В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

22 сентября 2017 г. Лучше поздно, чем никогда: с небольшим опозданием подведены итоги голосования "Звезда сезона". Большое спасибо всем, кто нам в этом помог)

21 сентября 2017 г. Друзья, не забудьте, что у нас на ролевой проходит интересный опрос. Пользуясь случаем, благодарим тех, кто уже принял в нем участие!

18 сентября 2017 г. Обновлены посты недели.

17 сентября 2017 г. Обновлены игроки месяца.

1 сентября 2017 г. Несколько приятных новостей, которые согреют вас в первый день осени, - в объявлении администрации.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Janusz Orlowski
Янушу нравится смотреть, как, подчиняясь его рукам, веревка соединяет запястье Моцарта и подлокотники, лодыжки и ножки стула. Один подлокотник немного шатается, но Януш уверен, что он справится со своей работой. В конце концов, разве может быть много силы в музыканте? Божественное нынче не так уж часто сочетается с грубой силой, думает Януш.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



La Nourrice
Кормилица отпустила Тибальта и проводила его долгим сочувственным взглядом. Какой несносный и непослушный мальчишка. Но какой родной… Что ж, она хотя бы попыталась достучаться до его рассудка. Оставалось лишь надеяться на то, что хотя бы зерно сомнения она посеяла в его душе. Или что он всё же будет более осторожен во время склок с Монтекки.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Anabel Forest
Бель закусила губу. Винсент будил в ней целый букет из чувств, желаний, ощущений, стоило лишь взглянуть на него. Это было так…странно. Она отвыкла от этого, и считала, что вампир, сердце которого мертво, не может испытать такое. Как же прекрасно, что она ошиблась! Ах, если бы не этот столь ненавистный ей младенец, она бы так обласкала фон Бриза, что он позабыл бы всех, кто у него был до нее.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Francois de Lonval
- Мадемуазель Клоди! Мадемуазель Клоди, да подождите же вы! - Франсуа тщетно пытался отловить проворную девицу, которая продолжала вертеться словно маленький бесенок. Проблема заключалась еще и в том, что поймать ее за руку было совершенно невозможно. Если уж снятый сюртук произвел на нее такое впечатление, то что могло случиться, реши Франсуа подхватить ее, или чего хлеще, обнять, как он поступил бы с той же Жанеттой. Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Henry Cavendish
Она… Боялась? С удивлением понял Генри. Она… боялась за него? Она боялась потерять его? Заполошное сердце радостно рванулось в груди, отбивая бешеный ритм, грозясь выломать клетку из ребер, разорвать ее изнутри, столько радости несло в себе это понимание.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "RetJ" » Новая история о старых героях.


Новая история о старых героях.

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s3.uploads.ru/t/xnBW3.png
Лучший эпизод сезона: осень 2013

http://s4.uploads.ru/9AOFD.gif

Название:
Новая история о старых героях.
В главных ролях:
Romeo Montaigu & Juliette Capulet
Время и место событий:
Трансильвания. Замок замка Бран. Время ближе к полуночи.
Описание сюжета:
Ромео - сын графа Дракулы, его единственный наследник, вампир.
Джульетта - дочь доктора Ван Хельсинга, его единственная дочь, охотница на вампиров.
***
В честь дорогих гостей в замке Бран большой праздник, граф устраивает красочный бал-маскарад. Приглашены все желающие танцевать, пить и веселиться. Даже местные жители почтили Дракулу своим визитом, каждому из них хотелось незабываемо провести этот вечер, ведь не каждый день такой знатный человек устраивает открытый прием. Ну, а вампирам просто нужна свежая закуска...
Она заявляется на бал скрывая свое лицо под маской, в красивом платье, с оголенными хрупкими плечиками. Прогуливаясь по замку, незнакомка пытается вычислить Его, того самого, за чьей жизнью Она собственно пришла.
Ну, а Он высматривает себе очередную жертву среди сотен красавиц в пышных нарядах и кажется ему уже приглянулась юная леди, одиноко прогуливающаяся по залу.

+1

2

Трансильвания всегда была для юного Ромео ужасно скучным местом. Юного? А что в понимании вампира считается юным? Столетие или меньше? Как бы то ни было, но единственный сын графа Дракулы, которого он берег и скрывал ото всех, считался по меркам вампиров еще совсем мальчишкой. А берег его главный вампир Трансильвании именно потому, что было чудом уже то, что у него был сын. Но каким-то образом эти слухи просочились во внешний мир и уже не в первый раз охотника на вампиров пытались пробраться в замок Бран, чтобы уничтожить наследника графа. К счастью, никто не знал, ни как выглядит юный вампир, ни даже его имени. Кому было догадаться, что Дракула не назовет своего сына своим именем, как это было принято. О нет, вампир дал ему одно из итальянских имен, более того, имя настолько нежное и романтичное, что едва ли кто мог догадаться, что граф назовет свое чадо именно так.
"Тебе скучно, сын мой?" - Ромео стоял, прислонившись к стене, и наблюдал за тем, что происходит в зале. Он прекрасно знал, что большей частью этот бал был устроен именно для него, потому что отец решил, что его наследник совсем заскучал здесь.
"Нет, отец, просто я еще не нашел себе игрушку на вечер," - так же мысленно отозвался юный вампир, продолжая изучать зал взглядом. Что поделать, если публика сегодня не казалась ему интересной. Да, он знал, что отец старался собрать все самое лучше, но... все это было настолько посредственно. Что там говорить, некоторые милые дамы специально пришли сюда, чтобы увидеть наследника графа, пусть и не знал какой он. Что за странное и даже извращенное желание умереть от рук вампира? Порой людская логика была для Ромео совершенно не понятной. Он видел этих женщин, горящим взглядом смотрящих вокруг и ищущих. О да, ищущих именно его. Но где им было сделать это, тем более, когда лицо сына Дракулы было скрыто яркой венецианской маской, специально привезенной кем-то из свиты для этой цели.
"А может, зря я ищу кого-то особенного? Может осчастливить какую-нибудь из этих дам, да и отправиться к себе? Да только чувствую, что ее кровь будет омерзительной на вкус. И стоит ли тратить время на столь унылое занятие?" - Ромео уже был готов откровенно зевать, но по какой-то волшебной случайности, танцующие перед ним расступились и на другом конце зала он увидел ее. Прелестное создание в платье, что так чудесно подчеркивало ее фигурку и открытые плечики, будто призывающие прикоснуться к ним, чтобы почувствовать бархатистую кожу.
"О, и конечно, открытая шейка, как приманка для любого вампира. Уж не тебя ли я ищу на этом балу, милая леди?" - пройдя через толпу танцующих пар, тех что то сходились, то расходились, сын графа приближался к прекрасной незнакомке, уже сейчас чувствуя дивный запах ее кожи.
"Она будто не отсюда, и кожа ее пахнет совсем по-другому. Дело не в духах или чем-то таком. Нет, здесь кроется что-то другое... но что? Это загадка, но именно эта загадка и манит меня так сильно..." - пара шагов, и юный вампир уже рядом с девушкой.
- Могу я составить Вам компанию, милая леди? - проговорил он, улыбаясь уголками губ, не показывая свои клыки. Зачем пугать милое создание раньше времени. Впрочем, Ромео был уверен, что она прекрасно знает куда попала, и что это логово вампиров, где ей, скорее всего, грозит неминуемая гибель. Но, как смело смотрели ее глаза через прорези маски. Это будоражило еще больше.

