17 января. Обновлены игроки месяца.

16 января. Изменения в АМС, а также напоминание об активности.

14 января. Обновлены посты недели.

24 декабря. Последнее объявление администрации в этом году: технические проблемы и новогодние радости.

16 декабря. Подведены долгожданные итоги голосования Звезда сезона: осень 2018. Благодарим участников и поздравляем победителей! Жгите еще)

Matthias Frey — Все возможно, — кивнул головой Маттиас, услышав от жены, что у его младшей сестры мог появиться поклонник. А кто еще? В столь юном возрасте столь характерна ветреность, легкомыслие и влюбчивость. И Анна не исключение. Особенно. Анна не исключение. В силу своей занятости, доктор просто не мог следить за сестрой, да и не мужское это совсем дело — воспитывать девиц, готовых практически на выданье. А мать, видимо, со всей своей лаской и любовью, потакала всем ее капризам... [ читать полностью ]

Mercutio — Как будто у вашего Пеппино других достоинств вовсе нет? — деланно удивился Меркуцио, однако теряя уже интерес к двум балбесам и исподволь подбираясь снова к донне Чечилии. — Вы разве не слышали, как он в диспуте отличился?
— В чем? — не выдержал отец Пеппино, высовываясь из-за спин своих отпрысков. — Мне говорили, будто он невесту от грабителей спас.
— Диспут это почти то же самое, — объяснил Меркуцио. — Только без женщин — их туда не пускают. [ читать полностью ]

Anabel Forest ...Тут рыжая бестия задрожала то ли от страха, то ли от холода, и очень правдоподобно всхлипнула, крепче прижавшись к своему провожатому. Пусть ощутит весь героизм своего поступка. Мужчины от этого быстро теряют голову. Становятся при этом такими беззащитными. Хотя этот охотник уже и так у нее в кармане. Неужели он даже не заподозрил, что она и есть тот самый вампир, на которого ведется эта проклятая охота? [ читать полностью ]

Isabella Sorelli «Все верно, у меня жар! Я больна, раз посмела забыть о Танце и променять его на какого-то мужчину!» — рассудила танцовщица, приглаживая волосы. Рассудив, что теперь выглядит куда более сносно, Белла поплотнее запахнулась в шерстяную шаль, и распахнула двери своей грим-уборной, с намерением отправиться на поиски мадам Жири. И тут же изумленно вскрикнула, попятившись назад. Та, которую она собиралась искать, словно бы по волшебству стояла на пороге. [ читать полностью ]

Graf von Krolock — Выходи. — Внимательные глаза графа следили за ним из-под капюшона, из самой тьмы, и взгляд этот был колким, почти физически ощутимым. Однако голос, в отличие от взгляда, был едва ли не мягок. Наверное, сейчас стоило бы пообещать, что никогда больше несчастный юноша не будет сидеть в клетке, что никогда не придется ему терпеть стольких унижений и страданий. Но Кролок не пообещал, ничего не сказал о будущем. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: альтернативное прочтение » Ein Jeder macht seine Fehler für sich


Ein Jeder macht seine Fehler für sich

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s4.uploads.ru/s5amf.png
Лучший эпизод сезона: осень 2018

● Название эпизода: Ein Jeder macht seine Fehler für sich (Каждый сам совершает свои ошибки, ориг. Eisbrecher)
● Место и время действия: Дом супругов Ферлаге, март 1784 года (Лорин не замужем и ведет привычную жизнь уличной танцовщицы, Адалинда рассталась с Маркусом несколько месяцев назад, незадолго до возвращения Гельмута в Вену)
● Участники: Loreen, Adalinda Verlage
● Синопсис: Узнав о том, что Адалинда изменяла ему со скрипачом Маркусом Монтальво, Гельмут (сам не без греха, кстати) выпускает пар, регулярно придумывая, как побольнее и посильнее уколоть неверную супругу. Вот и сейчас - случайно увидев на улице красотку-танцовщицу Лорин, он тут же предлагает ей стать горничной в их доме. И пусть бы даже та ничего не умела делать - Адалинда, без сомнения, легко поймет, для чего ее муж пригласил в дом эту девушку.

