24 июня. Обновлены посты недели.

17 июня. Обновлены игроки месяца.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Catarina Cavalieri Она смеялась над ним, смеялась каждым пассажем, каждым широким скачком, прикрыв глаза, будто звала по имени своего нынешнего любовника, не его — не Антонио. Вряд ли когда-либо ещё оратория на текст Священного Писания была исполнена с такой несвященной страстью, где вместо переливов "Аллилуйя! Слава тебе, Воскресший и живой!" звучала насмешка обиженной девушки. Обиженной за каждый состоявшийся поцелуй Сальери, за несостоявшийся, за одну только надежду. [ читать полностью ]

La Nourrice Ах, это женское коварство. Но, к счастью, она об этом не знала, а значит у двух влюблённых ещё был шанс. Очень призрачный. Ведь Ромео Монтекки теперь изгнан. Бедная Джульетта! Оставалось надеяться, что она не отправится следом за ним. На что только не идут молодые сердца ради своей любви. И всё же, Карлотте не хотелось терять Джульетту. Тем более, что в изгнании её жизнь была бы очень тяжёлой. Но тяжелее ли, чем жизнь без Ромео? Как же быстро всё рухнуло… [ читать полностью ]

Willem von Becker — М-м-м-м…— протянул вампир, вспомнив то самое чувство, несколько подзабытое, когда приходилось прикладывать свою руку помощи в выборе предметов гардероба, а в особенности, платья для выхода в свет. Как часто бывает, выбор носит мучительные оттенки, потому что два платья сразу невозможно надеть, а хочется и то, и другое, и то синее с искусно сделанными бархатными розами, и то, изумрудное, которое так хорошо оттеняет глаза. — Я думаю, что… [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Magda Магде нравилась эта смешливая девчонка, вечно гораздая на разного рода проделки. Стоит признать, что без проказ рыжей чертовки жизнь у Шагалов была бы куда менее весёлой и куда более скучной. А скука в деревне была именно такая, какую принято называть смертной. И кстати, это название как нельзя более оправдывало себя, особенно зимой. Особенно вблизи старого замка в глубине леса… Впрочем, сейчас настроение служанки было совсем не тем, чтобы пускаться вслед за мрачными мыслями... [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Сделай мне красиво!


Сделай мне красиво!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s6.uploads.ru/ZlfCo.png
Лучший эпизод сезона: весна 2019

● Название эпизода: Сделай мне красиво!
● Место и время действия: замок графа фон Кролока, конец XIX века, 25 декабря, вечер перед ежегодным Балом.
● Участники: Koukol, Herbert von Krolock
● Синопсис: Вот и настала ночь долгожданного бала! Герберт вовсю предвкушает торжество, где музыка, свечи, его костюм и угощение будут по-королевски роскошными. Но что делать, если глаз то и дело цепляется за нового слугу, который выглядит потрепанно и как-то немодно? И где только граф таких берет?

+1

2

Он жил в замке уже около полугода. Вот уж действительно, как странно и неожиданно порой жизнь тасует карты. Еще недавно он, безымянный урод, только и знал, что холод клетки, да постоянные насмешки и издевательства. И вот теперь он – Куколь. Ооо, именем парень особо гордился! Ведь ему всю его жизнь твердили, что такой как он имени просто недостоин. Зачем уроду имя... А тут! И имя дали, и в услужение взяли! А слуга-то он у поистине невероятных господ. Он живет в огромном замке, его боится вся округа (да что уж там, он бы и сам себя боялся, будь он на их месте). А главное – он свободен! Никаких больше насмешек. Никакой больше клетки. Сыт, одет (много-то ему не надо, не голый и ладно). Даже вон постель имеется, в не пук сгнившей соломы под головой. Красота, а не жизнь!
Ну да, появились другие сложности, но все это казалось даже интересным. Взять к примеру хоть природу его хозяев. Опасные и прекрасные одновременно. А его, вишь, не трогают. Он тут на, так сказать, особом счету. Пусть только из-за потребности в слуге. Не важно.
Приближался бал. Бал, о котором он уже столько слышал, но еще ни разу не видел. Да и когда успел бы, проводят-то его раз в год. Хозяин выдал ему целый ряд указаний и инструкций, которым нужно было следовать. Своеобразный церемониальный этикет, что ли. Ну и зал подготовить надо было, само собой.
Волоча из кладовой огромный напольный канделябр, который противно скрежетал основанием ноги по каменным плитам пола, Куколь мысленно передирал, что еще ему нужно будет сделать. Перетащить еще несколько канделябров, потом, разумеется, расставить свечи. Надо смести паутину, собравшуюся по углам и на многочисленных каменных и резных украшениях стен. А еще он хотел поправить гардины. Да, точно, поправить гардины. Их постоянно выворачивает сквозняками. Хорошо бы и вовсе снять и выколотить из них пыль. Да не в этот раз. Не успеет. Вон они огромные какие, да и много. А времени уже в обрез.
Выворачивая из кладовой с очередным канделябром, Куколь едва не врезался в молодого хозяина. Вот ведь, ходят вечно по замку как приведения, пугают! Хотя бы каблуками, ради приличия, стучали, так чтобы понять можно было, что кто-то сейчас из-за угла вывернет. Так нет!
Низко ухнув от неожиданности, едва не выронив тяжёлую ношу, горбун, быстро собравшись, как умел, поклонился, что-то промычав себе под нос. По сути это были слова извинения и приветствия, вперемешку с пожеланием доброй ночи.