+2

3

«Дорогой дневник.
Вот уже несколько лет отец учит меня охотиться на вампиров, он преподает мне теорию, рассказывает об этих загадочных созданиях ночи, упражняется со мной, но никогда не берет с собой на задание. К нему часто приходят письма с просьбами о помощи, люди находились в страхе, когда писали об ужасе, творившемся на улицах их городов. Как только солнце опускалось за горизонт, и бледноликая луна господствовала на черном небосводе, появлялись они… странные существа, так похожие на людей, с безумно бледной кожей, опустошенным взглядом и хищной ухмылкой на лице. Они вселяли ужас в окружающих, но никто не смел перечить им, словно околдованные их величием и красотой, люди сами шли на верную гибель, позволяя пить свою кровь. Правда были и те, кто предпочитал не скрываться, они действовали открыто, уничтожая за ночь маленькие города и села, не оставляя после себя камня на камне.
Всю жизнь отец учил меня ненавидеть их, презирать все их существование, потому что оно противоестественно и нарушает природный баланс между миром мертвых и миром живых. Раньше еще никому не удавалось, находясь по ту сторону, вернуться обратно и только с появлением вампиров невозможное стало возможным. Многих привлекает возможность жить целую вечность, но не всех из них понимают, что такая жизнь является истинным наказанием для любого бессмертного существа. Гонимые солнцем, вампиры вынуждены прятаться во тьме, управляемые голодом, они призваны питаться людской кровью. Проклятые верой они являются детьми дьявола, святая символика главный враг всех вампиров. Природа ополчилась против них, некоторые цветы убивали, деревья стали самым верным способом убить «не-мертвое» существо, стоит лишь вогнать деревянный кол в хладное сердце. Но не стоит бить напрямую, человеческое тело хранит в себе множество тайн, наше сердце находится под надежной защитой грудной клетки, сквозь ребра не так уж легко и пробиться, только самым опытным охотникам на вампиров такое удается и то не всегда. Лучше всего, брать немного ниже, ввести кол под ребра и со всей силы надавить на него, направляя острие вверх. Но все это я знала только в теории, отец не разрешает мне выходить с ним на охоту, говорит, я еще слишком мала и неопытна. Мне приходилось пару раз встречаться лицом к лицу с «не-мертвыми», скажу тебе по секрету, не каждый способен совладать с их дьявольским обаянием, годы уходят на то, чтобы научиться сопротивляться… прошлые мои попытки найти вампира в Голландии не увенчались успехом, и я решила отправиться туда, откуда берет свое начало самая древняя легенда о демонах ночи. Я еду в Трансильванию, чтобы доказать своему отцу, что его девочка уже не маленькая и способна продолжить семейное дело».
В Трансильвании большой праздник, великий граф Дракула устраивает бал-маскарад в честь своего единственного наследника, некого юноши имени которого, к сожалению, никто не знает. Каждый желающий мог посетить этот великолепный праздник жизни; многие жители действительно стремились хоть раз побывать в таинственном замке Бран, который находится на краю утеса, окруженный непроходимым лесом. Любопытство ведет всех этих несчастных на верную гибель, может местные жители и не в курсе, но Джульетта знала, что направляется в логово жутких вампиров и если ей не суждено лишить жизни первородного графа Дракулу, она покусится на самое дорогое, что есть в его вечности… на того самого юного наследника. Этот отчаянный шаг не только бросит вызов всем бессмертным существам, но и докажет господину Ван Хельсингу, что его дочь достойный охотник на вампиров.
Убранство зала производило неизгладимое впечатление на девушку, граф не отличался особой скромностью. Оркестр развлекал гостей веселой музыкой, дирижер активно размахивал руками в разные стороны, вокруг суетились девушки в красивых платьях с венецианскими масками на лицах, они громко смеялись лишний раз привлекая к себе мужское внимание.
Джульетта хмурила брови, ей не нравилась эта затея отправляться на охоту в столь людном месте, но отступать было уже поздно. На ней было легкое платье нежного голубого оттенка, тонкая талия стянута в тугой корсет, открытые плечики, оголенная шея, волосы собраны в высокую прическу; отличная приманка для изголодавшегося вампира, легка добыча не требующая особых усилий. Вот только не так проста Джульетта, как кажется на первый взгляд. Под платьем девушки спрятано оружие, да и одета она не совсем празднично: удобные сапоги для быстрого бега, черные брючки из эластичной материи, широкий пояс, а в нем спрятаны несколько пузырьков с освященной водой, пару маленьких иконок, в сапогах деревянные колья, в ложбинки груди спрятан крестик на тонкой шнуровке, обвивающей ее шею. Осталось только лишь найти необходимого ей вампира, но как его узнать, когда на лицах присутствующих в зале людей и вампиров надеты карнавальные маски?
Джульетта бродила по залу, осматриваясь по сторонам, наследник графа должен был хоть как-то себя выдать. Она никогда его не видела, но учитывая размах, с коим был устроен этот бал, юноша должно быть, очень избалован, капризен и себялюбив; обязательно окружен десятком красавиц, с самодовольной улыбкой на лице и с бокалом красного вина в руке. Таких повсюду было много, вампиры развлекались, танцевали, выпивали, вот только среди них не было того самого, кто нужен ей.
И тут перед ней возник юноша, как будто вырос из под земли, от неожиданности Джульетта сделала несколько шагов назад. Статный, с утонченными манерами, обаятельной улыбкой на лице, алые губы скрывали за собой легкую скованность, словно молодой человек старался что-то спрятать за ними… что-то вроде острых клыков. Он вампир, это было сразу понято. Вампиры выдают себя своим идеальным поведением перед потенциальной жертвой, они слишком милы, слишком любезны, слишком хороши, чтобы поверит в эту сказку.
Девушка с нескрываемым вызовом в глазах смотрела на этого незнакомца, он привлекал ее, манил к себе, хотелось пасть в его объятья и позволить прильнуть к шее, чтобы испить свежей теплой крови. Слишком опасный, от его взгляда мурашки бегут по всему телу, дыхание становится прерывистым, сердце волнительно стучит, а в висках бьется только одно желание – бежать.
- Не имею желания отказать вам, сударь, - склонилась в легком реверансе, позволяя юноше завладеть своим вниманием, - Я впервые в этом роскошном замке и думаю, мне нужен проводник на сегодняшний вечер. А вы, - обратилась к незнакомцу, - Как хорошо вы знаете этот замок?
Наводящими вопросами Джульетта пыталась узнать, насколько приближен молодой человек к графу и его сыну, быть может, он близкий друг или же просто член какой-нибудь свиты, служащий своему создателю верой и правдой. Если он будет полезен начинающей охотнице, она позволит ему прожить еще несколько часов, до того самого момента, пока не вытянет из него необходимую информацию о наследнике.

