10 декабря. Обновлены посты недели.

3 декабря. Друзья, мы поздравляем всех вас с Днем мюзикла - жанра, без которого не было бы нашего форума!) Пусть просмотр любимых постановок продолжает вдохновлять вас на огненные отыгрыши!
В честь этого события и официального начала зимы открыто голосование Звезда сезона по итогам осени. Пожалуйста, участвуйте! Больше голосов богу голосов)

24 ноября. Поздравляем с днем рождения Элоизу Боргезе!

17 ноября. Обновлены игроки месяца.

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

Antonio Salieri Еще лет пять-десять назад хозяйка восхищенно закатывала глаза и цеплялась за итальянщину везде и во всем, однако теперь, кажется, вспомнила, что принадлежит к совсем иной нации. Нации, которая всегда была для Сальери... все же в чем-то ниже, хуже, чем итальянцы. Несмотря на то, что он прожил здесь столько лет. Несмотря на то, что собирается жить здесь и дальше, и однажды — быть может, скорее, чем он думал, — будет здесь похоронен во славе. Во славе, которой он не заслуживает, потому что... [ читать полностью ]

La Nourrice Солгать или признаться? И то, и другое кардинально изменит жизнь наследницы Капулетти. Одно решение может сделать её счастливой, но надолго ли? Впереди сплошная неопределённость, ведь вряд ли родители обеих сторон оценят этот поступок. Другое решение может разбить ей сердце, ведь юная красавица слишком хрупка, выдержит ли её сердце? Что если она сотворит глупость? Что если она никогда не сможет быть счастлива? Даст ли Парис ей всё то, что даёт Ромео? Как же понять, что верно, а что ошибочно? [ читать полностью ]

Willem von Becker В их маленькой квартире всегда пахло растворителем и красками. Кажется, даже стены пропитались этим запахом. Не сказать, чтобы фон Беккер жаловался. Он уже привык к нему, оттого и казалось, что не пахло совсем. Он вошел внутрь, и уже мысленно себе представил, как его друг склонился над белой бумагой, что-то там вырисовывая акварелью — слишком близко, с прекрасной возможностью посадить себе полностью зрение. [ читать полностью ]

Isabella Sorelli Он стал ее первым мужчиной, какие нежные слова он ей говорил, тогда, после спектакля, как восхищался ее талантом, ее танцем. А потом… Просто исчез! За последние две недели ни одного цветочка, ни одной строчки. Пару раз они сталкивались в коридорах, но Его Сиятельство, быстро раскланивался и торопливо вышагивал в сторону кабинетов, где обитали директора. [ читать полностью ]

Theresa Hermann — Темная месса — это... это, — Тесса даже не могла подобрать слово, хотя благодаря книгам с своим словарным запасом она могла бы и с учеными поспорить. — Это то, что объединяет вампиров хотя бы на короткое время. Порой, даже кажется, что это встреча обычных людей, которые не виделись долго друг с другом. Там даже есть танцы.
Тесса оторвалась от своих волос и сделала шуточный реверанс. Еще раз упоминать про жертве Тереза не решилась. В конце концов, когда Магда попадет на бал, сама все увидит. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем


Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

● Сюжетная линия: Репетиции (флешбек)
● Название эпизода: "Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем" *
● Место и время действия: За несколько лет до основных событий. Болонья. Июнь
после эпизодов:
"Хозяин ты несказанного слова, а сказанного слова - ты слуга"
"Le leggi di Dio sono più semplici di quelle degli uomini"
I fiû di gât i ciâpn i póndg
И пока смерть не разлучит нас

● Участники: Tybalt, Mercutio, их друзья, недруги и просто жители города Болонья.
● Синопсис: будет по отыгранному.

*Данте Алигьери

Отредактировано Tybalt (07-12-2018 08:54:03)

0

2

Три дня адского пекла настолько утомили болонцев и тех счастливчиков, кто пользовался гостеприимством этого города, что люди не просто говорили друг с другом о дожде, но пророчили засуху и неизбежный голод, если Господь не смилостивиться и не пошлёт дождя. Господь, одаривший Болонью своими милостями, не стал дожидаться воззваний с амвона и с самого раннего утра обрушил на Болонью веселую грозу. Кумушки, не успевшие снять бельё, высунулись было в окна, следуя неразумному бабскому порыву спасать простыни и одежду, но чепцы их намокли в считанные мгновения и женщины, повозмущавшись, одна за другой захлопнули оконные ставни, оставив стираное тряпье болтаться под ливнем.