+1

3

Казалось бы, что такое год для вампира, который скоро разменяет третью сотню лет? Как неделя для человека, наивно верящего в то, что у него еще сотни таких недель впереди. Пустяк в сравнении с предстоящей всем бессмертным вечностью. Так почему, черт возьми, ожидание Бала тянулось так катастрофически долго?! Триста шестьдесят четыре... ну хорошо, триста шестьдесят три ночи в году замок представлял собой сонное царство, и Герберт чувствовал себя ребенком, который вылез из кровати в то время, как его родители и няньки предавались послеобеденному сну, и обнаружил, что ему не с кем играть. Нет, на самом деле, конечно, отлеживались годами в гробах единицы, но скука! От нее просто зубы сводило. Герберт не помнил, ждал ли он этого дня когда-либо в детстве так сильно, как сейчас. Да и он-прежний едва ли до конца понял бы темную магию этого торжества, преображавшую замок сначала предвкушением мистики и какого-то кровавого чуда, затем приобщением к единой живительной чаше и, наконец, почти эротическим удовлетворением. За год у Герберта случались красивые, веселые, успешные ночи, но не бывало ни одной, когда он мог полностью отдаться готической романтике и двигаться по воле музыки, наполняющей все вокруг. Еще бы, ведь на Балу музыканты демонстрировали все, чему научились за этот период, как будто это единственная ночь, когда они встречались все вместе. К слову сказать, если брать в расчет всех подданных графа фон Кролока вообще, так оно и было — такой большой компанией они собирались лишь раз в году. И пускай Герберт не горел большим желанием видеть их бледные рожи, пускай пересмотрел сотни этих балов, таких разных и в то же время таких одинаковых, пускай иногда мог с точностью предугадать, что в тот или иной миг сделает и куда пойдет кто-то из вампиров, в какой момент над гостями появится отец, во что тот будет одет, какое у него будет лицо и в какой жест он сложит свои скульптурные белые пальцы, Бал все равно имел над ним колоссальную власть, и его зов был вечен.
Со вчерашней ночи Герберт летал без всяких крыльев, словно бабочки порхали у него в животе. Ведь помимо еды и танцев, Бал еще и давал отличный повод наряжаться! Фон Кролок наконец-то смог позволить себе облачиться в парадный костюм, который он берег и старался не занашивать — последнее время граф без особого энтузиазма воспринимал его порывы обновить гардероб. Плечи вампира окутывал серебристо-лиловый плащ, создающий ненужную для совсем не нового наряда интригу, и его полы развевались, когда, опьяненный темным волшебством сегодняшней ночи, Герберт вдохновенно и играючи покружился на ходу.
В этом году на волне нетерпения он привел себя в порядок куда быстрее обычного и, чтобы хоть как-то снизить градус томительного ожидания, принял кокетливое предложение Баварского сыграть в прятки. Идея, конечно, была стара как мир и перспектива поймать Отто за какой-нибудь занавеской не вызвала у Герберта трепета, но он благосклонно решил, что ладно уж, сегодня праздник, а в праздник нужно проявлять милость и радовать нелюдей, как это делает отец. Но только если он будет водить, а не сидеть где-нибудь в темном чулане при полном параде. Именно выполняя эту роль — не так усердно, как того хотелось бы тщательно и основательно спрятавшемуся Баварскому, — Герберт и оказался в той части замка, которую обычно навещала только прислуга, и, красиво выходя из оборота вокруг своей оси, чуть не напоролся любимым жилетом на канделябр.
— Арр! — вскрикнул он от неожиданности, да так звонко, как будто на него направили святое распятие, инстинктивно попятился на шаг от Куколя и поглубже втянул и без того не выпирающий живот, только бы защитить наряд от верной порчи. — Ты бы еще с зажженной свечкой так ходил!!!
Пока Герберт, взволнованно оскалившись, судорожно проверял сохранность своего вечернего туалета и на всякий случай отряхивался, в его голосе звучали отголоски истеричных ноток. "Еще бы сантиметр, и все! Куда он смотрит?! Где отец только их берет?!" — метались в голове вампира проклятия. Впрочем, убедившись, что катастрофы удалось избежать, и слуга, похоже, искренне раскаивается, Герберт одернул манжеты и сменил оскал на снисходительную улыбку.
— Ладно, живи.
А попытка Куколя продемонстрировать хорошие манеры и поклониться заставила его посмотреть на горбуна оценивающе — так же, как вампир рассматривал бы недостаточно хорошо помытый пол в бальном зале или особенно затертые костюмы гостей. И то, и другое, как и неподобающая случаю одежда Куколя, совершенно никуда не годилось. Граф, давая слуге указания по подготовке к празднику, явно не озаботился внешней стороной вопроса. Хотя вряд ли в этом можно было укорить господина, целенаправленно подбирающего слуг пострашнее.
— Ты вот так на бал собрался? — с налетом аристократически-сдержанного неодобрения спросил Герберт после небольшой паузы. Когти указательного и большого пальцев на левой кисти, которую вампир задумчиво задержал на уровне груди, рассеянно потерлись друг о друга, словно он подумывал что-то легонько поправить во внешнем виде слуги, но поправить требовалось так много, что он никак не мог решить, с чего начать.

