3 декабря. Друзья, мы поздравляем всех вас с Днем мюзикла - жанра, без которого не было бы нашего форума!) Пусть просмотр любимых постановок продолжает вдохновлять вас на огненные отыгрыши!
В честь этого события и официального начала зимы открыто голосование Звезда сезона по итогам осени. Пожалуйста, участвуйте! Больше голосов богу голосов)
Обновлены посты недели.

24 ноября. Поздравляем с днем рождения Элоизу Боргезе!

17 ноября. Обновлены игроки месяца.

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

30 октября. Поздравляем с днем рождения Генри Кавендиша!

Helmut Verlage ...сейчас, равнодушно созерцая какую-то непонятную оперу, Гельмут мог лишь посмеиваться над историей, в которой он уехал от силы на месяц, а остался на годы. Что же, случись ему — в каком приступе бреда, интересно? — поступить столь непоследовательно, Адалинда могла быть уверена: ее супруг сделает все, чтобы эти годы стали для нее невыносимыми. Ведь разве не этого будет добиваться она сама? И как много времени пройдет, прежде чем они наконец поубивают друг друга? [ читать полностью ]

Mercutio — Объясни ему, душа моя, — предложил он, — как трудно тебе будет прожить еще хотя бы день в этом квартале, где все станут тыкать пальцами тебе вслед, и если кузен твой, я уверен, будет поначалу к тебе милосерден, то месяц спустя, когда во рту у него уже станет горчить от намеков, а в глазах — колоть от насмешливых взглядов… что он будет делать тогда? Ограничится поначалу словами или сразу перейдет к тумакам? [ читать полностью ]

Kit Collum Он не ожидал, что его новая знакомая окажется столь… хм… впечатлительной и эмоциональной. Станет обнимать его за шею и ТАК смотреть… Сложно описать, что было в этом взгляде с поволокой. Испуг и растерянность ушли. Даже быстрее, чем он ожидал. Осталось манящее обещание, страстность, и что-то еще, чему охотник не мог подобрать нужного слова. Но именно это вызывало у него какое-то внутреннее беспокойство. [ читать полностью ]

Le Fantome Шаг, еще один, другой… Как же тяжело они давались ему сейчас. Эрик остановился, привалившись к каменной стене дома. Как будто все силы у него ушли на то, чтобы лишить жизни своего мучителя и сбежать оттуда. Пусть и недалеко уйти, но он, по крайней мере, больше не пленник. Не игрушка для развлечения толпы. И он будет защищаться до последнего. [ читать полностью ]

Koukol — Нээ нуу ааа фоо, — промычал, пытаясь донести до виконта мысль о том, что он вполне прилично одет, и не видит причины почему вот так вот нельзя явиться на бал. Он же туда не танцевать и развлекаться позван, а так, принести, унести, подать, убрать. Какая разница во что одет-то? Одет, и ладно. Не в лохмотья, и хорошо. Уж его-то даже нарядом в красавца не превратишь, так что стоит ли пытаться. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Незамеченные во мраке


Незамеченные во мраке

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s4.uploads.ru/s5amf.png
Лучший эпизод сезона: лето 2013

● Название эпизода: Незамеченные во мраке
● Место и время действия: Подвалы Опера Популер, 17 июня 1870 года, вечер
● Участники: Zemfira, Le Fantome
● Синопсис: Земфира совершила кражу. Спасаясь от полицейских, она прячется в подвалах Оперы - но даже не предполагает, кого здесь встретит.

0

2

Земфира продвигалась вперед почти что ощупью. Сколько она уже здесь? Полчаса? Час? Или всего десять минут?
Мало-помалу глаза начали привыкать к темноте. Земфира заметила впереди какое-то движение и вновь сжалась в комок. Если это полицейский - то рисковать не стоило. Конечно, полицейские тоже не видят в темноте - но ведь у них могут быть с собой фонари.
Подвалов Земфира не боялась, а потому, чтобы отвлечься от мыслей об опасности, стала фантазировать - что было бы, если бы пришлось всю жизнь прожить в таком вот подвале. Наверное, это все-таки было бы скучновато - но, с другой стороны, наверняка можно было бы вылезать отсюда потихоньку, чтобы зайцем пробираться на концерты знаменитых оперных певцов...
Ее фантазии вновь прервало едва уловимое движение. Да кто это может быть, наконец? Земфира закусила губу, словно это могло помочь остаться незамеченной. Ладно, если это не полицейский - то можно будет попробовать самой напугать незнакомца.
Глаза девушки различили что-то белое, словно на лице у неизвестного была маска.

0

3

Скажем прямо, Эрик не любил гостей и тех "счастливчиков", кому посчастливилось оказаться в гостях у Призрака практически всегда сожалели о своей необыкновенной удачи. Из этих подвалов практически никто не выходил живым, навечно оставаясь под мутными водами подземного озера. Сегодня впервые за долгое время человек его владения покинул живым. Милая Кристин, сейчас она мирно спала в своей комнате, любовно доставленная туда Эриком. Он как раз спускался обратно в свои владения, быстрыми энергичными шагами преодолевая ступени лестницы, как вдруг заметил неясное движение в темноте. "Неужели ко мне вновь пожаловали гости?" - губы Призрака тронула легкая полу-улыбка. Мужчина остановился, внимательным взглядом следя за движениями фигуры во тьме. Его гость явно заблудился, и теперь найдет в этих подвалах свой конец. Призрак одернул рукава своего темного пиджака и вышел на тусклый свет одинокого канделябра. Теперь у Эрика не осталось сомнений, что незваный гость увидел хозяина этих владений.
- Как Вы сюда попали и что вы здесь делаете? - голос Призрака звучал гулко, ударяясь о низкие своды подземелья и обрушиваясь на Эрика и его гостя с удвоенной силой.

