24 июня. Обновлены посты недели.

17 июня. Обновлены игроки месяца.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Catarina Cavalieri Она смеялась над ним, смеялась каждым пассажем, каждым широким скачком, прикрыв глаза, будто звала по имени своего нынешнего любовника, не его — не Антонио. Вряд ли когда-либо ещё оратория на текст Священного Писания была исполнена с такой несвященной страстью, где вместо переливов "Аллилуйя! Слава тебе, Воскресший и живой!" звучала насмешка обиженной девушки. Обиженной за каждый состоявшийся поцелуй Сальери, за несостоявшийся, за одну только надежду. [ читать полностью ]

La Nourrice Ах, это женское коварство. Но, к счастью, она об этом не знала, а значит у двух влюблённых ещё был шанс. Очень призрачный. Ведь Ромео Монтекки теперь изгнан. Бедная Джульетта! Оставалось надеяться, что она не отправится следом за ним. На что только не идут молодые сердца ради своей любви. И всё же, Карлотте не хотелось терять Джульетту. Тем более, что в изгнании её жизнь была бы очень тяжёлой. Но тяжелее ли, чем жизнь без Ромео? Как же быстро всё рухнуло… [ читать полностью ]

Willem von Becker — М-м-м-м…— протянул вампир, вспомнив то самое чувство, несколько подзабытое, когда приходилось прикладывать свою руку помощи в выборе предметов гардероба, а в особенности, платья для выхода в свет. Как часто бывает, выбор носит мучительные оттенки, потому что два платья сразу невозможно надеть, а хочется и то, и другое, и то синее с искусно сделанными бархатными розами, и то, изумрудное, которое так хорошо оттеняет глаза. — Я думаю, что… [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Magda Магде нравилась эта смешливая девчонка, вечно гораздая на разного рода проделки. Стоит признать, что без проказ рыжей чертовки жизнь у Шагалов была бы куда менее весёлой и куда более скучной. А скука в деревне была именно такая, какую принято называть смертной. И кстати, это название как нельзя более оправдывало себя, особенно зимой. Особенно вблизи старого замка в глубине леса… Впрочем, сейчас настроение служанки было совсем не тем, чтобы пускаться вслед за мрачными мыслями... [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Hab das Vergangene nicht vergessen


Hab das Vergangene nicht vergessen

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/t/Ljz83.png
Лучший эпизод сезона: зима 2019

● Название эпизода: Hab das Vergangene nicht vergessen (Я не забыл прошлого)
● Место и время действия: 10 января 1617 года, Трансильвания, лес, окрестности замка графа фон Кролока
● Участники: Helen Engelmann, Graf von Krolock
● Синопсис: Рождественский бал остался позади. Жизнь графа фон Кролока течет своим чередом, а Хелен Энгельманн старается найти баланс между сказкой, в которой ей удалось побывать на одну ночь, и своей привычной реальностью. Кулон с драгоценным камнем все еще у нее, ведь возможности вернуть его у бедной девушки попросту нет. Но судьба готовит Хелен и графу новую встречу, и кто знает, чем она для них обернется.

