17 июля. Обновлены игроки месяца и посты за прошлую неделю.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Antonio Salieri Вот только пела она еще слаще. Грешница, притворившаяся невинным ангелом. Распутница, осмелившаяся говорить о любви к Богу на языке смертной любви. Воспламенившая духовный пыл животными инстинктами, всколыхнувшая чистое и светлое пламенем желания, земных страстей, недоступных небожителям удовольствий. Ужасно. И... прекрасно. Настолько, что Сальери молчал еще некоторое время, будто зачарованный, прежде чем резко захлопнуть крышку клавира, обрывая немелодичным звуком творившееся в его кабинете святотатство. [ читать полностью ]

Juliette Capulet Она старалась гнать от себя мрачные мысли, преследовавшие её с момента их встречи, словно напоминавшие о том, что детям враждующих кланов не обрести счастья. Верить этому не хотелось. Однако это было правдой. Если, конечно, им только не удастся примирить... И брат Лоренцо, помнится, тоже говорил об этом, а он — мудрый человек, он знает, что делать. И до сих пор в сердце девушки жила надежда на то, что всё ещё может измениться. [ читать полностью ]

Agness von Becker Какое все же счастье — быть с ним рядом. Агнесс чувствовала руку мужа на своей талии, жест собственника, но до чего спокойно и хорошо в его объятиях. Даже не верится, что они снова вместе. Такие же влюбленные друг в друга. Как будто не было тех долгих лет разлуки. Разве что чувства с тех пор стали еще крепче, как выдержанное вино. И, конечно, Агнесс больше никогда не повторит прежних ошибок, и не оставит фон Беккера одного надолго. Что бы ни случилось. [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Helen Engelmann Должно быть, здесь действительно просто невероятно красиво весной. Она обязательно придет к озеру, когда начнет таять снег. Обязательно! Тем более, что граф ведь ясно дал понять, что тоже любит гулять здесь в там в это время года. А это значит… Это значит, что она снова сможет встретить его там. Быть может, сейчас, когда он сказал, чтобы Хелен непременно приходила сюда полюбоваться буйством времен года, это было… приглашение! [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: репетиции » Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем


Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем

Сообщений 61 страница 73 из 73

61

Обворожительная наивность стояла за высказанными вслух раздумьями донны Чечилии или тончайший расчет, столь прелестны были губы, произносившие эти слова, что Меркуцио рад был говорить о чем угодно, лишь бы не прерывать этот разговор.

- Этот случай был счастливым и для меня, мадонна, - заверил он, - или до конца дней своих я бы терзался сожалением, что, предназначив чудесную эту картину для иного, мы с Тибальтом навсегда лишаемся возможности вновь насладиться ее несравненной красотой. Но теперь, когда мы оба знаем, что существуете вы, чье живое очарование превосходит ее неподвижную красоту, мы надеемся…

Нет, это было неправильно, к черту Тибо, он здесь нужен не более чем Пеппино.

- Я надеюсь, - он поставил доску на пол, чтобы не мешалась, и завладел обеими руками донны Чечилии, - что я буду иметь счастье увидеть вас снова… и что вы позволите мне выразить вам то восхищение, которое я не могу испытывать ни к картине, ни к мадонне.

Как в танце он поднял и притянул к себе обе ее руки и коснулся губами сперва одной, потом другой.

+1

62

Первым побуждением Чечилии, в миг, когда мужские губы коснулись костяшек её пальцев было стремление вырвать свои ладони из ладоней Меркуцио. Она невольно отступила на полшага и в растерянном изумлении уставилась на веонца.
Губы её приоткрылись, а на лице отразились радом и смущение, и охватившее её возмущение.
Да как он, мужчина, человек, которого она встретила пару часов назад и не рассчитывала встречать снова, имел право обращаться вот так с ней, честной замужней женщиной! Вопрос «как» ответ имел самый очевидный: легко и нагло, а додумать, в чём именно состояла основная суть возмутительного обращения, Чечилия не успела.
Она выдохнула, сомкнула губы и обнаружила, что пальцы её мелко дрожат в теплых ладонях юноши.
- Вы! -Голос разом утратил всю силу, -я… мы…
Она уже хотела укорить Меркуцио мягким «не должны», но мысли её, всегда стремительные, тотчас сложились в осознание нелепости подобных слов. Ведь это её предложение, обрадуйся веронец и пожелай им воспользоваться, могло повлечь неприятные обязательства и для неё самой, и для её отца. А Меркуцио самым учтивым образом отверг их, обратив всё в шутку, как в те минуты, когда развлекался разговорами с мессерами Лана из Флоренции.
- …мы непременно увидимся, - промолвила она, - при условии, что вы пообещаете, что…