+1

4

Ну наконец-то неизвестный решил показаться! При свете канделябра, который Земфира почему-то раньше не заметила (возможно, что-то загораживало от нее свет), девушка разглядела мужчину в белой полумаске, который требовал от нее ответа, что она здесь делает.
Кто бы это мог быть? Артист Оперы в сценическом костюме? Судя по всему, так и есть - иначе с чего бы ему носить маску?
Земфира решила притвориться дурочкой.
- Я простая девушка, месье, - заговорила она. - Мне очень нравится оперное пение, но у меня нет денег, чтобы заплатить за билет в театр, да и нарядиться мне не во что. Поэтому остается только лазать по подвалам в надежде услышать музыку. Как ваше имя, месье? Быть может, мне доводилось слышать о вас - хотя видеть вас на сцене я не могла, конечно.
Если этот артист (в его профессии Земфира не сомневалась) назовет ей свое имя, Земфира собиралась изобразить из себя его восторженную поклонницу, рассыпаться в комплиментах, быть может, даже попросить автограф. Ведь многие артисты любят, когда им льстят - возможно, и этот купится?

+2

5

Это оказалась девушка и сказать, что это ошарашило Эрика - ничего не сказать. Мужчина если и видел в своих владениях гостей, то чаще всего это бывали мужчины, стремящиеся развеять миф о Призраке Оперы, первой девушкой, побывавшей в покоях Эрика была Кристин, и мужчина надеялся, что она останется единственной, но сейчас эта надежда рухнула, словно карточный домик. В тусклом свете незваная гостья показалась Призраку вполне миловидной, и он даже передумал лишать ее жизни, тем более, она, похоже, не знала о Призраке.
- Простой и порядочной, - губы Эрика искривились, - девушке нечего делать в подвалах Оперы, - в этом он был категоричен, еще не хватало, чтобы все бедные девушки Парижа решили слушать музыку в подвалах. В его подвалах, - я - хозяин этих подвалов и мое имя не имеет вовсе никакого значения.
Эрик сцепил пальцы в замок, едва слышно хрустнув костяшками. Ему определенно понравилось, что девушка приняла его за артиста, он даже на мгновение задумался, что это весьма неплохая легенда для непосвященных, но эта мысль быстро улетучилась.
- И как же Вас зовут, любительница оперного пения? - в голосе Призрака звучало нескрываемый сарказм, потому что Эрик едва ли верил в легенду девушки. Ну кто станет слушать музыку в подвалах? - если вы такая любительница парижской оперы, то я, возможно, смог бы достать Вам билет на постановку. Только если вы расскажете мне честно кто вы и что здесь делаете.

+1

6

Хозяин этих подвалов? Артист вряд ли сказал бы о себе так. Но тогда кто перед ней? Бродяга? Но зачем бродяге маска? Или... преступник, вынужденный скрывать свое лицо? По крайней мере, он не вооружен - это уже хорошо.
В любом случае, лучше ответить на его вопрос. Хотя и слишком покорной казаться не стоит.
- Мое имя Мариза, - Земфира гордо вздернула подбородок, чтобы казаться уверенной. - Что касается моей порядочности - то не стоит судить о ней тому, кто сам называет своим домом подвал. Я, по крайней мере, лицо свое не прячу. А что я делаю в подвале? Может быть, то же самое, что и вы, месье? Что-то мне подсказывает, что вы не хотели бы, чтобы вас заметили те, кому это совсем не нужно - ведь так? Иначе не стали бы забрасывать меня вопросами. Но теперь, надеюсь, ситуация для вас стала более ясной.
Она перевела дыхание.
- Если я ответила на ваши вопросы, месье - быть может, теперь моя очередь их задавать? Расскажите мне, кто вы и что вы здесь делаете. И тогда будет ясно, права ли я в том, что мы находимся здесь с одной и той же целью.
Вот эта тирада! Интересно, как ее воспримет незнакомец? "Надеюсь, хотя бы на мой кошелек он не позарится", - промелькнуло в голове.

+1

7

От ее слов в Эрике на мгновение вспыхнула ярость. Быстро, единственной вспышкой ослепив сознание мужчины, но, слава Богу, быстро угаснув, позволив Эрику избежать плачевных последствий. Слова людей о его лице, и о том факте, что он его прятал, было самым больным местом Призрака, и он едва ли мог контролировать злость, которая вскипала в нем. Но эта девушка, хоть и разозлила Призрака на пару минут, не вызвала желания убить ее прям здесь, просто размозжив ее очаровательную головку о толстые, покрытые плесенью и мхом стены Оперного театра. Было что-то в этой девушке такое, что пробуждало в Эрике не ясные эмоции, будто бы он видел ее раньше, будто видел во сне или в сне о сне.
- Что ж, Мариза, - голос Эрика звучал уверенно и властно, - я отвечу на Ваши вопросы.
В общем-то ему было нечего скрывать, кроме лица и еще парочки нелицеприятных фактов биографии, но их ей видеть и знать вовсе не обязательно.
- Но я ведь джентльмен и не могу позволить даме прозябать в мокром подвале, - открытую часть губ Призрака растянуло в широкой улыбке, обнажающей немного желтоватые губы.
Эрик протянул девушке руку в черной кожаной перчатки.
- Прошу за мной, мадемуазель, - Призрак повел девушку в сердце своей оперы. В этот раз Эрик не боялся, что девушка потеряет сознание. Эта дамочка была явно крепче и выносливей эфирной Кристин.
- Добро пожаловать! - Призрак обвел рукой пространство, освещаемое тысячами свечей, - теперь я готов ответить на ваши вопросы. - Эрик опустился на стул напротив массивного туалетного стола.
- Я Здесь живу. Эта Опера стала моим домом после того, как я сбежал от цыган, - не понятное, почему он решил рассказать ей правду, - все считают меня Призраком, и правду знают лишь немногие. Очень немногие, - Эрик интонацией выделил последнее слово.

+1

8

Земфира шла за своим спутником, и это было удивительное путешествие. Девушка никогда раньше не подумала бы, что подвал может быть таким огромным! Казалось, это и не подвал вовсе, а подземный дворец, а этот человек - здешний властелин. Впрочем, он и сам называл себя хозяином этого места...
Когда перед ней открылось пространство, освещенное множеством свечей, Земфира почти убедилась в том, что попала в иной мир, а ее собеседник - это либо Люцифер, либо кто-то из его родных. Как ни странно, страха она не испытывала - будто все это было сном.
Ее собеседник начал говорить - и Земфира вздрогнула, услышав слова "сбежал от цыган". Может быть, они встретились не случайно?
Но как бы там ни было, похоже, что это все же человек - Люциферу не было бы никакой надобности выдавать себя за призрака, ему гораздо проще назваться настоящим именем, чтобы отпугнуть чужаков.
- И я войду в число тех немногих людей, которые знают правду? - спросила Земфира. - Ведь не зря же вы меня сюда пригласили? Кстати, месье, вы так и не назвали своего имени - в то время как я назвала вам свое.