В тот момент, когда в дверь требовательно постучали, донна Джулия, в чьём доме сдавались приличным постояльцам три комнаты, как раз заскочила к мессеру Меркуцио, чтобы закрыть окно. Привычно она подхватила пустой кувшин со стола и захватанные полотенца, одно из которых валялось на полу, а второе, которого она уже обыскалась, выдало себя скручённым в заячьё ухо углом, торчавшим из-под сундучка. Спасая полотенце, донна Джулия обнаружила, что  не мешало бы хорошенько вымести углы и предупредила своего постояльца о неизбежном, словно бы не приводила комнату веронского студента в порядок дважды в месяц, несмотря на тщету своих стараний.

Со словами:
- Я велела Катарине отрезать для вас пирога, - она отворила дверь, прежде чем постоялец успел что-то сказать, и смущенно отступила.
В комнату, гордо неся впереди себя объемистый живот, обтянутый мокрой рубахой, вошёл молодой мужчина, с волос которого струились ручейки, а из башмаков вытекали кляксами лужицы воды.  Подмышкой он держал зелено-коричневый сверток, в котором  нетрудно было угадать верхнее платье, предусмотрительно снятое, дабы дождём не вымочило и его. Пьеро Бельмонте, молодой нотариус, еще год назад сам был студентом, хотя по внешнему облику его и вдумчивой речи трудно было предположить, что ему едва стукнуло двадцать лет. Пьеро был столь же ленив, как и умён, а умён столь же, сколь и прожорлив, и должно было случиться что-то очень важное, чтобы он предпринял пешую прогулку от Дворца Юстиции до квартала, где проживал племянник герцога Делла Скала.
И не просто важное, а чрезвычайно важное, раз уж Бельмонте отважился на такой подвиг, несмотря на проливной дождь.
- Сальве, Меркуцио, - пробасил он, - доброго дня и вам, донна, - хозяйку Пьеро тоже не оставил без внимания, - я к тебе, - он покосился на донну Джулию, - по делу. Только бы мне…обтереться хоть чем-то.

На грязные полотенца, перекинутые через локоть левой руки донны Джулии, Бельмонте глянул с таким брезгливым выражением на мокром лице, что та даже оскорбилась, и хоть и не успела еще ничего ответить,  гордо вскинула голову.

+1

3

- Salve, amice!

Меркуцио тоже посмотрел на ставшие добычей хозяйки полотенца и соскочил с подоконника, откуда на пару с проживавшим по соседству бургундцем Жилем осыпал остротами пробегавших мимо болонцев. Прыгавший через лужи в одной рубахе Бельмонте не избежал их шуточек, пусть задирать голову, чтобы увидеть их источник и заодно наглотаться дождя, и не стал. Теперь, впрочем, Меркуцио, осознав, что спешил Пьеро к нему, посерьезнел и к донне Джулии обратился со всей любезностью, какую только мог наскрести:

- Будьте ласковы, мадонна, помогите! Не простыню же с кровати снимать!

Как и полагается юноше из знатной семьи, в Болонью Меркуцио явился не один. Прибывший вместе с ним управитель герцога подыскал для него чудесные три комнаты в приличном квартале у достойной женщины того возраста, который и в самом любвеобильном юноше не вызывает игривых мыслей, и уехал, вверив его благополучие двум приехавшим вместе с ним слугам и одному нанятому на месте. От этого последнего Меркуцио избавился первым, что особого труда не составило - тот оказался нечист на руку. За ним пришел черед здоровяка Пино, который, будучи отослан к подеста со срочной запиской, был избит стражей до того, что у него отнялись ноги, и что с ним стало потом, Меркуцио уже не знал. Третий, Пьетро, внезапно получил от его светлости приказ вернуться, и только Меркуцио знал, что причиной тому были отчеты, которые он отправлял от его имени - столь пропитанные злобой и ложью, что верить всем прочим не было никакой возможности. Возможно, герцог и прислал кого-то ему на замену, но тот либо не доехал, либо предпочел приглядывать за герцогским племянником издалека, и потому все обязанности его прислуги легли на плечи донны Джулии и двух ее служанок. К некоторому умиротворению почтенной дамы, Меркуцио охотно согласился переехать из трех комнат в одну и удвоить квартирную плату - а что получала ее донна Джулия крайне нерегулярно, ее особо не тревожило, ибо в минуты достатка убедить юного веронца заплатить дважды, а то и трижды за один месяц не составляло таким образом никакого труда.