0

2

В этом году весенний ветер был предательски холодным, и пронизывал стоящую на пороге большого дома Лорин насквозь. Даже большая шерстяная шаль, в которую танцовщица отчаянно куталась, не спасала. Она изо всех сил старалась унять дрожь во всем теле, но это оказалось не так легко. Может, потому что ей было сейчас не только холодно, но и страшно. Ощущение, что она влипла в очередную сомнительную историю, не покидало Лорин весь день.
А дело было так. Всю зиму она развлекала своими танцами и песнями посетителей трактиров, и только-только начала снова выходить выступать на площадь. Толпа пока собиралась плохо, но оно и понятно, в такую погоду людям хочется поскорее оказаться дома, греться горячим чаем вприкуску с ароматными коричными булочками, а не глазеть на уличные танцы, какими бы задорными они не были. Задору у Лорин было хоть отбавляй. Главным образом потому, что последние ее приличные сапоги приказали долго жить еще на изломе зимы, а старенькое вытертое пальто даже в венских трущобах стыдно уже было надеть. И чтобы окончательно не замерзнуть, приходилось танцевать. Много и весело, мечтая заработать денег и купить себе приличную одежду и обувь. Правда, того, что пока подавали на площади зеваки, хватало только на самую простую еду. Но Лорин была не в обиде. Знала, что ее постоянные зрители сами не богаты. Благородные господа старались обходить (а лучше объезжать в карете) толпу простолюдинов стороной, брезгливо морща носы. А когда все же останавливались, то смотрели на танцующую Лорин с любопытством, как на какое-то диковинное насекомое. И, как правило, ничего не платили. Ну, или бросали мелочь так, что было понятно – кто тут хозяин жизни, а кто грязь под ногами. Ах, как хотелось ей в такие моменты швырнуть в них бубном вместе с их жалкими монетами, чтобы стереть это самодовольное выражение на лоснящихся лицах. Но Лорин сдерживалась. Терпела. Потому что иначе она просто могла потерять свое место на площади. Да и лишних неприятностей огрести.
Она танцевала здесь давно, и большинство своих зрителей знала, если не лично, то в лицо. Но сегодня ее внимание привлек человек. Из благородных. Он и стоял чуть поодаль, будто брезгуя слиться с толпой. Стоял и смотрел на нее так, что Лорин едва не споткнулась в танце. Взгляд был ледяной, тяжелый и в то же время как будто отсутствующий. Словно незнакомец что-то обдумывал. Она раньше никогда не видела его здесь. И от его присутствия на площади танцовщице было не по себе. Хотелось сжаться в комок и стать невидимой. Но виду она, конечно, не подала. И с ритма в танце не сбилась, сказывался опыт. Однако когда выступление ее закончилось, девушка с удивлением обнаружила, что странный человек не только еще на площади, но и даже бросил пару монет. Хороших монет. Красивых монет, да. «Щедрый господин», - подумала про себя Лорин, собирая заработанные деньги, все еще страстно желая поскорее уйти с площади. Но она не успела сделать это. Путь ей преградил тот самый незнакомец. Коротко и без лишних эмоций он предложил ей подзаработать. В обмен на простую услугу. Ей надлежало явиться по указанному адресу и сообщить, что она новая горничная, назначенная хозяином дома. Лорин поначалу хотела отказаться сразу, но мужчина укрепил ее решимость еще парой монет. Танцовщица интуитивно чувствовала подвох, хотя и не могла пока разгадать замысел. Но ей очень нужна новая одежда. И обувь. И платить за свой чердак в доме фрау Шпигель придется уже совсем скоро. А денег - кот наплакал. И Лорин, терзаемая страхами и дурными предчувствиями, решилась. Запомнила адрес. Кивнула мужчине согласно и поспешила прочь.
Даже сейчас, стоя на ступенях дома, у нее было ощущение, что она чувствует на себе ледяной взгляд этого странного незнакомца. Хотя, конечно, никого вокруг не было. Кроме завывающего ветра и ее паранойи. «В конце концов, я ничем не рискую», - внушала себе Лорин, медленно поднимаясь на последнюю ступеньку, оказываясь у заветной двери почти вплотную. «В первую очередь я куплю себе нормальные сапоги!», - решила танцовщица, вдохнула поглубже и постучала в массивную дверь особняка.

