24 июня. Обновлены посты недели.

17 июня. Обновлены игроки месяца.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Catarina Cavalieri Она смеялась над ним, смеялась каждым пассажем, каждым широким скачком, прикрыв глаза, будто звала по имени своего нынешнего любовника, не его — не Антонио. Вряд ли когда-либо ещё оратория на текст Священного Писания была исполнена с такой несвященной страстью, где вместо переливов "Аллилуйя! Слава тебе, Воскресший и живой!" звучала насмешка обиженной девушки. Обиженной за каждый состоявшийся поцелуй Сальери, за несостоявшийся, за одну только надежду. [ читать полностью ]

La Nourrice Ах, это женское коварство. Но, к счастью, она об этом не знала, а значит у двух влюблённых ещё был шанс. Очень призрачный. Ведь Ромео Монтекки теперь изгнан. Бедная Джульетта! Оставалось надеяться, что она не отправится следом за ним. На что только не идут молодые сердца ради своей любви. И всё же, Карлотте не хотелось терять Джульетту. Тем более, что в изгнании её жизнь была бы очень тяжёлой. Но тяжелее ли, чем жизнь без Ромео? Как же быстро всё рухнуло… [ читать полностью ]

Willem von Becker — М-м-м-м…— протянул вампир, вспомнив то самое чувство, несколько подзабытое, когда приходилось прикладывать свою руку помощи в выборе предметов гардероба, а в особенности, платья для выхода в свет. Как часто бывает, выбор носит мучительные оттенки, потому что два платья сразу невозможно надеть, а хочется и то, и другое, и то синее с искусно сделанными бархатными розами, и то, изумрудное, которое так хорошо оттеняет глаза. — Я думаю, что… [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Magda Магде нравилась эта смешливая девчонка, вечно гораздая на разного рода проделки. Стоит признать, что без проказ рыжей чертовки жизнь у Шагалов была бы куда менее весёлой и куда более скучной. А скука в деревне была именно такая, какую принято называть смертной. И кстати, это название как нельзя более оправдывало себя, особенно зимой. Особенно вблизи старого замка в глубине леса… Впрочем, сейчас настроение служанки было совсем не тем, чтобы пускаться вслед за мрачными мыслями... [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Камера-обскура

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s8.uploads.ru/ecAdk.jpg

● Название эпизода: Камера-обскура
● Место и время действия: Начало XХ века, трансильванские леса и деревушка неподалеку / Санкт-Петербург, Театр музыкальной комедии, 2011 год
● Участники: Sarah Chagal, Graf von Krolock
● Синопсис: Графиня существует в облике вампира уже более трехсот лет, но все так же ей по вкусу человеческая кровь. Особенно мужская. Особенно если этот юноша молод и хорош собой... так почему бы не пригласить его на ежегодный бал, чтобы он украсил праздник?
Вот такие удивительные сны снятся актерам мюзиклов.

P.S. Мы не претендуем на точное воспроизведение упомянутых в эпизоде реальных лиц, не хотим их ни обидеть, ни оскорбить. Мы просто даем волю фантазии.

+1

2

Луна висела в небе тяжелой серебряной монетой, опаляя холодным светом опушку леса и верхушки деревьев. Её стальной свет проникал сквозь редкую листву, полосуя сумрак леса и следуя за бегущим человеком, как за мишенью. Но он и был мишенью для охотников, пустившимся на своих гнедых следом за ним. Свора псов опережала их и гнала мужчину к реке, не издавая ни звука. Их почти бесшумный бег нагонял страху даже больше, чем если бы они неслись с лаем. Ночь скрывала псов, делая их почти невидимыми, а страх гнал их жертву вперед. Едва добежав до черневшей в ночи воды, мужчина запнулся и растянулся на земле во весь рост. Псы, едва загнанный человек упал, окружили его, но не бросились терзать. Обступив кругом, они скалили пасти и рычали, реагируя на каждое движение. Всадники, нагнав добычу, спешились.
— Ведь почти добежал, — усмехнулся первый.
— Об эту корягу все запинаются, — рассмеялся второй, поднимая голову к луне и скалясь. Блеснули не по-человечески длинные клыки.
Упавший мужчина перевернулся на спину, в ужасе глядя на своих загонщиков и зашептал что-то, трясущимися руками сжимая деревянные четки с крупными круглыми бусинами. На конце их висел небольшой крест. Руки так дрожали, что крестик плясал в воздухе, а загонщики только посмеялись. Они связали ему руки и бросили поперек седла, позади одного из всадников, и поехали обратно в замок.
Эта ночь была для него безумно длинной и кончаться не собиралась. Его усадили на низенький пуфик и отошли в сторону. Несмотря на пыль и грязь, покрывавшую лицо, было видно, что он совсем молод — лет двадцати. Темные волосы слиплись от пота и грязи, липли ко лбу и щекам. Он выглядел очень неуместно посреди гостиной с пианино и красивой мебелью. Красные шторы по случаю теплой погоды были раскрыты и в окно светила луна, прямо на ноты, на крышке пианино стоял подсвечник, бросая золотистый свет на рыжие волосы. Свечи в нем уже оплыли и воск капал вниз. Тонкие пальцы графини касались клавиш пианино, пока она играла, чуть наклонив голову. Рыжие кудри падали на плечи, едва прикрывая их и шею. Закончив играть что-то лирическое, она подняла глаза на пленника. В его руках дрожали четки, которые он так и не выпустил из пальцев, даже когда его везли, а взгляд карих глаз метался по лицу женщины в поисках сострадания. Графиня Шагал приблизилась к нему и вытерла шею салфеткой. Он замотал головой.
— Не надо, — дрожащими губами прошептал он, но графиня, резким движением наклонила его голову на бок и раскрыла рот, коротко рыкнув, прежде чем её клыки впились в его шею. Через минуту четки выпали из ослабевших пальцев.

— Уже светает, — напомнили графине, когда она, нежно поглаживая темноволосую макушку укушенного ею парня, лежала на софе и смотрела в потолок. Все её лицо, грудь и руки были перепачканы кровью. Тело молодого человека лежало рядом на полу, обезглавленное. — А вы так и не нашли никого для бала.
— Он бы не подошел, — она выронила из рук оторванную голову темноволосого юноши, совсем недавно дрожащего от страха и поднялась с софы. Луна уже ушла с неба, светлевшего за востоке. — Он слишком... — Сара окинула взглядом тело и качнула головой, не договорив.