- Веревки вы из меня вьете, - вздохнула донна Джулия, и появившаяся минуту спустя Катерина принесла и чистое полотенце, и обещанный пирог - целых два куска вместо одного, и подарила Пьеро застенчивую улыбку.

Меркуцио меж тем успел наполнить вином две кружки и предложить Бельмонте одну из своих рубах - которая была бы тому наверняка мала.

- Что случилось-то? - спросил он, когда за служанкой закрылась дверь.

+1

4

От рубашки Меркуцио Пьеро, разумеется, отказался.
- Мокрее мокрого я уже не стану, - философски заметил он, - а коли гроза утихнет, да солнце припечёт – так само всё высохнет.
На улыбку служанки молодой нотариус ответил  веселым подмигиванием и  утопил своё круглое лицо в куске мягкого, по причине ветхости, но безукоризненно чистого полотна, каковое, вероятно, до недавнего времени было частью скатерти, если не простыни. Затем основательно взлохматил свои волосы, собрав с них влагу.
- Так вот, - начал он,  бессознательно, с предельной аккуратностью складывая полотенце, - явился сегодня искать суда один местный сутяжник. Гадкий тип, я тебе скажу, затевает дел много, а вот до суда дай Бог, чтобы хоть одно за год доводил. Прошение составлено у него честь по чести, заявления свидетелей записаны, сами свидетели, правда двое, с ним явились – подтвердить, что всё изложено верно и они в присутствии нотариуса готовы только имена свои поставить.
Пьеро замолчал ненадолго, испытующе глядя на благородного веронца, вздохнул шумно и направился к табурету, стоявшему подле стола.
- Позволишь? – даже такую мелкую формальность Бельмонте счел за благо соблюсти, - И не думай, я не стану выпытывать, что у тебя на самом деле с Коссой приключилось – не моё это дело. Я предупредить пришёл, что, вызовут тебя и друга твоего ответ держать перед судом. Под стражу брать не будут – тут не бойся. Косса сам себя перехитрил. Но бумагу жди дней через пять.

+1

5

Меркуцио с чувством обозвал сутяжника отпрыском пархатого осла и вонючей обезьяны, высером прокаженного и соплей зараженной шлюхи, добавил к тому пару непристойностей и с полдюжины богохульств, а потом вручил Пьеро одну из кружек.

- Сестра у него есть, - объяснил он, - или кузина, или жена - черт знает. Она нам дала - обоим. И сразу, чтоб совсем понятно было. А ему то ли третьим хотелось, то ли единственным, так он озаботился нас сонным зельем опоить - а дальше ты знаешь.

По молчаливому согласию затребованной Карло платой они с Тибальтом оба не озаботились, и Меркуцио к этому дню думать забыл о вымогателе, а теперь вот надо же! Но Пьеро прибежал - это хорошо, а по дружбе ли или выгадать хочет - без разницы. Но бумага из Синьории - вот ведь же гадство!

- Советовать возьмешься?

Студенту не первого года обучения и самому бы полагалось видеть, к чему идет и что с этим делать, но Меркуцио даже сейчас не особо жалел о пропущенном образовании - всегда есть, у кого спросить.