оффтоп

сорри, я так увидел) если ты против горизонтального ношения канделябра, скажи, я перепишу)

+2

4

Что? С зажженной свече? Зачем с зажженной-то? Весь пол воском зальёт. Да и не удобно же… Ааа, это так, к слову… Куколь сразу и не сообразил, принял за чистую монету. А это так, ворчание вперемешку с невысказанным ругательством. Да что он сделал-то. Не задел же! Нечего шастать по коридорам, где обычно кроме слуги, да нечастых «гостей» из «свиты» графа никого и не встретишь-то. А если бы уронил канделябр, да еще и на ногу. И хорошо, если на свою…
Впрочем, негодование молодого хозяина было вполне понятно. Тоже, поди, не ожидал такой встречи. Вот так идешь себе, никого не трогаешь даже, и тут на тебя из-за угла… с канделябром наперевес. Любой бы подскочил от неожиданности, разве нет?
Гнев, однако, быстро сменился на милость, что не могло не радовать. Нахватало еще из-за такого пустяка какое наказание огрести, ни за что ни про что. Ему ли, в общем-то, привыкать. Но приятного-то все равно мало.
Еще раз неуклюже поклонившись на благосклонное «Ладно, живи», Куколь промычал слова благодарности и очередного извинения, при этом попутно поудобнее перехватывая норовивший свалиться с плеча тяжелый канделябр.
Оценивающий же взгляд, которым молодой господин окинул его, заставил Куколя насторожиться. Вернее сказать – впасть в недоумение. Ну да, он урод каких поискать, так ведь не первый день в замке живет, не раз уже встречались с виконтом, успел уже вдоволь «налюбоваться» на красоту такую. Так чего вдруг сейчас так смотрит, словно в первый раз увидел, причем то, что видит оскорбляет его тонкий вкус?
А, чего? На бал? Ну да, вот так, а что не так то?
Услышав вопрос Куколь впал в еще большее недоумение. Нет, ну правда, а что не так-то? Он же одет, и на порядок лучше, чем одевался живя в цирке. Вон и камзол даже имеется, потрепанный, видавший виды, но камзол же! Да мог ли он о таком наряде мечтать даже, сидя в клетке. И не босой вон, ботинки есть. Да что не так-то?
Воззрившись на молодого господина, Куколь рассеянно пожал плечами, от чего канделябр снова поехал вниз. Пришлось снова перехватывать, подбрасывая на горбу.
- Нээ нуу ааа фоо, - промычал, пытаясь донести до виконта мысль о том, что он вполне прилично одет, и не видит причины почему вот так вот нельзя явиться на бал. Он же туда не танцевать и развлекаться позван, а так, принести, унести, подать, убрать. Какая разница во что одет-то? Одет, и ладно. Не в лохмотья, и хорошо. Уж его-то даже нарядом в красавца не превратишь, так что стоит ли пытаться.
Молодой господин, впрочем, был, похоже, иного мнения на этот счет. Во всяком случае всем видом сейчас давал понять (ну на сколько можно было что-то истолковать из внешнего вида задумчивого виконта), что не намерен мириться с тем, как сейчас одет Куколь, и уж точно не намерен в таком виде допускать его на бал.
Что ж, не намерен, так не намерен. Вот только ничего другого у него, Куколя, нет. Так что или в этом, или сами себе прислуживать будут.
Горбун снова пожал плечами, мол «что имеем, другого нет» и поудобнее перехватив свою ношу свободной рукой жестом указал в сторону ведущего в направлении бальной залы коридора.
- Ыа пааду? – старательно выговаривая, как мог, конечно, каждую букву, поинтересовался, может ли он быть свободен, дела не ждут, и все  такое, надо вот с освещением залы закончить, потом еще… ой, да чего еще потом только не нужно сделать. А Виконт тут со своими нарядами.