0

2

Рождество – чудесный праздник. Нет ни одного другого праздника в году, который был бы столь же уютным и объединяющим всех вокруг. Счастье на лицах, улыбки, поздравления, и, конечно, подарки.
Отец привез Хелен с ярмарки, проходившей в ближайшем с их деревни городке, куда он отвозил продавать свои работы, настоящее чудо. Подарок, который на краткий миг смог затмить собой даже душевные переживания девушки, никак не могущей выкинуть из головы бал в замке и его хозяина.
Коньки! Железные полозья в деревянных брусках и на деревянной подошве, с загнутыми «носами» в виде искусно вырезанных лошадиных голов (тут уж наверняка отец сам постарался), которые веревками привязывались к сапогам. Полозья, на которых можно было скользить по льду. Ну не чудо ли!
Несколько дней, пока за окном не переставая мело, Хелен, словно маленькая девочка, расхаживала в отцовском подарке по комнате, прикидывая как лучше стоять, а как, наверное, лучше ехать, при этом изнывая от нетерпения, наконец, выбраться на лед.
Стоит ли удивляться, что, как только выдался погожий денек, когда можно было отправиться на лесное озеро без опаски быть заметенной снегом или замерзнуть от ледяного ветра, девушка, закончив все свои дела в лавке и по дому, помчалась испытывать отцовский подарок.
Вот только, как оказалось, одно дело – представлять себе, как это должно быть, и совсем другое попробовать, что говорится, на практике. Во-первых, пришлось изрядно потрудиться, чтобы расчистить хоть сколько-то льда от снега. Да, ветром выдуло небольшой пяточек, всего несколько метров в диаметре, но Хелен этого показалось непростительно мало. Хотя, сказать по правде, расчистила она, не имея под рукой лопаты или хоть какого-то подходящего для этого инструмента, дай Боже еще пару метров.
А после возникла новая проблема. Устоять на льду с полозьями на ногах было можно, а вот оттолкнуться и поехать, не рискуя тут же рухнуть на лед – вот это было уже куда сложнее.
Ну, ничего, она упрямая!
Так… Встать. Вот та-а-ак… Теперь поймать равновесие. И-и-и… Ша-а-аг…
Нога тут же поехала куда-то в сторону и девушка шлепнулась на лед. Стоило только порадоваться, что юбки и полушубок неплохо смягчают падение. Осторожно подняться. Ай-яй, да что ж такое! Снова упала не успев подняться. Нет, она справится! Она же упрямая!
Встать. Теперь шаг вперед. Да, вот так! А теперь еще шаг. И носом вперед, падая на колени и только в последний момент успев подставить руки. Вот ведь зараза! Стукнув кулачком по льду, вымещая на нем досаду, Хелен, упираясь ладонями о лед (только бы еще и руки не разъехались), попыталась подняться на ноги, при этом отклячивая… юбки. Как же хорошо, что здесь никто не сможет её увидеть. В таком-то ракурсе. Да и вообще, позор ведь, как корова на льду.
Кое-как выпрямившись, расставляя ноги для устойчивости, Хелен поправила сбившуюся одежду и перевела дух.
«Так, спокойно. Все получится! Из дерева вы резать я тоже не сразу научилась! И это куда сложнее. Тут всего и надо-то, что правильно ноги переставлять, да равновесие поймать. Глупости какие! Дети могут, а я чем хуже!»
Девушка поджала губы и несколько раз сжала кулачки, собираясь с духом.
И-и-и… Вес на эту ногу… Теперь оттолкнуться. Теперь переставить ногу и снова оттолкнуться. Получилось! Получилось проехать целых четыре шага, прежде чем лед снова ушел из под ног и Хелен вновь приземлилась на лед, словно деревянная кукла расставив ноги.
Черт!
А впрочем, уже ведь, кажется, начало получаться! Все дело в практике. Надо пробовать, снова, и снова, и снова!
Вновь подняться, отряхнуться, и вперед!
Спустя еще минут десять у Хелен уже получалось проехать от одного края расчищенного катка до другого. По сути – не больше пяти метров, но какое достижение для той, то еще вот недавно и шага ступить по льду не могла.
Развернувшись у края, девушка снова оттолкнулась, делая очередной прокат до соседнего сугроба. И надо же её было именно сейчас поднять глаза к кромке леса!
Там, среди припорошенных снегом стволов деревьев, в каких-то метрах тридцати от её катка, верхом на коне, возвышаясь над засыпанным белым ковром плоской равнины озера, ни кто иной, как… граф фон Кролок. После ночи бала, после той сказочной ночи, его просто невозможно было не узнать, даже на расстоянии. Хелен ведь так мечтала о новой встрече. Так молилась, чтобы Йохан вновь заглянул в их лавку. Чтобы просто снова увидеть его. Быть может, даже перекинуться парой дежурных фраз. И, конечно, вернуть кулон, который она не снимая носила на груди, пряча от отца.
И вот он здесь.
А она вся в снегу, в съехавшей на сторону шапке, с раскрасневшимися от мороза и стараний щеками.
Хуже места и времени для такой желанной встречи просто и придумать невозможно...
Охнув от неожиданности, Хелен машинальным движением прикрыла ладошкой рот, словно бы заглушая не случившийся  возглас удивления, и не устояв на ногах, всплеснув в воздухе руками в бесплодной попытке найти за что ухватиться или поймать утерянное равновесие, со всего маха шлепнулась на лед.

Отредактировано Helen Engelmann (02-11-2018 11:05:20)

+1

3

Еще один год замкнулся кольцом, еще один круг начался, отсчитывая даты как крохотные бусины длинных четок. Начало года, первые дни января для Йохана фон Кролока уже давно несли в себе особое настроение, особые чувства. С одной стороны, облегчение из-за завершившегося рождественского праздника, к которому больше не нужно готовиться, о котором не нужно печься, которого не нужно ждать. С другой - зудящую тоску, не столько по очередному ушедшему в прошлое балу, сколько по тем временам, когда это еще имело для него какое-то значение. В нынешнем году... что ж, все было несколько иначе, пусть даже Йохан не жаждал признаться себе в этом. И в то же время нисколько не иначе, пусть даже он хотел бы, быть может, чтобы что-то изменилось.
Образ Хелен Энгельманн, ее улыбка, ее звенящий смех и первозданная прелесть, за которой (он ошибался ли?) пряталось что-то большее, чем чистота деревенской простушки, преследовали его. Не столь настойчиво, но постоянно, заставляя раз за разом возвращаться к ней мыслями, как к недочитанной книге. Пусть даже он и сознавал разумом, что перелистнул последнюю страницу в тот миг, когда опустил в кресло ленту с ее волос, что перевязывала его поцарапанную кисть, и отрекся от чуда ночи, которому не было места при свете дня. Стоила ли она того, чтобы думать о ней? Йохан почти и не думал. Шлейф очарованности становился тусклее с каждым прожитым днем, и недалек был тот миг, когда ее поцелуй под черным ледяным небом уже и вовсе не тронет его чувств. Славная ночь, и будет с нее. Год ложился на землю пушистым снежным покрывалом, не обещая перемен, которых... Йохану, пожалуй, и не хотелось. Смаковать воспоминания, вероятно, его стезя перед закатом, а жить в полную силу предстояло уже Герберту.