0

9

Станет ли она одной из тех немногих, кто узнает тайну призрака? Сложный вопрос, слишком сложный... Эрик видел ее впервые в жизни, но у него было чувство, что он знает ее давно, будто бы с самого детства.
Он понятия не имел, что твориться в голове у этой девицы, и не сильно жаждал залезть в ее мысли, но ему хотелось направлять ее мысли. Он чувствовал, что она может быть ему полезной, но пока Эрик не знал, на какие жертвы ему придется пойти для этого. Показать лицо? Рассказать историю жизни? Заплатить? Она просила назвать его имя... Призрак сцепил пальцы в замок, напряженно глядя в одну точку. Имя... Его имя уже давно прекратило иметь значение, имя уже давно потерялось в перепутьях интриг и преступлений. Эрик де Лакруа давно исчез из всех документов Франции, вместо него появился Призрак Оперы. Теперь именно Призрак был его сущностью, а Эрик лишь пятью буквами на пожелтевшей бумаге архивов..
- Мое имя уже давно не имеет значения, - его голос звучал тихо, но от этого не менее властно, - называйте меня Призраком, вот и все... - мужчина пожал плечами.
Имя - последнее, что осталось от него настоящего, живого, но Эрик умер даже для себя самого. Умер, чтобы вместо него возродился Призрак оперы. И теперь призрак хозяин своей жизни. Мужчина опять поднял взгляд на девушку. Ему было необходимо доверие этой девчонки, хотя она сам еще не совсем понимал зачем, просто на каком-то подсознательном уровне чувствовал это.
- Раньше меня звали Эрик, - выдохнул мужчина, - но это уже давно в прошлом...

+2

10

Слова незнакомца были загадочны. Его имя не имеет значения? Какое же горе должно было случиться в его жизни, если он отказался от собственного имени? Однако минуту спустя незнакомец все же назвал свое имя - Эрик.
Земфиру это имя заставило вздрогнуть - но она тут же постаралась отогнать глупые страхи. Мало ли на свете Эриков? К тому же, этот Эрик был совсем не похож на убийцу, о котором рассказывала мать. Честно говоря, Земфира уже сама начала сомневаться - а существовал ли вообще на свете Эрик из рассказов ее матери? Быть может, отец просто сбежал с другой женщиной - а мать выдумала какого-то Эрика, чтобы пугать своих детей?
- Я тоже не назвала своего полного имени, - призналась Земфира. - Мариза - это мое светское имя, так положено у цыган. А официальное, которым я обычно пользуюсь - Земфира. Будем знакомы, месье Эрик?
Она решила пока не задавать лишних вопросов. Если Эрика и в самом деле тяготят какие-то тяжелые воспоминания - не стоит их ворошить. Жить нужно настоящим, а стремиться - в будущее.

0

11

- Зовите меня Призрак! - голос мужчины вмиг стал твердым, словно сталь. Его собственное имя, произнесенное чужим человеком, больно резануло слух, будто оживляя давно умерших мертвецов, - никто не должен знать много имени! - это для мужчины было первостепенно, это было едва ли не главным постулатом его теперешней жизни.
Мужчина сцепил пальцы в замок, не сводя взгляда с девушки. В его голове метались разрозненные мысли. Жизнь Призрака сделала Эрика весьма предприимчивым человеком, он умел находить выгоду буквально во всем, умел делать предложения, от которых люди просто не могли отказаться... Уговорами ли, обещанием богатого вознаграждения ли или угрозой смерти - не имеет значения, призрак Оперы всегда получал то, чего хотел.
- Что ж, Земфира, - вкрадчиво, практически нараспев произнес мужчина в белой маске, - коль вы стали моей невольной гостьей и мы познакомились, я хочу предложить Вам некую форму сотрудничества, - Эрик не был уверен, что ей можно доверять, но ему нечего было терять. Он не боялся ни ограбления, ни предательства, ни даже разоблачения, но что-то ему подсказывало, что этой девушке можно было верить, он чувствовал какую-то неведомую связь между ними, будто бы когда-то их судьбы уже пересекались...
- Я не буду Вам лукавить, - Эрик чувствовал, что Земфира поведется только на откровения и останется равнодушной к комплиментам и уговорам, - мне кажется, мы встречались раньше, - Призрак говорил спокойно, будто читал написанные текст, и смотрел точно в глаза собеседнице, - моя судьба одно время была тесно связана с цыганами, но для них я был лишь цирковым зверьком, - в голосе Эрика не было ни жалобы, ни ностальгии, - однажды я повздорил со старым цыганом и решил утопить его кибитку, но в ней была маленькая девочка, и, следуя неизвестно какому порыву, я спас ее тогда... - только теперь в голосе мужчины проскользнула едва уловимая грусть, - но об этом никто не узнал, но ее спасибо я помню до сих пор...
Наверное, все это лишняя информация, но рассказав ее Земфире Эрик ощутил неясную легкость в душе, будто бы столкнул тяжелый камень, перекрывающий ручей.
- Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, той девочкой были вы, - не богатая на события жизнь Призрака сохраняла в памяти лишь самые важные моменты, не давая их забыть, - я хочу предложить Вам стать моими глазами в Опере...
http://funkyimg.com/i/2BYcD.png

+1

12

Этот человек хочет, чтобы его звали Призраком? Он что, сумасшедший?
Страшная догадка возникла у Земфиры - а последующие слова человека только подтвердили ее. Этого человека звали Эрик, он жил когда-то среди цыган, он прятал свое лицо, он был сумасшедшим... Перед Земфирой был убийца ее отца, и, что еще хуже - этот человек ее помнил!
Какое-то время Земфира не могла шевельнуться - а Эрик продолжал говорить. Рассказывал, как спас ей жизнь, вытащив из кибитки, которую собирался утопить... А если бы не Эрик - то ее жизнь вообще не подверглась бы тогда опасности!
Земфира бросилась бежать. Стать его глазами в Опере? Не дождется! Она не для того сбежала из табора, чтобы променять мать-тираншу на тирана-безумца!
Разумеется, в темноте Земфира видела далеко не так хорошо, как Эрик. А потому, пробежав несколько метров, упала на холодный пол - кажется, подвернув ногу. Только этого не хватало, когда убегаешь от сумасшедшего убийцы отца...
Оружия при Земфире не было - но при ней были ее зубы. Пусть этот человек только дотронется до нее - и она вцепится ему в шею так, что мало не покажется.

