10 декабря. Обновлены посты недели.

3 декабря. Друзья, мы поздравляем всех вас с Днем мюзикла - жанра, без которого не было бы нашего форума!) Пусть просмотр любимых постановок продолжает вдохновлять вас на огненные отыгрыши!
В честь этого события и официального начала зимы открыто голосование Звезда сезона по итогам осени. Пожалуйста, участвуйте! Больше голосов богу голосов)

24 ноября. Поздравляем с днем рождения Элоизу Боргезе!

17 ноября. Обновлены игроки месяца.

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

Antonio Salieri Еще лет пять-десять назад хозяйка восхищенно закатывала глаза и цеплялась за итальянщину везде и во всем, однако теперь, кажется, вспомнила, что принадлежит к совсем иной нации. Нации, которая всегда была для Сальери... все же в чем-то ниже, хуже, чем итальянцы. Несмотря на то, что он прожил здесь столько лет. Несмотря на то, что собирается жить здесь и дальше, и однажды — быть может, скорее, чем он думал, — будет здесь похоронен во славе. Во славе, которой он не заслуживает, потому что... [ читать полностью ]

La Nourrice Солгать или признаться? И то, и другое кардинально изменит жизнь наследницы Капулетти. Одно решение может сделать её счастливой, но надолго ли? Впереди сплошная неопределённость, ведь вряд ли родители обеих сторон оценят этот поступок. Другое решение может разбить ей сердце, ведь юная красавица слишком хрупка, выдержит ли её сердце? Что если она сотворит глупость? Что если она никогда не сможет быть счастлива? Даст ли Парис ей всё то, что даёт Ромео? Как же понять, что верно, а что ошибочно? [ читать полностью ]

Willem von Becker В их маленькой квартире всегда пахло растворителем и красками. Кажется, даже стены пропитались этим запахом. Не сказать, чтобы фон Беккер жаловался. Он уже привык к нему, оттого и казалось, что не пахло совсем. Он вошел внутрь, и уже мысленно себе представил, как его друг склонился над белой бумагой, что-то там вырисовывая акварелью — слишком близко, с прекрасной возможностью посадить себе полностью зрение. [ читать полностью ]

Isabella Sorelli Он стал ее первым мужчиной, какие нежные слова он ей говорил, тогда, после спектакля, как восхищался ее талантом, ее танцем. А потом… Просто исчез! За последние две недели ни одного цветочка, ни одной строчки. Пару раз они сталкивались в коридорах, но Его Сиятельство, быстро раскланивался и торопливо вышагивал в сторону кабинетов, где обитали директора. [ читать полностью ]

Theresa Hermann — Темная месса — это... это, — Тесса даже не могла подобрать слово, хотя благодаря книгам с своим словарным запасом она могла бы и с учеными поспорить. — Это то, что объединяет вампиров хотя бы на короткое время. Порой, даже кажется, что это встреча обычных людей, которые не виделись долго друг с другом. Там даже есть танцы.
Тесса оторвалась от своих волос и сделала шуточный реверанс. Еще раз упоминать про жертве Тереза не решилась. В конце концов, когда Магда попадет на бал, сама все увидит. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: анонс » Wir sind wir


Wir sind wir

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.uploads.ru/Feu4k.jpg
● Название эпизода: Wir sind wir / Мы такие, какие есть
● Место и время действия: 15 июня 1789 года, Вена
● Участники: Antonio Salieri (38) & Loreen (29)
● Синопсис: Светский прием в одном из состоятельных домов Вены. Антонио Сальери вряд ли рассчитывал встретить там девчонку с улицы, когда-то пытавшуюся его ограбить, а потом нагадавшую невесть что.