+1

3

Дверь открыла женщина, будто бы застывшая на грани между молодостью и зрелостью, и с некоторой растерянностью уставилась на незваную гостью. Почти физически ощущаемая война в доме явно добавляла Карле несколько лет и темные круги под глазами. Куда как проще было, когда супруги Ферлаге жили порознь... Но не ее это дело. Ее дело - обслуживать барона и баронессу, столь разных, но в чем-то столь похожих, терпеть их выходки, постоянное плохое настроение Адалинды и ледяную мрачность Гельмута. Или еще хуже - его злой юмор, брр. Гостей в этом доме теперь принимали редко, хотя Карла была бы рада одной из подруг хозяйки, например, чтобы та ее немного встряхнула. Однако на пороге стояла какая-то бедняжка явно с низов, трясущаяся от холода. Вот не было печали.
- Вам что-то нужно?.. - Карла едва не захлопнула дверь у Лорин перед носом, ожидая просьб о подаянии или еще чего-то в таком духе (неудивительно, весна-то выдалась холодной), однако, услышав ответ девушки, заметно растерялась. Как-так горничная?.. Нет, конечно, им не помешала бы лишняя пара рук, тем более, что Маризу на днях хозяйка уволила за то, что та неаккуратно на ней платье поправила (а попробуй тут быть аккуратной, если любое твое движение, включая лишний вдох, баронессу просто бесит), но то была хорошая горничная, с рекомендациями и прилично одетая, а это вот что такое на пороге?
И, как назло, хозяина нет. Выставит Карла эту оборванку за дверь - потом не оберешься беды, коли ее действительно наняли. Посомневавшись, покусав несколько раз губу, она, наконец, отступила назад, впуская "новую горничную".
- Барона Ферлаге нет дома. Отведу тебя к баронессе, пусть она решает, будешь ты тут работать или нет.
Она словно хотела еще что-то добавить, но только вздохнула, жалея то ли своих хозяев, которые могли бы жить счастливо, то ли нищенку-бедняжку, попавшую в этот дом как кур в ощип, то ли саму себя, которая непременно окажется крайней, как пить дать.
Дом был убран богато и со вкусом, в соответствии с современными тенденциями, и нисколько не уступал другим подобным особнякам. Было видно, что здесь живут люди с достатком, которые не привыкли экономить на том, что их окружает. Карла провела девушку по широкой лестнице на второй этаж, наказав не наступать на пушистый ковер, а пройти по мраморным ступеням сбоку от него (еще не хватало потом грязь вычищать - а ну как хозяйка заметит, тут и Карлу вслед за Маризой уволят), и там уже притормозила перед высокой дверью, явно ведущей в какое-то помещение, ничуть не уступавшее по роскоши первому этажу, лестнице и коридорам. И, поколебавшись, все же предупредила Лорин вполголоса:
- Хозяйке не вздумай перечить. Не в духе она.
Карла хотела еще что-то добавить, но смолчала, хотя в лице ее читалось что-то вроде "ты раздраконишь и уйдешь, а я останусь".