+1

6

Пьеро вздохнул и всё же опустился на табурет. Тот даже не скрипнул, и толстяк заметно расслабился. Он внимательно следил за ходом мысли веронца. Казалось, будь на столе перед ним бумага, чернильница и перо, так нотариус еще и записывал бы, уточняя: "Как вы говорите, мессер? Отпрыск пархатого осла и вонючей обезьяны? Занятный, должно быть, зверь получится... А почему именно сопля?"
- Советовать не возьмусь.- Бельмонте качнул головой, принимая кружку. - Могу только чуток  пособить - вот и пришел сказать тебе о кляузе прежде, чем будет решён срок рассмотрения дела в суде. Сейчас июнь, и ты сам знаешь, всякий, у кого есть вилла - бежит из города, у кого родня на побережье или дом там - тем паче. К полудню в четверг мне надобно будет составить список жалоб и предъявить его городским судьям. К пятнице решится уже, какое дело в какой срок судить будут.  Но так, как почитай все собирают уже сундуки, одни прошения будут рассмотрены быстрее - Пьеро благоразумно обошёлся без комментариев о справедливости столь скорого суда, - а другие отложены до осени. Жалоба Коссы, если не видеть, как всё составлено, пустяк - обида глупая. И если я оглашу её одной из первых, то и вызовут вас быстрее - до конца месяца разделаетесь. А вот коли поставлю её в конец списка - сам понимаешь -дело до обвинений Коссы дойдёт, в лучшем случае, в сентябре. Ну, или к августу может выясниться, что нет вас уже в городе...
Сочтя свой долг исполненным, Пьеро промочил горло и дотянувшись до тарелки, ухватил кусок пирога, отчего немного начинки - рублёное мясо с кореньями - просыпалась на стол.
- А недурно, - проглотив, заметил он, - горячий, так наверное, вообще хорош был.
После этого заключения, толстяк нотариус отправил в рот добрую половину своего куска и заработал челюстями, прихлёбывая из кружки неразбавленное вино так, словно бы ему не надо было целый день затем возиться с бумагами.
Впрочем, в силах своих Пьеро Бельмонте не сомневался - бездонный его желудок мог вместить полокорока, пару хлебов и кувшин вина - это если стол, предлагаемый мессеру Пьеро, был скуден, ну а если было где разгуляться - есть, пить, нахваливать щедрость хозяев, да искусство поваров и тешить слушателей байками он мог с завтрака до обеда и с обеда до сна, притом редко когда его язык начинал заплетаться, но и тогда речи Пьеро не становились глупы - разве что делался этот толстяк плаксив и начинал жаловаться на всё и сразу - от позапрошлогодней засухи до будущих козней моденцев.

+1

7

- И все это время о нас черт знает что молоть будут, - буркнул Меркуцио. Пирог, как ни благоухал, в горло не лез, и пить ему тоже не хотелось. - А скажи, Пьеро - если сейчас… На кого это дело свалится?

Как же он это прошение составил, этот мерзавец, если с первого взгляда вроде как пустяк, но если присмотреться?.. Какие-то смутные воспоминания с невесть какой лекции зашевелились у него в памяти. Мужеложество, это же грех, это же и в церковном суде рассматривать можно… А ведь спорить можно, что Карло не один донос написал, гнусь болонская!

Как ни крути, выходило скверно. Его преосвященство Джованни Савелли, хоть и был гвельфом, с герцогом веронским просто так ссориться бы не стал, но если в светском суде Меркуцио признают виновным в содомии и если мессер епископ решит, что это можно использовать, чтобы досадить гибеллинской партии… Да дядя его просто убьет, причем буквально! Карло вторым, конечно, но разве ж от этого легче?

*

Джованни Савелли (Giovanni Savelli) - епископ болонский (1299 – 1301)

Отредактировано Mercutio (09-12-2018 23:23:49)