Она хотела сурово закончить: «не будете выражать восхищения». Но и нелепость этих слов успела осознать, прежде, чем они сорвались с её губ. Как просто было требовать обещаний с отца и мужа и даже требовать чего-то с любезных их подчинённых, когда дела приводили их в дом судьи или негоцианта, но как непросто оказалось придумать условие для незнакомого юноши.

+1

63

- При условии, что я останусь самым покорным и почтительным вашим слугой? - подсказал Меркуцио, и не думая отпускать лежащие в его ладонях руки. Дрожь, которую он слышал в нежном голосе донны Чечилии и ощущал кожей, была для него внове, потому что это не была дрожь желания, которую он знал отлично, и не страх, который он знал куда хуже, но что-то другое, и в своем роде столь же манящее - быть может, трепет перед неведомым или едва сдерживаемый гнев на слишком дерзкого поклонника? Так или иначе, чувство, с которым взирала на него донна Чечилия, было незнакомо юнцу, привыкшему к веселой доступности и опытных вдов, и любопытных жен, и он очертя голову пустился в путь по этим неизведанным водам. - Большего могла бы требовать лишь святая, а я не смею обещать вам того же преклонения, что и святым… и даже надеюсь, что вы столь же великодушны, сколь и прекрасны - но и что доброта ваша, как и красота, от мира сего, а не от горнего мира.

Неся всю эту ахинею, юноша не забывал, однако, прислушиваться, чтобы какая-нибудь чрезмерно усердная или нахальная служанка не прервала незамеченной их уединение, и оттого лишь в самый последний момент подумал добавить:

- Не бойтесь, мадонна - вы же видите, мое восхищение не переходит границы, налагаемые языком.

Он снова коснулся губами ее руки, но, если с вдовой или случайной подружкой он остался бы в тех же границах только буквально, попробовав нежную кожу на вкус, здесь опыт подсказывал ему, что его остроумие она может недооценить.

+1

64

Слова веронца смущали Чечилию в той же мере, в коей были приятны. Но принять его подсказку – означало позволить продолжать в том же духе. А это…
Донна Чечилия вздохнула, отнимая, наконец, руки у излишне пылкого в речах собеседника.
- Вы так говорите только чтобы сделать мне приятное, мессер. И вам, не скрою, это удалось. Но я не смею налагать на вас столь строгие обязательства, как служение. Но раз вы сам заговорили, попрошу разве только об одной услуге. И без условий конечно же. Довольно будет и того, если вы сможете разыскать для нас с донной Лючией проводника. Девицу или женщину, которая сможет завтра показать нам место, где, говорят, стоят с незапамятных времен змеиные камни. Я говорила с одной из служанок Крещенци, - добавила она, - так та запричитала что-то о дьяволе и о нечистом месте. А старая птичница, к которой я отправляла служанку,  слишком стара, чтобы уходить так далеко от виллы. Ну а не завтра, так я упрошу отца задержаться еще на день…

Не будь она так смущена, Чечилия и половины подробностей об их с Лючией намерениях не рассказала, но за словами, словно за покровом, легко было спрятать истинные свои чувства в этот момент до той минуты, когда самообладание вновь взяло верх над растерянностью.
- Я буду надеяться, что вам удастся и что вы не хабудете о моей просьбе. А сейчас…
Она чуть вскинула голову и седлала шаг, чтобы обогнув своего собеседника дойти до лестницы, - нам стоит вернуться к остальным гостям. И показать картину.