Отредактировано Juliette Capulet (01-11-2013 08:40:30)

0

4

О, что за дивная смесь страха и решимости была в этом прелестном создании... Ромео невольно залюбовался ею. Да, именно это, а не милое личико привлекало его так сильно.
"Быть может я не прав, и она оказалась здесь случайно? Или же это такая игра? Снова маски? Но даже если так, она здесь самый интересный объект, поэтому и отказываться от такого развлечения я не намерен," - наследник графа не сводит с незнакомки взгляда.
- На Ваше счастье, милая леди, я неплохо знаю замок. Я сказал "на счастье", потому что замок и правда старый и заблудиться в нем ничего не стоит. Ходят легенды, что иногда в коридорах находят скелеты таких вот заблудившихся, - юный вампир улыбнулся и, подойдя ближе, взял девушку за руку. - Хотя, простите мне подобные подробности. Да и шутка эта была не самой удачной. А могу я узнать, откуда такой вопрос? Или же Вы что-то ищите здесь?
"Если она скажет, что ищет комнату наследника или комнату самого графа, я буду разочарован. Значит такая же, как и все... и это печально. Может я и пойму когда-нибудь. Спрашивал у отца, зачем леди это все нужно, на что он только отмахнулся и сказал, что это сложно объяснить. Чаще всего, особенно английских и французских женщин манит эта романтика. Умереть в объятиях прекрасного и загадочного вампира. Глупости. Смерть она всегда смерть, если только ты не выбираешь вечную жизнь. А таких особ я не хочу делать подобными нам высшими существами. Велика честь для тех, кто всего лишь хочет оказаться у вампира в постели..."
- А впрочем, где же мои манеры? Могу я предложить Вам что-нибудь? Может вина? - Ромео изящно взмахнул рукой,  указывая на один из столиков у стены, на котором были расставлены подносы с напитками. Как не странно, но в бокалах было именно вино, а не кровь. Все потому, что вампиры никогда не пили остывшую кровь. Только ту кровь, которая еще горячая, ту, что струится по венам жертвы, пока еще бьется ее сердце.
"Интересно... как сладка на вкус кровь этой красавицы?" - взгляд вампира прошелся по изгибу шейки юной леди. Но нет, торопиться с этим он не собирался. Разве не более соблазнительно очаровать ее? Околдовать и заставить выполнить любое твое желание? Но юный Ромео не выдавал ничем свои желания. Разве что интерес во взгляде темных глаз, наблюдающих за юной особой.
- И почему я раньше не видел здесь столь прелестное создание? - а она и правда была просто очаровательна, и сложно было не сказать это, пусть и как в разговоре с самим собой. Смутится ли девушка этого комплимента? Это было совершенно не важно. И не собирался вампир скрывать свое восхищение ею. Это бал-маскарад, и в этом вся прелесть. Лица скрыты масками, и ты можешь никогда не узнать, кто был твой собеседник. Если этот собеседник еще и доживет до конца бала.

+1

5

Джульетта с опаской поглядывала на юношу, который буквально змей извивался вокруг нее, заманивая свою очередную жертву в тугие кольца, которые обвивались вокруг тонкой шеи. Он, как коршун набросился на нее, пытаясь окутать прозрачной вуалью своего обаяния, заманить несчастную девушку в свои сети и самое обидное то, что Джульетта с легкостью подавалась на его чары.
Перед ней был вампир, тут не нужно иметь и семи пядей во лбу, чтобы определить среди сотней гостей всех представителей бессмертного рода демонов ночи. Бледная кожи, плавные грациозные движения, бесшумная поступь, дьявольское обаяние, слишком вычурные манеры, сладкие речи, пристальное внимание, излишняя самоуверенность; все вампиры на одно лицо, они считают себя королями всего мира, всемогущими существами, они слишком тщеславны, чтобы скрываться за масками простолюдинов на этом вечере. Вот только незнакомец был не таким, излишне скромным, от него веяло опасностью, инстинкт самосохранения отлично подсказывал, что лучше держаться подальше от этого юноши, нежная кожа покрылась мурашками, сердечко взволнованно отбивало каждый стук, но девушка и виду не показывала, насколько ей сейчас страшно находится в компании молодого вампира. Он к ней так близко, она чувствует его холод на расстоянии, от него веет нечеловеческой энергией, слишком сильной, слишком отталкивающей и такой противоречивой. Внутри нее словно идет война между добром и злом, хорошая половина советует поскорее покинуть этот бал, ведь Джульетта совершенно не подготовлена для встречи с вампиром один на один. Но плохая половина советовала остаться и довести начатое дело до конца, доказать отцу, что не только мужчины из семьи Ван Хельсингов могут охотиться на всякую нечисть.
«Или тех, кого не доели такие монстры, как вы сударь», - усмехнулась юная леди, продолжая делать вид, словно внимательно слушает речи незнакомого господина.
- Я увлекаюсь архитектурой, - не моргнув глазом, врала девушка, - Меня привлекают старинные замки, вот такие, как этот. Их история, может какие-то старинные легенды, да и вообще мне бы хотелось, прогуляться по коридорам и окунуться в ваш мир с головой.
Джульетта обаятельно улыбнулась своему спутнику. Ему не стоит знать истинных мотивов юной охотницы на вампиров, но все же у него должен появиться предлог устроить ей небольшую экскурсию, и где-нибудь там, в самой отдаленной части этого замка, милая девушка сможет прижать к стенке это отвратительное кровососущее существо и выведать у него тайну о наследнике графа Дракулы.
- Да, пожалуй, я не откажусь, - благодарно кивнула в ответ, ступая рядом с юношей к столикам, где стояли подносы с напитками, в основном там было только одно вино, но совершенно разных сортов. Юная леди никогда не пила спиртного и более того, не умела в нем разбираться, поэтому схватила в руки первый попавшийся бокал с багровой жидкостью
Он пугал ее. Ну, нельзя же быть таким пугающе притягательным и прекрасным одновременно! Джульетта вспоминала все наставления отца, его рассказы о том, что вампиры не только самые могущественные существа, но и самые хитрые, не лишенный обаяния, они могут очаровать до такой степени, что ты даже забудешь собственное имя. Ей не хотелось пасть жертвой вампира, она не желала забыть собственного имени и той жизни, что осталась где-то позади, в далекой Голландии.
И все же он прекрасен! Она не видела его лица, но это было и не важно, пусть ходит в этой маске, хоть до скончания веков, лишь бы только он не покидал ее… не оставлял одну и всегда окутывал своими чарами, словно паук закутывает паутиной свою жертву.
Джульетта тряхнула головой, стараясь не обращать внимание на флюиды, которые источает этот молодой вампир, уж слишком сильно они действовали на нее.
- Прелестное создание, проездом в ваших краях и скоро ей предстоит продолжить долгий путь, - все также ловко врала юная леди, не обращая внимание на лестные слова, избегая прямого взгляда, все чаще осматриваясь по сторонам, разглядывая гостей, но все больше ее интересовали юноши, ведь среди них есть тот самый наследник.
- Я путешественница, авантюристка и искательница приключений, - склонилась в легком реверансе, словно только что представилась своим полным именем, - А вы? Позвольте узнать, с кем имею честь прибывать на этом дивном балу?
Быть может он, тот самый таинственный наследник графа? Кто знает? Никто и никогда не видел этого загадочного юношу, возможно, такого вообще не существовало в природе и Дракула выдумал всю эту историю лишь только для того, чтобы привлечь к себе большое количество любопытных людей, которым, как и ей, очень интересно знать о личности наследника.