+1

5

Отпустить одетого не по дресс-коду слугу по его, безусловно, важным делам, было сейчас, наверно, самым разумным решением, однако мысль Герберта уже радостным галопом унеслась совершенно в другую сторону. И она была противоположна вполне оправданным опасениям, что в бальном зале будет маловато света, и со вкусом выполненной отделке на его костюме окажется не от чего отблескивать в торжественном полумраке. Не подумал он и о том, что уготованная для Бала жертва, еще не до конца понимающая, в какое логово зла угодила, сразу заметит, как мало гостей смущает скудное освещение, и попытается сбежать аж до первого укуса. Не подумал о том, что без запланированного количества свечей обстановка получится недостаточно романтичной... А ведь красота, атмосферность и уникальность момента должны были проявляться во всем, вплоть до мелочей! И именно мелочи и оттягивали сейчас внимание Герберта на себя.
— Нет, постой, — задумчиво и интригующе произнес он и кончиком указательного пальца дотронулся до канделябра. Тот перестал покачиваться на плече Куколя, как пустое коромысло, и замер в воздухе. Ах, если бы можно было таким же образом сейчас остановить время, чтобы слуга сначала занялся своей внешностью, а уже потом, когда чары спадут со стрелок часов, заканчивал приготовления к Балу. Однако, вдохновленный идеей завернуть Куколя, подобно всему вокруг, в праздничную обертку, Герберт всерьез не задумывался о времени, да и что такое время для того, кому скоро исполнится лет триста? Наведя марафет перед Балом и отбросив малейшие сомнения в своей чарующей неотразимости, Герберт, казалось, вздохнул с облегчением и решил, что больше торопиться некуда. Ни ему, ни Куколю, которого он просто не мог отпустить теперь просто так, не превратив выбивающуюся из общей картины неприглядную деталь в часть общего торжества. На балах в его человеческой юности прислуга соответствовала окружающей обстановке. Нет, виконт фон Кролок, разумеется, не ожидал от Куколя той вышколенности, манер и осанки. Напротив, как бы Герберт ни усмехался про себя стремлению отца подбирать в качестве помощников самых страшненьких для нагнетания ужаса и уважения к себе на близлежащих землях, он не мог не согласиться с резонностью его целей и не признавать, что горбун великолепно вписывается в мрачную стилистику замка. Красота этого места заставила бы обычного человека содрогнуться точно так же, как и облик этого горбатого паренька. Ведь это была красота бархатной тьмы, ползущей из всех углов, красота мраморных складок одежды зловещих статуй, красота узоров пыли на гардинах, красота потеков крови на дне старинных кубков. Красота несовершенная, потусторонняя, странная и ненормальная... Ну грех же было не следовать стилю этой темной и таинственной романтики! Или, если природа над тобой посмеялась и не наделила внешностью прекрасного и грациозного хищника, хотя бы стараться как-то украситься. Одежда понаряднее как раз помогла бы Куколю создать нужный контраст между своими недостатками и пышностью праздника, на котором и ему предстоит сыграть свою маленькую, но важную роль, и позволила бы выглядеть представительнее, что ли.
"Но это точно не выйдет с такой прической, — подумал Герберт, от резьбы на канделябре потянув руку к шевелюре Куколя. Кончиками пальцев он поддел, поднял и слегка, не так, чтобы слуге стало больно, натянул неряшливую, порядком запутанную прядь, а затем смерил ее плавным движением глаз от кончиков к корням. — Нет, с этим сейчас уже ничего не сделать. Да и кто я, чтобы плести прислуге косички?" Вампир на миг аристократично нахмурился, но потом его черты смягчились, потому что Герберт кое-что вспомнил. Где-то в замке должны валяться парики, брошенные теми, кто после всего, что было в них человеческого, решил отказаться и от моды своего родного восемнадцатого столетия. И виконт фон Кролок прекрасно понимал эту тягу к новому имиджу, сам в свое время ненадолго задержавшись в нарядах, которые нашивал, когда был не только красивым, но еще и живым. А теперь сменить оперение предстояло живому, но не блещущему красотой Куколю.
Герберт изящным взмахом руки отпустил волосы слуги, оставив их несколько секунд колыхаться в воздухе от движения, развернулся и пошел прочь.
— Пойдем-ка со мной. — Приказ прозвучал легким и доброжелательным тоном, но не перестал от этого быть приказом. Вампир даже не оглянулся, потому что нисколько не сомневался, что Куколь тотчас же последует за ним, а не будет мяться на месте, раздумывая, что делать с канделябром, который он так и не донес до места назначения.