+1

65

Меркуцио чуть не признался, что отлично знает дорогу, но вовремя спохватился - во-первых, он женщиной не был и ее могло это смутить, во-вторых, у Тибо был уже опыт таких переодеваний, а в-третьих, люди больше ценят то, что достается с трудом, и женщин это касается ничуть не меньше, чем мужчин.

- Змеиные камни, - повторил он с ноткой сомнения в голосе, - я понял, мадонна, я буду счастлив выполнить ваше желание.

Взгляд, восхищенный и преисполненный надежды, досказал то, что он не облек в слова: что слуга, даже самый покорный, тем и отличается от раба, что взимает плату за оказанные им услуги, и что любой, нанимаясь на службу, рассчитывает, что госпожа его будет щедра.

Он перехватил поудобнее картину, поворачивая Мадонну нежным ликом к себе, и возвратился в сад лишь с чуть меньшей поспешностью, чем та, с которой вела его сюда монна Чечилия, и воздрузил ее на стол - лицом к монне Альфонсине, к мессеру Арманино и, едва ли не по счастливой случайности, также и к молодым - со вздохом облегчения, потерявшимся в восхищенных возгласах гостей.

+1

66

Пока Меркуцио, в сопровождении донны Чечилии, ходил за картиной, гости тоже не скучали. Но причиной веселья на этот раз был опростоволосившийся братец Пеппино. Который из – Тибальт сказать не мог. Дурень перебрал вина и сначала рассказывал мессеру Крешенци, как ведут хозяйство вилланы-арендаторы в Тоскане из той голытьбы, что, своего не имея, пользуются данным землевладельцем добром и инструментами, отдавая за то половину всего, что собирают с земли и хозяйства. А Крешенци пытался втолковать ему что-то из трактатов Врона и Колумеллы, пока молодой сер Лана не положил конец беседе, потребовав, чтобы ему сказали, где сыскать этого самого Колумелу и, пока они гостят в Болонье, он сам наведается в его меццерию и посмотрит, как там трудятся крестьяне.
Меддона, явив свою красоту молодежёнам и гостям отправилась, уже на руках одного из слуг в покои донны Чечилии, а Тибальт, едва Меркуцио ополовинил поданный ему кубок, зашептал приятелю на ухо, что невеста-де скучает, распорядитель праздника, точнее эконом Крещенци, и думать не думает, что надобно продолжать веселье танцами, а собравшиеся на другом конце стола юнцы, похоже и слыхом не слыхивали чего ради невеста надевает подвязки в день свадьбы, даже если в летний день обойдется без чулок.

Тут он глянул на кислое и несколько утомленное лицо невесты и протянул задумчиво:
- А может и донна Агнессина тоже не знает.

+1

67

- А может, она их вообще не надела? - деланно ужаснулся Меркуцио, и тут же вскочил. - Надо проверить!

В доме дяди он обошелся бы своими силами, но в поместье болонского судьи, пусть даже самого преуспевающего, столами служили положенные на козлы доски и даже скатерть лежала лишь на одном из них - том, за которым сидели самые почетные гости. Оттого он, окинув орлиным взором детей, возившихся в траве и в пыли позади и посреди составленных подковой столов, выбрал между ними ту, что показалась ему наиболее смышленой - остроносую пигалицу лет шести в слишком большом, пускай и расшитом серебром платье - поманил ее к себе. Три минуты переговоров, и девчонка, зажимая в кулаке монетку, быстрым до неприличия шагом поспешила к другому концу стола, около которого возили друг друга по земле двое просто одетых мальчишек. Девчонка растащила их, не приложив, казалось, особых усилий, потом пристроилась рядом, что-то болтая, и, когда Меркуцио взглянул в ту сторону снова, ее было уже не видно.

Визг поднялся почти в тот же момент, сразу несколько соседей кряхтя полезли под свисающую до земли скатерть, и несколько томительных мгновений спустя девчонку вытащили из-под стола.