Чуть морща лоб Лена вспоминала свой сон. Толком она даже не могла припомнить его, только собственный полет над лесом под луной. Свои руки над клавишами пианино и оплывшие свечи. Подсвечник в темной комнате она помнила отчетливо, как и луну. Воск залил крышку, медленно полз к нотным листам.
Она проснулась с колотящимся сердцем, за несколько минут до будильника. Не страшный, скорее странный, не приятный, не плохой, но сердце же отчего то бухало в груди. Таксист остановился на светофоре, неподалеку от театра. Справа от такси встала другая машина, мужчина за рулем грыз яблоко. Лене даже показалось, что она слышит хруст этого яблока. Впрочем, ей не казалось: ведущий радиопередачи, которую тихо слушал таксист, в самом деле хрустел яблоком или это была реклама сока?
Лена вздохнула, потирая ладони. Сон не шел из головы, даря неприятную тяжесть в груди. И ведь ей снилось такое не в первый раз. С того дня, когда они начали подготовку к новому мюзиклу Лена плохо спала. Её не пугал сценарий или собственная роль, её не пугали сны с лесами и замками, летучими мышами и вампирами, но что-то холодное и тяжелое сидело в сердце и падало под желудок, когда она просыпалась. Чувство быстро проходило, но не в этот раз. Сегодня оно разлилось свинцом и сдавило почему-то желудок и ехала она в театр не позавтракав.
— Доброго утра, — без энтузиазма бросила она коллегам, бросая сумку на стул в гримерке.
Утренняя репетиция вот-вот должна была начаться, а Лена все еще была не в костюме. Почти последний прогон сцен перед выступлением, которое было уже накануне премьеры — важное дело. Спрятавшись за ширмой, Лена сняла туфли и платье, надевая телесного цвета облегающий  купальник с шортиками, для репетиции сцены в ванной комнате, когда граф фон Кролок пригласит её на бал. На бал... кажется, она тоже искала кого-то на бал. Кавалера, да. Сашка, крутящийся у ванной не подошел бы, она во сне была права. Лена нахмурилась и вышла сцену.
[icon]https://funkyimg.com/i/2SPUy.png[/icon][status]графиня Шагал[/status][nick]Елена Газаева[/nick]

Отредактировано Sarah Chagal (04-04-2019 18:58:28)

+1

3

[nick]Йохан Геннадьевич[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/9Oy6B.jpg[/icon][sign]-[/sign]Мрак ночной висел над Трансильванией, когда молодой паренек из тех, что чудом задержались в маленькой деревеньке, с непонятным самому себе трепетом вглядывался в бесконечную темную высь. Звезды сияли как оглашенные, будто проколы в черной непроницаемой ткани небес, за которой светил яркий театральный прожектор. Театр?.. Почему он подумал о театре? Он ведь даже никогда не видел ничего подобного вживую, лишь на картинках, но подспудно чувствовал, что знает - ощущает - многое об этом недосягаемом мире. Когда-нибудь он уедет отсюда и увидит театр, наконец, по-настоящему. Когда тетка, что присматривает за ним после смерти родителей, ослабит контроль... или отойдет в лучший из миров. Потому что просто так оставить ее Йохан не может, слишком многим обязан.
Он поежился от ночной прохлады и закрыл окно. Поправил свисающую с рамы связку чеснока - от тяжелого запаха в доме было не продохнуть, но Йохан давно к этому привык. Все-таки живет здесь с самого рождения. Родители замерзли в горах, оставив его на попечение сестры отца. Сам он, впрочем, этого не помнил, знал только по рассказам Ребекки. Раннее детство осталось в памяти лишь какими-то смутными картинами, вовсе не похожими на то, что он привык видеть здесь, отголосками незнакомого голоса, чьим-то радостным смехом и почему-то гулом аплодисментов (откуда бы? скорее фантазия, чем воспоминание), а все, что он действительно помнил, связано лишь с трансильванской деревней. Тетка была не слишком щедра на рассказы о прошлом, но когда Йохан пытался поговорить с ней, лишь отмахивалась и убеждала его - это и впрямь фантазии, не больше. Всю свою жизнь с раннего детства он провел здесь, здесь и останется, пока Ребекка жива, потому что она дала обещание вырастить его и от слова своего не отступит. А Йохан - Йохан обещал ей, что никуда не уедет и будет помогать, поскольку ехать она никуда не собирается, вот, значит, и он пусть сидит, терпит, дрова колет и все прочее мужское по дому делает. Дармоед.
Он полистал перед сном книгу, но сосредоточиться не смог и, загасив свечу, еще некоторое время всматривался в темную даль. Снежные шапки гор поблескивали, отражая лунный свет, и на их фоне виделись шпили старого замка - то ли взаправду, то ли нарисованные воображением. Где-то там, в горах, замок и впрямь есть, это Йохан знал, только не забирался никогда глубоко в горы - Ребекка строго-настрого запрещала. Но однажды... однажды все тайное станет явью.

"Приснится же такое," - думал Ожогин, стоя почти при полном параде на сцене в ожидании команды режиссера, да и в ожидании своей партнерши тоже. Премьера близилась, и сегодня они репетировали в костюмах, но без грима. Грим добавят вечером, когда и прогонят весь спектакль полностью, а не только отдельные сцены. Сейчас режиссера интересовала связка, переход от сцены в ванной к суете, когда Шагал уносит дочь и наказывает ее, а профессор с Альфредом расследуют визит вампира в ванную комнату. Из-за большого количества персонажей, действий, реплик в ней часто что-то шло не так.
Лена появилась в последний момент, когда Ожогин уже готов был слиться с декорацией, чтобы чуть позднее эффектно появиться словно бы из ниоткуда. Работа осветителей тут должна быть на высоте, чтобы никто в зале (ну, разве что кроме особенно глазастых из первых рядов) не заметил, как вампир-извращенец прозаически вышагивает из-за "стены" вместо того, чтобы свалиться сверху, с крыши, где в этот момент будет находиться дублер.
- Привет, - негромко поприветствовал он свою партнершу по сцене, не обращая внимания на ее наряд - успел привыкнуть. И затем, словно бы без задней мысли, добавил: - Чуть не опоздала. Хорошо спалось?

+2

4

Лена набросила полотенце на бортик ванной и забралась внутрь, удобно устраиваясь. Вопрос Ивана застал её врасплох: она-то думала, что во время переодевания все её дурные мысли ушли, но неужели они отразились на её лице? Она только пожала плечами.
— Замечательно, — соврала она, картонно улыбаясь. Не рассказывать же, в самом деле, во время репетиции то, как она оторвала во сне голову Саше. А тот уже стоял за дверью и был готов будить профессора и вряд ли бы оценил подобные откровения коллеги.
На лице Лены появился страх, едва Иван ворвался в ванную комнату и бесстыдница, которую она играла, схватилась за бортик ванной, показывая Графу голую грудь. И в этот момент Лена подумала, что ворвись так к ней вампир, она бы запустила в него мочалкой, а сама выбежала в соседнюю дверь, в чем мать родила. Но юная Шагал осталась лежать в ванной, завороженная вампиром.

Время во снах течет по-своему. За одну ночь и даже пару часов может пройти целая жизнь. И эта целая человеческая жизнь, почти пятьдесят лет, протекли мимо графини Шагал незаметно. Деревня под Шлоссом никуда не исчезла, а люди все так же ходили в горы, в лес. А вампиры тенью за ними, влекомые горячей кровью. В Шлоссе вампиры не голодали, да и их было не слишком много. Графиня строго следила за появлением новых вампиров и всех, кто был ей не угоден, бросала в колодец, где они сгорали на солнце. И, казалось, что еще вчера она оторвала голову юноше, но это было столько лет спустя!.. И надо было искать новую жертву для бала. Снова ухищряться, изворачиваться или лгать. Конечно, она всегда могла просто выкрасть кого-то с окраин или поймать незадачливых путешественников. Но... такие всегда были в темницах замка — один или два человека, чтобы её свита не голодала. И на балу, конечно же, тоже будут те, кто придет в замок не по своей воле.
Но ей нужен был доброволец. Почему — Сара не знала, просто чувствовала, что так надо. И не какой-то, а особенный...
Впервые она увидела его на старом кладбище, заросшим травой и деревьями. Каменные надгробия почти вросли в землю, когда она еще не стала блуждающей в ночи, а сейчас никто уже не помнил о захоронении. Но она помнила и приходила. Сара вцепилась пальцами в кору, понимая, что это он, тот, кто ей нужен: молодой и горячий, лет двадцати от роду, совсем один.
Сара спряталась за деревом, наблюдая. Но разве бы он, стоявший к ней спиной, увидел бы её? В темноте и холоде зимнего леса запросто сгинуть. Волки могут загрызть, напав стаей, можно сбиться с пути и замерзнуть насмерть.
Сара застонала и прислонилась спиной к дереву. Сейчас? Она давно не охотилась, её свита приводила к ней людей. Напасть вот так, одним прыжком и... язык коснулся клыков.
Нет. Не так. Нельзя так, это не правильно. Он бы с ней так не поступил, не стал бы пугать, хотя мог. Почему она подумала об этом, графиня не поняла, но момент был упущен и лакомый паренек исчез.
Но разве мог человек уйти и жить после того, как на него упал голодный взгляд вампира? Йохан, как звали молодого парня, жил в доме своей тетки, в строгости. Если бы летучая мышь могла томно вздохнуть, то Сара сделала бы это, глядя в окно его комнаты, пока висела вниз головой. Она звала его, шептала его имя каждую ночь, являлась то за углом дома, то он мог увидеть её удаляющуюся спину или рыжие волосы, мелькнувшие на ярмарке. Но последнее — уже плоды фантазий не то Сары, не то Йохана.