Отредактировано Juliette Capulet (06-11-2013 12:33:16)

0

6

Как же интересно было наблюдать за столь милой мисс. Обычно у юных леди плохо получалось скрывать свои эмоции, и они открыто читались на лице. Некоторые пытались скрыть это, прикрыв лицо веером, да только это редко помогало, потому что тогда девушек выдавал смех или румянец на щеках, или же, наоборот, излишняя бледность от страха. Но здесь... о нет, эта особа была загадкой, которую все больше хотелось разгадать.
"Я хочу прикоснуться к ней... хочу узнать гладкость ее кожи под кончиками моих пальцев..." - будто бы случайно вампир провел по ее ладони, прежде чем девушка ускользнула от него, направившись за уже упомянутым вином.
- Прекрасный выбор, если Вы хотите увидеть древнюю архитектуру, потому что замку Бран уже очень много лет и его можно назвать достойным представителем подобных зданий. Я люблю древние крепости, эти каменные стены и бойницы. Есть в этом что-то такое... ммм... геройское, что-то пронизанное рыцарской романтикой, если именно это Вы подразумеваете под "легендами"? - впрочем, незнакомка будто была погружена в какие-то своим мысли, а значит, едва ли слушала его. Да и сама эта фраза больше казалась предлогом.
"К тому же, ей, судя по всему, интересны в замке совсем не романтические легенды. Прогуляться? Проникнуться атмосферой? А не ищите ли Вы здесь что-то определенное, милая леди? Может она одна из искательниц сокровищ и мечтает украсть их у графа? Да только в замке нет никаких сокровищ. По крайней мере, не было до тех пор пока здесь не появилась она сам. А она уникальна, поистине уникальна..." - Ромео, стараясь уловить каждый ее жест и уже сейчас стараясь разгадать эту загадку.
- Лучше попробуйте вот это вино... - аккуратно перехватив ладошку девушки, он забрал у нее бокал с темно-алой жидкостью и протянул другой, цвет которого был будто светлее. - Вы же не хотите захмелеть так быстро? Это же вино привезли из Франции и оно действительно прекрасно. Его вкус несколько мягче и приятнее.
"Путешественница... значит, я был прав. О, милая леди, тогда Вы нашли именно то место, какое искали. Вот только входило ли в Ваши планы скрываться от кровожадных тварей, как нас любят называть люди?" - юный вампир чуть заметно провел по своим губам кончиком языка. О да, это было бы весьма забавно.
- Я один из гостей графа, - совершенно спокойно проговорил Ромео, даже бровью не поведя. - Можно сказать, что в чем-то этот бал бы устроен в мою честь. Знаете, у графа бывают весьма странные поводы для того, чтобы устроить подобное празднование. Разве я тот, ради кого стоит собирать целый бал? О, я забыл представиться, - сын графа приложил ладонь к груди и слегка склонил голову. - Мое имя Ромео. Могу ли я узнать Ваше имя, прекрасная искательница приключений?
"Да, мой отец в этом смысле прекрасно знал, как лучше назвать своего единственного наследника, чтобы его не уничтожили. А потому решил пренебречь древней традицией и не назвал меня своим именем, как когда-то назвали его самого. Что поделать, если охотники на вампиров в последнее время настолько оживились и теперь только и мечтают, как вбить кол в сердце, таким как мы..." - нет, Ромео не боялся этого. Более того, относился к подобным вещам не больше как к раздражающему фактору. И эти самые "охотники на вампиров" были для него не более чем надоедливые комары, которые больше создают лишний шум и их укусы не приносят никакого вреда.
"Не на ту цель замахнулись, господа" - юный вампир мысленно хмыкнул. Услышав же реплику девушки, он улыбнулся шире.
- И как же должны звать обитателей, как Вы выразились, "жуткой Трансильвании"? - поинтересовался он, легко касаясь плеча девушки, чтобы вновь привлечь к себе внимание.