Погожий зимний день, первый после затяжного снегопада, радовал чистым небом и кристально прозрачным воздухом, а потому Йохан решился на прогулку, хоть и нечасто выбирался в эту пору. Обманчиво-мягкий снег скрывал буреломы, старые поваленные деревья и прочие опасности для сильных, но все же уязвимых лошадиных ног, и пришлось ограничиться самыми простыми и известными путями, по которым граф ездил уже не раз. Конь под ним высоко переставлял ноги, переходя на рысь в наименее заснеженных местах и время от времени невольно напоминал своему хозяину о его ноющем колене, отзывавшемся несильной, но неприятной болью на резкие движения. В какой момент Йохан решил свернуть к горному озеру, он не заметил и сам, однако поддался на неясное желание посмотреть на заснеженный лед и направил коня к хорошо знакомым местам. А выехав к берегам, столь гостеприимным в летние месяцы (хоть, признаться, вода в озере нечасто прогревалась до комфортных температур благодаря ледяным ключам), замер, нисколь не ожидая открывшегося ему представления.
Он застал акробатические потуги Хелен почти с самого начала - с той минуты, как она закончила расчищать лед от снега и раз за разом полировала его юбками, виртуозно плюхаясь почти сразу, как поднималась на ноги. Поначалу Йохан хотел уйти, не сразу распознав в деревенской девушке ту, память о ком еще хранил как засыхающий лепесток, однако остался, смутно ведомый то ли любопытством, то ли явно чувствовавшимся в воздухе азартом и упорством Хелен. Конь, слегка утомившийся прогулкой по снегам, лишь изредка переступал ногами, послушно ожидая требований хозяина. А хозяин, балансируя на узком перешейке между "нет" и "да", наблюдал, не в силах отказать себе в этом маленьком капризе. И улыбнулся, не удержавшись, когда девушка в очередной раз приземлилась на лед и разметала ноги, будто кукла.
Занятная забава. Приезжие гости, бывало, тоже развлекались подобным образом, да и у Герберта где-то валяются эти... как их? Он не сразу вспомнил. Конь-ки, да. Как лошади для поездок, только маленькие, резные и для льда. Граф сам несколько раз на них вставал, однако, прочувствовав во всей красе собственную неуверенность и ненадежность льда, отказался от дальнейшего участия в подобных забавах. Отчего же сейчас на него пахнуло легкой дымкой сожаления?
Поняв, что его заметили, Йохан отпустил поводья и слегка надавил пятками на теплые лошадиные бока - застоявшийся конь с заметным удовольствием пошел вперед, приближаясь к Хелен Энгельманн и преодолев разделявшее их расстояние куда быстрее, чем граф ожидал. А спустя еще несколько мгновений он сам, спешившись и купая в снегу край длинного плаща, осторожно шагнул на прочный (ведь правда?), исчерченный полозьями коньков лед и протянул девушке руку в перчатке.
- Неплохо получается.

+2

4

Она так и осталась сидеть на льду, уставившись на приближающегося всадника. Выглядела она при этом, наверное, как полная дура, но Хелен словно впала с ступор, подкошенная этой неожиданной встречей. И надо бы поскорее встать, но как же глупо она будет выглядеть, пытаясь подняться и устоять на разъезжающихся ногах. А они непременно разъедутся, ведь по закону подлости это просто должно было случиться. Да и граф приблизился столь стремительно, вернее его конь так быстро спустился по заснеженному склону, что девушка и опомниться-то толком не успела, как фон Кролок уже стоял перед ней, протягивая руку помощи.
Руку…
Память тут же всколыхнула события той ночи, когда она стала незваной гостьей на балу в замке. Когда, набравшись смелости и совершенно потеряв голову, позволила себе с головой броситься в окружившую её сказку.
Опомнившись, Хелен сдернула с руки промокшую, покрытую налипшей коркой снега, рукавицу, и вложила руку в затянутую перчаткой ладонь. Пальцы сжались. Сильно и вместе с тем осторожно. И не было никаких сомнений, что эта рука удержит её, даже если падение при попытке подняться будет неизбежным. Не стоит бояться. Глупо бояться!
Уцепившись за предложенную ей руку, девушка оттолкнулась от льда и, сама от себя не ожидая такой прыти, ловко поднялась на ноги. Вот что с человеком делает страх упасть в грязь лицом перед тем, в чьих глазах хочется выглядеть идеально!
- Благодарю! – улыбнувшись, теперь стоя напротив возвышающегося над ней графа, Хелен, поймав на себе долгий взгляд, смущенно отвела глаза и отняла все еще вложенную в ладонь мужчины руку.
- А я тут вот… решила опробовать отцовский подарок, - отчего-то смутившись еще больше, произнесла, вдруг решив оправдать своё присутствие, и, что более важно, свою неуклюжесть, - Никогда раньше не каталась, - вновь вскинув на графа взгляд, девушка растерянно усмехнулась, просто не зная, что еще сказать, - Наверное, со стороны я выглядела ужасно нелепо. Но, зато наверняка повеселила вас.
Она так ждала этой встречи, столько слов приготовила, столько всего хотела сказать, столько речей сочинила, и вот теперь она смотрит на Йохана, а в голове пустота и протяжные замывания ветра. И опять она несет какую-то ерунду, как тогда, на балу. Но рядом с ним она словно теряет саму себя, становясь… влюбленной дурочкой.
Нужно было что-то сказать. Не стоять, словно статуя, глядя на графа и улыбаясь. Что-то сказать и сделать!..
- Какой у вас красивый конь. А как его зовут? – протянув руку без рукавицы, при этом поскользнувшись делая шаг, но устояв на ногах, девушка погладила коня по широкому носу, ничуть не лукавя любуясь лоснящейся короткой шерстью.