Лена открыла глаза. Перевернулась на живот и взяла с тумбочки телефон. Щурясь от яркого света белого экрана, она потерла глаза и набрала Ивану смс "Поехали в выходные в лес, в костюмах кататься на лошадях?" И следом, сразу же второе сообщение "устроим фотосессию". Два смс в третьем часу ночи выглядели странно, тем более странным выглядело то, что вместо «лес», Лена написала «Шлосс».
Переворачиваясь на другой бок и сунув телефон под подушку, она уже засыпала и видела Ваню на опушке леса. Где-то рядом шумели люди, что-то праздновали, вот и вышли на ночь глядя из своей деревни... Сбросив сразу лет десять, он выглядел даже невинно. Мысль об этом появилась и улетела куда-то в реальность.
Она стояла у дерева, глядела на него, в первый раз не скрываясь. И — когда он заметил её, не спеша скрылась в тени. Её темное, будничное платье едва касалось листьев, ковром рассыпанных по земле.
[icon]https://funkyimg.com/i/2SPUy.png[/icon][status]графиня Шагал[/status][nick]Елена Газаева[/nick]

Отредактировано Sarah Chagal (05-04-2019 12:20:56)

+1

5

[nick]Йохан Геннадьевич[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/9Oy6B.jpg[/icon][sign]-[/sign]Репетиция пошла как по маслу. Начав свою партию еще за декорацией, пока дублер на крыше старательно изображал, что поет и взывает к восседавшей в ванной юной деве, Иван скучающе огляделся и даже успел переклеить ноготь, приляпанный к пальцу чуть криво. В голосе меж тем звучало неподдельное влечение и готовность деву соблазнить - пусть даже деву он видел раздетой уже неоднократно, а во время спектаклей и еще насмотрится так, что надоест. Тяжела жизнь древнего вампира - все приедается, ко всему привыкается... Впрочем, появившись на сцене, плащ он распахнул со всей страстью, что была возможна для его сдержанного и не слишком эмоционального (по крайней мере, до сольной арии во втором акте) персонажа. А все самое сложное происходило уже без него. Шагал воспитывал дочь, профессор с Альфредом улавливали запах тления, Ребекка причитала... забавно, в его сне она была почти такая же. Надо потом Манане рассказать, вот она удивится.
Рассказать Ожогин не успел - сначала не до того было, потом забыл. А сон, что странно, вернулся.

Йохан не слишком часто навещал родителей на кладбище, но когда все же приходил, засиживался долго, до темноты, будто стараясь восполнить время. Будто зная, что снова появится здесь не скоро, а потому надо отдать должное семье. Пожалуй, только в эти дни тетка была чуть снисходительнее - на пару ударов или около того. Обычно за любую минуту, проведенную им за пределами дома в сумерках, следовали гневные окрики и потрясание скалкой (или если повезет, то колбасой). Не сметь, мол, в ночи валандаться, а то... что такое "а то" Йохан не очень понимал, слухи по деревне ходили разные, да все какие-то странные, несбыточные какие-то, на страшные легенды похожие, а вовсе не на реальную жизнь. Не верилось ему ни в ходячих мертвецов, ни в пьющих кровь, ни в страшных зомби. Вот же они, мертвяки, кругом лежат - тихие, смирные, истлевшие все, никогда у Йохана с ними проблем не было. Не придираются, не орут, не требуют ничего.
Солнце тем временем совсем село, и в окружающей тьме скользили едва слышные шорохи... Ветер, всего лишь ветер. Да и холодно уже, домой пора. Йохан еще раз коснулся надгробного потемневшего камня, провел ладонью, прощаясь. Поцеловал крестик, висящий на шее, бережно спрятал под одежду. Пока Господь с ним, ничего не случится, что бы там Ребекка себе ни придумывала. Сейчас опять всыплет ему за ночные шатания...
До слуха донесся тихий звук, будто стон. Йохан обернулся, но ничего не разглядел - старое кладбище терялось меж деревьев, колыхающих темными ветками, надгробные плиты стояли незыблемо и тихо. Но ощущение покоя, которое он так любил здесь, пропало. Домой, домой... Не очень понимая, что происходит, Йохан тем не менее поддался и быстро улепетнул обратно в трактир, к тетке под крылышко - та была его так рада видеть, что обломала об его спину палку колбасы.
С того момента его преследовал колбасный дух и ощущение, будто за ним кто-то присматривает.

Звук пришедшей смс-ки разбудил; Иван продрал один глаз и нехотя взялся за телефон... Лена? Странно, вроде он не ее бывший, с чего ночные переписки? К счастью и вопреки его природному сарказму, содержание двух смс-ок было вполне тривиальным. Иван даже подумал, что из-за какого-нибудь сбоя сети получил сейчас то, что должен был вечером. Машинально отпечатал в ответ лаконичное "Ок", отключил звук и перевернулся на другой бок, пытаясь поймать за хвост ускользающий сон. И, только уже проваливаясь обратно, в тот славный мир, где он молоденький (вот же здорово) юнец, подчиняющийся переодетой в Ребекку Манане, внезапно понял, что приглашала-то его Лена не куда-нибудь, а в Шлосс.

В Шлосс он и попал. Ну, почти. Явно куда-то в окрестности, в трансильванскую глушь на осеннюю ярмарку. Невдалеке играла музыка, кто-то яро отплясывал и пел, но ошалело горели костры и факелы - праздник праздником, а беречься надо. Йохан не помнил, когда еще так широко гуляли... может, впрочем, потому не помнил, что это был первый деревенский праздник, увиденный во сне. Снова почувствовав на себе чей-то взгляд, он крутанулся на мягких подошвах сапог и успел поймать взглядом облик девушки, прелестной и огненноволосой, так что осень рядом с ней казалась бледным призраком.
- Постойте!
Он окликнул ее раньше, чем успел сообразить, подумать, понять, что не знает ее. Что в их деревне такой красоты не водится, а если б водилась - он бы наверняка не пропустил... да никто не пропустил бы. Шагнув к деревьям, в тени которых она скрылась, и не решаясь преодолеть границу света и тьмы, он застыл, вглядываясь, но так и не в силах снова увидеть прелестный манящий облик. Показалось, может? Но память так услужливо подсовывала каскад огня на плечах, женственные изгибы тела и длинную юбку, тревожившую листовой ковер, что сомневаться было трудно.
- Кто вы? Покажитесь... Прошу вас.
Идиот, разговаривающий со мраком, с шелестом из тени.
Чей-то образ манит за собой...