+1

7

Юноша был слишком учтив с незнакомой для него красавицей. Он подробно рассказывал ей о замке, хотя Джульетта даже не слышала его речей… точнее она слышала звуки чарующего голоса, такого нежного, бархатного, ласкающего утонченный девичий слух, звучащий для нее прекрасной музыкой, но, к сожалению, юная леди совершенно не понимала сказанных ей слов. Они терялись в этой мелодичности, растворялись в волшебной музыке юношеского голоса; синьорина чувствовала себя зависимой, околдованная этой обманчивой нежностью, девушка желала, чтобы эти мгновения не прекращались никогда. Пусть уж любезный Ромео не прекращая рассказывает о старинном замке, о его истории, легендах, обитателях, о чем угодно, лишь бы только слышать приятную мелодичность его голоса, от которой буквально мурашки бегут по спине, а от волнения ручки покрываются гусиной кожей.
И все же, несмотря на присутствие своего очаровательного спутника, Джульетта не забывала о цели своего визита в далекую Трансильванию. Она прибыла сюда не для того, чтобы веселиться на балу в окружении вампиров и их жертв, ей был необходим ни кому неизвестный наследник графа Дракулы. Никто из ныне живущих не видел его, окружающие довольствовались только слухами, как и сама неизвестная гостья замка Бран. По сути, она совершенно ничего не знала об этом юноше, даже его имени… наверное, это безрассудно ехать в страну кишащую кровососущими тварями, заявляться без приглашения на бал-маскарад в поисках единственного сына своего заклятого врага, но ей было жизненно необходимо доказать своему отцу, что она уже не маленькая девочка, а вполне способная охотница на вампиров. Старик Ван Хельсинг до сих пор видит в своей дочери ту самую малютку, которой нужно заплетать косички и рассказывать разные истории перед сном. Он никак не может смириться с тем, что Джульетта уже давно не крошка и не нуждается в его защите, девушка сама в состоянии постоять за себя и помочь своему отцу в его нелегком деле.
Его голос опять отвлек юную синьорину от ее суетных мыслей о своей семье. Юноша предлагал взять другой бокал вина, где напиток более вкусный и насыщенный, хотя красавице было все равно какой виноградный нектар держать в руке, она все равно за это время к нему так и не притронулась.
Незнакомец продолжал кружить вокруг, такой учтивый, слишком любезный и ласковый… очень подозрительный, словно это не ей, а ему было что-то нужно от нее. Джульетта старалась держаться подальше от него, но, к сожалению, обольстительный вампир не позволял чужестранке этого сделать. Она делала шаг назад, а он два шага навстречу. Она его отталкивала, а он будто бы того не замечая этого старался быть максимально ближе к ней. Такая излишняя откровенность немного обескураживала, сбивала с толку, не привыкшая к пристальному мужскому вниманию юная леди не сразу находилась с ответом, предпочитая делать вид, словно не замечает своего спутника. Но он оказался очень настойчивым.
«Один из гостей графа в чью честь могли организовать этот вечер», - наконец-то юноша удостоился заинтересованного взгляда со стороны юной охотницы. Джульетта осмотрела его с ног до головы, будто видела впервые, с неподдельным интересом в глазах, о чем-то размышляя между строк. Молодой человек мог оказаться полезным, особенно если он приближенный графа Дракулы и воочию видел неизвестного наследника.
- Действительно, было бы ради кого собирать, - шутливым тоном ответила синьорина, делая небольшой глоток из своего бокала. Она не знала, каково было на вкус вино из первого кубка, но это ей очень понравилось. По телу пробежалась приятная дрожь, внутри словно разгоралось пламя, обжигающее хрупкое существо юной леди, - Джульетта, - схватившись тоненькими пальчиками за край юбки, девушка присела в легком реверансе, почтительно склонив голову на бок.
Юноша оказался обладателем красивого имени. «Слишком красивого имени для жуткой Трансильвании», - как успела заметить леди Ван Хельсинг, делая очередной небольшой глоток красного вина.
Ромео вновь сумел завладеть вниманием таинственной гостьи. Его слова о том, что он возможный виновник торжества не выходили у нее из головы… судьба довольно забавная штука, иногда может подкинуть такие неожиданные сюрпризы, удивить, предоставить невероятные повороты событий, но даже при таком удачном стечении обстоятельств, Джульетта не могла поверить в успех своего плана. Так не бывает! Не может таинственный наследник графа вот так вот взять и попасться ей в руки. Скорей всего, это волнение в ней выдает желаемое за действительное. Охотница в каждом вампире видела потенциальную жертву сегодняшнего вечера, уж слишком велико было ее желание: доказать отцу свою состоятельность.
Джульетта вновь отвела взгляд в сторону, рассматривая присутствующих в зале людей и монстров. Было странно видеть такое большое скопление вампиров в одном месте, красавица должна была испытывать ужас, ведь она очень сильно рисковала своей жизнью. Справится с взрослым вампиром в одиночку не составит особого труда, но если их будет двое или трое… мистер Ван Хельсинг рискует потерять любимую дочурку в этом не равном бою.
Ромео… слишком милое имя для такого чудовища. Определенно, Влад Цепеш никогда бы не назвал своего единственного сына таким слащавым именем… скорей всего он какой-нибудь Максимилиан или Артур, а еще вполне может быть, что его назвали Владом Цепешом IV… ведь именно так принято величать наследников влиятельных людей.
- Ромео, - разочарованно вздохнула Джульетта, - Слишком красивое имя для жуткой Трансильвании, - усмехнулась красавица, вмиг теряя интерес к своему спутнику. Ее взгляд, вновь пробежался по присутствующим в зале молодым людям, стараясь прислушиваться к своему шестому чувству, охотница на вампиров старалась вычислить того, кто был ей нужен.
Прохладные руки скользнули по плечам, мелкая дрожь пробежалась по всему телу, от неожиданности девушка буквально отшатнулась от юноши. Ей было слишком приятно ощущать прикосновение тонких пальцев, она не могла поддаться искушению и пасть жертвой существа, которое даже имени ее не запомнит.
- Гмм, - синьорина закусила нижнюю губу, - Аббадон, Асмодей, Бельфегор, Велиар или же Леонард, - Джульетта аккуратно перечислила известные ей имена демонов, внимательно наблюдая за реакцией Ромео. Охотница понимала, что своим поведением может вызвать подозрение у юного вампира, но ей так хотелось поиграть с ним, как он играет с ней, стараясь проявлять учтивость на протяжении всего вечера. Это проявление симпатии вызвано не просто банальным воспитанием, опытный хищник обхаживает свою жертву, пытается втереться в доверие, чтобы в самый неожиданный момент впиться своими острыми белоснежными клыками в нежную девичью кожу.
- Простите, что назвала Трансильванию «жуткой», я не хотела обидеть вас или вашу замечательную страну, - одарила юношу дружелюбной улыбкой, - Я изучала историю Румынии и в основном она основана на исследованиях в области демонологии, - глубокий вдох, ладошки становятся влажными от волнения, красавица буквально шагает по краю пропасти, один не верный шаг и вечный полет ей обеспечен, - Сами понимаете, какое впечатление сложилось у меня прочитанного. Но, тем не менее, я здесь и жажду узнать побольше о городе, его жителях и о чудесном замке.
Очередной глоток вина, Джульетта чувствует легкое головокружение, в глазах стремительно темнеет, ноги становятся совершенно не живыми, бокал выскальзывает из тонких пальцев и вместе с девушкой начинает падать на каменный пол огромного зала.