0

13

Что за странный народ эти девушки?Чуть-чего, так сразу или в обморок или в бега! Ну, не душу же Эрик просил Земфиру продать, а пенджабская удавка была надёжно спрятана под плащом.
- Земфира, постойте! - окликнул он цыганку, едва та пустилась бежать.
Сперва мужчина пустился за нею, и ему хватило бы ещё мгновения, чтобы настичь беглянку и даже, возможно, саернуть ей шею, раз с головой девушка, похоже, не дружила. Но внезапно цыганка сама упала. Впрочем, это было не так удивительно, ибо бегать в подземельях оперы, не глядя под ноги, мог либо безумец, либо её полноправный хозяин. А кем уж там являлся Эрик - история пока умалчивает.
Земфире уже некуда было деться, поэтому и Эрик не стал спешить, внезапно сменив гнев на милость, будто это хоть когда-то имело какое-то значение: добивать ли равного себе или лежачего. Но раз уж так вышло, то мужчина решил повременить с решением участи неразумной цыганки. Да и, признаться честно, договориться хотелось больше, чем думать, куда деть труп.
- Заметьте, тут вы сами виноваты, - хмыкнул Эрик, опускаясь перед девушкой на одно колено.
- Позвольте..., - дожидаться ответа Эрик не стал, ибо был более чем уверен - не позволит. И вовсе не потому, что щепетильна и не станет ни на миллиметр задирать одежду при мужчине (у цыган нравы попроще, чем у оперных див и светских львиц), а скорее потому, что сочла Призрака угрозой. Справедливо, но не для нынешней ситуации.
Руки Эрика, затянутые в черную кожу перчаток, ловко исследовали лодыжку девушки буквально несколько мгновений.
- Что ж... вы счастливица - это всего лишь небольшое растяжение. А так ведь можно было и череп себе раскроить, - назидательным тоном заключил мужчина, - Надеюсь, повторять этот трюк не будем? Вы убедились, что играть в догонялки с Призраком на его территории бесполезно?
Его глаза внимательно рассматривали Земфиру в полумраке. Нет, всё-таки он не мог ошибиться - это была та самая девочка. Эрик вздохнул:
- Знаете, сударыня, а давайте мы с вами заново постараемся начать наше знакомство? Уверяю, пока вы поступаете благоразумно, находясь в моих чертогах, я не причиню вам вреда. На данный момент я хочу вам только помочь. Позволите? - мужчина старался говорить как можно спокойнее, чтобы его слова обрели некую весомость и, быть может, достучались до сознания юной цыганки.

+1

14

Он еще и лекарем себя вообразил! Ощупывает ее ногу так, как будто Земфира сама его пригласила! Вызвала на дом посреди глубокой ночи, которая всегда царит в подвале!
Так или иначе - похоже, кусаться все же не стоит. Во всяком случае, сейчас.
- И в чем же будет заключаться ваша помощь? - спросила Земфира. - В том, что вы найметесь ко мне в телохранители - и будете охранять мой череп? Увы, мне нечем заплатить.
Не переигрывает ли она? С сумасшедшими лучше вести себя тихо. Но Земфира уже не могла остановиться - наглость помогала ей бороться со страхом.
- Вы мне поможете, если зажжете свечу, - сказала она. - Если вообще пользуетесь освещением. Если не подстерегаете в этой темноте артистов театра, чтобы они падали и получали растяжения - а у вас появился бы повод выступить в роли благодетеля, ощупывая их лодыжки...
Ей все же удалось сесть прямо. Хорошо бы еще взглянуть в глаза этому ненормальному, чтобы тот понял, что с Земфирой его штучки не пройдут. Да только в темноте и глаз его не разглядеть, тем более - под маской...

+1

15

"Цыганка!" - мысленно фыркнул Эрик не то с презрением, не то с уважением. Он слишком хорошо знал этот гордый народ, чтобы глупо не надеяться на то, что с ними можно будет легко договориться. Земфира, похоже, не была исключением.
- А вы хотите недели две хромать? - несколько раздражённо поинтересовался Призрак, сверкнув глазами.
Он тотчас убрал руки, как понял, что с девушкой всё в относительном порядке.
- Много ли вы надеетесь вашим "честным трудом" заработать с больной ногой? Здесь я вам могу помочь. В участке полиции - уже нет, так что извольте хорошенько подумать. Я не из тех, кто разбрасывается подобными предложениями направо и налево...
С женщинами всегда было сложно. Эрик помнил это ещё по Персии и гарему султана. надо признаться, он даже сочувствовал этому мужчине, послушав, как эти прекрасные нимфы в газовых тканях и шелках перемывали косточки друг другу да и султану тоже, стоило лишь ему оказать особое внимание одной своей жене. Конкуренция между балеринами в Опера Популлер в сравнении с этим была просто детским лепетом.
- А вот тут вы ошибаетесь, Земфира. Вы можете мне заплатить, то есть быть полезной и, если вы будете благоразумны, то вам ничего не будет угрожать в этих стенах. Об этом я твержу практически весь наш с вами разговор. Может, вы меня, наконец, услышите?
Сложно было сохранять спокойствие, когда тебя не хотят слышать ни в прямом, ни в переносном смысле слова, но если Призрак мог довольно жестоко обойтись с глупыми директорами его театра, то, коль ему нужна была помощь Земфиры, он был вынужден не терять самообладания.
- Мне ни к чему свет, я и без него здесь хорошо ориентируюсь. Если пожелаете, я буду вашими глазами здесь и проведу вас, куда пожелаете: либо в мой скромный приют, где помогу вам и мы сможем продолжить наш разговор, либо проведу наверх. Правда, я не уверен, что стражи порядка покинули театр. Они ведь вас искали, не так ли?
Эрик хитро прищурился, разглядывая девушку. В темноте он видел прекрасно, поэтому и ориентировался столь же хорошо, чего нельзя было сказать о Земфире, на чьё хотя бы минимальное благоразумие он рассчитывал. А ведь ему не составило бы труда покинуть упрямую цыганку, не прощаясь. А попадёт ли она в одну из ловушек или сумеет выбраться на поверхность - это уже будет не его забота.