+2

6

Похоже, уйти ему так просто не удастся. Вот ведь, зараза! Надо было повстречать виконта именно сейчас, когда столько дел еще надо переделать. Дался же ему, виконту, его внешний вид. Да что не так-то? Горбатого могила исправит – вот это точно про Куколя сказано. Так стоит ли…
Горбун скосил и без того не самые прямые глаза на свете в направлении небрежно подцепленной пряди его волос, словно бы пытался понять, а что это такое виконт с ним делает. Когда же кусок челки, отпущенный, упал обратно на его лоб, концом угадив аккурат в глаз, поморщился и как-то почти брезгливо сдул прядку в сторону. Мерзость какая, прям в глаз, больно же!
А, что, куда пошли? А как же…
Пока воевал с надоедливой челкой, как-то упустил тот момент, что виконт что-то задумал, и теперь звал его за собой. И куда, спрашивается, они пойдут? Да и зачем? Ему же надо канделябр… Ааа, черт с ним, успеет!
Пожав плечами, Куколь промычал что-то невразумительное себе под нос, поудобнее перехватил подсвечник, подкинув тот на плече и, даже не думая расстаться со своей ношей (а вдруг мимо залы пойдут, заодно и занесет!) поплелся следом за Гербертом, мысленно продолжая ворчать на тему того, что вот дался же виконту его внешний вид. Он сейчас что, занавеску на него повесит, закрывая от посторонних взглядов, что ли?
В очередной раз свернув за угол, окончательно поняв, что никакая бальная зала на его пути уже точно не встретится, а значит, зря он тащит с собой пресловутый канделябр, чертыхнувшись, Куколь на пару секунд притормозил и с глухим лязгом металла по каменным плитам пола, избавился от ноши, приставив ту к стене. Потом заберет и отнесет куда следует. А пока пусть тут постоит. Никуда не денется.
Быстро нагнав даже не подумавшего притормозить, пока он возится с подсвечником, виконта Куколь хотел было поинтересоваться у того, куда собственно они идут, но только открыл рот, набирая в легкие воздух. А после осекся. Ну-ну, спросит он. И что, интересно, он скажет? Промычит очередную непонятную чушь. Черт, вот ведь никогда бы раньше не подумал, что однажды будет жалеть о том, что не может нормально говорить. Ну да ладно, спрашивай не спрашивай, скоро и так все сам узнаешь. Так что, не велика беда.