+1

6

Сара отошла совсем недалеко, если бы ночь не была такой темной, то этот крестьянский мальчишка мог бы увидеть её рыжие волосы среди голых деревьев, и догнать её легко, только шагни в тень деревьев!.. но он стоял там, на опушке и пялился в темноту, вытягивая шею и зовя её. До чего же он нерешительный! Но живя с такой теткой его колебания были ей понятны, и она даже испытывала отголосок жалости к нему каждый раз, когда трактирщица избивала племянника. Но скоро, скоро придет конец такой подневольной жизни... и жизни в целом. Сара прошла мимо кустов и выглянула из-за другого ствола, игриво улыбаясь, так что ямочки появились на щеках.
— Пойдем со мной, — она засмеялась, выходя из-за дерева, и чуть подобрала юбку, чтобы не запнуться о подол повернулась спиной к лесу. Чуть пригнувшись вперед, она сделала несколько шагов в лес и поманила его. — Или ты боишься темноты?
Сара юрко скрылась в тени, но её звонкий и задорный голос песней звучал в темноте.
— Иди же скорее, я жду!

Будильник жестоко вырвал её из сна, когда она, пятясь убегала дальше в лес, заманивая Йохана. Она так и не смогла узнать, последовал ли крестьянин за ней, уходя вглубь леса от праздника и пахнущих чесноком людей, способных объяснить ему, что не стоит идти в лес за огненноволосой женщиной. Вытянув руку, она рассматривала свои пальцы, без длинных ногтей, больше похожих на когти и думала о своем сне. Она определенно видела там Ивана. Рассказать ему или нет?
В деревне, вблизи Шлосса люди знали её и обитателей замка лучше, чем в той маленькой деревне, в которой жил Йохан. Лена выключила будильник, трель стихла, но сон уже не возвращался, и ей стало невыносимо обидно.  С этой же обидой в глазах она пришла на репетицию, переоделась и кутаясь в красную шаль вышла на сцену, где сначала она отказала Саше, а потом её встречал граф фон Кролок в своем сверкающем камзоле. Портреты подпевали хором и на какой-то миг, она вспомнила свой сон, в котором замок был таким же мрачным, а портреты на стенах смотрели не то с укором, не то вопросом, на который она не могла дать им ответ.
— Нарушив все запреты, я пойду за тобой!.. — Лена доверчиво и резво подбежала к Ивану, спускавшемуся с лестницы.

— Как думаешь, в лес лучше ехать днем или вечером? Я знаю одного классного фотографа, он свободен в эти выходные, — в гримерке, прихорашиваясь перед тем как отправиться домой, Лена вспомнила о своих смсках. Она поправила огненно-рыжий локон волос на темном пальто. Почти так же она выглядела в своем сне... интересно, сегодня ей приснится продолжение? С тех пор, как ей стал сниться коллега, сны перестали быть ей в тягость и холод отступил, уступая место сладкому, щемящему предвкушению. Она даже решила лечь пораньше, чтобы если вдруг ей приснится тот же сон, ведь так интересно узнать что было дальше. Лена опустила глаза на Ваню и улыбнулась ему.

— Ну же, догони меня! — она смеялась, крутясь где-то совсем рядом с границей света и темноты, ведя его вдоль леса, дальше от праздника и его огней. Среди деревьев то и дело мелькали её рыжие волосы. Нарушь все запреты, иди за мной... Предвкушение дурманом застилало рассудок. Но они уже отошли далеко. — Ты из деревни, да? я тебя раньше не видела тут, — Сара, наконец, остановилась, но все еще смеялась, глядя на Йохана.
[nick]Елена Газаева[/nick][status]Актриса[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2SPUy.png[/icon]

Отредактировано Sarah Chagal (13-04-2019 21:26:18)

+1

7

[nick]Йохан Геннадьевич[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/9Oy6B.jpg[/icon][sign]-[/sign] Темноты? Нет, он не боится. И мертвецов не боится. А вот если Ребекке кто донесет, что он шастает по темноте - ох... вот этого, пожалуй, боится все-таки. Йохан оглянулся, но, кажется, никому не было до него дела. Все развлекались и избегали пограничных с тьмой областей, таких, где он находился сейчас. А когда закончат веселиться, наверняка соберутся толпой и так отправятся в деревню, не разделяясь и ярко освещая себе путь факелами, размахивая во все стороны связками чеснока. Главное - успеть присоединиться к ним до ухода... иначе останется он один в темных лесах на радость вампирам. Но есть ли они на самом деле, эти вампиры, или людей убивает какой-то сумасшедший? Непопулярная теория в деревне, но Йохану она временами казалась очень правдивой. Хотя бы потому, что никаких вампиров он никогда не видел, а от чеснока уже натурально тошнило. Впрочем, от теткиной колбасы тоже.
Незнакомка дразнила его, звала в темень, а он колебался, не в силах отринуть вдолбленное с малолетства правило - никогда, НИКОГДА не шастать в одиночестве по лесам после заката солнца. Вот же боль-печаль. Он шагнул было за ней и снова осекся. А что если она - и есть то зло, которого опасаются в этих местах столько времени? Иначе к чему звать его в ночь, если всем, всееем вокруг известно, что это опасно? Тем более, что он ее никогда прежде не видел?

Господи, ну и бред снится, хоть и забавный. Иван не удержался и добавил к своему обычному завтраку несколько кусочков колбасы - благо, колбасный комбинат "Останкино-Нева" поставлял вполне годную продукцию, не чета Ребеккиным заготовкам из его сна. Хотелось зажевать чеснока, но он удержался. В конце концов, ему еще дышать на Сару в конце спектакля (пусть даже вампиры и не дышат), не факт, что успеет выветриться. Чувствам Сары это не помешает, Лена все-таки профессионал, а вот самой актрисе наверняка неприятно будет.
- Сомненья ложные прочь!.. - пел Иван, флегматично размышляя о чесноке и отбрасывая всякие сомнения: решено, в первый же выходной наестся его вдоволь. А вот потому что. Вдруг отгонит запах ту рыжую девицу из сна, удивительно похожую на Лену, пока этот дурачина Йохан (где его разум-то? даром что вроде как общий с Иваном) доверчиво идет на ее голос. Сожрут ведь. Как пить дать, сожрут.

И правда похожа. Иван с интересом смотрел на Лену, опять напомнившую ему сон. Неужели она? Во сне не разглядеть толком было, только рыжие волосы, да ямочки на щеках. Ну и то ли платье, то ли пальто... Забавно. К счастью, она не та рыжая бестия, да и он не Йохан, но забавно. Однако рассказывать сон Иван не спешил, почему - сам не очень понимал, хоть и поделиться хотелось. Может из опасения, что не увидит в очередную ночь продолжения, ну вдруг. Да и убедиться не помешает, что это действительно Лена ему снилась, а не какая-нибудь еще рыжая красотка - мало ли, мог и спутать, сон дело такое, ненадежное.
- Вечером, - чуть подумав, отозвался Иван. - Днем у меня эфир на радио. Автозамена у тебя хорошо шутит, кстати. Можно бы и правда в Шлосс, в Трансильванию, но не успеем вернуться, на следующий день работа. - Он улыбнулся уголком губ, задержав на Лене задумчивый взгляд чуть дольше, чем, вероятно, следовало бы.