+1

16

Земфира многое могла бы сказать этому человеку. Например, то, что если сюда и в самом деле заявятся стражи порядка - еще неизвестно, кто кого им выдаст. Обычно полицейские не церемонятся с убийцами. Могла бы сказать и о том, что хромота - это отнюдь не паралич, чтобы хромой человек не мог передвигаться.
Но сказала она только одно:
- Вы в самом деле считаете, что я стану работать на убийцу моего отца? Как же низко вы меня цените, сударь!
На всякий случай она попыталась пошевелить ногой. Вроде бы, не особенно больно. Если нужно - можно попробовать удрать снова.
- Вы хвалитесь тем, что вытащили меня из кибитки - но, если бы не вы, мне бы вообще ничего не угрожало! Ваши слова - это сплошное лицемерие, сударь.
Земфира взглянула туда, где должны были находиться глаза ее собеседника. Если что - она умрет с честью, как подобает истинной цыганке.
Хотя, если говорить начистоту, умирать ей не хотелось.
Кажется, в темноте она все же начала различать глазницы маски. Если верить словам матери - то у Эрика и без маски глаз не разглядишь, одни только черные глазницы...

0

17

Эрик молча выслушивал все оскорбления сумасбродной девчонки. Неподвидный и бесшумный он скорее напоминал тень во мраке, чем живого человека, которого можно поймать и обезвредить. В голове его неспешно сменялись картины воспоминаний. В их бесконечной череде, казалось, он и сейчас мог надолго затеряться, будто в морской пучине.
"Она либо страсть как была запугана цыганами на мой счёт, либо совершенная дура, каких поискать. Костюмерши и то в Опера Популлер умнее..." - Эрик выдохнул, на губах его играла усмешка.
- Ценить? Вас? Право слово, этого не стоит никто...
"Или почти никто..." - мысленно поправился он, вспоминая свою крошку Лотти.
- Просто раз уж вы оказались здесь... Впрочем, уже неважно, - в его голосе сквозило разочарование пополам с презрением, - Я думал, что встречу в вашем лице сильную и смелую девушку, а вижу только запуганную гордячку, которая не в состоянии думать своей головой.
Он смотрел в упор на Земфиру и мог поклясться, что она хоть и не видит его глаз, но взгляд Эрика чувствует на себе безусловно.
- Неужели вы такая же, как все? - вкрадчиво поинтересовался Призрак, хотя тон его больше напоминал змея искусителя, - Неужели вы, как и ваши собратья, привыкли поклоняться только грубой силе? Вам нравится, когда с вами грубо обращаются и не учитывают ваших желаний, Земфира? Я никогда не мог понять этой черты цыганок, - Эрик пожал плечами, разглядывая Земфиру, - Сильные, свободные, смелые... вы всегда оставались пленницами своих отцов, а затем мужей. А я... думаете Я желал быть пленником? - мужчина возвысил голос, и он тотчас раскатился эхом по каменным сводам подвала. В нём было столько негодования, будто бы и не прошло двадцать с лишним лет, будто бы Эрик до сих пор был пленником у циркачей и лишь вчера покинул клетку с толстыми прутьями.
- Скажете, что ваш отец не заслужил подобной мести?! А вы-то сами, мадмузель, хоть раз задумывались о том, как ваш добренький папочка обращался с другими? Он получил по заслугам. Смиритесь, - в голосе Эрика звенел металл: холодный, непреклонный и полный власти.
Он не любил женской глупости и тем более не переносил разговоров по душам. С мадам Жири ему повезло, она отличалась умом и не задавала лишних вопросов. Но, похоже, она была исключением, а не правилом среди себе подобных. Именно такие женщины, по мнению Эрика, заслуживали вежливого обращения и всех благ, которые только был способен достать мужчина.
- Не заставляйте меня думать, что спасая вас, я тогда совершил ошибку. И пока будете искать самостоятельно выход, можете подумать на досуге, разумно ли было бы мне подвергать риску ни-че-го не сделавшую мне девочку, если бы я знал, что в тот злополучный час вы находились в повозке.
Эрик отступил в темноту и затаился, позволяя Земфире решить, будто бы он оставил её одну.
"Что ж, если она не так глупа, то позовёт... А нет... так я не виноват, что из этих катакомб она сама скорее всего уже и не выберется. Гордецам полагается платить по заслугам"

+1

18

Похоже, этот гордец в маске ничем не отличался от других мужчин. Разумеется, кроме того, что был убийцей отца Земфиры. Говорил голосом соблазнителя, выражал надежду, что Земфира чем-то отличается от других женщин... Давил на жалость, рассказывая о своем печальном прошлом... Дешевый трюк, которому обучен любой парень в ее бывшем таборе.
Да, вероятно, Эрик не знал, что Земфира тогда находилась в повозке - иначе с какой стати стал бы ее спасать?
Тем не менее, сейчас ее собеседник скрылся из виду, отступив в темноту. Вряд ли ушел - с чего бы вдруг? Наверняка наблюдает, что она станет делать.
Ну что же, стоит попытаться отсюда уйти. Если набросится из темноты - терять все равно нечего. Останься она на месте - риска не станет меньше.
А потому Земфира поднялась и пошла прочь. Нога отдавалась болью при каждом шаге - но боль была вполне терпимой. Нужно постараться вспомнить, откуда она пришла... Нужно внимательно всмотреться в темноту - ведь кое-что она уже начала различать. Вон там, кажется, виднеется что-то серое - не черное. А значит - идти нужно в ту сторону.