0

8

Слушала ли красавица, о чем говорил Ромео? Или же уже благополучно поддалась его чарам, готова выполнить любой каприз юного вампира. Сын Дракулы соблазнительно улыбался, едва показывая клыки, той особой обаятельной улыбкой, какой мог улыбаться только он. Скольких дам, она уже свела с ума и благополучно отправила на тот свет? Ромео уже со счета сбился. Все они были лишь временные увлечения, что не остались в его памяти. Слишком долгая жизнь, чтобы помнить такие мелочи.
"Но не уверен, что не буду помнить это прелестное создание..." - какой уже раз за вечер юный вампир хотел назвать ее именно так. Сколько комплиментов он мог сказать и скольким дамам, лишь бы затуманить взор и сделать так, чтобы они теряли разум от одного его слова. Но... не с этой девушкой. Ей хотелось говорить самые искренние комплименты, говорить самые нежные слова, давать самые милые прозвища.
"Нежный цветок... Джульетта..." - как дивно звучало ее имя. Хотелось повторять его, хотелось прочувствовать его звучание, каждого слога. Новость о том, что ее случайный кавалер на этом балу не последний гость, похоже, снова вернула интерес девушки к нему.
"Как не интересно... неужели ей интересны только знатные господа, а, как бы странно это не звучало, простые смертные?" - пусть эта догадка совсем не обрадовала наследника графа, но он ни одной эмоцией на лице не выдал своего недовольства. Более того, улыбка стала еще более обаятельной, сам же он старался как можно ближе подойти к Джульетте, чувствуя себя все более опьяненным ею.
"К чему вино, когда рядом есть столько прелестная девушка?" - поймал он себя на мысли. Чуть склонив голову набок, он прислушивался к ее словам, продолжая загадочно улыбаться.
Однако, услышав ее слова, юноша удивленно изогнул бровь, после чего тихо рассмеялся.
- Милая мисс, а почему Вы решили, что сына графа должны звать как какого-нибудь демона из Ада? Или же сам граф для Вас будто сам Дьявол? - Ромео осуждающе покачал головой. - Что же он Вам такого сделал, что Вы так плохо о нем думаете? - при этом в интонациях юного вампира звучало искреннее непонимание.
"К сожалению, моего отца многие хотят убить только за один факт его существования. Он для них заведомо монстр. Его и еще при жизни все считали монстром. И... это очень печально..." - о том же, что сами вампиры изначально считаются чудовищами, которых нужно уничтожить.
"Ничтожные твари..." - от одной этой мысли юноша сильнее стиснул клыки. Как же хотелось иной раз уничтожить их всех до единого, но... оставался тогда вопрос - что же тогда есть самим носферату? Может, это и было причиной, почему род людской до сих пор не был стерт с лица земли.
- Что же касается сына графа, - вампир довольно убедительно изобразил задумчивость. Даже слегка лоб нахмурил. - Я бы скорее предположил, что граф назвал бы его своим именем. Знаете ли, у рода Дракула была такая традиция - называть сына в честь отца. А значит, логично предположить, что сына хозяина дома должны так же звать Владом. Поэтому, милая леди, боюсь, что Вы несколько перегнули палку с именами. Что же касается "жуткой Трансильвании", то не Вы первая и не Вы последняя. Наша страна очень для многих до сих пор считается какой-то дикой и...
Договорить юноша не успел. Похоже, девушка совершенно не умела пить. Пара глотков довольно легкого, а оно действительно было легким, потому что не в стиле Ромео было спаивать милых леди для своих не самых благих целей, и Джульетта уже теряет сознание. Изящный выпад, одной рукой ловя на лету падающий бокал с вином, другой перехватываю юную леди за талию, и прижимая к себе, чуть ли не касаясь при этом ее губ своими.
- Как же быстро Вам ударило вино в голову, милая Джульетта, - приглушенно проговорил он, будто ловя ее дыхание губами. - Может Вам лучше отдохнуть немного? Знаете ли, терять сознание в незнакомом месте, это не самая хорошая идея.
"И вот она сама считай, падает в мои объятия. Разве могу я не воспользоваться этим?" - и пока девушка не опомнилась, накрыл ее губы легким поцелуем, позволяя себе такую вольность, хоть и понимая, что, скорее всего после этого получит по лицу. Но... этот риск стоил того, чтобы попробовать вкус ее поцелуя.

+1

9

Фокус с обмороком немножко не удался. Джульетта ожидала чего угодно от кровожадного вампира, но только не этого… она как-то рассчитывала, что Ромео подхватит ее на руки словно пушинку и отнесет в какое-нибудь тихое место, желательно в свою спальню, где девушка смогла бы сорвать с него маску, да и с себя тоже, и показать этому монстру свое истинное лицо… лицо потомственной охотницы на вампиров. Ей необходимо было уединиться с ним, покинуть бальный зал, наполненный монстрами подобными ему… нужна более интимная атмосфера, чтобы припереть красавчика к стенке и выведать у него все вампирские тайны и секреты, особенно касающиеся таинственного наследника графа, а если понадобиться, Джульетта выбьет из него необходимые признания.
Но вместо желаемого рыцарского поступка, юноша накрывает ее губы своими… на какое-то мгновение молодые люди внезапно сливаются в поцелуе. Его уста так бледны и холодны, они словно первый снег укрывают ее своим ледяным прикосновением; предательская дрожь пробежалась по телу, красавица утопала в хладной нежности, позволяя юноше целовать себя, всего лишь несколько секунд, но и этого вполне хватило, чтобы вознестись к небесам и тут же рухнуть прямо в Ад. Как бы приятны не были его поцелуи, как бы ни хотелось ей тонуть в сильных мужских руках, не стоило позволять себе таких вольностей, надо помнить, что ни смотря на дьявольское обаяние и совершенную человеческую оболочку, внутри Ромео всего лишь жалкий кровосос, желающий испить ее крови до последней капли.
Джульетта резко открыла глаза, отстраняясь от юноши на более безопасное расстояние. Внутри колыхало сильнейшее желание залепить ему звонкую пощечину, но девушка из последних сил держала себя в руках. Раскрасневшаяся, совершенно разочарованная в манере своего поведения, девушка злилась на себя… она не смогла вовремя отстраниться от него, не смогла совладать с голосом разума, а слепо повелась на зов сердца. Отец предупреждал ее о том, что вампиры могут быть безумно обаятельными, привлекательными, идеальными… они хорошие актеры и умеют казаться теми, кем не являются на самом деле; и Джульетта все время кивала в ответ, примерно понимая, что он имеет ввиду, но красавица даже не догадывалась о силе этого притяжения, а сейчас… сейчас столкнулась с ней лицом к лицу и проиграла.
- Не знала, что у вас в Трансильвании принято именно таким способом приводить девушек в чувства, - тыльной стороной ладони, Джульетта стерла остатки поцелуя с алых губ, которые еще до сих пор горели, напоминая о девичьей слабости.
Джульетта расстроена. Она делала большие ставки на этот вечер, на положительный исход ее встречи с кровожадными монстрами, девица надеялась на победу, но никак не ожидала пасть к ногам ослепительного юноши и проиграть ему первый раунд. Этот поцелуй выбил ее из колеи, охотница не могла простить себе сей слабости… этого внезапного позволения ласкать ее уста запретным поцелуем.
Ромео… ах, Ромео… кем бы он ни был при дворе графа, стоило отметить его исключительную привлекательность, безупречные манеры, эту притягательную красоту, бархатный голос… пусть это все всего лишь обман, пусть эта внешность дана ему не для благих целей. Он использует ее, чтобы завлекать в свои сети невинных девушек, очаровывать их, околдовывать своими сладострастными речами, кружить им головы, а затем, воспользовавшись слабостью доверчивых созданий, лишает их драгоценных жизней. Но такова сущность вампиров и от этого никуда не убежишь.
- Здесь очень душно, - убрала непослушную прядку волос за ушко, - Голова просто раскалывается, - растирает виски тонкими пальцами, будто эти махинации могли помочь ей заглушить боль, - Не могли бы вы отвести меня туда, где хотя бы чуточку тише, - обратилась к юноше с мольбой в глазах. Она сделала несколько шагов к нему навстречу, рукой цепляясь за рукав его рубашки, как бы намекая, что ей в действительности очень плохо и на сей раз, это не розыгрыш, - Обещаю, мы с вами еще поговорим, если вы позволите мне, хоть немного отдохнуть от этой суеты.