Краем глаза Йохан успевал отмечать, что уходит куда-то вдаль от общего праздника, но, пока света еще хватало, не слишком переживал. Да и вообще, если честно - рвалась душа, прочь рвалась, за этой рыжей с ямочками на щеках, за ее голосом хрустально-переливчатым, за чем-то несбыточным, чего он всегда хотел, но достичь был не в силах. Как дева юная, ей-богу. Впрочем, был бы он девой - наверняка и бросился бы в ночь, попробовать, ощутить что-то, захваченный эмоциями. Но нет.
Снова помедлив на границе света и тьмы, Йохан отступил обратно в свет, туда, где его могли видеть... если, конечно, кто-то вообще об этом побеспокоится. И с некоторым успокоением ощутил на груди теплый от его тела металлический крестик, а в кармане - пахучую головку чеснока.
- Из деревни, да, с рождения тут живу, - он кивнул, не в силах отвести взгляд от девушки. И, чуть помедлив, добавил: - А я - вас... тебя тоже не видел. Вы откуда? Темноты я не боюсь, но страх и осторожность разные вещи, - с толком рассудил он, и тоже рассмеялся. - У нас тут, говорят, убийца промышляет... Вы бы тоже не ходили по мраку, - он машинально сделал короткий шаг к Саре, будто собираясь вытащить ее к себе на свет и уберечь тем самым от незавидной участи. - Безрассудство не равно храбрости.

+1

8

Смс и правда содержало слово "Шлосс", а Лена помнила, что набирала "лес". Но, видимо, ей это приснилось. Оставалось договориться о съемке с фотографом, а в том, что ей не откажут, Лена не сомневалась. Пусть и все было спонтанно, и день выбирался ими не по календарю, а наобум, Денис ей не откажет. И, Лена, взяв белое платье Сары из костюмерной, сунула его в сумку вместе с сапожками.
Уже дома она сначала написала фотографу, а потом, задернув шторы поплотнее, так, чтобы ни один лучик солнца утром не просочился в её спальню и выключив телефон легла в постель. Почти утонув в подушках, Лена закуталась в одеяло, как в кокон, надеясь увидеть свой сон. Удастся ли ей соблазнить Йохана так же легко, как это сделал граф Кролок с Сарой? Засыпая, актриса думала о том, как бы отреагировал Иван, если бы узнал об этом сне? Наверняка сказал бы что-то язвительное о том, что они поменялись местами...

Сара сделала шаг навстречу Йохану, улыбнулась мягко и призывно, чуть опустив ресницы, отчего выражение её лица стало невинным. Вбитое сызмальства в крестьян правило не заходить в темноту играло свою спасительную роль. Йохан словно напоролся на стену, да еще и заговорил об убийце. А убийца стояла рядом, кутаясь в свою богатую одежду. Отблески желтого пламени факелов плясали на её бледной коже, золотя её и мех на воротнике пальто. Все в ней — и одежда и манеры выдавали девушку не деревенскую. И поэтому, не став выдумывать ничего о соседних деревнях, Сара призналась ему:
— А я живу в замке, — она пересекла границу света и мрака разделявшую её  Йоханом без опасения. Только солнечные лучи несли ей смерть. — Там, в горах. Мы редко покидаем наш дом, живем, как затворники... — она кивнула куда-то в сторону леса, проводя ладонями по своему меховому воротнику и пряча в нем лицо, что видно было только хитрые глаза. Осторожный Йохан то и дело оглядывался, чего-то опасаясь, но ведь не её. — И никакого убийцы не видела. Только волков, к зиме они сбиваются в стаи и могут загнать даже всадника, — она пожала плечами. Разговор шел явно не туда, куда она хотела. Но отчего-то продолжила беседу, вспоминая холодную зиму, безлунную ночь и горящие желтым глаза волков. Как же она в ту ночь боялась, но тот страх перед волками был ничем, в сравнении с тем, как она боялась своего отца, графа Шагала, который стал порождением ночи, но в то же утро рассыпался прахом.
— А ты встречал в лесу волков? — Стая преследовала её повозку долго и Сара уже думала, что волки загрызут лошадей, но те, словно чуя смерть неслись так быстро, что сумели оторваться от погони и вбежали в ворота замка прежде, чем их настигли. Тогда и в замке было больше людей — и она была юна и не боялась рассвета. А теперь даже волки держались от неё подальше.
— Хороший у вас праздник, веселый. У нас тоже будет праздник скоро, — отчего-то опечалившись поделилась с Йоханом графиня Шагал. Она стояла не совсем рядом, но улавливала тяжелый запах чеснока. И снова прикрыв нос воротником, чтобы не дышать противным запахом, обошла крестьянина вокруг, бросая осторожный взгляд на толпу: только бы никто их не увидел. Но народ был занят веселой игрой и гоготал, веселился. И она слышала своим острым вампирским слухом, как в лесу хрустят листья под ногами вампиров: её свита рядом. Стоит Йохану войти в лес, он больше не вернется. Дрожь предвкушения прошла волной вдоль позвоночника, на минуту она представила, как его волокут в замок и потом они с Йоханом сидят у камина... привкус соли на кончике языка едва не разрушил иллюзию её простодушности. Нельзя забирать его силой. Это совсем не то, если бы он пришел сам... ей так сильно не нравился привкус горечи страха и неволи.
— Будет бал, — очередным взмахом ресниц, Сара сделала свой взгляд, устремленный на мужчину, невинным и будто бы растерянным. — Но мне не с кем на него пойти.
А праздник пил и веселился, гоготали так, что слышно было даже отошедшим от них далеко Йохану и Саре. Шагал улыбнулась крестьянину и отвернулась, медленно шагая обратно в лес. Подняв руку к лицу, так, чтобы он не увидел её жеста, графиня велела своей свите скрыться подальше. Один из темных силуэтов, что был ближе всех и который Йохан, в силу своего человеческого зрения, не мог бы разглядеть, скрылся в гуще леса. Сара обернулась к Йохану.
[status]графиня Шагал[/status][icon]http://s3.uploads.ru/lwznE.jpg[/icon]

Отредактировано Sarah Chagal (22-04-2019 04:05:09)

+1

9

[nick]Йохан Геннадьевич[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/9Oy6B.jpg[/icon][sign]-[/sign] В театре Иван задержался дольше Газаевой - если белая ночнушка была реквизитом относительно недорогим и ее разрешили забрать без всяких проблем, то костюмы графа шились долго, сложно и очень эксклюзивно. Сары без особого труда могли махнуться несложным нарядом, Ожогин же... смотрелся бы в камзоле Суханова просто нелепо. В случае, если вообще в него бы влез. В общем, с костюмом следовало быть очень осторожным и точка. Иначе придется шить новый за свой счет (и это полбеды), а пока не пошьют - либо потерять в деньгах, пока театр оформляет срочные замены, либо выступать в камзоле, который на нем смотрится длинным пиджаком и руки некуртуазно вылезают из рукавов, словно те должны быть на три четверти. И как Сару в таком соблазнять? Ни одна ж не поверит и не придет, весь бал испорчен, разве что Герберт Альфреда все-таки уломает...
Он выбрался из театра, когда все формальности были утрясены и улажены, а ночь безгранично владела северной столицей. И по дороге домой невольно еще раз вспомнил сон. Интересно, будет ли продолжение? Улепетнет этот балбес от опасной рыжей или попадется? В привычной реальности Иван был уверен, что девушка, заманивающая его из темноты, - вампирша. Простая логика приводила к этому выводу мгновенно, а ей он всегда доверял. Однако во сне будто бы терял весь разум и глупо таращился на рыжую вместо того, чтобы со всех ног бежать к людям, к свету, к спасительным осиновым кольям. Зато наблюдать, по крайней мере, было интересно. У Ивана еще никогда не было таких длинных продолжающихся снов, так что он в определенной степени наслаждался им как эксклюзивным сериалом, снятым и показываемым лично для него - тем более, что в реальной жизни у него все равно не было на них времени.

