12 ноября. Обновлены посты недели.

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

30 октября. Поздравляем с днем рождения Генри Кавендиша!

17 октября. La Francophonie шесть лет! Мы от всей души поздравляем всех, кто отмечает этот день с нами или просто неравнодушен к форуму и заглянул на огонек!
Обновлены игроки месяца.

12 октября. Поздравляем с днем рождения Куколя!

Frida von Hammersmark Чудесный день, чудесный вечер, и Фриде очень хотелось завершить его... как-нибудь пикантно. Как-нибудь так, чтобы это нечаянное приключение осталось теплым и немного стыдным воспоминанием для них обоих. И, кажется, она была достаточно пьяна, чтобы совершить, наконец, истинное безумство. И была достаточно женщиной, чтобы пройтись аккуратно по острому краю между дружбой и соблазнением. [ читать полностью ]

Cecilia Baffo "Если Кормилица синьорины Капулетти надеялась таким образом узнать от меня что-то о Ромео... о синьоре Ромео, то ничего нового, чего бы она не знала, я не сообщила. Только говорила ведь я правду. Ромео действительно такой и... нет, много лучше, слов недостаточно для того, чтобы его описать. Но я так просто никому не отдам своего возлюбленного!" [ читать полностью ]

Kit Collum — Мисс, успокойтесь! Успокойтесь, прошу вас! Я пришел помочь. — Чтобы успокоить ее, пришлось взять за плечи, слегка тряхнуть, приводя в чувство, а потом прижать к груди, обещая защиту. Она прижалась, так доверчиво. Как маленькая птичка. Все еще тихо всхлипывая и вздрагивая. У Кита отлегло от сердца. Конечно, она — человек. Была бы вампиром, уже давно бы напала. Ведь шея его сейчас так близко от ее губ. [ читать полностью ]

Le Fantome ...Выбраться из клетки, чувствуя, как ноет затекшее тело, приказать себе действовать точно так, как много раз представлял себе в своих мечтах. Он сильнее, чем думает. Чем все они думают! И сейчас, стоя над мертвым цыганом, Эрик ощущал торжество волчонка, впервые вкусившего крови. Он больше не жертва, а хищник. И никогда не вернется в тот ужас, что ему довелось пережить. [ читать полностью ]

Herbert von Krolock "Я хочу твой секрет, выдай, ну выдай его мне", — говорил блеск в его глазах, вопреки односложности ответа графа, которая вновь намекала, что сын злоупотребляет и его доверием, и эксклюзивностью праздничной ночи, когда родители могут не отчитывать за беспечные поступки юных отпрысков, а благовоспитанные господа — не изображать благовоспитанных и не казнить себя за маленькие слабости. Доброй, доброй ночи. Сколько там ее осталось? Как жалко. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » . I fiû di gât i ciâpn i póndg


. I fiû di gât i ciâpn i póndg

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Сантина не заставила себя просить дважды и мышкой выскользнула из комнаты. Но, оказавшись за дверью вовсе не поспешила выполнять приказ веронского студента – одного из любимчиков старой монны, припомнившей и не раз всем домочадцам не поданный её в час, когда она едва не рассталась с жизнью стакан воды. Девица сметливая, Сантина осталась за дверью и приникла ухом к щели, чтобы не пропустить ни словечка из всей беседы между эскулапом и Меркуцио.

Бальини же едва дождался, пока дурёха-служанка уйдет. Вскочил на ноги, выпятил грудь и смерив нахала уничижительным взглядом, сообщил веронцу из рода делла Скала, всё, что имел сказать к этому моменту. А наболело у славного болонского доктора столько, что были б в городе такие цирюльники, что умеют вскрывать душевные нарывы – сходил бы непременно.
- Вы, мессер, смущаете покой целомудренных девиц из хороших семей, как водится у вашего брата-студента, и не стыдитесь хвалиться этим в лицо тому, кто рисковал бы быть осмеянным, если бы ваш греховный замысел осуществился! Да-да, и не притворяйтесь, будто не понимаете, будто не знаете, что я говорю о Бьянке Гвидалоти! Сам Бог судил нам эту встречу, чтобы я мог…
Чего бы он мог, Бальини не придумал, мысль потерял, и только ноздри его носа раздувались при дыхании, выражая злость и негодование…
- …преподать вам урок!

+1

32

Если бы Меркуцио и вправду положил глаз на невесту доктора, угрозы эти лишь укрепили бы его в его намерениях, а так он, легко признавшийся бы иначе, что в мыслях не имел прелестную Бьянку - во всех смыслах - и вообще женщин любит замужних, решил, во-первых, что нахалу непременно надо наставить рога, а во-вторых, что друзьям надо помогать.

- Ну, право! - воскликнул он. - Проклятье какое-то с этой девчонкой! И сама она ни на какие уговоры не поддается, и лучший друг взялся ее от меня оберегать, и вы тут еще!.. А все ж таки я свое пари выиграю!

Помимо ножа, который он дал Пеппино перед роковой дракой, у Меркуцио был с собой, разумеется, и родовой кинжал, рукояти которого он сейчас и коснулся, без слов давая понять эскулапу, что в схватке тот многого не выиграет.

- Меркуцио! - слабым голосом проговорил Пеппино. - Дурно это, что ты сказал - как есть скверно! Будто сам Враг рода человеческого твоими устами заговорил!

Флорентиец благочестиво перекрестился, свободной рукой стискивая на всякий случай пустую кружку.

+1

33

- Пари?! – удивление на унылом лице Бальини выглядело так неестественно, словно бы этот человек давным-давно разучился удивляться.
Слова же флорентийца  его только разозлили.
- Молчите, пациент, - манера не смотреть на тех, кому была дарована (или только предстояла)  милость испытать на себе его искусство проявила себя и теперь, - А вы, мессер, - Балиньи тоже сжал рукоять своего кинжала, - не забывайте, что лучше проиграть подобное пари, чем остаться скопцом!
Видимо доктор, испивший благословенного опием и заботой донны Марии, веронского питья нашёл идею оскопить синеглазого нахала чрезвычайно забавной, так как губы его растянулись в улыбке, столь же нелепой, как недавнее удивление.

Гревшая уши чужой ссорой Сантина заволновалась, даже отошла на пару шагов, не зная, звать ли хозяина или бежать выполнять поручение, но, смекнув, что  эдак она пропустит всё самое интересное, снова приникла ухом к щели между дверными створками.

+1

34

Ухмылка Меркуцио сделалась враз издевательской.

- Господь с вами, почтенный доктор, - пропел он, бросив флорентийцу холодное «Заткнись!». - Что же за дурные мысли пришли вам в голову? С каких это пор за невинное пари оскоплением угрожают? Вы бы хоть спросили, о чем мы спорили! Не то чтобы я должен всем и каждому отчет давать, но ведь хоть из вежливости! А теперь, похоже, придется мне бежать к подеста жаловаться! Что же это такое, если благородному человеку в гости к своему же профессору прийти нельзя без того, чтобы нарваться на оскорбления от какого-то коновала?

Студиозусом Меркуцио мог быть прескверным, но обращению с оружием его учили с малолетства, и поза, в которую с тигриной грацией перетекло его тело, сейчас ясно показывала, как опасен он был для тех, кому не повезло скрестить с ним клинки.

- Вы уже немолоды, милейший, - продолжил он, - и не пристало вам ходить без ушей, так что примите и мой совет, мессере: коли опасаетесь вы за благонравие вашей невесты, так женитесь поскорее и докажите ей сами, чему вас научила «малышка Тинелла», если при том ничем не одарила.

+1

35

За дверью раздалось приглушённое оханье. Подошедшая с питьем Мария огрела Сантину полотенцем по отставленному заду и распахнула дверь в комнату героя-спасителя как раз, когда доктор Бальини, человек обыкновенно осторожный и расчетливый, выхватил свой кинжал со словами: «Не вам меня учить, зачем уши женатому человеку».
- Побойтесь Бога, мессеры! – воскликнула Мария, - не в доме же кровь проливать. Вам потеха, а бедняжке Сантине потом полы скоблить. Уберите кинжал, мессер доктор, и вот ваше питьё!  И Вы, мессер Меркуцио, благородный человек же.
Сантина, только теперь сообразившая, что так сама  и не дошла до кухни, выхватила кружку, упрекнув кухарку:
- Всё ты напутала, это для ястреба нашего, что донну Агнессину нынче спас. А доктору еще сходи и сделай! Пока мы с мессером  бедолагу напоим.  Вы, уж, благородный мессер Меркуцио, не сочтите за труд голову парню подержать, а то ульётся весь…

Бальини непонимающе уставился на двух баб.
- И не смей трогать мои уши, плутовка,  - он шутливо погрозил Сантине ножом, - мужчине уши не затем Богом дадены, что вы, бабы думаете себе…
Он покачнулся
- Да он пьян! – догадалась Мария, - эк доктора-то с пары глотков вина развезло… надо бы выпроводить его быстрее, а то грохнется здесь, да уснёт чего доброго. На улице проветрится, глядишь и протрезвеет.
Бальини прислушался к своим ощущениям. Сунул нож за пояс и зачем-то потрогал свои уши.
- Пьян, - согласился он, - и мне надобно… к невесте.
- К невесте и пойдёте, - ласково, как разговаривала обычно с хозяином, когда тот являлся на кухню во хмелю, - я вот только до двери провожу вас…
Доктор безропотно дал себя увести, и  уже где-то в глубине дома послышалось его гнусавое возмущение: «Уши не трогай, девка, уши мужчине нужны, чтобы  жениться!»

Отредактировано Tybalt (06-11-2018 17:22:46)

+1

36

Меркуцио только головой покачал, провожая лекаря взглядом, а потом глянул на бледного и встревоженного Пеппино. Может, и не стоило давать ему тибальтово зелье?

- Меркуцио, - прочувствованно сказал флорентиец, - я же тебя знаю - отступись ты от этой дурной затеи во имя Создателя нашего!

Веронец закатил глаза и ткнул кулаком в сторону молодого человека - почти до самого его распухшего носа.

- Брось свои проповеди, дружок. Кто из нас в смертоубийстве грешен, ты или я? - Строго говоря, крови на руках Меркуцио хватило бы на добрую ванну, если бы он вздумал, по примеру какого-то антипапы, в ней купаться, но ведь это было не сегодня? И юноша фыркнул в кулак, глядя на побледневшее лицо флорентийца, а потом совсем по-дружески поправил ему подушку. - Лечись дальше, герой, и не спеши выздоравливать, а то Господь этакого святого до срока приберет.

Последовал ли Пеппино доброму совету, услышал ли в нем угрозу или и впрямь страдал от своего увечья - на следующий день, когда два веронца заявились его проведать, молодой человек лежал в постели и покорно слушал историю святой Марии Египетской из «Золотой легенды», которую читала ему монна Агнессина.

+1

37

Вчерашняя беседа с теткой профессора вынудила Тибальта раскошелиться еще на один кувшин вина, вот только опия он добавил куда как меньше, чем в прошлый раз – старуха наговорила ему разного о мыслях своих и видениях, которые посылало ей волшебное зеркало.  Являлся к ней архангел Гавриил с вестью доброй от Господа, но какой – монна Альфонсина никак не могла припомнить, однако, с самым таинственным видом сообщила Тибальту, что просила в молитве Бога простить ей забвение и открыть свой замысел касательно её судьбы.  Виделись старухе в полуночный час и откровения, как она утверждала, о грядущем, и муж её мертвый, и другие являлись, и шли процессией скорбной мимо, озаряя путь свой факелами, да и другое всякое.
За ладанку с молочным зубом Иоанна Крестителя, старуха с радостью отсыпала три десятка дукатов, и вознамерилась посетить церковь Сан Доннино в городке Бурзанелла – дескать, к тому побуждало её повеление свыше.
В чудодейственности зеркала профессорская тетка не сомневалась - чувствовала она себя с каждым днём всё лучше, ходила, правда всё еще с клюкой, но ноги не болели долго, если перед тем она гляделась в зеркало, а ум сделался ясным, как в лучшие годы. К веронскому питью монна Альфонсина тоже пристрастилась, поскольку оно хорошо разгоняло кровь, что, разумеется, было действием драгоценного померанцевого масла.

Когда, проведав больного друга, веронцы прошли в гостиную, следуя переданной Сантиной просьбе старой монны, та, хитро улыбаясь, взялась выспрашивать их о Филиппо Фьорентино – давно ли знакомы, да чем тот занимается, когда девиц от лиходеев не спасает.  Фамилию Пеппино в доме Сасони никто не знал, да и Фьорентино как-то легко всем на язык. Беседой старуха осталась довольна, просила только вызнать побольше о семье больного, да рассказать ей при случае.

Эпизод завершён.
Далее:
И пока смерть не разлучит нас

Отредактировано Tybalt (07-11-2018 18:41:13)

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » . I fiû di gât i ciâpn i póndg