Дни Адалинды в последнее время проходили одинаково - она бесцельно и бессмысленно сидела, запершись дома, не имея никакого желания видеть кого-то, общаться с кем-то, развлекать себя и радоваться жизни. Радоваться было нечему, жизнь превратилась в ад, какого она не ждала и не желала. Ледяной и равнодушный, каменно-пугающий Гельмут появлялся лишь для того, чтобы лишний раз сделать ей больно, унизить и уколоть, и она тоже не оставалась в долгу, по возможности нападая первой. Но винить в этом, пожалуй, было некого - Гельмут не признает, что сам толкнул ее в чужие объятия. И не простит, что она была в одной постели с нищим скрипачом. Быть может, имей ее любовник какие-то регалии, титул, положение, сейчас было бы проще, однако Маркус... Барон Ферлаге был унижен, и унижен так, как не была унижена сама Адалинда, пока он изменял ей вдали от дома. Их брак зашел в тупик, из которого не было выхода, и эта клетка держала их обоих - пожалуй, только это и утешало Аду. Утешало до тех пор, пока ее муж, теперь внушавший ей только трепет и страх, не появлялся дома, не трепал между ушей Цицерона и не сверлил свою некогда любимую и желанную супругу холодным презрительным взглядом. Бррр.
Она зябко повела плечами, хотя в доме было хорошо натоплено (с недавних пор холод стал ее тревожить куда больше, чем прежде), еще раз пробежалась глазами по строчке книги, которую взялась читать около часа назад, но продвинулась с тех пор лишь на пару страниц, и со вздохом, полным раздражения, положила ее на колени. Потянулась к столику за бокалом, на дне которого еще оставалось вино, сделала глоток, скривилась - мерзость. Все кругом мерзость. И этот дом, роскоши которого она привычно не замечала, и новое платье, щедро оставлявшее открытыми плечи, и тяжелое драгоценное колье, и аккуратно завитые пряди волос, богатым рыжим золотом стекавшие по шее на одно плечо. И книга эта чертова. И дурак-Цицерон, который только смотрит преданно-несчастно и никак не может взять в толк, почему это его дорогие хозяева шипят друг на друга, как две ядовитые змеи, а не вывезут вместо ругани его в лес на зимнюю охоту.
Адалинда вновь взяла книгу, все еще держа в руке опустевший бокал и поигрывая им (пусть капля вина упадет на платье - у нее будет очередной повод наорать на прислугу и немного спустить пар), когда дверь неожиданно распахнулась и в гостиной появилась Карла, да не одна. А с какой-то нищенкой. Ада едва скользнула глазами по неизвестной девице и перевела требовательный взгляд на Карлу.
- Сегодня что, воскресенье?..
День подаяния бедным. Хотя даже в этом случае не нужно было тащить оборванку в дом. Карла выжила из ума?
- Нет, ваша милость. Вторник. Эта девушка пришла, потому что... - Карла бросила быстрый взгляд на Лорин и качнула головой, мол, давай, быстро. Пусть сама уж, еще не хватало, отдуваться за очередную выходку барона Ферлаге. - Говори. Не заставляй госпожу баронессу ждать.
Адалинда чуть повернула голову, глядя на Лорин царственно прямо и с той же требовательностью, как и на Карлу. Легкий интерес, вызванный скорее хоть каким-то событием, а вовсе не обликом вошедшей, всколыхнулся в ней и тут же звоночком прозвучало интуитивное ожидание неприятности. Привычно за последнее время.
Цицерон, лежавший под креслом Ады между резных золоченых ножек, поднял голову, негромко зарычал и почти не открывая пасти гавкнул на незваную гостью - без злости, только с предупреждением, выполняя свои обязанности хорошей собаки.