+1

2

Лето 1789 года обрушилось на Вену духотой и жарким солнцем, столь похожим на итальянское, что Сальери невольно ловил себя на мысли, будто вернулся домой. Хотя ему, скорее, надлежало праздновать очередную годовщину своей австрийской жизни - ровно двадцать три года назад Флориан Гассман ввез его в столицу империи, и ежегодно Сальери невольно возвращался в памяти к себе-прежнему, снова и снова отмечая, как мало в нем-нынешнем осталось от того восторженного юнца, жаждавшего стать возлюбленным великой Музыки. Мог ли он в то время представить, что, спустя почти четверть века, опустится на самое дно, оставаясь на вершине? Наверное, он бы рассмеялся и рассердился, посмей ему кто-нибудь предречь такое. Наверное, он бы не поверил и еще точнее - не понял бы, как подобное возможно. До встречи с Моцартом.
Сейчас их дороги разошлись - после нелепой первой встречи, после еще более нелепого состязания "учеников", после нескольких славных лет дружбы и медленного охлаждения друг к другу, после божественного "Фигаро", окончательно выпустившего на волю всех демонов зависти, которые таились у Сальери в душе, каждый из них жил своей жизнью. Моцарт - работая все больше, а зарабатывая все меньше, едва сводя концы с концами, но становясь все более известным, хоть и мало кому нужным. Сальери - крепко держась за привычные вершины, лелея семейное гнездо и свою несомненную власть. День за днем - музыка, Бургтеатр, тонкие нити чужих интриг, слухи и неустанное движение. В этом вся его жизнь. Ради этого он когда-то покинул родную Италию, и здесь он счастлив. Без сомнения.
Вот только вино предпочитает итальянское.
Сделав глоток из только что взятого с подноса бокала, он поморщился - здесь подавали только немецкое. Пресное, без вкусовой изюминки, пусть и добротно сделанное, оно казалось ему пойлом. Так же, как когда-то немецкая музыка казалась нелепой какофонией. До Моцарта. Помедлив, Сальери все же не стал ставить бокал обратно, решив дать вину еще один шанс, будто бы, надышавшись, оно станет итальянским... глупость какая.
Взгляд его рассеянно скользил по лицам собравшихся, по знакомым хорошо и не очень, пока не споткнулся о молодую женщину, привлекательную и темноволосую, но... которая всколыхнула в нем какое-то смутное воспоминание, никак не связанное со светской жизнью. Странно. Он не мог бы сказать в точности, в чем дело и кого конкретно она ему напомнила, однако был почти уверен, что уже видел ее. В чем самом по себе не было ничего странного - большинство присутствующих были так или иначе представлены ему в недавнем или, наоборот, давнем прошлом. Вот только здесь что-то было не так, и в ощущения, разбуженные несовершенной и неуверенной памятью, вкрадывалось что-то неприятное. Что-то, чего ему, вероятно, хотелось забыть.
В какой-то момент она обернулась и поймала его взгляд - на миг, после которого Сальери отвлекся, здороваясь с кем-то, и потерял ее из вида. А затем, полуискренне радуясь встрече с давним знакомым, уже ее не нашел. Быть может, и к лучшему. Слишком уж странное это было ощущение. Выбросив неузнанную незнакомку из головы, он перекинулся еще несколькими словами с тем, кто был так счастлив, так счастлив их новой встрече, отпил еще вина и решил все же обратиться к хозяевам дома и спросить у них, не подадут ли ему здесь бутылку хорошего итальянского. Заприметив высокую прическу супруги виновника торжества у дверей, ведущих прочь из зала, Сальери поспешил к ней.