+1

8

К заботам веронца о грядущих слухах Пьеро остался, казалось, совершенно равнодушен. Лишь задержал на юноше внимательный взгляд, но так ведь и дружеское участие требует внимания.
- Будто мало про вас болтают, - негромко произнёс он и добавил поспешно, - да и не только про вас – про всякого, кто не сидит днями над своими записями и не поражает профессоров своими познаниями в законах и сочинениях Аристотеля и Платона ходит парочка весёлых сплетен.
Толстяк покосился на оброненные на стол крошки начинки и тоскливо вздохнул, удержав потянувшуюся было к ним руку.
- А дело… Молись, чтобы за него взялся Арманино*.  Не знаю, хорош ли мой совет, или плох, но будь мне нужен соломонов суд, я бы  угостил того, кто  подсунул бы моё дело ему на рассмотрение кувшином доброго вина и послал бы другу жареного поросеночка, фаршированного паштетами. Ну а если хочешь очевидного решения – так можно рассчитывать на Галуцци, он осторожен и замысловатые дела старается спихнуть на других. Жалоба Коссы не кажется сложной. И он возьмётся за неё охотно, но тогда я тебе до суда расскажу, что будет, и поставлю на свою правоту.. да хоть пять лир!
Светло-карие глаза Бельмонте смешливо блеснули – даже ради красного словца этот осторожный эпикуреец не позволял себе поставить на кон сумму, которой не готов был бы рискнуть в действительности.


*

Armanino di Armannini - болонский судья, родился в 1260 году, автор  сочинения "Fiorita", широко цитировавшегося в Италии в XIV-XV вв.

+1

9

Меркуцио опасно сощурился при упоминании сплетен, но промолчал и только подвинул к гостю тарелку со вторым куском пирога.

- Расскажи, что с Галуцци выйдет, - попросил он, - пока я за Арманино молиться буду. К слову, милый друг, а приглашен ли ты на свадьбу?

Получив свое обязательство из рук двух друзей, Пеппино бросился к Агнессине, и свадьба была назначена на святого Иоанна-Крестителя - не в самой Болонье, а, по причуде монны Альфонсины, в поместье какого-то ее родственника в двух часах езды от города. Буквально двумя часами ранее Меркуцио рассказали, что, оказывается, в роще около этого поместья лежат какие-то «родильные камни», «с глазами и змеями», куда из окрестных деревень тайком приходят спешащие забеременеть молодухи - монна Альфонсина, несмотря на чудесную реликвию, на одного только Господа явно не полагалась.

+1

10

Просьба, вопрос и предложение угощаться, слитые воедино ничуть не смутили Бельмонте. Толстяк кивнул, разом принимая всё и выражая согласие и, зацепив краешек блюда указательным и среднем пальцами, пододвинул пирог к себе.
- Будь любезен, передай кувшин, -попросил он, - если там есть хотя бы пара глотков, - и обстоятельно, следуя своему долгу законника, взятому на себя долгу если не дружбы, то гильдейской взаимопомощи, пусть даже сам он и не был уже студентом, взялся объяснять:
- Галуцци любит всякие соседские распри - хоть из-за тени дерева выросшегоподле забора, хоть из-за битой на чужом лугу скотины или одолженной сохи, которая развалилась, будучи с изъяном, известным хозяину, но тот всё равно требует возмещения. И всякое тому подобное.  Судя по тексту жалобы Коссы на тебя и Капулетти, он решит, что дело можно свести к штрафу, а вот свидетельства уважаемых горожан, которые он увидит позже, когда возьмётся за дело, его смутят. И на первом же рассмотрении он, по своему обыкновению, начнёт поучать истца, как надобно правильно составлять жалобу и требовать, чтобы всё было представлено по форме - то есть в жалобе было бы написано, что уличены вы были в содомском грехе, потому что свидетели говорят о нём же - а судить, когда всё складно, да ладно - куда проще, чем вникать в то, что суждения всякого идут впереди того, что видели их глаза. Дело будет отложено. До августа, в лучшем, случае. Галуцци струхнёт судить человека благородного - мало ли что может быть, если не принять твою сторону.
А когда Косса подаст новую жалобу - может и не возьмется за неё вовсе. Или скажет, что вопросы подобного рода должен рассматривать суд церковный, потому как никакого урона его чести и его имуществу чужим распутством не причинено. Но Косса тоже хитрец. Хотел бы он суда над греховодниками - сразу бы и писал епископу - да того лучше, потащил бы вас в его палаццо тёпленькими - как положено пылающему гневом христианину. Смекаешь? И если тебя и впрямь волнует, что о тебе говорят, к тому времени, поверь, говорить будут всякое -и баек будет куда больше, чем правды о том, что три безграмотных идиота видели спящими рядом двух юношей.
Закончив с подробным своим разъяснением, Пьеро вознаградил свой утомленный речью язык вкусом мясной начинки и нежного, в самый раз пропеченного теста. Правда, предавался наслаждению не дольше, чем надобно было времени, чтобы в три укуса уничтожить угощение, нимало не тревожась о том, что оставляет приятеля без завтрака.