+1

5

Граф удержал руку Хелен в своей, не преследуя никакой иной цели кроме той, чтобы дать ей возможность подняться и удержаться на нестойких, скользких полозьях. Как ей это удавалось? Как это вообще возможно, ну в самом деле?.. Но Хелен, вероятно, почувствовав себя снова устойчиво и уверенно (могло ли вообще такое быть после того, как она отполировала юбками весь лед на пятачке?), отняла ладонь. Она выглядела (или пыталась показать себя) такой отчаянно-храброй, что Йохан невольно залюбовался на миг. На короткий миг, после которого реальность вновь напомнила ему, кто он, и кто - она. Деревенская девица, которой он туманил разум на рождественском балу, чтобы развлечь себя. Пальцы его, затянутые в перчатку, мягко и медленно собрались в горсть, сжали воздух, чувствуя лишь стылый январский холод сквозь тонкую кожу.
- Да, пожалуй, повеселили. - Йохан не стал спорить, согласился, но его спокойное лицо почти не изменилось, лишь в уголках губ скользнула улыбка, и глаза чуть потеплели. Прелестная эмоциональность Хелен подтачивала гранит его природной невозмутимости и видимого спокойствия, об который разбилось сердце покойной графини фон Кролок. Об который, возможно, разобьется и ее сердце, если...
Если граф продолжит этот разговор, если не развернется и не оставит ее - снова, - предаваться забавному, однако нисколько не подходящему ему самому зимнему развлечению.
Он сам вытянул их случайное знакомство на шаткую почву неоднозначности, как она сейчас его - на скользкий лед. Он сам позволил (да и хотел этого) девушке из деревни почувствовать себя едва ли не принцессой на несколько часов, подогревая ее интерес то невольно, то совершенно сознательно. Играя с ней, но будучи твердо убежден, что легко поставит после этого точку. И поставил. А теперь вот снова чувствует сети ее обаяния, пусть и едва заметные, как тонкие летние паутинки. Обаяния девушки, которая никогда не станет для него чем-то большим, нежели занятным приключением.
- Его имя Унмар *. - Йохан обернулся к коню, который терпеливо ждал хозяина с той же невозмутимостью, что была присуща и самому графу. И лишь потом понял, насколько забавная вышла ситуация, как будто невесомые сети канувшей в прошлое ночи не желали отпускать его. Их обоих. "Хочешь прокатиться?.." - подумал, не сказал. Да и подумал как-то вскользь, не всерьез. Не могло тут ничего быть всерьез, даже на балу. Даже пока Хелен выглядела как дева из благородной семьи, а не как деревенская простушка, пусть ей и очень идет румянец от мороза, делающий щеки спелыми и сочными, словно яблоки.
Он невольно вскинул руку, готовясь поймать ее, но с некоторой досадой через мгновение опустил - досадой на себя за излишнюю галантность, которую едва ли стоило проявлять к дочке резчика по дереву. Неловкая, странноватая ситуация. Впрочем, Йохан ни о чем не жалел. Ни о ночи, когда позволил себе больше, чем, быть может, следовало. Ни о том, что наблюдал за ней почти тайно, мысленно забавляясь.
Конь тихонько всхрапнул и ткнулся теплыми губами ей в руку, беззастенчиво ожидая чего-нибудь вкусного. Мол, знаю, что хорош, но одними добрыми словами сыт не будешь.
- Думаю, он оценил похвалу.

* un măr (рум.) - яблоко
зы. у графа был эппл еще до того, как это стало мейнстримом)

+1

6

Хелен чуть смутилась, услышав ответ графа. Повеселила. Конечно, повеселила. Должно быть, и впрямь смотрелась она до невозможного смешно, в этих своих нелепых, неопытных потугах устоять на скользком льду. Смутилась, но тут же снова улыбнулась, поднимая на графа взгляд. Ну и пусть она была смешной. Пусть! Зато она снова привлекла его внимание. Ведь, если бы у неё все получалось идеально, быть может тогда Йохан и вовсе не обратил на неё внимание, быть может тогда и не было бы этой встречи. А так, вот он, стоит рядом, и она снова может поговорить с ним, снова может…
Сердце вновь начало колотиться как сумасшедшее. Ох, только бы не ляпнуть очередную глупость!
Девушка отвела взгляд и снова погладила коня по широкой морде.
- Унмар, - тихо, ласково повторила Хелен, продолжая поглаживать коня по росу, - Ну привет…
Конь, словно приветствуя её в ответ, ткнулся горячим носов в ладошку. Ну конечно, угощение! А она, вот как на зло, даже куска хлеба с собой, перекусить, не взяла. Вот дурында! Ах, знала бы, если бы только знала!
- Прости, дорогой, но мне нечем теля угостить, - с чуть виноватой улыбкой произнесла девушка, потрепав жеребца по массивной, сильной шее и снова перевела взгляд на графа.
- Но ведь это правда. Он действительно красавец! – девушка улыбнулась и… и снова чуть не упала, так как правая нога внезапно поехала вперед (нельзя терять бдительность, нельзя-я-я). Уцепившись за узду, Хелен устояла на ногах и на этот раз, после чего усмехнулась и покачала головой.
Наверное,  лучше было их пока и вовсе снять. Только вот сказать-то проще чем сделать. Это ведь надо будет сесть на лед, потом замерзшими пальцами распутывать узлы на опутках и расстегивать задубевшие на морозе ремни. Ох…
Интересно, а граф умеет кататься на коньках? Вот было бы здорово, если бы он… Ой, нет, да что за мысли такие! Чтобы граф, и как простой деревенский мальчишка…
Уже почти произнесенный вслух вопрос, глупый и неуместный, застыл где-то на подлете к губам, так и оставшись невысказанным.
Нужно что-то сказать. Или сделать. Или… Ну глупо же, право слово, стоять как статуи посреди замерзшего озера!
- Я сейчас! – приняв решение все же избавиться от только мешающих сейчас коньков, то и дело норовивших выставить её в комичной или глупой ситуации, Хелен снова кивнула, - Я сниму их, а то… - что «то» не договорила, потому как и сама толком не знала, что именно «то». Мешают, она выглядит нелепо, да просто нужно что-то сделать, чтобы отвлечься и унять рвущееся из груди сердце, которое из-за близости Йохана ну никак не желало униматься.
Плюхнувшись на лед, Хелен довольно ловко, сама, кажется, от себя не ожидала, избавилась от первого конька. Унмар, заинтересованный происходящим, ткнулся горячим носом ей в висок, чем вызвал тихий короткий смех и «выпросил» новую порцию поглаживаний по носу.
- Да-да, я сейчас, - произнесла, обращаясь к коню, и принялась расстегивать ремни на втором коньке. Ремни поддались без проблем, а вот узел на веревке, опутавшей щиколотку, промок, покрылся коркой и никак не желал развязываться.
«Да что ж такое-то!»
Хелен от досады и старания закусила нижнюю губу. Опять она выглядит полной дурой! А Он опять на неё смотрит, и видит, и…
Ну хоть плачь!