+1

10

Какими пленительными были ее губы. Не хотелось отрываться от них ни на миг, хотелось запомнить их мягкость и сладость, хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно. Нет, Ромео не показалось, что девушка не противится и наоборот тянется к нему. Так было всегда, с каждой новой жертвой. Да, вампиры знали, что когда кусают свою добычу, в ее кровь попадает особый наркотик, заставляющий забыть о том кто ты и зачем сюда пришел. Он как опиум, или еще сильнее, потому что сколько раз было, что совершенно юная девица сама тянулась к своему убийце, отдавая свое тело ему на растерзание. Кто-то мог лгать, что это и было истинным очарованием вампиров, но наследник графа никогда так не считал. Уж кто кто, а он мог очаровать юную особу и без помощи каких-то непонятных средств.
Ладони скользили по ее спинке, красиво выгнувшейся в его объятиях, наслаждаясь текстурой ткани ее платья и теплом кожи, которое чувствовалось даже через тонкую преграду. Вампирам, кровь которых будто застыла в венах, и потому тело казалось таким холодным, всегда нравилось прикасаться к тем, кто был теплее. Странный контраст, но в этом была особая прелесть. Для каких-то детей ночи особым наслаждением было чувствовать, как вместе с кровью тело покидает и жизнь. Но самому Ромео нравились именно прикосновения. Кто-то мог упрекнуть его в подобном, но посмел бы кто-то перечить сыну самого графа Дракулы? Едва ли, потому как это могло грозить очень серьезными неприятностями. И больше от самого юного вампира, потому что прежний владыка Трансильвании редко, когда обращал внимание на чье-то мнение. Ему было важнее спокойствие в замке и ничто больше. Он будто чувствовал настроение каждого, как если бы всех обитателей замка соединяли невидимые нити и центром, куда они тянулись, был сам хозяин замка. Иногда Ромео думал о том, что и сам замок, будто часть главного вампира. И замок и его обитатели, и даже сам Ромео. Для кого-то это могло показаться странным, для самого же наследника Дракулы это было нормой. Они все, включая каждого вампира, были одной семьей. И потому, когда кто-то пытался навредить кому-то из семьи, это грозило огромными неприятностями.
Сколько длился этот поцелуй, прежде чем голос девушки заставил вернуться с небес на грешную землю. Джульетта отстранилась, но губы все еще хранили вкус поцелуя и Ромео не смог сдержаться, чтобы не провести по ним кончиком языка, запоминая.
- Я уже говорил, что Трансильвания не такое жуткое место, как Вы думали, милая леди, - лукаво улыбаясь, он продолжает изучать каждый жест девушки. - Или же такой способ "приводить в чувство" пришелся Вам не по вкусу. Тогда прошу меня простить, но я не смог удержаться. Вы действительно прелестны, Джульетта.
Бережно взяв милую леди за руку, при этом убирая уже явно не нужный бокал с вином на столик, наследник глаза кивает в ответ.
- Хорошо, тогда нам действительно лучше покинуть зал. Тем более... скоро станет еще более душно, - последнюю фразу юный вампир говорит в сторону. Он видит, что все гости уже собрались и чувствует, как собратья в предвкушении настоящего веселья, которое наступит немного позднее. Нет, граф не позволял своим подданным устраивать кровавый пир прямо в зале во время бала, но они прекрасно знали, что каждый может выбрать себе жертву по вкусу и делать с ней все что вздумается. Главное лишь не привлекать внимание к себе слишком явно.
- Идемте, - придерживая девушку под локоть, Ромео повел ее прочь из зала.
"Все в порядке, сын мой?" - почти у самого входа, он оборачивается, посмотрев в сторону отца, и чуть заметно кивает. К чему этот вопрос? Когда в последний раз отец беспокоился, когда его сын позволял себе пойти развлечься с какой-нибудь милой девицей?
"Конечно, отец. Все просто великолепно, спасибо за этот восхитительный бал", - сам же Ромео не выдает себя даже улыбкой. Зачем кому-то непосвященному знать об этом разговоре? Слишком боялся граф, что кто-то решит уничтожить его единственного наследника.
"Все хорошо, отец, не волнуйся", - после этих слов, юный вампир покидает зал, уводя с собой свою спутницу.
- В замке очень много комнат и каждая из них может хранить свою тайну, - в коридоре было уже не так душно и в чем-то немного прохладно от каменных стен. Что поделать, все же замок был очень древним. Свернув за угол, Ромео повел девушку в одну из комнат, от которой у него был ключ. Нет, в свои покои вести ее он не захотел, по той простой причине, что вообще редко кого водил туда. Да и... что скрывать, он и сам не очень часто там появлялся. Вампирам редко был нужен сон, а значит и сама спальня была больше для формальности.
Как не странно, но дверь была открыта. Если честно, то юноша не один раз уже ругался с обитателем комнаты за то, что приводит сюда кого-то, но ему было как-то все равно. В конце концов, прав на "делаю, что хочу" у них было одинаково.
- Прошу, милая леди, - открыв дверь, юноша жестом пригласил Джульетту войти внутрь. Сам же пока дожидался у входа.