+1

11

Дослушав Пьеро, Меркуцио снова выругался - но как-то рассеянно, как если бы мысли его были заняты совсем другим.

- Жалоб, говоришь, подает много? - повторил он задумчиво, успешно подавляя мстительное желание ответить мерзавцу тем же - обвинив его в краже, да хотя бы золотой цепочки, которую он швырнул Джаннине. Дело было бесполезное - достанется, в лучшем случае, куртизанке, а в худшем - он сам себя же дураком выставит и лжесвидетелем. Как бы ни злился он на Джаннину поначалу, не ради того же так подставляться, чтобы ей отомстить? Какой с бабы спрос? - На этом тоже сыграть можно… На свадьбу с нами поедешь, там забавно будет, и обед за нами. Ты настоящий друг, Пьеро.

Про Арманнино он, кстати, слышал что-то забавное - поэзию тот, что ли, любил? Коли так и коли он и вправду судья праведный, то отчего бы не преподнести ему оду - от имени Карло, разумеется, плохие стихи у Меркуцио выходили отменно.

+1

12

Блестящие от вина и жира губы Бельмонте растянулись в улыбке, которую легко было бы счесть проявлением радости и удовольствия от простой похвалы, если не знать хоть сколь-нибудь этого славного и по-своему доброго толстяка. Радовался он скорее обещанному обеду, чем статусу дружбы, хотя выпросил фаршированного поросёнка скорее следуя привычке, чем ставя себе целью действительно разжиться снедью у вляпавшегося в неприятности веронца. Но принимая свою ленность и все слабости своего характера, Бельмонте был умён достаточно, чтобы наметить себе путь к избранным вершинам жизненного благоденствия через череду маленьких, не слишком обременительных для себя услуг людям родовитым, сделавшим удачную карьеру или находящимся в фаворе у правителей или епископов. Не окажись Меркуцио племянником веронского герцога - бумаги Коссы легли бы в папку с прочими жалобами, чтобы в обычном порядке быть поданными на рассмотрение судье.
Дождь утих, и толстяк, прежде чем уйти, открыл окно и посетовал, что знай он, что гроза будет недолгой, так не стал бы спешить. Зато тотчас натянул просторное свое платье, доселе скрученное валиком, откуда выпал даже щегольской малиновый берет с фазаньим пером. Некоторая помятость и неряшливость собственного облика Бельмонте смутили мало, да и берет он слишком низко натянул на лоб, убрав под него волосы, отчего округлые его щеки стали казаться даже больше, чем парой минут ранее. Уже в дверях, после того, как были сказаны слова прощания и все пожелания доброго дня, толстяк обернулся и добавил:
- Кто б мог подумать, что тихоня Агнессина Сасони окажется такой хитрой штучкой, да? Чётки, молитвы, очей не подымет, сама - кожа, кости, да нос, а погляди ж ты - уже  и под венец. Говорят, будто бы он жизнь ей спас и сам был избит до полусмерти да изуродован, хотя прежде был красавчиком, но Сасони будто бы не возражает, и против худородного зятя - тоже. Вот только я никак не пойму - с чего бы это?  Ну да на свадьбе всё и узнаем - глядишь и платье на невесте расшито в талии окажется, да?

+1

13

Задерживаться после ухода Пьеро Меркуцио не стал, и часом позже, полулежа с бокалом в руке на кровати Тибальта в любимой римлянами позе, рассказывал другу неприятные новости.

- Бельмонте считает, что сможет подсунуть наше дело Арманино, - закончил он, - но на всякий случай я зашел еще к Ринальди и поболтал с ним про Галуцци. Он подтвердил, что Галуцци берется только за дела попроще, и я ему тогда сказал, что наше дело - проще пареной репы, а если кто и будет его уверять, что это для того только затеяно, чтобы герцога делла Скала с Капулетти поссорить, то чтоб не верил, потому что ну кто же в таких делах на соответчика вину возлагает, а у Карло, который все это устроил, зуб на Галуцци совсем маленький. Можно быть уверенным, что Ринальди его предупредит, а раз Карло сутяжник известный, то спорить можно, что у него есть отчего на Галуцци нож точить. Бельмонте хоть и обещал, да мало ли как дело повернется, я решил подстраховаться. Что делать будем?