+1

7

Герберт не сбавлял шага, плыл по коридорам замка грациозно, но целенаправленно и, слыша, что Куколь проворно семенит за ним, не уставал мысленно хвалить отца за отличный выбор помощника. Слуга разочаровал бы его, если бы заставил себя уговаривать, да еще и для чего! Когда сын хозяина замка зовет прямиком к себе в гардеробную примерять одежду, нужно бежать, теряя канделябры, и по дороге кланяться через каждые пять шагов в знак благодарности за оказанную честь, ведь не каждый день и не с каждым слугой случается такое приключение всего за какие-то полчаса-час до Бала. Куколю впору было бы почувствовать себя Золушкой, не выгляди он как чудовище из другой волшебной сказки. А, Герберт не сказал ему, куда они идут?.. Ну и ладно. Вот будет неожиданность - кажется, с тех пор как парнишка поступил на службу в замок графа фон Кролока, его звали в покои виконта только затем, чтобы протереть там пыль.
Впрочем, слуга был едва ли не последним, перед кем Герберту хотелось держать интригу - ему для этого и в общении с более симпатичными, разговорчивыми и интересными собеседниками требовалось немало усилий, а тут даже непонятно, оценит ли Куколь сюрприз. Поэтому, как только виконт услышал и почуял, что горбун поравнялся с ним и набрал в грудь воздуха, издав неуверенный сип, однако так и не выдал что-то вроде "А уааа ыы ыёёёё?", а отчего-то передумал, он коротко ответил на незаданный вопрос с такой легкостью, словно умел читать мысли простых смертных и только что воспользовался этой способностью:
- Ко мне. - Или это прозвучало как команда, отданная собаке, наконец бросившей кость, которую она тащила с собой всю дорогу? Боковым зрением Герберт заметил, что Куколь оставил канделябр за поворотом, и не придал этому значения. В конце концов, главное, чтобы слуга не забыл, где его воткнул, когда будет пора вернуться к своим прямым обязанностям. Через минутку-другую.
Когда Герберт прошествовал внутрь гардеробной, он невольно поймал непривычное движение и успел даже резко повернуть голову вправо и подумать: "Вор? Крыса? Летучая мышь?" - любое из этих существ оказалось бы убитым на месте, если бы дотронулось до его одежды. Однако это всего лишь зеркало в дальнем углу отразило вошедшего вслед за виконтом Куколя, обреченное до конца времен стоять здесь и показывать лишь пыль, темноту, скрывавшую красивые наряды Герберта на вешалках и безголовых манекенах, да вот таких вот монстров, чей облик не то что нельзя назвать красотой, но и вообще человеческой внешностью. Вопиющая несправедливость! Нет, зеркало-то все стерпит. А вот виконту фон Кролоку на мгновение стало обидно, что у калеки-слуги есть отражение, а у него, блистательного, прекрасного принца на предстоящем Балу, - нет. Но только на мгновение, ведь сегодня была слишком чудесная ночь, чтобы всерьез об этом сожалеть. К тому же, отражайся Герберт сейчас в зеркалах, она вообще для него не наступила бы.
- Ничего тут не трогай, - предупредил он твердым тоном, оборачиваясь к Куколю и изящно грозя пальцем, а затем указал в угол слева от входа. - Кроме этого сундука. Ну-ка, вытащи его.
Массивный кованый сундук, украшенный затейливыми вензелями и узорами, стоял возле двери, покрытый слоем пыли и заставленный сверху двумя другими коробами поменьше, что красноречиво свидетельствовало о том, как редко хозяин им пользуется. Вампиру, разумеется, не составило бы труда разобрать эту пирамиду самому, но зачем тогда они с отцом нанимали прислугу? Предоставив Куколю разбираться с сундуком, он тем временем аристократическим жестом зажег свечу, которую держал здесь исключительно для уборки - впотьмах живые слуги вполне могли тут что-нибудь попортить.
- Тебе, я смотрю, мода восемнадцатого века нравится, - заметил Герберт, как только свет свечи упал на затертый камзол Куколя. По его вечно игривому тону было не очень понятно, действительно ли он сделал такой вывод или просто безобидно подтрунивал. "Вижу, старался, - подумал вампир, смерив парнишку оценивающим взглядом. - Но нет предела совершенству". - Сейчас что-нибудь найдем.
Герберт потер руки. Первой мыслью на пути к идеалу, посетившей его светлую голову, было одолжить горбуну старый потрепанный камзол со своего плеча, доведенный до плачевного состояния, когда тот уже не соответствовал статусу виконта, но прекрасно сгодился бы для слуги, однако пришлось отказаться от этой идеи - при их разнице в росте любой костюм Герберта волочился бы у Куколя по полу. Впрочем, в вышеупомянутом сундуке наверняка найдется масса других вариантов. Недаром виконт фон Кролок свалил туда много чужой одежды, которая некогда показалась ему слишком дорогой, чтобы выбрасывать, и отлично подходила, например, для графской свиты, когда нужно было поговорить с ними по-хорошему, подкупить или каким-то образом поощрить. Может быть, на дне завалялась даже пара подростковых костюмов самого Герберта.

+2


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Сделай мне красиво!