0

19

Проклятая девчонка не собиралась сдаваться. Положившись на удачу, она явно решила выбраться самостоятельно – с вывихнутой ногой, не привыкшая к пологу тьмы под сводами подземелья, не способная отличить один поворот от другого, она все-таки решила, что сумеет дойти сама, не иначе, как на чистом упрямстве. О, это непостижимое человеческое упорство, эта твердолобая уверенность в собственных возможностях, проистекающая не то из гордыни, не то из полного отчаяния! Так крыса, загнанная в угол, не имеющая уже путей к отступлению, скалит острые клыки и бросается в самоубийственную атаку, повергая в панику и отступление превосходящие силы одной лишь яростью обреченного на смерть гладиатора. И непомерная эта гордыня была извечным спутником цыганского рода, это Эрик помнил отлично: грязные, вшивые и голодные, они звали себя детьми древних фараонов и держались с высокомерием прирожденных аристократов. Плодились, как крысы, шли по дорогам, как крысы, не пропуская ничего из того, чем можно было бы поживиться, и по-крысиному скалили клыки ножей, стоило лишь нарушить одно из их многочисленных негласных правил. Добродетелью их была хитрость, священным долгом – обжулить простака, и доблестью – свести породистого скакуна из-под носа у зазевавшегося конюха. А еще они так же, как и крысы, не спешили умирать.
Последнее удивляло Эрика не только в цыганах, но и в людях как таковых. Каждый раз самые ничтожные, самые бесполезные и жалкие из них цеплялись за жизнь с такой яростью, словно им судьбой были уготованы великие деяния, не исполнив которых, они не могли оставить этот мир. Пьяницы, курильщики гашиша, проститутки, калеки и убогие до последнего момента не хотели верить, что смерть уже рядом, что это она смотрит на них золотыми глазами из прорезей маски. Цеплялись за жесткую веревку, продлевая свои мучения, дергались и хрипели, а в их собственных глазах, уже затянутых предсмертной дымкой, остекленевших от смертельного ужаса, таилось неверие, отчаянное нежелание принимать свершившееся. На что они надеялись, сунувшись в лабиринты его подземелий, так заботливо возведенные и тщательно охраняемые? Неужто не знали, что здесь их ждет только отчаяние и смерть?
Но Эрик и сам знал, что надежды на то, что Кристина примет и полюбит его таким, каким он есть на самом деле, нет – но все равно продолжал надеяться, так что не ему судить строптивую цыганку, которая привыкла своим хитрым умишком выкручиваться из опасностей и неприятностей там, за пределами подземелий «Опера Популер». Было в ее упрямстве нечто чертовски увлекательное, и это что-то против воли заинтересовало его.
Забавляясь ее упрямством и злясь на ее несговорчивость, Эрик все-таки с любопытством следил за ней. Он не может позволить ей покинуть свои владения, не навязав свою волю. Разумеется, скрывающаяся от жандармов цыганка вряд ли поспешит открывать им тайны подвалов оперного театра, но где гарантия, что она не сумеет причинить ему массу неудобств и не привлечет ненужное внимание к Призраку Оперы? А ведь это было бы так просто – набросить петлю на тонкую смуглую шею, затянуть, чувствуя, как содрогается девичье тело в почти сладострастной судороге, или дернуть посильнее, слыша хруст позвонков, ломающихся под его безжалостной рукой. И это ощущение власти над чужой жизнью и чужой смертью, грязное, липкое и сладостное, как самый соблазнительный порок, опять заставит душу Эрика сжаться от смеси внутреннего омерзения и глубокого удовлетворения.
А Земфира все упорствовала, упрямо двигаясь вперед. О, даже если бы Эрик не привык к мраку подвалов, даже если бы закрыл глаза, его чуткий слух без труда уловил бы шум ее шагов, неуклюжих из-за вывихнутой ноги и незнакомого рельефа пола, звук тяжелого дыхания, шорох юбок. Найти ее, не умеющую ходить по этим камням практически бесшумно, не знающую, на каком шагу в полу выбоина, а в стене – выступ, не привыкшую к почти кромешной тьме, не составило бы для него большого труда.
Что же она чувствует сейчас, маленькая отважная крыска, дерзнувшая бросить вызов змею в его собственной запутанной норе? Злость и гордыня, немного страха, решимость и усталость? Или, может, нечто еще более интересное?
- Ну что, не передумали еще, мадемуазель Земфира? – вкрадчиво поинтересовался Эрик, непроизвольно растягивая губы в ехидной усмешке, больше похожей на хищный оскал. О да, «розовые часы» Мазендерана остались позади, но привитое маленькой султаншей ликование зверя, загоняющего добычу, все еще дремало в глубине его души, и сейчас лениво выглядывало наружу. – Или, может, слишком скорая капитуляция плохо повлияет на Вашу репутацию? Подумайте хорошенько, не торопитесь… От таких решений подчас зависит жизнь.
Особым удовольствием было произнести это ей почти на ухо, проталкивая негромкий хрипловатый голос прямо в смуглое ухо. В своих подземельях Эрик при необходимости мог быть стремительным и бесшумным, как летучая мышь над шпилями старого собора.

Отредактировано Le Fantome (06-09-2014 19:51:15)

+1

20

Ничего себе! Он что, по воздуху летать научился в этом подвале? Слова, обращенные к ней, прозвучали прямо под ухом у Земфиры - которая была уверена, что отошла достаточно далеко.
Похоже, эту гонку он все-таки выиграл.
- Что вы хотите от меня? - спросила девушка, повернувшись в ту сторону, откуда исходил голос. - Что это за предложение, о котором вы говорили? Я готова выслушать вас - а тогда уже приму решение.
А ведь голос у нее все-таки дрогнул. Неудивительно - столько всего на нее свалилось за один день. Пожалуй, Эрик, который научился в этой темноте различать малейший шум, сразу же заметит перемену интонации. И сделает вывод, что она боится его... что было очень близко к истине.
Может быть, лучше исполнить то, что от нее требуют? Пока она выполняет требования этого человека, он ее не убьет. Сейчас Земфира жалела о том, что не осталась в таборе, но кто мог знать? "Будь умницей, будь послушной девочкой, и тогда Эрик тебя не найдет..." - как наяву услышала она голос матери. Ее мать не училась искусству гадалки, это Земфира знала точно. Интересно, что бы она сейчас чувствовала, если бы знала? Вряд ли радовалась бы - не настолько же она ненавидит собственную дочь, чтобы желать ей смерти.

+1

21

Ее ответу Эрик мог лишь удовлетворенно усмехнуться.
Разумеется, она согласилась - а был ли у нее выбор? Маленькая крыска, как и тысячи ее собратьев, хотела жить, а выжить она могла, лишь отказавшись от мишуры и позолоты человеческих мерил. Она наверняка прекрасно понимала, что самая большая ценность - это жизнь, а гордыня остается только бесполезным манерным жестом, если за ней не стоит реальная сила. А сколько может быть сил у девушки, всю жизнь жившей впроголодь, в незнакомом месте, в кромешной тьме и с поврежденной ногой? Бесспорно, меньше, чем у самого Эрика, хотя кочевая жизнь закаляла и более слабые и изнеженные тела.
Однако Земфира была отважнее, чем многие обитательницы "Опера Популер". Даже Кристина, его свет и ангел, лишалась чувств от избытка впечатлений, настолько чувствительна она была, цыганка же пока не собиралась закатывать глаза, даже готова была спорить с ним. Отважная нахальная крыска в змеином логове, готовая юлить и хитрить до последнего, чтобы только ускользнуть, но такого шанса мужчина ей не даст. О нет, в его планы вовсе не входит отпускать ее так просто, зато она может быть ему весьма полезна.
- О, поверьте мне, моя смышленая Земфира, я не потребую от Вас большего, чем то, на что Вы способны, - он подхватил девушку под локоть, не давая ей оступиться и окончательно повредить свою ногу. - Мне нужно только то, чем Вы обладаете: Ваши зоркие глаза там, где я слеп, Ваши ловкие руки там, куда я не могу протянуть свою, Ваши быстрые ножки там, куда мне нет хода, Ваша женская смекалка там, где пасуют ученые умы. Мне нужно поверенное лицо, не вызывающее подозрений и нареканий, а для Вас это составит труда не больше, чем обчищать чужие кошельки в базарный день, не так ли? О, ну не надо делать столь невинное личико, уж я-то знаю, на что способны цыганки. Как видите, я не желаю от Вас чудес или невероятных подвигов, я всего лишь хочу, чтобы Ваши многочисленные таланты послужили мне. Вы же, уверяю Вас, в обиде не останетесь.
Несомненно, сама судьба привела юную цыганку сюда этой ночью. Несмотря на то, что Колетт все это время поддерживала Эрика и исполняла его поручения, он прекрасно знал, что мадам Жири не одобряет его одержимости Кристиной. Он даже не знал наверняка, сколько в ее послушании было чувств к сводному брату, а сколько - страха перед тем, кем он стал. Больше он не мог доверить ей не только своего прошлого, но и того, что с ним происходит прямо сейчас. Эрику нужен был кто-то, кто не был бы угрозой его планам, и вот: в его убежище проникает молодая девушка, цыганка, достаточно отважная, чтобы не терять чувств при виде всего этого, и достаточно сообразительная, чтобы прислушаться не только лишь к одному страху, но и к голосу рассудка. Она не привязана к театру, как Колетт, и ей уж наверняка плевать, насколько этична с точки зрения морали его связь с Кристиной, была бы ей самой от этого выгода.
Что ж, выгода будет, и Эрик не поскупится, если для всего остального мира он так и останется Призраком Оперы, бестелесным и пугающим существом, заведующим здешним театром.
- Так что же Вы скажете, Земфира? Советую Вам не принимать опрометчивых решений, это может дурно повлиять на Вашу дальнейшую судьбу, - Эрик повел девушку обратно, уводя в свое пристанище. Попасть в эти тоннели было куда проще, чем выбраться из них, и девушка даже не подозревала, что ее отделяет от хитрой ловушки какой-то десяток шагов. Но так уж тому и быть, он свяжет ее клятвой, заставив хранить его секрет, либо же сама смерть поставит печать молчания на ее уста. Так или иначе, но Земфира вынуждена будет хранить тайну Призрака Оперы, тем более теперь, когда она знает, кто таков Эрик. Отпускать ее на свободу было бы чистейшим безумством, а Эрик пусть и был одержим, но безрассуден? Нет-нет, напрасному безрассудству он противопоставлял тонкое знание чужой души и холодный расчет.
- Сядьте, Земфира, - Призрак едва ли не силой усадил цыганку на кушетку. - Не в моих интересах позволять Вам калечить себя по собственной глупости. После я сам Вас выведу отсюда, но не раньше, чем Вы дадите свой ответ. Так отвечайте же, согласны Вы стать моим доверенным лицом или же предпочитаете и дальше добывать себе хлеб "честным" трудом"?

+1

22

Боль в ноге немного поутихла, когда Эрик едва ли не силой усадил Земфиру на кушетку. Этому Земфира была рада, даже если прочие обстоятельства оставляли желать лучшего.
- И что же я должна подсмотреть, что своровать, куда пролезть, что смекнуть? - спросила Земфира. - Что это за место, куда вы, при ваших умениях, не можете сами проникнуть? Что за люди, за которыми не можете сами подсмотреть, присутствуя везде и всюду? И зачем вам подсматривать за этими людьми? Они что, украли у вас что-нибудь, а вы пытаетесь выяснить, куда они спрятали ваши вещи? Если уж я - доверенное лицо, то мне следует знать, для чего и за кем я подглядываю и подслушиваю.
Земфира, как могла, старалась разыгрывать нахальство, чтобы усыпить внимание собеседника. Кто знает, какие планы у этого Эрика? Если он задумал кого-нибудь убить, Земфира не собиралась становиться соучастницей убийства.
"В крайнем случае, - подумала она, - можно согласиться для виду, потом отправиться якобы на задание, а самой удрать потихоньку из театра. Если он все время живет в подвале, то вряд ли последует за мной".