Одно было понятно - побегать придется. Во-первых, поискать других способов бросить тень на Карло, неуклюжая попытка подкупить судью это только начало. Во-вторых, подольститься к Арманино - Соломон он там или нет, им нужна была не мудрость и даже не справедливость, а чтобы он вообще это дело на помойку выбросил, прежде чем по городу пойдут гулять слухи.

- Может, его тоже на свадьбу пригласить? Что он за человек? Очень праведный?

Иными словами, не захочет ли он, познакомившись с двумя весьма нерадивыми школярами, преподать им урок юриспруденции, после которого учеба им будет уже ни к чему?

+1

14

В тот самый день и час, слушая рассуждения друга о судьях, сутяжнике Карло и обещаниях Бельмонте, Тибальт Капулетти впервые пожалел, что даже радовался два года назад дядиному решению - отослать его в Болонский университет, видя в будущем студенчестве жизнь взрослую и свободную от всяких указок и требований суровой родни.
И вот теперь как человеку взрослому ему предстояло решать проблемы, источником коих была... его доверчивость словам блудливой девки, похотливой шлюхи, годной на то, чтобы только ноги раздвигать по указке своего гнусного кузена или по собственной прихоти. После приключения с Джанниной его чувства к глупенькой, робкой, искренней в своих простых признаниях, чистой Бьянке вспыхнули с новой силой и, признаться, за три знойных дня он весьма преуспел в продвижении к изначальной своей цели - получил от возлюбленной ладанку и письмо, в котором Бьянка сообщала, что в дом взяли новую служанку - вдову из деревни, считавшуюся чем-то вроде знахарки и помогавшей женщинам с родами. И что донна Франческа поможет ей во всём и будет для неё защитницей даже перед отцом и матерью, потому что ей хватило смелости и знаний, чтобы убедить отца отказать Бальини в руке дочери. Бьянка сообщила так же, что ей теперь придётся самой, в сопровождении Франчески, выходить на рынок и наведываться к травникам - матушка её занедужила, но кажется, недуг этот - скорее повод для радости, чем для печали.
- Будь воля монны Альфонсины - собрали бы на свадьбу всю Болонью, - заметил он, - а судью пригласить - так сам Бог велел. Тем более потомственного. Я слышал больше об отце Арманино - Томмасино Арманини - тот, говорят, был суров и помимо того, что вершил закон, прибрал к рукам немало земель в Романье. Уважали его, боялись даже. Рассказывали, что преступники, которые запирались даже на допросах, на суде попадались, ему отвечая, и что загонял их старик в правду, словно гончая зайцев - только словами. Но Арманино ди Арманини будто бы в юности вовсе не хотел быть легистом. И что, став адвокатом, не раз ссорился с отцом, берясь отстаивать интересы тех, кто был Тома не по нраву. Те из наших приятелей, кто родился в Болонье, рассказывали, будто после одного дела, когда судиться начали еще деды, а закончили - внуки, Арманино прозвали Цицероном - так ловко он всё вывернул, а речи его даже тогда записывали.
Тибальт, в отличие от друга, возлежавшего по примеру древнеримского патриция на его кровати, говорил,  стоя у окна и выглядывая, не появится ли на улице женщина в коричневом платье с корзинкой в руке.  Влюбленность в аптекарскую дочку вовсе не мешала ему оказывать скромные знаки внимания - и принимать в ответ куда менее скромные - молодой супруге мессера Донато. Банкирская жёнушка, правда, то ли от скуки, то ли с жиру бесилась - удумала пригласить Тибальта к ужину, но позавчера он отказал, а вчера служанка, та самая, которую он ждал и сегодня, передала ему гневное, полное упрёков послание, каковое можно было бы считать вестником разрыва, если бы не требование ответить и ответить непременно согласием нанести визит.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем