодня разжиться деньгами. А перстень она себе оставит, на память. Больше он ни на что не годится, уж больно приметная вещица. За отведенное самой себе время Лорин развлекалась тем, что пыталась угадать, кто есть кто из людей, выходящих из Бургтеатра. Это хотя бы ненадолго позволило отвлечься от холода. Старая поношенная одежда совсем не согревала ее и не защищала от ветра. «Так, кто у нас тут? Ох, вот так детинушка. Ну и рожа. Как будто пил три дня и три ночи. Явно кто-то из рабочих сцены. А вот это явно музыкант. Одет прилично, хоть и просто. И скрипка в футляре. Ишь ты, прижал к себе, будто любовницу. Лицо красивое, но будто отрешенное… А эти две румяные хохотушки кто? Неужто актрисы? Вряд ли. Скорее уж белошвейки, или кто-то в этом духе…». Развлекаясь таким образом, танцовщица утратила счет времени, десять минут, которые она отвела на ожидание, уже давно прошли.
«Ну, все. Пора». Так и не дождавшись нужного ей человека, Лорин решила уйти. В конце концов, жизнь никогда не дарила ей легких денег. Даже жалкие гроши нужно было заработать – танцуя на площади или трактире. А воровство… Да, вроде бы дармовые деньги. Но монашки в монастыре (куда ее еще ребенком определили родственники), в красках живописали, какой это грех, говорили, что вор, забирая чужое, губит свою душу. И хотя танцовщица не была особо религиозной, воспоминания о тех зловещих проповедях каждый раз неприятно царапали.
Однако далеко уйти она не успела. Из Бургтеатра вышел господин, которого она сразу же узнала. Это он! Лорин была уверена в этом. И дело было не только в одежде, разительно отличавшейся от всех, кого она тут видела. Танцовщица сразу же вспомнила, как смешно он брыкался в руках грабителя. И едва не прыснула со смеха, но сдержалась. Не стоит злить того, с кого собираешься получить немного денег. Или много. Впрочем, господин не производит впечатление слишком щедрого человека. Но, он же хочет назад свой перстень?
Когда мужчина протянул ей деньги, Лорин не сразу сообразила, что происходит, была вся в мечтах о большом куше, который в кои-то веки может сейчас сорвать. И тут эти три монеты в его руках… Подаяние. Будто она какая-то нищенка на паперти. Вот же скряга! Строптивый норов Лорин и цыганская кровь требовали швырнуть эту подачку прямо в лицо господина. А потом насладиться тем, как исказиться от гнева его лицо с застывшей приторно благожелательной миной. Но здравый рассудок нашептывал, что господин просто хочет сделать доброе дело, и что лишних денег не бывает. И Лорин взяла протянутые ей монеты.
- Благодарствую. – Она нарочно добавила в голос деревенского говорка, не раз слышанного в местных трактирах. Отчего-то в присутствии этого господина она чувствовала себя особенно ничтожной. Контраст двух миров, которые они представляли, был слишком разителен, и Лорин просто подмывало сделать какую-нибудь гадость, показать себя с худшей стороны. «Он же, наверняка, считает меня отбросом общества, так я подтвержу его мысли». Но танцовщица понимала, что делать этого нельзя. Она пришла сюда не для того, чтобы дергать тигра за усы. А чтобы из этого «тигра» посыпались монеты. Лорин подбросила пожертвованные ей деньги на ладони.
- Но я рассчитываю получить от вас еще. – Девушка решила сразу перейти к делу. – У меня есть то, что вы потеряли. – Сообщила Лорин уже тише, так, чтобы только он мог услышать ее, хотя кроме их двоих вокруг сейчас никого не было. – И за что обещали награду.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Непростое украшение