- Есть! - взвизгнула она, перекрывая гам, и даже, умница такая, не посмотрела в сторону Меркуцио. - Есть, обе!

- Непорядок, - в синих глазах веронца заплясали чертенята, когда он нагнулся к уху приятеля, - хотя бы одну надо снять.

+1

68

Направление мыслей Тибальта в точности совпадало с идей Мерукуцио – действовать чужими, пусть маленькими и грязными, руками.  Вот только визг Агнессины несколько его озадачил. Невеста и не хочет расстаться с подвязкой – подарить талисман тому, кто осмелиться ловкостью иль хитростью его добыть? Ну, мало ли каике предубеждения бывают у страшненьких девиц, что только заботами отцовских учеников, коим до всего в Болонье есть дело, но не на всё находится время, отправляются под венец с мужчиной из плоти и крови, а не становятся Христовыми невестами, чтобы или не познать плотской любви вовсе или же, смирившись с потребностями тела, вкусить греховных радостей с сестрами своей обители.

Все были уже пьяны. Кто-то слегка и держался так, словно бы пил совсем не вино, а родниковую воду, другие настолько, что потеряли уже интерес к происходящему и спали, уронив головы на руки, благо добросердечные соседи по столу убрали от притомившихся посуду и отодвинули изрядно уже опустошенные празднующими блюда. Тибальт и Меркуцио достаточно приложились к тосканскому, чтобы находить повод для веселья во всем, но силы их позволяли пить еще, благо за столом немало было тех, кто не состязания ради а для подержания праздника, мог с ними соперничать. Те же, сидящие напротив Бельмонте и Арманнино – словно бы едва пригубили из своих кубков.
- И когда ты собираешься это сделать? – осведомился Тибальт у друга с грустью заметив, что от дома шествуют несколько слуг – явно убирать со столов опустевшие подносы и блюда, чтобы подать следующие.
Он был уже настолько сыт, что думал только о танцах или хотя бы о прогулке по саду.
- Сейчас или дождёмся проводов молодых к брачному ложу?

+1

69

Меркуцио немедленно предложил опрокинуть стул невесты вместе с ней, а чтоб  она не вскочила, незаметно привязать ее покрывало к спинке или подол котты - к ножкам, но у Тибальта возникла куда лучшая идея, которую они тут же решили воплотить в жизнь. Меркуцио, прихватив с собой кружку, отправился к Пеппино, которого необходимо было отвлечь первым, и хлопнул его по плечу.

- Что? Что? - молодой флорентиец, казавшийся странно обеспокоенным, прямо-таки подскочил, и Меркуцио взглянул на него с откровенным недоумением.

- Ты речь когда говорить будешь?

- К-какую речь?

- Благодарственную, - в свою очередь удивился веронец. - Монне Альфонсине, профессору, нам с Тибо - ну ты ж понимаешь!

Несчастный молодожен немо покачал головой.

- Так я и думал! Значит, так. Тибо сейчас поблагодарит тебя с невестой, потом мы с Бельмонте задвинем про подеста и Синьорию, а потом ты. Беги готовься, минут десять у тебя будет.

Пеппино глянул на Тибальта, а потом на Меркуцио.

Не шуточки твои опять?

- Подожди, - пожал плечами Меркуцио, - убедишься сам, только времени у тебя тогда будет поменьше.

Пеппино снова поглядел на Тибальта.

0

70

По чьему слову опустившие винные кувшины наполнили теперь какой-то сомнительного вкуса бурдой, Тибальт решил выяснить позже. Разбавленное, наверное, в половину, оно совсем утратило привкус томительно-волнующей виноградной сладости и только кислило, раздражая нёбо. Он со стуком поставил кубок и обменялся с Бельмонте возмущенными взглядами. Тот и вовсе выглядел расстроенным, хотя, кажется, больше никого новое вино не смутило. Или делали вид.
Тибальт заметив ждущий взгляд флорентийца, которого только что закончил вразумлять Меркуцио, сделал вид, что пьёт, а поставив кубок на стол, кивнул – дескать, да, знаю, о чем говорил тебе, дуралею Меркуцио, знаю.
Пеппино что-то шепнул Анессине и поднялся из-за стола. Уход его не привлек особого внимания, поскольку не он первый – почитай половина пирующих уже отлучалась ненадолго – кто переговорить в сторонке, кто проследить за слугами, уводившими в дом уже напраздновавшегося гостя, а кто – по естественным надобностям.