+1

7

Унмар вздохнул, выпустив из ноздрей горячий воздух, будто понимая и разочаровываясь - вот, мол, одни слова, никаких реальных подтверждений его безусловной красоты и великолепия. Нет бы и впрямь угостили. Кто ж в леса ходит без вкуснятинки в кармане? Особенно когда вокруг один снег, снег, и никакой тебе зеленой травки. Но когда Хелен покачнулась и крепче ухватилась за его узду - уперся копытами в замерзшую твердь как мог и устоял, не дрогнув. Пусть и неразумная дева, без угощения, а валяться ей на льду незачем. Хоть она к этому и стремится, похоже, - иначе для чего бы эти тонкие подпорки на ее ногах? Но вроде и сама сообразила, что лишнее это, что без них тверже на льду стоять будет. Вот же навертят себе люди проблем, что на ноги, что в головы...
Йохан не двинулся с места, пока девушка общалась с конем - снова замер как наблюдатель, позволяя себе молча отслеживать, как Унмар выпрашивает вкусненькое, как трется носом в ее висок, как от его дыхания шевельнулась выбившаяся прядка ее волос. Как Хелен ловко избавилась от одного конька, снова обласкала Унмара и взялась было за другую ногу... Тщетно. Смешная, нелепая, удивительно милая, алеющая щеками от холода и смущения, разметавшая по льду свои невзрачные юбки, она на какой-то миг показалась ему еще прелестнее, чем в ночь бала, когда была одета как виконтесса или княжна, аккуратно причесана и ничем не выделялась со стороны из множества гостей. Кроме, пожалуй, взгляда. Он остался таким же открытым и искренним, немного наивным, прячущим в себе какую-то искорку, что (почему ему пришло это в голову?) давала надежду, будто Хелен - чуть больше, чем обычная деревенская простушка. Иллюзия появилась и тут же развеялась без следа, но Йохану хватило этого, чтобы решиться помочь, несмотря на очевидную и огромную пропасть между ним и девушкой, между графом и дочкой резчика по дереву.
Это она должна поправлять ему стремя, пока он удобнее устраивается в седле, чтобы уехать прочь и оставить ее с нехитрым зимними забавами. Это она должна стряхивать снег с его плаща и беспокоиться, комфортно ли ему. Это она должна сделать все, чтобы он не ощутил себя неловко и глупо, а если нечто подобное будет иметь место - должна потупить взгляд и никогда боле не упоминать о таком даже в собственных мыслях... Но вместо этого Йохан, медливший достаточно для того, чтобы жест его не выглядел поспешным, полным готовности, а скорее казался вынужденным, сдернул перчатки и присел возле девушки, почти коснувшись коленом льда. Аккуратным коротким жестом отвел в сторону ее заледеневшие непослушные пальцы и сжал смерзшийся узел своими - прохладными, но сохранившими достаточно тепла, чтобы растопить ледяную корку. Глаз на Хелен, впрочем, не поднял, лишь обронил:
- Надо отогреть, тогда развяжется.
Унмар переступил копытами и снова сунулся мордой к девушке, тепло выдохнул ей в щеку, пока его хозяин неспешными, неожиданно точными движениями пальцев распутывал узел на веревке, снова ставшей гибкой и податливой - по крайней мере, там, где это было необходимо.
- Вот и все.
Йохан не стал снимать с Хелен конек, лишь ослабил узел достаточно, чтобы ей не составило труда завершить начатое самой. А потом аккуратно, даже целомудренно потянул вниз подол ее задравшейся чуть не до колена юбки, прикрывая ногу от мужских взглядов - своего и Унмара. И лишь затем поднял на нее спокойные бледно-голубые глаза, в которых едва ли что-то можно было прочитать. Как лед на расчищенном от снега участке озера, они обещали глубину, обманывая иллюзией прозрачности, но надежно скрывали недоступную истину.
Впрочем, озеро оказалось коварнее графа. Сделав попытку подняться, Йохан поскользнулся, ударился коленом о твердый лед, пусть и не слишком сильно, и едва успел подставить руку и кое-как опереться, чтобы не растянуться возле девушки, почти под копытами Унмара. Голую ладонь ожгло холодом, однако лед в глазах будто бы подался - взгляд потеплел, а на губах появилась улыбка, чуть растерянная и озадаченная. Забавно - стоя он без труда держал равновесие, почти не замечая, насколько поверхность озера ненадежна, а теперь в полной мере испытал на себе ее вероломность.

+1

8

Хелен никак не ожидала, что граф решит оказать ей помощь. Так что когда тот присел рядом, отводя её руку в сторону, девушка вскинула на фон Кролока распахнутый от удивления взгляд, та как и застыла, напрочь позабыв обо всяких приличиях. Так близко, только руку протяни, и можно коснуться гладко выбритой щеки своими пальцами. Интересно, она теплая, или кожа сейчас прохладная от мороза? Впрочем, какой бы она не была, Хелен, с её заледеневшими пальцами, щека в любом случае покажется горячей. И какой же он красивый… Эти очерченные линии бровей, эта мужественная линия скул и подбородка, эти голубые глаза… Глаза! Ох, как хорошо, что граф сейчас не смотрел на неё, не мог видеть того, как она смотрит. Слишком долго и пристально.
Зардевшись от смущения, Хелен отвела взгляд. Как раз вовремя, надо сказать, так как узел, отогретый теплой ладонью графа, поддался. Коротко благодарно улыбнувшись, теперь и вовсе не зная, как себя вести, и куда спрятать глаза, и как избавиться от смущения, и вообще… ох… еще и юбку одернул! Так заботливо прикрыл «наготу». Боже! Какой же он!..
И тут что-то пошло не так, и граф, вместо того, чтобы подняться на ноги, едва не рухнул рядом с девушкой, поскользнувшись на коварном льду.
Испуганно вскинувшись, первый неосознанный жест навстречу – поддержать, не дать упасть, Хелен замерла на половине пути, разве что успела сжать пальцы на плече мужчины, подавшись чуть ближе в его сторону. И замерла, поймав взгляд голубых глаз. Такой открытый сейчас, настоящий… А эта чуть растерянная улыбка.
Повисла короткая пауза.
И все же, все это было более чем забавно. Статный, едва ли не высокомерный граф, но и ему не подвластен коварный лед, вот так запросто подставивший «подножку». Как должно быть они сейчас смешно смотрятся со стороны. Сначала она плюхнулась, а теперь фон Кролок едва не нырнул носом в снег.
Представив себе всю эту картину, Хелен прыснула, тут же закрывая рот ладожской, чтобы не рассмеяться в голос. Вот уж это из ряда вон, смеяться над высокородным дворянином, как она смеет! Но плечи продолжали неумолимо подрагивать. Поняв же, что, кажется, никто не намерен наказывать её на столь вопиющую наглость, да и не может она больше терпеть (как говорится – смешинка попала), девушка все же не удержалась и расхохоталась, звонким смехом прорезая стоявший над озером морозный воздух.
- Подождите, я сейчас! Остор… – стараясь успокоиться Хелен скинула с ноги конек и попыталась встать, чтобы помочь графу подняться (как-то не думая о том, а можно ли так вообще делать), - … рожно… - но коварный лед снова уехал из пол ног и она вновь шмякнулась на прежнее место. Расхохотавшись, теперь уже сама над собой, вот ведь неуклюжая, смирившись с неизбежным, девушка откинулась на спину и раскинув в стороны руки воззрилась на голубое небо надо головой, по которому неторопливо плыли несколько одиноких облачков.
- Все, я сдаюсь, - хихикнув произнес и перевела взгляд с облака, по форме напоминающего то ли медвежонка, то ли свинку, на графа.
Боже, да что она творит! Деревенская дурачка! Да как можно! Голову, что ли, дома позабыла? Или потеряла, стоило только увидеть Йохана?
- Простите… - виновато, словно в раз осознав всю нелепость своего поведения, Хелен села, одернула вновь задравшиеся юбки, а после и вовсе поднялась на ноги (на этот раз попытка увенчалась успехом).
- Простите я… Я не должна была. И… спасибо за помощь! – вновь залившись краской, она спрятала лицо, присаживаясь и поднимая с земли коньки, принимаясь связывать веревками между собой, а после промотала их к поясу.
- Вы не ушиблись? – все же подняв на графа осторожный взгляд тихо поинтересовалась, сама удивляясь, откуда взялась смелость, чтобы задать этот вопрос.

+1

9

И вправду, это наверняка было смешно - лед будто играл с ними, маня обманчивой твердостью, и тут же уходил из-под ног, вынуждая поскальзываться и падать едва ли не носом в снег. Но вместе с тем Йохан невольно ощутил, как напряжение, сковывающее его прежде, отпустило. Неловкость ситуации, когда он случайно встретил симпатичную крестьянку, с которой прежде общался едва ли не как с благородной княжной, давила, накладывала какие-то невидимые ограничения. Но смех Хелен звенел, рассыпался крохотными льдинками в морозном воздухе, и оковы таяли, невидимо испарялись, превращались в иллюзию, из которой и были сотканы. Будто бы все было так просто. Будто бы все это лишь отголосок старой сказки, где принцесса и пастушка - одно лицо. Будто бы граф Йохан фон Кролок нисколько не теряет свое хваленое достоинство, наслаждаясь ее бесхитростным обществом и признавая то, что действительно наслаждается. Пусть даже было оно таким же ненавязчиво-легким, как редкие снежинки, падавшие с неба.
Он сделал неявную, но все же попытку поймать Хелен, когда она падала, и в этот момент сам уселся на лед уже полноценно, а не только аккуратно приложившись коленом.
- Не страшно. Все нормально, - разговор походил на быстрый обмен репликами, где каждый слышит только себя и куда важнее выговориться, донести до собеседника свою истину, чем всерьез обменяться мнениями. Но в этом не было ни искусственности, ни наигранности, и Йохан даже с некоторым удовольствием слушал ее порывистые извинения. Да было бы за что, он сам так решил, как и парой недель раньше - вывести совершенно неподходящую девушку в бальный зал.
Пока Хелен возилась с коньками, не решаясь посмотреть ему в глаза, он сделал еще пару попыток подняться - аккуратных, медленно выверяя движения. Но удалось ему это лишь когда Унмар, взиравший на валяющихся на льду людей с явным недоумением, сделал в сторону хозяина пару шагов и крепко устоял на ногах, вжимая подковы в лед, пока ухватившийся за поводья граф выпрямлялся с неторопливой грацией.
- Нет, лед сегодня как перина.
Он чуть улыбнулся, хотя колено (как назло именно то, больное, тревожившее его с нарастающей силой последний год или полтора) жалобно ныло, а пониже спины что-то отзывалось колену в унисон. Занятно, как время меняет бренное человеческое тело - в молодости, будучи в возрасте Хелен или чуть старше, он падал неоднократно, набивал синяки, иногда, бывало, неиллюзорно хромал после фехтовальных тренировок, но никогда еще боль не делала его таким жалким и слабым, как сейчас. Постаревшее, растерявшее легкость тело отвыкло от забав, свойственных юности. И будто бы снова рвалось в ту славную, оставшуюся лишь в памяти ночь, когда граф фон Кролок не замечал недугов, тяжести, неловкости, словно окрыленный своей дерзостью.
И, желая вернуть хоть на миг это ощущение, удержать его, призрачно ускользающее сквозь пальцы, он позволил себе коротко усмехнуться, подпустив во взгляд игривой чертовщинки, и крепко ухватил Хелен за талию. Быстро, не собираясь выслушивать ни вопросов, ни возражений, поднял ее и усадил на коня. А потом вцепился пальцами в сбрую, едва снова не свалившись на коварный лед. К счастью, устоял.
- Подвезу тебя до деревни, - проговорил Йохан, глядя на девушку теперь уже снизу вверх и аккуратно выбирая поводья. - Идти далеко.
Унмар шумно выдохнул - с седоком на спине и он теперь, несмотря на подковы, стоял не очень твердо. Впрочем, девушка была легкой в сравнении с его привычным всадником. Лишь бы только тот не вздумал взгромоздиться тоже.

+1

10

Вот они уже оба снова стоят на ногах. И снова немая пауза. Всего несколько секунд, но они кажутся целой вечностью. Как же хочется податься ближе. Прижаться к сильному плечу. Укрыться от холодного воздуха на широкой груди. Почувствовать Его тепло. Его… губы… Как тогда, на балу.
Нет-нет, все это было словно в сказке. Настоящей, реальной, но сказке. Она ни за что не решится первой сделать шаг навстречу. Кто она такая рядом с ним! Всего лишь деревенская девчонка.
Мысли резко оборвались, когда граф обхватил её за талию. Сердец подскочило куда-то в горло, оглушая шумом крови в ушах. Сильные руки, прежде чем Хелен успела опомниться, оторвали её от земли, поднимая в воздух. Так высоко! Боже!
Девушка, ахнув, инстинктивно ухватилась за плечи фон Кролока, но, не успев толком испугаться, оказалась усаженной в седло на спине Унмара.
- Вы… Я… - попыталась было что-то сказать, возразить, да хоть что-то произнести, приходя в себя, и поняв, что противиться в общем-то бесполезно (как глупо она будет выглядеть, спрыгни сейчас с коня на землю и заяви, что её не нужно подвозить), кивнула, - Хорошо. Спасибо, - и, улыбнувшись, легко потрепала коня по густой гриве.
Первые осторожные шаги по коварному льду, и вот они уже вышли на твердую, покрытую ковром пушистого снега, землю. Хелен только теперь разжала пальцы, которые, сама того не заметив, инстинктивно сжала на луке, видимо опасаясь, что Унмар может поскользнуться, а она полететь вниз на землю.
Теперь, когда риск упасть свелся практически к нулю, ну разве что конь споткнется о скрытую в снегу корягу, Хелен имела возможность полюбоваться графом не боясь, что её взгляд будет замечен. Мужчина шагал впереди, ведя Унмара под уздцы. Высокий, широкоплечий, статный… Ветер играет с прядями черных волос, которые местами чуть посеребрила седина - серебряные нити на черном атласе.
- Вы часто гуляете здесь? – девушка первой разорвала тишину, нарушаемую только тихим хрустом снега под ногами. Ей вдруг ужасно захотелось снова услышать Его голос, - Я люблю это лесное озеро. Здесь красиво в любое врем года. Особенно летом. Вы бывали здесь летом? Вся вода у берега в июле покрыта белыми кувшинками. Так красиво!
Опять она болтает какую-то ерунду! Ну конечно граф бывал здесь летом! Это же его земли, его владения. Неужели же может быть такое, что фон Кролок никогда не видел красоты озера летом. Глупость какая!
И почему в его обществе её все время тянет на всякую болтать всякую чушь. Звезды, кувшинки…

+1

11

Вот и правильно. Нечего противиться, когда граф фон Кролок решает снова ненадолго побыть дарителем и сделать для милой деревенской девушки что-то хорошее. Какую-то... ну, в сущности мелочь. Подвезти до деревни, почему нет. Просто из желания ненадолго опять почувствовать себя кем-то вроде волшебника, которому ничего не стоит порадовать того, кто рядом. Или ту. Или...
Или Йохан сейчас обманывает себя, потому что снова невольно попал под очарование деревенской прелестницы. Как забавно, как странно ощущать это спустя... сколько? Две недели? Волшебный бал в Рождественскую ночь был - он думал - переполнен чем-то особенным, и оба они утонули в этом, но только на несколько часов. Выходит, магия сохранила свое очарование, раз дышит теперь недавним прошлым ему в лицо, умудряется чуть отогреть сердце и заставляет снова совершать то, что ни один граф до него не делал по отношению к деревенской девушке. Соблазниться прелестью - да. Видеть ее рядом, услаждать ею взор, нарядить даже, быть может, - да. Повелеть согреть ему постель холодной ночью - тоже да. Но везти ее на своем коне, как будто равную... Как женщину, не как крестьянку... Что ж, тем, кто смотрит сейчас на Йохана с небес и наверняка хмурится, придется с этим смириться - ненадолго, лишь до тех пор, пока он не оставит Хелен неподалеку от деревни и не вернется обратно в замок. Славное приключение, в самом деле.
Неужели после стольких лет служения семейному очагу, древнему роду, безграничной верности традициям он не может... дать себе немного воли? Совершить маленькое безумство, от которого никому не будет плохо. Если не сейчас, пока он еще выглядит не старым, пока немощь не заметна со стороны, а лишь чувствуется гнилью внутри, то когда? Или так и пройдет вся жизнь в праведности? И разве ущемит его графское достоинство недолгий период, когда он, засидевшись в седле, шагает пешком и ведет за повод Унмара с прелестной девушкой на спине, пусть бы даже и крестьянкой? Не грош ли цена такому хрупкому достоинству?
Она заговорила, и Йохан отозвался почти сразу:
- Нередко, да. Тут удивительные места... Только зимой бывает опасно - волки. - Он невольно подумал, что в ближайшее время стоит отправиться на охоту и снова проредить волчье поголовье. В его интересах хозяина, чтобы леса были относительно безопасны. - В теплое время года они редко беспокоят людей, а вот зимой могут даже на человека напасть. Не гуляй здесь допоздна.
Тем временем они вышли в перелесок и Унмар, почувствовав открытое пространство, зашагал резвее. Граф с досадой сдержал его, жалея, что сам не может прибавить шаг... да и в целом уже чувствовал себя вовсе не так бодро в сравнении с тем, когда затевал эту маленькую прогулку. Если б не снег, идти было бы проще. Поколебавшись, он заставил коня остановиться, крепко взялся за сбрую и быстрым сильным движением забросил себя на спину Унмара. Тот коротко и негромко заржал, но больше никак не воспротивился. Стоя в стременах, граф пересадил Хелен вперед, на луку, и сам сел в седло, оказавшись... так близко к ней, как, пожалуй, никогда прежде. Кроме разве что того эпизода в потайном коридоре, когда погасла свеча.
Колено ныло, отозвавшись на резкое движение после долгой прогулки и не прошедшего бесследно удара об лед, но фон Кролок старался не обращать внимания. Перехватив Хелен за талию и крепко удерживая ее рядом (для того, чтобы обеспечить ее безопасность, разумеется, ни для чего больше), он легко сдавил пятками гладкие бока Унмара, заставляя его двинуться вперед. И продолжил тем же ровным тоном, будто ничего не произошло, будто не сидит он за ее спиной, не прижимает ее к себе крепкой рукой, будто ничуть нет неловкости в этой ситуации:
- Вы переехали сюда в июле?
То, что семья резчика по дереву перебралась в его владения незадолго до его визита в лавку осенью, он помнил. Но когда именно - не задавался вопросом.

+1

12

Волки? Ох, Боже, как это она сама не подумала о том, что в зимнем лесу её могут поджидать волки? А если бы она вот сегодня, направляясь на озеро, встретила одного из них, а то и целую стаю? Что бы она тогда завела делать? А впрочем, граф же четко дал понять, что охотятся они только когда заходит солнце, что означает, что днем в лесу ей вовсе нечего бояться. Ведь нечего же?
Долго задумываться об опасности, что таилась в чаще леса, Хелен не стала, предпочитая поверить в то, что пока в небе светит солнце, никакой опасности нет вовсе. Да и вообще, о какой опасности можно думать, когда рядом с ней… Он.
Вот ведь чудеса! Могла ли она еще недавно подумать о том, что будет очарована мужчиной, который в два раза, а быть может даже и больше, старше неё самой. Мужчиной, который с легкостью мог бы быть её отцом (если говорить о возрасте, разумеется). Ведь еще совсем недавно она и помыслить не могла, что подобное возможно, всегда с ужасом думая о том, что отец может выдать её за муж за кого-то, кто будет намного старше чем она сама.
В деревне даже был парнишка, который ухаживал за ней, и который, как казалось Хелен, нравился ей. Нравился – быть может. Он был милым, но не более того. Нет, это была совсем не любовь. Ведь радом с ним не замирает сердце, а мысли не туманит желание прикоснуться и почувствовать тепло его руки на своей коже. Нет-нет, все это было только ребячество и глупость. Игры во влюбленность, которой так жаждало юное сердце.
И вот теперь она буквально теряет голову рядом с графом. Если это не любовь, то, что же тогда есть это чувство? По прошествии двух недель девушка уже почти убедила себя, что тогда в замке просто попала под чары момента, и глупо думать о том, что может быть хоть что-то… И вот, стоило фон Кролоку вновь оказаться рядом, и она снова теряет голову. И совершенно не думает о разнице в возрасте. Она просто не замечает её, видит только Его, Йохана, а все остальное несущественная мелочь.
Быть может все дело в его стати и благородстве, очаровывающих простую деревенскую девчонку, которая никогда в жизни не общалась ни с кем благороднее городского купечества. Или всему виной этот льдистый, пронзительный взгляд? Неповторима стать? Обходительность? Или…
Дыхание перехватило, а сердце ударилось о гортань, и раненой птицей забилось в груди. Все мысли разом улетучились из головы, стоило только графу сесть в седло позади неё, словно пушинку пересадив Хелен на луку седла и… обнять её. Крепко, сильно… прижимая к себе, так что та могла бы поклясться, что слышит стук его сердца. Или это её собственное сердце стучит так громко? Боже!..
- Мы… что?.. – растерянно переспросила, когда у самого уха раздался голос фон Кролока. Он, кажется, что-то спросил. Вот только что?
Глупая девчонка, соберись же!
- А, да, мы приехали сюда летом, - неуверенно кивнув как-то немного невпопад отозвалась, поняв, наконец, о чем её спросил граф.
И снова повисла пауза. Нужно было что-то сказать, вот только ничего умного никак не приходило в голову. Лезла всякая разная ерунда, вроде того что Хелен любит лето, хотя зимой тоже очень здорово, а в городе такой пушистой зимы нет, да и лето в лесу куда как красивее чем в городе. А еще летом ведь можно прийти на это озеро и поплавать. Какое замечательное озеро – летом можно купаться, а зимой кататься на коньках…
«Ну скажи же что-нибудь, не молчи, как последняя дура!»
Но как же сложно собрать мысли, когда сильные руки прижимают тебя широкой груди, а о том, к чему прижимается твоё бедро, то и дело норовясь скатиться с дугообразной луки и вовсе даже подумать стыдно, да и неуместно!
- Здесь всегда такие снежные зимы? – нарушая тишину, Хелен все же брякнула первое, что пришло в голову.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Hab das Vergangene nicht vergessen