+1

23

Эрик иронично приподнял бровь, выслушивая тираду своей невольной гостьи.
О да, он прекрасно понимал, что производит не слишком благоприятное впечатление, и вовсе к этому не стремился. Однако сравнить его, пусть и мысленно, с гильдией мошенников и воров, вынюхивающих, что бы половчее стащить и как бы получше скрыться?! В том, что никаким благородным мстителем, стремящимся вернуть украденное сокровище, он перед цыганкой не предстал, Эрик даже не сомневался, оставалось только дивиться находчивости девушки и ее таланту к лести. Впрочем, всякого рода авантюристы и сомнительные личности всегда бывают крайне обаятельны, когда им это нужно, уж кому это знать, как не ему. Мужчина только позабавился про себя многочисленным талантам Земфиры - пусть сейчас она наверняка смекала, как бы половчее его провести, но стоит ей понять, что обмануть обманщика и поманить иллюзией факира и трюкача не так-то и просто, как все эти таланты, вся эта сообразительность послужат его собственным целям. А раз так, то он не видел смысла утруждать себя ложью, вполне достаточно просто не говорить всего.
Он отвернулся, рассеянно скользнул взглядом по наброскам, развешанным вперемежку с нотами на черной драпировке стен. С одного из них ему светло улыбнулась Кристина - она вообще почему-то очень часто появлялась на таких набросках. Стоило только задуматься, и рука уже сама вела плавную линию, очерчивая абрис лица, растушевывала уголь, придавая объем и глубину вьющимся кудрям, оставляла тонкие и резкие штрихи, пытаясь повторить густоту ресниц, оттеняющих глубокие, наполненные трепетом и мягким внутренним светом глаза. А ведь когда-то его куда больше пленяли ровные и четкие линии чертежей, торжествующая гармония целесообразности и функциональности. Когда-то его единственным божеством был чистый гений - ему Эрик отдавал всего себя, ему служил и его стремился выразить всеми доступными ему способами. Теперь же у гения появилась муза, и звали ее Кристина Даэ.
- В этом здании находится на обучении одна весьма талантливая особа, - глухо сказал Эрик, чувствуя, как горло сжимается, словно не хочет выпускать в этот мир даже самый звук единственного слова о его драгоценной Кристине. Если бы мог, он бы лишил весь мир всех звуков, чтобы никто не мог произнести ее имени, только он сам. Только Эрик знал, как это правильно делать, с каким благоговением должно произносить его, сколько беззаветной преданности должно звучать в каждом слоге, сколько слепого обожания дозволено вложить в те краткие паузы между ними. - Талант ее несомненен, но положение не позволяет развивать его, что крайне досадно и совершенно неприемлемо. Такой голос нечасто встретишь, и было бы чистой воды расточительством его сгубить понапрасну, но некоторые глупцы считают, что лучше меня знают, как управлять моим театром. Так что же? - я взял над ней опеку втайне ото всех, и это только пошло ей на пользу. Сама юная мадемуазель хорошо воспитана и не привыкла бродить по подземельям, что меня, как ее попечителя, не может не радовать, однако порой мне необходимо оказать ей поддержку, словом или жестом, за пределами этих стен, - Эрик покосился на цыганку и усмехнулся недобро, словно почуял ее намерения, как ворон чует падаль. - Вы, дорогая Земфира, небось уже решили, что мне нет ходу за пределы этих подземелий? Не спешите делать опрометчивые выводы, милая цыганочка. Мне решительно все равно, где бывать, но указанной мною особе излишнее внимание только навредит. Вы же, пользуясь своим положением, можете передавать в случае необходимости послания и выполнять не слишком обременительные поручения, не привлекая излишнего внимания, а также узнавать некоторые сведения, имеющие значение для моей ученицы. Именно это, и ничто иное, мне от Вас и нужно. Но довольно разговоров, - резко оборвал сам себя тот, кто предпочел стать Призраком. - Довольно вопросов, мадемуазель Земфира. Вы довольно узнали, чтобы принять или отвергнуть мое предложение, и времени Вам я дал с избытком. Так отвечайте же, отвечайте сейчас: Вы отвечаете согласием или же отказом?!
Эрик навис над Земфирой, не давая даже возможности улизнуть повторно. Глаза его светились мрачной настойчивостью, а в голосе звенел металл - нет, не благородная закаленная сталь, а тусклое железо палаческих щипцов, потемневших от крови жертв, отполированных ладонями своего владельца. В этом голосе было и обещание скорейшего завершения в случае согласия, и темная решимость оборвать строптивую струну чужой жизни, уж коль она не желает звучать так, как ей полагается.
Эрик больше не намерен был тратить зря свои слова.
"Пусть решает здесь и сейчас - да или нет. Пусть сама решит свою судьбу, пусть выбирает, не зная, жить ей или умереть, и мы посмотрим, насколько слепа судьба и насколько всеведуще Провидение. Ты, Бог, создавший Эрика таким, сам направил ее сюда, так давай же сыграем в игру. О, Эрик охотно сыграет с тобой, а волю твою исполнит эта молодая цыганка. Решай же скорее, Господь, хочешь ли ты, чтобы она жила, или же желаешь поскорее бросить ее на самое дно адской бездны за все ее грехи перед тобой?"

+2

24

Эрик говорил о юной девушке, которая была его ученицей и подопечной, о чем никто не подозревал, кроме них двоих. Но зачем Эрику нужен сценический успех этой девушки? Не собирается ли он использовать юную певицу в своих целях?
Внезапно Земфира поняла, что должна во всем этом разобраться. Если все действительно так, как говорит Эрик - наверное, это к лучшему. Если же Эрик что-то утаивает, то следовало выяснить, что за всем этим кроется - и, возможно, она успеет прийти на помощь девушке, если ей будет что-то угрожать. Но для этого нужно, чтобы Эрик ей доверял.
- Я согласна, - Земфира нарочно говорила слабым голосом, чтобы Эрик поверил, будто она испугана едва ли не до потери сознания. - Но как я узнаю мадемуазель, о которой вы говорите? И что я должна ей передать? Как мне следует представиться, как называть вас в разговорах с ней?
Глаза привыкли к темноте, и Земфира различила портреты, развешанные в подземелье. На всех портретах была изображена одна и та же девушка. Может быть, это и есть "подопечная" Эрика?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Незамеченные во мраке