В замке?.. Йохан опешил, ну надо же. Шпили он, бывало, видел в ясную погоду, и желание у него было как-нибудь добраться дотуда и своими глазами все увидеть, да разве отлучишься из дома так надолго? А через мгновение он и вовсе позабыл про замок, залюбовавшись той, что вышла, наконец, из тьмы к нему на свет. Красивая... Глаза огромные, лисьи какие-то и в то же время ласковые, зовущие. Волосы будто осенью поцелованные и ямочки эти на щечках... Ни капли не похожа на деревенских простушек, грубоватых, угловатых, которых Йохану сватала тетка. Вот в такую девушку он наверняка и влюбиться бы мог. Но разве ж он ей ровня?
Йохан сморгнул, отводя глаза - наверняка любовался слишком откровенно, наверняка она заметила. К счастью, перевела разговор на другую тему, не пришлось оправдываться.
- Видел, конечно, но не близко, на меня не нападали. Знаю, они опасны, мы зимой далеко в горы не ходим без надобности. - "Да и летом не ходим, но по другой причине".
Йохан не мог удержаться и не поднять снова взгляд на нее. Краем зрения он будто бы заметил какое-то шевеление во тьме неподалеку, но значения не придал - наверняка ветки шевелятся. Волки-то не подойдут так близко к людям сейчас. Во-первых, пока еще осень и время не такое голодное, а во-вторых отпугнут их голоса и музыка. Крестьяне сколько б ни праздновали, а вилы и топоры у всех наготове, только попробуй сунься. А в следующий миг все его мысли и вовсе оказались выметены воображаемым балом.
- Праздник в замке?.. - Он сам не заметил, с каким восхищением выдохнул эти слова. Вот бы хоть одним глазком!.. Наверняка этот бал будет не чета деревенским танцулькам, все красиво, с настоящим оркестром, в роскошном зале, с благородными дамами и господами, которые не упьются вусмерть местным самогоном, а будут пить вино, которого Йохан никогда не пробовал. - В честь чего? А... почему не с кем?
Йохан даже растерялся, и бальный зал в его голове тут же съежился, все гости пропали, и осталась одна эта рыжая - в красивом платье, с бокалом вина в руке, но совершенно одинокая. Такая, что даже некому сказать, как она прекрасна и как пьянят эти ямочки на щеках. Нет-нет, постой! Не уходи! Он не удержался, кинулся ей вослед, но снова затормозил на границе света и тьмы. Не из страха, а лишь из осознания, что ему-то, деревенскому, нечего делать возле нее - ни тут, ни уж тем более в замке. Хотя Йохан был хорош собой, что уж там, высокий и ладный весь, как молодой дубок, но уж точно деревенщина необразованный, каких на бал пустят разве что напитки подавать гостям... да и надеть ему нечего. Последняя рубаха нарядная - и та маловата, руки из рукавов торчат. А то он бы... ух!
Он и "ух" - вслед за ней во тьму, хотел коснуться, даже руку протянул, но не посмел все же. Замер рядом, сверху вниз глядя, любуясь ее лицом в далеких отсветах кострищ.
- Как так - не с кем? Ты же такая... Вы... такая красивая, - не удержался, дрогнул голосом, не сдержал восхищения. Да и ладно, все равно витиеватых комплиментов не умеет говорить. Зато искренность она уж должна прочитать - пусть не в том, "что" сказал, но хотя бы "как".

+1

10

Едкий запах чеснока ударил в лицо Сары и та заморгала очень быстро, чувствуя как щиплет глаза. Вот уж чего она не ожидала, так это Йохана, подошедшего к ней так близко. Не побоялся, шагнул за ней!.. а значит — коготок увяз. Однако, слыша слова Йохана, улыбнулась и смущенно пожала плечами. А на глаза от чесночного запаха навернулись слезы и тут она взмолилась Кровавому богу, чтобы Йохан подумал все, что угодно, только бы не на чеснок.
— Мне... давно не говорили таких слов, — шепотом произнесла Сара и совсем не лукавила. Когда еще ей так искренно говорили о её красоте? Разве что на балу много лет назад, юноша, такой же высокий как и Йохан, с русыми волосами, открытым, красивым лицом и карими глазами признавался ей в любви, а потом кто-то из гостей высушил его до того, как она успела обратить, поделившись своей кровью. Ритуал был испорчен, хотя гости сыты. Ей было искренне жаль того юношу, который умер так нелепо на балу. Та ночь должна была стать для неё волшебной, её свита пополнилась бы тем красавцем, но не вышло. А теперь, видя перед собой этого юношу, графиня не желала повторять свои ошибки. Сара скромно отвернулась делая шаг назад. Подальше от чеснока, которым разило от крестьянина. Он у него что, с собой, что ли? Может быть, людям этот запах не ощущался так сильно как ей, с её тонким вампирским обонянием.
— У меня нет кавалера, — все тем же печальным голосом произнесла Сара, но лукаво взглянула на Йохана. — Почти все девушки придут со своими кавалерами, мужьями, женихами, а я одна, — она подошла к поваленному дереву на опушке и опустилась на него, лицом спиной к лесу и лицом к празднику, чтобы видеть, если кто-то пойдет в их сторону.  Похлопав рукой рядом, Сара пригласила его сесть рядом с собой и спрятала руки под муфтой, висевшей на шее. Осень выдалась прохладной, а отправляясь на ночную прогулку к Йохану, она хотела сойти за живую, а живые имеют свойство мерзнуть. — А как тебя зовут? Меня Сара, — она представилась, потому как боялась дальше обратиться к Йохану по имени и это было бы очень странно, ведь крестьянин считал, что это их первая встреча. 
В этой темноте их бы не увидели издалека, только если бы подошли. Сара, в своем темном платье и пальто сливалась с темнотой леса, случайно не заметишь. Сара украдкой вытерла слезу, размазав её по щеке и пока он не сел рядом, сделала глубокий вдох свежего, прохладного воздуха. Сюда даже не долетал запах костров и факелов.
— Я бы так хотела прийти на бал со своим кавалером и кружиться с ним в вальсе.
[status]графиня Шагал[/status][icon]http://s3.uploads.ru/lwznE.jpg[/icon]

Отредактировано Sarah Chagal (06-05-2019 22:00:55)

+1

11

Она что... плачет? Йохан растерялся, пытаясь украдкой рассмотреть в темноте, не показалось ли ему. И понять, чем он ее обидел, чем задел, что не так сказал. Вот уж точно не умеет он с благородными дамами, с деревенскими все куда проще. Они ему под стать, хоть и не нравятся нисколько, хоть и хочется Йохану до каких-то иных миров дотянуться как до звезд - вот, например, до нее хотя бы... этой рыжей, с ямочками, которая...
Стоп. Из замка?!
В памяти всколыхнулись все слухи, которым он не верил, зато верило большинство деревенских. О страшных существах, о вампирах. Их предпочел заменить на простых убийц в разговоре. И невольно, не всерьез, подумал - что если это правда? Если вампиры существуют, и она, эта красивая рыжая, имеет к ним какое-то отношение? Какой бред, Йохан, что только не лезет в голову. Вампиры - они чудовища, если вообще есть. Злобные, кровожадные, уродливые мертвецы, которым только кровь и нужна. А эта девушка совсем не такая. Вот же - он с ней в темноте, вдали от людей и костров, самое время накинуться и кровь его выпить, а она только грустит, едва не плачет (или все-таки плачет?).
- Мне так жаль. - Он всерьез посочувствовал, недоумевая про себя, почему так вышло. Почему самая красивая девушка на ближайшие несколько миль в любую из сторон вынуждена грустить в одиночестве. Как ее зовут, кстати? Она ответила будто на его мысли. - А я Йохан.
Он присел рядом. Мелькнула мысль обнять ее, приласкать и согреть, но Йохан не решился, зажал руки между коленями. Деревенские наверняка не сопротивлялись бы, а она, эта рыжая... Сара. Как с ней быть галантным? Как бы попробовать попасть на этот бал в качестве ее кавалера? Как выкинуть из головы эти невозможные мысли? Он помолчал немного, решился:
- А я бы... - снова замолчал, представив невольно себя в замке с ней рядом, нарядного (откуда бы? нет у него никакой одежды, хоть вполовину приличной для визита в замок), танцующего (а этого он и вовсе не умеет, вот если б в замке надо было научить кого искусству делать кровяную колбасу - это бы он запросто), достойного ее... И коротко содрогнулся, когда разум снова услужливо подсунул изрядно запоздавшую мысль. Поговаривали же в деревне, что замок - обиталище вампиров.

Иван проснулся на этом месте, почесал плечо, затекшее от долгого лежания в одной позе, лениво подумал, что наконец-то этот балбес, альтер-эго из его снов, пришел к верной мысли. Вот тут-то наверняка и сказочке конец, а кто слушал и уши развешивал - тому, соответственно... ну, конец. За окном начали просыпаться первые птицы, хотя небо было еще темным, посветлело лишь совсем чуть-чуть. Перевернувшись на другой бок, Иван зевнул и снова провалился в сон, надеясь досмотреть эту увлекательную историю.

- Любой будет счастлив стать твоим кавалером на балу, - сказал Йохан совершенно искренне, не добавив только "особенно я". Нескромное, но желаемое. - Только у нас тут нет никого, достойного тебя. И еще... Знаешь, - Йохан поежился, бросил взгляд на рыжую и все-таки решил договорить, - у нас ходят слухи, что в замке живут вампиры.
Хотел добавить, что бред, что не верит он ни на йоту в эти сплетни, но отчего-то почувствовал холодок по спине и промолчал. Будто кто-то ему рот прикрыл, будто нелепые толки могут оказаться правдой, особенно если озвучить их вслух. Будто едва ли не впервые за все прожитые в деревне годы он и сам всерьез поверил, что это не просто слова.[nick]Йохан Геннадьевич[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/9Oy6B.jpg[/icon][sign]-[/sign]

+1

12

[nick]Елена Газаева[/nick][status]Актриса[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2SPUy.png[/icon]Ночь — тихая, если бы не гулянка на поляне, — звездная и глубокая, самая подходящая для того, чтобы вот в эту секунду повернуться к сидящему рядом с ней молодому мужчине, такому безрассудно наивному и красивому, чтобы вцепиться зубами в его шею, выпить всю кровь до последней капли, ощущать, как жизнь течет из раны в её рот, по его одежде, слушать утихающее биение сердца. А после, когда он будет уже почти мертв, дать ему немного своей крови... Ресницы спящей Лены едва дрогнули перед пробуждением, однако сон был еще так силен, что она опять провалилась в объятия Морфея, который, успела подумать Лена, прежде чем снова превратилась в хищную кровопийцу в Трансильванских лесах, безусловно, имел отношение к её снам. С чего бы ей иначе хотеть съесть своего коллегу, который, ко всему прочему, в театре играл совсем другую роль?.. И там, на поляне, у самой опушки леса, Сара бросила Йохану мимолетную улыбку. Её искушение вонзить клыки в его шею, не закрытую ничем, кроме ворота рубашки, томлело в груди. И резало десны.
— А ты... — успела поймать за кончик фразы его слова вампирша, развернувшись к нему и с надеждой посмотрев в глаза. Но крестьянин уже переметнулся, вспомнил об опасности, о суевериях. — Веришь в вампиров?
Она тут же заразительно засмеялась, больше не пряча улыбки в воротнике своего пальто и села чуть ближе к Йохану. Чесночный запах стал сильнее, но она терпела. Потом, в замке перед балом отмоет Йохана от этого запаха.
— А что, если я скажу тебе, что они живут у нас в склепе? — рыжая прищурила глаза, словно пыталась напугать его своим рассказом. — Что замок полон вампиров и все сказки — вовсе не сказки?..
На минуту она задержала дыхание, закусила нижнюю губу и снова засмеялась. Уместнее было бы сказать "страшилки" и многие бы с этим согласились, особенно те несчастные пленники,что томились в темнице в ожидании того, когда вампирам захочется трапезничать.
— Ты бы пошел на бал, зная это, если бы я пригласила тебя быть моим кавалером, ты не испугался бы сопровождать меня?
Сара выдохнула, во все глаза глядя на Йохана и ожидая его решения. Все внутри вампирши сжалось в ожидании его ответа, в предвкушении и в страхе тоже. Что если он скажет "нет" и все её уловки будут напрасны, все ночи, что она проводила рядом с ним и звала его, следила за ним?.. До бала так мало времени, вряд ли она успеет найти кого-то такого же подходящего и пышущего здоровьем, такого как Йохан? Графиня положила свою руку поверх руки крестьянина, чуть выше кисти, чтобы не напугать его своей холодностью.

Телефон завибрировал, и прежде чем заиграла мелодия, Лена ответила на звонок. Фотограф, к счастью, был свободен и дал согласие на съемки в ближайшие дни, когда у неё и Вани были выходные. О чем Газаева сообщила Ване сразу же в смске.
Выходные подкрались откуда-то из-за угла, нагрянули внезапно и как-то слишком быстро. До фотосессии она так и не узнала, что же крестьянин? Он остался жив и ушел в деревню? Лена искренне переживала за Йохана, совсем не сопереживая себе в этих снах. Откуда взялась эта кровожадность? Очень не вовремя вспомнилась оторванная голова Саши, которому после этого сна она не могла смотреть в глаза целый день.
Лена уложила волосы в простую прическу Сары, закрепив их шпильками на затылке, надела её белое платье и красные сапожки. Правда, сапоги пришлось купить на днях, потому что бродить по лесу в сценической обуви нельзя, вдруг испортятся. Ехали на машине Вани, он за рулем, в костюме графа Кролока и вязаной шапочке. Лена едва сдерживала улыбку, поглядывая то на Дениса, то на Ивана.
— Ребят, а там база недалеко, лошадей напрокат дают, может, возьмем одну? — возясь с объективами и прикидывая, с чего начинать съемку предложил фотограф.

Отредактировано Sarah Chagal (31-05-2019 22:19:09)

+1

13

Хороший вопрос, вот уж точно. Еще совсем недавно Йохан ответил бы скорее "нет", чем "да". И эта уверенность колебалась в нем от "совершенно точно нет" до "может, конечно, и да, но маловероятно" - в зависимости от происходящих вокруг событий, от череды загадочных смертей, от слухов о мертвецах, ночами пытающихся вернуться домой. А иногда перескакивала в позицию "наверняка да, мистика рядом с нами". Его наивность мешалась с неожиданно трезвой прагматичностью, совсем нетипичной для местных жителей - может, потому, что Йохан, несмотря на необразованность, был неглуп и рассудителен. В каких-то других условиях, в ином месте, его могло бы ждать неплохое будущее. А здесь что? Жениться на какой-нибудь деревенской простушке, которая со временем станет второй Ребеккой да колоть всю жизнь дрова, раздавая подзатыльники подрастающим детишкам и вбивая в их непутевые головы слухи про вампиров, тем самым продолжая местную традицию веры в нежить. Этого ли он хотел?..
- Не знаю, - честно отозвался Йохан. - Чаще не верю, это слишком странно и нарушает законы... - Законы чего? Он осекся, не зная, как правильно закончить фразу. Достаточного образования на это у него не было, а вот понимание, что в существовании вампиров что-то не так, было. - В общем, какие-то законы.
Он досадливо причесал пальцами челку, упавшую на лоб, убрал ее в сторону. А потом замер и с растерянностью уставился на рыжую.
- Ты шутишь. - Он продолжил упорствовать, но лишь на одну фразу. А потом стушевался, глядя на Сару в упор, точнее, пытаясь глядеть, толком ничего не видя в темноте. - Или не шутишь?..
Посмотреть бы в ее глаза. Йохан не считал себя знатоком по части умения отличить правду от выдумки, да и по лицу читать не умел, однако сейчас почему-то это казалось важным. Как будто в ее больших лукавых глазах он мог явно увидеть что-нибудь вроде "я тоже вампир". Но в следующий миг все остальное померкло перед ее словами - казалось, рыжая заглянула Йохану в голову и вытащила оттуда сокровенную мысль, которой он пытался не поддаваться, зная, что все равно не сможет соответствовать Саре на балу. Она это что, серьезно? Чтобы он, деревенский недотепа, да явился на праздник в качестве кавалера самой красивой девушки... которая к тому же держит в подвалах вампиров? Которая, может, и сама вампир?
Но разве весь их разговор сейчас не разбивает вдребезги старый закостенелый страх перед сосущими кровь, которые не должны, просто права не имеют быть настолько хорошенькими? Может, ошибаются люди в деревне? И к дьяволу всех с их глупыми предрассудками? А Йохан, которому осточертели строгие нелепые правила, теткина чесночная колбаса и все вообще в этом месте, возьмет да и отправится вдаль, за горизонт? Да пусть бы и к вампирам, все лучше, чем в этом унылом месте, где и поговорить не с кем, и полюбоваться не на кого. Не зря же таинственный голос звал его отправиться прочь, за мечтами, иначе никогда они не станут явью.
- Пойду, - твердо ответил Йохан, а потом опять стушевался. - То есть, пошел бы.
Другой рукой он быстро накрыл ее пальцы на своей руке, чтобы не передумала рыжая, чтобы подтвердить свою готовность. И растерянно сжал, чувствуя, как она холодна. Тут бы вспомнить о мертвых телах нежити, о том, что нет в них живой крови, потому они и холодны как лед... Но он вместо этого совсем обнаглел и приобнял Сару, привлекая к себе.
- Ты замерзла. Пойдем к костру, погреешься.
"Заодно и рассмотрю тебя при свете."

- Я схожу. - Ивану явно нравилось слегка шокировать окружающих, но в том и прелесть фотосессий - ненадолго почувствовать себя кем-то другим вне привычной сцены. Он вернулся, ведя под уздцы двух прекрасных лошадей, одну вороную, другую серую в яблоко.
- Зачем сразу две? - Денис не был против, но тут же принялся придумывать новые кадры и ракурсы, чтобы повыгоднее подать всех четверых.
- Одну за деньги. Вторую за улыбку. - Иван оскалился, демонстрируя длинные, качественно отлитые в питерской стоматологии клыки. И тут же закрыл рот, вновь вернув себе прежний невозмутимый вид, словно бы и впрямь не было ничего особенного в том, как он выглядел.
Невдалеке на засыпанной листьями аллее затормозили двое прохожих, глазея на бесплатный спектакль.
- Ты умеешь в седле держаться? - запоздало поинтересовался Ожогин, подводя к Лене вороную лошадь, а затем подхватил девушку за талию и усадил на спину лошади - не тяжелее, чем носить ее каждый вечер после "укуса".
Серая в яблоках, привязанная неподалеку, ждала своей очереди. [nick]Йохан Геннадьевич[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/9Oy6B.jpg[/icon][sign]-[/sign]

+2

14

Он... не верил.
Не верил в неё, в её свиту и других... Сара не могла оторваться от голубых глаз Йохана, улыбаясь ему. А поверил бы он, если бы она прямо сейчас рассказала кто она? Нет-нет, пусть догадается сам и убедится в том, что это все злые языки говорят о них плохое, что она, хоть и вампир, но не выпила его кровь, была добра, пригласила на бал и совсем не хочет убивать всех, в чьих жилах текла горячая кровь, а сердце билось.
— Природы или логики? — подсказала она, хихикая в кулак. Как же хорошо, что Йохан не был так суеверен, как другие деревенские. Заговори она с другим о вампирах, её бы... прогнали размахивая вилами и топорами, да и то в лучшем случае. — Я хочу танцевать с тобой на балу, — призналась ему графиня, перестав смеяться и доказывая свою серьезность. — Я приглашаю тебя, Йохан. Бал состоится через неделю, ты обязательно приходи.
Она хотела добавить, что замок стоит в горах и он найдет к нему дорогу пройдя через старое кладбище, там, за поваленной елью есть неприметная тропка, которая ведет прямиком к замку, когда он накрыл её руку своей и обнял, прижимая ближе.
Сара закрыла глаза, потерлась щекой о его воротник, замирая на несколько мгновений.
— Я не могу, мне уже пора возвращаться, — сказала она, нехотя отстраняясь от него. А могла бы укусить и он без промедления поехал бы с ней... ведь так всегда бывает, когда вампир кусает человека, смертный подчиняется их воле и уже не думает бежать. Но она только сжала в ответ его пальцы и поднялась, с тоской посмотрев на толпу. — Давай встретимся на старом кладбище послезавтра ночью? Я приду. И буду тебя там ждать, — холодной ладонью Сара погладила его по щеке и отошла в сторону леса. Пора уходить, пока она доберется до замка начнет светать, а встречать рассвет в лесу, забившись в какую-нибудь нору как зверь удовольствие не самое приятное.

Лена удобно устроилась в седле, сев не перекидывая ногу через спину лошади и кивнула Ивану.
— Только если лошадь пойдет шагом, — она поправила юбку своего платья, посмотрев сверху вниз на мужчин. Денис уже навел камеру на Ваню, потом на неё. Конь всхрапнул и ткнулся носом в плечо Ивана, рассматривая его.
— Наверное он тоже не видел такую улыбку, как у тебя, — Лена погладила коня по шее и взяла поводья. В седле усидеть, она, конечно, могла, а править лошадью не умела. — Может немного углубимся в лес? — она почему-то вспомнила свой сон. Отчего же она не попросила Йохана проводить её до своей лошади? И была ли вообще у Сары лошадь? Нет конечно, на ней долго добираться через лес. Она, наверное, оборачивалась летучей мышью... хотя, какая скорость полета у мыши? Может, на лошади все-таки быстрее?
— Денис, Ваня, а как вы думаете, — подергав за поводья и вроде бы указав черному коню направление на лес, спросила Лена. — Кто быстрее, лошадь или летучая мышь?
Конь, как стоял рядом с Иваном, так и продолжал стоять, кося карим глазом на Лену и определенно не понимая, чего ради она дергала поводья.[nick]Елена Газаева[/nick][status]Актриса[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2SPUy.png[/icon]

+1