+2

4

Лорин показалось, что дверь ей не открывали целую вечность. И каждую секунду, проходившую в напряженной тишине, ей хотелось сбежать. Еще ведь не поздно отказаться от столь сомнительной авантюры. Нужно просто развернуться, спуститься со ступеней и припустить, растворившись в сгущающихся сумерках венских улиц. Но в этом случае она ничего не заработает. И останется без новых сапог. А, может, и без жилья, если вовремя не заплатит фрау Шпигель за свою комнату на чердаке. Плохо быть нищей, можно легко стать игрушкой в чьи-то руках. Именно так себя сейчас и ощущала танцовщица. Но выбора у нее не было. Тем более, дверь особняка, наконец, открылась.
Женщина, стоявшая на пороге, буквально пригвоздила танцовщицу взглядом к крыльцу. Небось, решила, что эта оборванка сейчас начнет просить милостыню, может, даже в ноги упадет, как это обычно делают многие попрошайки. Ее губы уже сложились в брезгливый бантик, чтобы шикнуть на нее, прогоняя, а потом с достоинством захлопнуть тяжелую дверь и отправиться по своим делам, ворча себе под нос, что от этих нищих никакого спасу. Но козырь сегодня был именно у Лорин. Поэтому девушка, струхнувшая в первую минуту под этим уничижительно-пристальным взглядом, гордо расправила плечи и сообщила, что она новая горничная, назначенная хозяином дома, который ее, собственно, сюда и прислал. Сказав это, танцовщица ожидала увидеть на лице женщины удивление, может, даже раздражение. Но во взгляде ее мелькнуло что-то похожее на сочувствие. А потом оказалось, что хозяина нет дома. И подозрения, что она влипла в какую-то не очень хорошую историю, усилились. Да только теперь делать уже нечего, осталось идти следом за фрау, которая, видимо, была в этом доме кем-то вроде экономки. По крайней мере, тут хотя бы тепло, и она успеет согреться, пока ее не выгнали. Слабое, конечно, утешение, но другого она пока не придумала. Фраза о том, что хозяйка не в духе уже даже не испугала Лорин. Хуже, чем есть, быть не может. Или…может?
- С…собачка… - Тихо прошептала танцовщица, едва сдержавшись, чтобы не попятиться из комнаты. Жизнь на улице научила Лорин в первую очередь замечать то, что для нее представляет наибольшую опасность. Именно поэтому она сначала обратила внимание на большую рычащую собаку, учуявшую, видимо, запах улицы и венских трущоб, который она принесла с собой. Не хотелось бы ей, чтобы эта собака напала на нее, покусала и порвала последнюю одежду. Но, вероятно, она не сделает этого, если ей не прикажет хозяйка. Девушка заставила себя отвести глаза от собаки и посмотреть на госпожу баронессу.
«А, может, и не собака тут для меня опаснее всего», - промелькнула в голове мысль. Ощущение, что она попала в западню, усилилось. Да и сочувственный взгляд экономки стал понятней.
Хозяйка – молодая женщина была красива. Лорин прежде никогда не встречала такой яркой царственной красоты, породистой и холеной. Что ж, с ее деньгами можно позволить себе выглядеть королевой. В присутствии баронессы танцовщица особенно остро почувствовала, насколько ветхое и убогое ее собственное платье и шаль, которая уже почти не защищала от пронизывающего ветра. В этот момент хозяйка дома заговорила, ее манера общаться со служанкой, подчеркнуто не замечая того, кто ниже ее по положению, была типична для богачей, так что особо не удивила Лорин.
- Потому что я - новая горничная, назначенная хозяином этого дома. – Заученно доложила танцовщица, как и велел ей тот странный незнакомец на площади. Вероятно, он и был бароном Ферлаге. А, может, это просто кто-то из его людей. Лорин не так много видела баронов. А уж баронессу так и вообще встретила впервые в жизни. И не сказать, чтобы была очень рада встрече. Но это, похоже, совершенно взаимно.
- Он сказал мне прибыть по этому адресу. И я готова приступить к своим обязанностям немедленно, госпожа.
«По крайней мере, пока не вернется ваш муж, и я не получу с него плату за весь этот спектакль. А потом уж сами разбирайтесь», - подумала девушка. Она, на всякий случай, следила краем глаза за баронессой. Экономка (или кто она там в этом доме?) сказала, что хозяйка не в духе. А тут она еще явилась, как снег на голову. Как бы баронесса не запустила ей в голову вазой с расстройства или просто из чистой прихоти. Хотя, это, пожалуй, ниже ее достоинства. Она может просто дать команду своей собаке. Или экономке. И проблема решится сама собой.
Лорин напряженно замерла, ожидая, что скажет баронесса.

+2

5

В условиях беспрестанной холодной (и не очень) войны с мужем Адалинда была, пожалуй, готова к многому. Но не к тому, что услышала сейчас от оборванки. Не к явному, четкому, будто булавкой пришпиленному распоряжению Гельмута, явившемуся в виде какой-то уличной девицы, которая... нет, нет, не может быть. Фарс какой-то.
— Что-о?!.. — Новость буквально вздернула Аду на ноги — не в силах спокойно оставаться в кресле, она быстро выпрямилась. Встала, позабыв про книгу на коленях, и та с тихим шелестом упала вниз, перегнув несколько страниц, да так и осталась лежать. В глазах баронессы полыхнул огонь, и если бы взглядом можно было испепелять, от Лорин уже осталась бы горстка золы.
Новая горничная, значит? Присланная Гельмутом? И чем же, интересно, насолила ему эта нищенка, что он швырнул ее на растерзание супруги? Чем насолила ему сама супруга, было понятно и так. Взгляд Ады стал более цепким, высматривая в девушке что-то, чего она не заметила поначалу, выискивая в этом нежданном "подарке" то, на что мог обратить внимание барон. А у нее, оказывается, симпатичное личико, так неужели... Адалинда не смогла закончить мысль даже в воображении, но кровь отхлынула от ее щек, придавая коже фарфоровую бледность. Горничная, ну надо же. Еще у старой, недавно уволенной, слезы на глазах не высохли, а тут уже новая пожаловала. Новая, непуганная, не знающая, в какой ад попала. Так сейчас узнает.
Мстительно сжав губы, Адалинда с размаху, с силой швырнула на пол пустой бокал, который все еще держала в руках. Оглушительный звон взорвал пространство, вынудив Цицерона от неожиданности шарахнуться в сторону и едва не уронить кресло баронессы; мелкие осколки разлетелись по залу. Горничная, да? Вот и убирай, с этого мгновения и до поздней ночи. Хрусталя в доме Ферлаге много, все не перебить. Ада уже раскрыла было рот, чтобы приказать Лорин немедленно приступать к своим обязанностям, когда внезапно передумала и метнула убивающий взгляд на Карлу, замершую в растерянности.
— Ты что стоишь столбом? Ослепла? Не видишь, бокал разбился? Убери сейчас же. Церль порежется — будешь уволена.
— Да, госпожа.
Карла будто ожила и метнулась прочь, почти сразу вернулась с веником и совком и принялась быстро заметать осколки, пока Цицерон благоразумно держался поодаль, оберегая свои лапы. Адалинда молчала, то разглядывая не к месту появившуюся девицу, то, будто позабыв о ее существовании, с напускным интересом осматривая стоящее на столике блюдо с пирожными, хотя ее сейчас скорее подташнивало, чем она была голодна. Нет уж, не будет она давать этой нищенке поручений, хотя только что собиралась именно ее заставить подметать осколки, да лучше бы не веником, а голыми руками. Это все равно что признать, что она согласна, что действительно приняла на работу неизвестно кого только потому, что так возжелалось Гельмуту. Какую-то... дрянь, потаскуху, явно позванную в этот дом, чтобы сделать больно Аде. Сомнений в том, что девица предназначалась конкретно ей, у баронессы не было. Слишком уж непохожа она на порядочную горничную, и слишком уж далек барон Ферлаге вообще от найма такого рода прислуги.
Закончив уборку в рекордно короткий срок и не поднимая больше глаз, Карла исчезла. И только тогда Ада снова обратила пристальное внимание на Лорин. Медленно приблизилась, рассматривая свой "подарок от мужа" теперь в деталях; Цицерон сделал несколько шагов следом. А ведь и верно, она не ошиблась — лицо хоть и по-простому грубоватое, а красивое. Яркое, какое-то цыганское, с будто бы начертанном на нем грехом похоти, на который так падки мужчины. И волосы густые, черные как смоль. И фигурка наверняка хороша. Черт бы тебя побрал, Гельмут.
— Сними-ка это, — проговорила Адалинда почти ласково, но с ядом в голосе, и с толикой брезгливости указала на шаль, в которую была закутана "горничная".
Господи, неужели высокомерный и презирающий чернь барон опустился до уличной девки, увлекся этой вот оборванкой, лишь бы досадить жене? А теперь вот хочет взять ее в дом, чтобы всегда была под боком. Чтобы на глазах у Адалинды безнаказанно совершать то же самое, что сама она творила с Монтальво. Чтобы унизить ее, унизить так, как был унижен сам из-за всей этой истории со скрипачом (черт бы побрал и его тоже), и еще хуже. Потому что Ада будет знать, будет выть мысленно каждую секунду, но даже если переколотит всю посуду в доме — не сможет ничего изменить.
Еще несколько минут назад она думала, что хуже быть просто не может. К несчастью, Гельмут снова ее обошел.