Через минуту или две, после того, как он отошёл, Тибальт, подмгнув Мекуцио, легко и изящно подхватил свой кубок и  поднялся на ноги.
- Друзья, - провозгласил он, - мессеры и донны!
Голос его так пьяно звучал только, когда действительно старался.
- Мы не раз чествовали сегодня молодых и их родителей, поднимали кубки за будущих их детей и великодушного хозяина этой прекраснейшей виллы. Но я хочу снова выпить за мадонну Альфонсину, женщину столь многих достоинств, что начни я их перечислять, не останется времени для танцев, - первыми поднялись на ноги самые молодые, воспитанные родителями в почтении и уважении к старшим, ну а за ними, как водится и те, кому не хотелось прослыть неучтивыми.
- Мудрость её и благочестие – вот залог счастья и нашего любезного профессора Сасони и друга Филиппо с прелестной его супругой! – продолжал веронец.
Старая монна Альфонсина заулыбалась растроганно, а глаза её влажно блеснули.
Тибальт дал волю своему красноречию и пустился в сравнения и славословия, зная, что каждый удачный пассаж является вызовом красноречию Бельмонте. Уж в чём в чём, а в велеречивости этот славный толстяк не собирался никому уступать пальму первенства, в чём сам признавался не раз и это, разумеется, было известно всем его знакомым, хоть раз деливших с Пьеро трапезу с кувшином вина.

Тибальта прервали слушатели, со смехом требовавшие наконец-то опустошить кубки. Но едва это было сделано, Пьеро, со смешливым вызовом глянувший на Тибальта, потребовал наполнить их вновь.
Ну а дальше всё пошло, как по писанному, потому что, как заметил Меркуцио, нельзя было обойти словами ни подесту Болоньи, ни членов городского совета, а там дело дошло и наместника Бога на земле…
Альфонсина, стоявшая подле отца, смущалась сначала того, что профессор так и не проснулся, а после веселилась над изысканными пассажами толстого законника…

+1

71

Меркуцио, едва Тибальт поднялся на ноги, тотчас же опустился на одно колено, старательно завязывая ленты своих туфель - которые ухитрился развязать, пока беседовал с Пеппино. Выбранное им место позволило ему оказаться тем самым невидимым не только для всех гостей, но и для чествуемой монны Альфонсины -  которая иначе непременно бы то и дело находила бы его растроганным взором. Юного веронца, однако, сейчас занимало другое, и, расправившись с лентами, он, не поднимаясь на ноги, на корточках подобрался к невесте. Опустевший стул жениха неторопливо отполз в сторону, и Меркуцио, скрытый от взглядов прочих гостей сперва юбками невесты, а потом - скатертью и столешницей, сунул руку ей под платье.

Девушка подскочила, словно ужаленная, глянула вниз, встретилась взглядом с лукавыми глазами веронца, и ее рот округлился.

Меркуцио как раз нащупал угловатую коленку, когда Агнессина, не решаясь, как и рассчитывал Тибальт, поднять крик, попыталась поджать ставшую его целью ногу. Покачнувшись, она вцепилась в край столешницы и едва не опрокинула на себя и стол, и все стоявшую на нем посуду. Несколько гостей тут же пришли ей на помощь, подхватывая кувшины и удерживая заскользившие по столу блюда, однако обратившиеся на нее взгляды смутили бедняжку до такой степени, что она словно превратилась в соляной столп.

Рука Меркуцио, замершая, когда столешница закачалась, снова поползла вверх по ноге девушки, пока не нашла, высоко над коленкой, пышный бант, с которым он и возился до того самого момента, когда Бельмонте вытребовал себе право на следующий тост. Разозлившись, Меркуцио дернул за подвязку, и та, уступив, соскользнула наконец в его руку.

+1

72

Отсутствию жениха была посвящена еще одна речь, достойная смеха, отмеренного ей гостями даже не смотря на то, что произнёс её не Тибальт Капулетти, не Пьеро Бельмонте и не Меркуцио (кто-то еще помнит, что крещён он, как Марко?) делла Скала. Какой-то долговязый юнец с другого конца стола язвил довольно желчно, даже, пожалуй слишком желчно. И Тибальту подумалось, что уж не внук ли их гостеприимного хозяина выпил лишнего и решил высказать то,что многие на этой свадьбе думали, но, как люди воспитанные, не говорили.
Сидеть, заедая всё услышанное, гостям и невесте, с щек которой не скоро сошел неровный румянец, пришлось недолго. Вернулся Пеппино и с деланной веселостью осведомился, что тут без него происходило. Тибальт заявил, что Филиппо пропустил многое, от славословий до укоров в его адрес за отсуствие за столом, и тот, хоть и несколько принужденно заявил о том, что и он, всвой черёд должен сказать…

А вот речь вышла недурной, хотя и без шуточек. Благодарностей у Пеппино нашлось всем – и веронским друзьям, правда отчего-то мало, и тестю (да было бы за что), и своему отцу, а так же отсутствующей матушке (примерный сын – чего уж там), и монне Альфонсине (а без этого никак), и владельцу виллы Пьетро ди Крещенци, бывшему судье, а ныне удалившемуся от дел старцу преклонных лет.

Последнему шел уже, кажется девятый десяток и Тибальт, видя, как он и монна Альфонсина, переговариваются, вытягивая шеи в темных старческих пятнах, словно две морщинистые черепахи, поймал себя на мысли, что если тётка профессора Сасони пошла крепостью здоровья  в свою родню с этой стороны, то наследства дождутся разве что его внуки. Правда, вид старой матроны никак не подкреплял столь светлые надежды.
- Ну, - Тибальт убедился, что кубок Меркуцио полон и поднял свой, краем глаза заметив тень слуги  позади себя, - поднимем кубки за добрые традиции и тех, кто рискует, ради их соблюдения!
Тут кто-то крикнул: «танцевать!», - и, прежде чем требования уставших  от чинного сиденья за столом  юнцов слились в нестройных хор, эконом Крещенци предложил молодым составить первую пару.
- А я то еще жалел, что жонглёров не удалось пригласить, поскольку  вся балаганная братия собралась на герцогскую свадьбу, - хмыкнул Тибальт, чьё воображение отказывалось представить, как могут танцевать парень и девица, в своей жизни куда больше молившиеся, чем наслаждавшиеся радостями движения и веселья.

+1

73

Меркуцио ухмыльнулся, повязывая поверх рукава добытую подвязку, на которой уже не раз и не два задержались любопытные взгляды. Широкая розовая лента, так плохо подходившая к цветам его платья, приковывала всеобщее внимание, и он дважды уже кивнул, подтверждая догадки - сперва девчонки, залезавшей для него под главный стол, а потом и запрыгавшего от восторга Паоло, ради такого дела не постеснявшегося выставить из-под стола собственную ногу и похлопать ее повыше колена.

Пеппино, учтиво подхвативший молодую жену под руку, шептал ей на ухо что-то, несомненно, такое же скучное, как и он сам, когда его глаза чуть не вылезли из орбит, задержавшись на новом украшении Меркуцио, который сперва послал улыбку сперва, а затем воздушный поцелуй упорно смотревшей себе под ноги Агнессине.

- Как ты думаешь, - шепнул он Тибальту, - у него нынче ночью вообще встанет?

За женихом и невестой начали составляться другие пары, и Меркуцио поискал взглядом монну Чечилию. Вечер только начинался, впереди ждало еще столько приключений, и, когда зазвучали флейты, юноша уже и думать забыл о том, чем грозило им ближайшее будущее - пусть даже теперь судья в их деле так явно им благоволил.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: репетиции » Погибли мы и только тем страдаем, что без надежд желанием живем