+1

3

«Как же тут жарко». Эта мысль крутилась в голове уже, наверное, битый час, пока фрау Фрай томилась среди всех этих разряженных людей. Она не любила светские семейные выходы, но Маттиас с присущей ему спокойной твердостью сказал, что отказываться от этого приглашения будет очень невежливо с их стороны. Они и так пропускали большую часть светской жизни Вены, предпочитая проводить вечера дома в теплом семейном кругу. Маттиас знал, что его жене до сих пор неуютно среди благородных господ, и не мучил ее частыми выходами в свет. Лорин это ценила. Она, в общем-то, научилась изображать из себя светскую даму, и на нее даже уже не пялились, как на ярмарочного медведя, тыкая пальцем. Наверное, потому что все эти господа уважали доктора Фрая, и никто не горел желанием делать из него изгоя только за то, что он решился на явный мезальянс. В конце концов, кто не без причуд? Поначалу их скандальному браку прочили недолгий срок, но чета Фрай не обращала на это никакого внимания. И страсти постепенно утихли, а потом и вовсе сошли на нет. Не сказать, чтобы светское общество приняло Лорин с распростертыми объятиями, но никто ее со светских приемов не гнал, и про сомнительное происхождение не напоминал. Как будто все вежливо забыли об этом. Хотя Лорин знала – стоит ей отступиться, ее не простят. Эта пестрая пахнущая дорогим парфюмом толпа растерзает ее, как стая голодных хищников. И вот тогда-то ей припомнят все. Допустить ничего подобного нельзя. Потому что тогда она потеряет Маттиаса, а, значит, и саму себя.
Путь к высшему свету был долг и тернист. Фрау Фрай училась хорошим манерам, вести светскую беседу, одеваться по моде. Так что внешне она теперь не сильно выделялась на общем фоне. Правда, где-то глубоко в душе Лорин так и осталась уличной девчонкой, которой были противны эти самодовольные улыбки представителей высшего общества Вены, ярмарка тщеславия, в которой каждый хотел доказать свое превосходство над другими за счет состояния, титула, чина или каких-то государственных заслуг. Эти люди всерьез могли начать спорить, чья кровь голубее, а кость – белее, у кого кошелек толще, кто изящнее проматывает деньги. И от этих пустых великосветских бесед у Лорин сводило зубы. Хотелось встать, театрально закатить глаза и уйти. Но делать это было нельзя. Не принято. Неприлично. И она сидела, слушала, улыбалась, кивала. Словом, делала все, что хотело от нее слышать местное высшее общество. И нынешний вечер не был исключением.
«Скорее бы уже все это закончилось», - подумала Лорин, подавив зевок. Ей было скучно, жарко, тошно. Новое платье казалось неудобным, слишком тесным. Шпильки в волосах безжалостно впивались в голову, горничная слишком уж расстаралась, делая ей модную прическу. Фрау Фрай из последних сил крепилась и улыбалась мужу, а он подбадривал ее, касаясь руки и слегка пожимая ее. Но, то хозяева дома, то гости постоянно отвлекали Маттиаса, и Лорин приходилось отпускать его от себя, надеясь, что они в самом скором времени отправятся, наконец, домой.
Она и сейчас ждала мужа, которого увел кто-то из гостей, чтобы подробно рассказать о своих болячках. Тоскуя, решила пройтись до балкона, подышать свежим воздухом. У хозяев дома был прекрасный сад, и все в нем сейчас цвело и благоухало. До балкона она не дошла, на пути у Лорин возник мужчина, которого она сразу узнала. Столько людей встречала она в своей жизни, и они остались в ее памяти безликими и безымянными. Но это лицо забыть было невозможно. «Черный Человек», - само всплыло в памяти, именно так она окрестила его тогда, еще не зная имени, пораженная тяжелым взглядом, глазами – омутами боли и гнева, ненависти и безысходности. Разве забудешь такое! От воспоминаний ее пробил холодный пот.
«Мадонна, вот так встреча! И как не вовремя!». Нельзя сказать, что она была сильно рада встретить Антонио Сальери (именно так он представился ей в ту встречу, когда она пыталась ограбить его) на светском приеме. Человека, которому она доверительно рассказывала когда-то, что всегда промышляла воровством. Мда. В эти самые мгновения перед Лорин пронеслись сцены – как Сальери в красках рассказывает все гостям, они поднимают ее на смех, а потом с позором изгоняют. И ее, и Маттиаса. Вот последнее пугало ее особенно. И Лорин сделала единственное, что пришло ей в голову – развернулась и пошла в другом направлении, истово молясь про себя, чтобы Сальери не остановил ее. И он не остановил. Может, забыл ее или просто не узнал. Все же она теперь выглядела несколько иначе.
Лорин взяла бокал шампанского. Пока не вернулся Маттиас, ее сверхзадача – больше не попадаться Антонио на глаза. А то не ровен час – узнает. И тогда все пропало. «Не зря мне так не хотелось идти на этот прием», - вздохнула Лорин и отпила шампанского, украдкой изучая обстановку вокруг. Лишь бы никто из гостей сейчас не начал ей досаждать разговорами.