+2

6

Да, она не ошиблась. Бояться тут следовало совсем не собаку. Настоящим Цербером в этом доме была эта красивая молодая женщина. «Вот попала, так попала», - подумала Лорин, чувствуя, как от пристального взгляда хозяйки внутри все сжимается, затягиваясь в тугой узел. Она, конечно, слышала о богачках, которым доставляло удовольствие истязать своих слуг. В тавернах, где она выступала по вечерам, рассказы о них всплывали то и дело. И рассказчики обычно не стеснялись в словах и выражениях. Но Лорин слушала их как страшные сказки, ей казалось это очень далеким, почти нереальным. Однако, видимо, теперь пришел ее черед познакомиться с такой скорой на расправу богачкой, для которой слуги - люди не второго, и даже не третьего сорта. А, может, и вовсе не люди, а пыль под ногами. Мда.
От звона бьющегося стекла танцовщица едва заметно вздрогнула. Проследила взглядом, как разлетелись вокруг мелкие осколки. Хороший был бокал. Дорогой, наверное. И силы у госпожи хоть отбавляй. Уж если залепит пощечину, в ушах будет до следующего дня звенеть. Скверно. И в эту западню она загнала себя сама. Могла бы ведь и не ходить по указанному этим странным человеком адресу. Бесплатный сыр только в мышеловке, давно пора уяснить эту истину. Да теперь уж поздно себя жалеть. Нужно как-то выбираться отсюда. Конечно, она сбежит при первом удобном случае. Но до этого «случая» нужно еще дожить.
Она наблюдала, как экономка услужливо засуетилась, принимаясь убирать осколки. Танцовщица заметила, что руки у нее дрожат. Но она, тем не менее, сделала все быстро и четко. Видимо, ей не привыкать к подобному обхождению своей хозяйки. «Как вообще можно жить в этом аду?». Лорин непонятна была эта покорность экономки, ее безответность и терпение. Сама она не выдержала бы тут и дня! «Главное – не бояться. Или хотя бы не показывать свой страх», - решила про себя Лорин. Но что-то подсказывало ей, что госпожа желает обратного – чтобы ее жертва валялась у нее в ногах, плакала и просила пощады. Да только в чем же ее вина-то?
Пока экономка убирала битое стекло, Лорин краем глаза следила за госпожой. Молодая, красивая, богатая. Отчего ее так от злости корежит? Конечно, может, ей просто не повезло, и госпожа не в настроении. Но что-то танцовщице подсказывало, что дело именно в ней, и в ее появлении в этом доме. Может, она недовольна, что муж выбрал горничную, не посоветовавшись с ней? Стоп! От внезапно озарившей мысли ей стало жарко. А что…если? Лорин прикусила губу и опустила глаза. Нет-нет, люди не могут быть такими… мерзкими. Мужчины не могут быть такими… такими… Нужное слово она так и не нашла. Не успела.
Хозяйка дома приблизилась к ней, придирчиво изучая. Она смотрела на нее, как на диковинное насекомое, с интересом естествоиспытателя. Небось, продумывала уже, как отыграться на новой горничной. И что-то подсказывало Лорин, что сцена с разбитым бокалом покажется ей детской шалостью. Ах, как хотелось ей поскорее убраться отсюда! Но нельзя. Пока нельзя. Никакой гарантии нет в том, что при попытке бегства госпожа не натравит на нее собаку.
Она услышала ее голос, но даже не сразу поняла, что от нее хотят. Лорин очень старалась выглядеть спокойной, но ей было очень не по себе. И страшно. Да-да, страшно. В первую очередь, от невозможности угадать, что хозяйка этого дома сделает в следующее мгновение. «Куда же этот барон Ферлаге запропастился?». Или ждет, пока его супруга отыграется на нищенке? А если еще и ее догадки относительно его замысла окажутся верными… О! Какая же гнусность!
Лорин послушно сняла шаль, но из рук ее не выпустила. Мало ли, если придется сбегать, оставлять тут свою единственную более-менее теплую вещь она не намерена. Платье ее было полинявшим, кое-где аккуратно заштопанным, но чистым. На руке тихо звякнули несколько тонких браслетов, она обычно использовала их для выступлений, а сейчас просто забыла снять. Хорошо еще, мониста и бубен оставила дома. Концерты тут сама хозяйка мастерица закатывать, без посторонней помощи.
- Могу я теперь приступить к своим обязанностям? – Проговорила Лорин, дрогнувшим голосом, чувствуя, что пауза затягивается. - Не знаю, что вы подумали, но я честная девушка. – Добавила она, не выдержав под этим пристальным ненавидящим взглядом.
Браслеты на ее руке отозвались тихим звоном, будто насмехаясь.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: альтернативное прочтение » Ein Jeder macht seine Fehler für sich