Отредактировано Loreen (15-11-2018 00:41:14)

+1

4

Итальянское вино Сальери было обещано, хотя хозяйка, как ему показалось, и не была в восторге от этого. После того, как Моцарт победной поступью прошел по Австрии, пусть и не будучи победителем в полном смысле слова, многое менялось в сознании венцев. Постепенно, не до конца осознавая самих себя и то, что на них влияло, те, кто больше любил Италию из-за рождавшегося в ней искусства, начинали все больше ценить немецкую музыку, а заодно и еще что-нибудь австрийское или немецкое... Вот, к примеру, вино, которого прежде в этом доме подавали поровну - как итальянского, так и местного. Еще лет пять-десять назад хозяйка восхищенно закатывала глаза и цеплялась за итальянщину везде и во всем, однако теперь, кажется, вспомнила, что принадлежит к совсем иной нации. Нации, которая всегда была для Сальери... все же в чем-то ниже, хуже, чем итальянцы. Несмотря на то, что он прожил здесь столько лет. Несмотря на то, что собирается жить здесь и дальше, и однажды - быть может, скорее, чем он думал, - будет здесь похоронен во славе. Во славе, которой он не заслуживает, потому что...
Ленивая и привычная, уже набившая оскомину мысль о Моцарте вдруг испарилась из его головы, уступив место еще одному недовоспоминанию. Молодая темноволосая женщина, оказавшаяся прямо перед ним, снова всколыхнула в его памяти что-то неясное. Пожалуй, он решил бы, что она итальянка, если бы не... что? Сальери едва ли ответил бы даже самому себе. Но, поскольку, вина еще предстояло дождаться, решил прояснить для себя этот вопрос. Раз не помнит он, вероятно, вспомнит она. Или они вместе посмеются над загадками памяти и познакомятся заново, почему нет?
Он аккуратно обошел веселую компанию из молодых людей, душевно поздоровавшись с ними (среди них был его ученик... Боже, да по всей Вене и за ее пределами у него множество учеников, настоящих и бывших), поцеловал еще пару дамских рук и, наконец, оказался за спиной у той, к кому стремился. А затем аккуратно кашлянул, привлекая к себе ее внимание.
- Прошу прощения... Мне кажется, мы знакомы, но я никак не могу вспомнить, где и когда мы с вами были представлены друг другу. Надеюсь, ваша память крепче моей? - Он коротко улыбнулся, не спуская с девушки пытливого взгляда. А потом добавил, будто спохватившись: - Антонио Сальери, придворный композитор и дирижер.
Если он не помнит эту молодую фрау (или фройляйн? Даже этого Сальери не мог найти в памяти), то едва ли и она сходу будет готова узнать его самого. Хоть в какой-то момент ему и показалось, что она словно пыталась от него ускользнуть, вряд ли это соответствует действительности.
Забавно, какие фокусы иногда устраивает наша память - одно крепко держит, воскрешая перед мысленным взором при любом удобном случае, а другое отпускает, будто осенние листья по ветру. Сальери хотелось бы забыть многое из того, о чем он прекрасно помнил, но вместо этого он позабыл имя женщины и обстоятельства, при которых они виделись, хотя сейчас был бы совсем не против прояснить их. По крайней мере для того, чтобы не мучиться более загадкой в ожидании итальянского вина.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: анонс » Wir sind wir