+1

11

Ромео… нельзя быть таким милым с девушкой, которая приехала убить тебя. Ах, Ромео, вы слишком любезны с ней, ваша трепетная вежливость, пристальное внимание и эти дивные комплименты, они заставляют учащенно биться наивное девичье сердце. Благодаря вашему поведению, Джульетта сомневается в том, что вы кровожадный монстр, способный в любой момент испить ее до дна, все чаще ей кажется предчувствие ошибочным, каким-то обманчивым наваждением, ведь не может бессердечный убийца быть таким человечным. Но вспоминая напутствия отца, красавица помнила, что вампиры еще те хитрецы, они способны околдовать любого, втереться в доверие, обвести вокруг пальца, стать кем угодно, лишь бы заполучить желаемое. И сейчас для Ромео этим самым «желаемым» являлась юная Джульетта, которая хоть и таяла от приторной нежности в его голосе, но все же старалась держать себя в руках и не поддаваться сильнейшему искушению.
- Кажется, я принесла уже вам свои извинения за поспешные выводы о вашей стране, Ромео, - тонко подметила, позволяя юноше увести себя туда, где будет чуточку тише, капельку свежее; где у юной охотницы на вампиров появится отличный шанс прижать обаятельного вампира к стенке.
Джульетта шла по залу в сопровождении этого странного юноши, на них никто не обращал внимания, присутствующие были слишком заняты соблазнением гостей сегодняшнего вечера.
«Интересно, что он имел в виду, когда говорил о том, что тут скоро станет еще более душно», - размышляла девушка, оглядываясь по сторонам, взглядом скользя по самодовольным лицам вампиров, - «Неужели эти монстры убьют всех присутствующих здесь людей», - ей стало очень жаль этих юношей и девушек, пришедших на чужой праздник жизни. Они надеялись незабываемо провести время в самом старинном и загадочном замке, а на самом деле пришли на собственные похороны, ведь спустя каких-то нескольких минут, сердце каждого перестанет биться, и уже не сможет перегонять кровь по хрупким венам.
Ей так хотелось им помочь, предотвратить эту вакханалию, но что она могла сделать? Предупредить всех и каждого о приближающейся опасности? Вот только поверят ли они в мифическую сказку о вампирах? Кто захочет покинуть великолепное торжество только из-за того, что какой-то полоумной девчонке показалось, что она видит в хозяевах замка каких-то кровожадных существ?
«Они знали, что ждет их здесь, когда отправлялись сюда. Знали, какую участь уготовили им вампиры. Они сами выбрали свою судьбу», - чуть слышный вздох, Джульетта отводит взгляд в сторону, позволяя Ромео вывести себя в прохладный коридор замка. Его бархатный голос отвлек охотницу от суетных мыслей об этих глупых человеческих существах, добровольно идущих на собственную смерть.
Она взглянула на юношу. В свете тусклых факелов, коими освещались каменные коридоры, он выглядел очень загадочно. Такой красивый, сотканный из нитей сказочных снов, просто само совершенство… идеальная чистая кожа, грустный взгляд прекрасных глаз, лукавая полуулыбка на губах, плавные неспешные движения, Ромео ступает так тихо, что даже создается впечатление, словно его ноги не касаются пола.
«Ну, почему», - вздохнула синьорина, - «Почему именно ты тот жуткий монстр, которого мне нужно убить?»
Когда же ты успела открыть свое сердечко для этого юноши, милая девочка? Неужели, все советы мудрого отца прошли мимо твоих нежных ушек? Неужели, ты так и не поняла, что являешься для него очередным расходным материалом? Он никогда не изменится, бедная Джульетта! Никогда не станет тем, кого разыгрывает перед тобой. Очнись! Очнись пока не поздно! Не позволяй своему сердцу привязываться к совершенному облику этого монстра!
- Вы ведете меня в тайную комнату? - улыбнулась, все еще избегая его нежного взгляда.
Джульетта никогда еще не была в таком старинном замке. У них в Голландии есть великолепный замок  Де Хаар, самое большое и историческое построение, которое расположено за Утрехтом в получасе езды от Амстердама. Де Хаар – это самый настоящий замок с башнями, турелями, рвами по периметру и висячими мостами, он сам по себе является произведением искусства. Возле замка находится романтическая часовня, а также красивые парки и сады. Они частенько ездили туда с отцом, прогуливались на свежем воздухе, маленькая Джульетта всегда представляла себя хозяйкой красивого замка, мечтала жить в такой роскоши, и когда-нибудь выкупить его у настоящих хозяев. Вне всякого сомнения, замок  Де Хаар является одним из самых роскошных замков Европы, но к сожалению в нем не живут кровожадные монстры, приведшие ее в далекую Трансильванию.
Молодые люди свернули за угол. Джульетта не знала, куда они идут, даже не имела никакого представления, все же замок Бран ей не был знаком, но отчего-то девушка доверяла юноше, позволяя ему вести себя. К тому же, если Ромео задумает распускать свои длинные изящные руки, у охотницы есть чем ему ответить на такую наглость, ведь под ее праздничным платьем припрятаны парочка сюрпризов.
Они остановились около двери, юноша манерным жестом пригласил свою спутницу пройти. Девушка немного замялась на пороге, но все же сделала нерешительный шаг вперед.
Просторное помещение, довольно светлое, но шторы на окнах были плотно зашторены, свечи в кованных подсвечниках служили хорошим освещением. Нельзя сказать, что комната была обставлена со вкусом, скорее здесь было все навалено, расставлено в каком-то особом беспорядке; вещи хоть и выглядели безумно ценными и дорогими, но смотрелись как-то неуклюже, походили на какой-то старинный хлам. Это была спальня… спальня лишенная комфорта, с огромной постелью, аккуратно застеленной узорным покрывалом, пара кресел, небольшой столик, на полу шкура убитого медведя, около стен различные шкафы, на них покоились те самые старинные предметы, более похожие на хлам. Джульетта обвела покои разочарованным взглядом. Похоже, хозяина данного помещения совершенно не интересовал комфорт, для него была важна только мягкая постель, коей уделялось особое место и внимание.
Неужели Ромео привел ее в свою спальню? Как не красиво и слишком поспешно с его стороны вести первую попавшуюся девушку в свою комнату!
- Спальня, - выдохнула красавица, прогуливаясь по помещению, - Вы привели меня в свою спальню для того, чтобы, - обратилась к юноше, ожидая, когда он закончит начатую ею фразу.
Сердце в груди волнительно билось, руки были напряжены… интересно, а хватит ли ей ловкости достать из сапога осиновый кол и вонзить его в хладное сердце вампира?

+1

12

"Тайная комната. Что за фантазия у этого милого существа", - все это вызывало только умиление и, еще большую нежность к столь юному созданию. Как же беспечно она позволяет увести себя. Будто бабочка, летящая на огонь. Ромео всматривался в прелестные черты своей спутницы и, что уж там, пытался угадать, о чем же она сейчас думает. Нет, пусть Джульетта и чуть не упала в обморок, но взгляд у нее был ясен. Нет, она совсем не была очарована его чарами, как это бывало обычно. Ее взгляд излучал какую-то плохо скрываемую нежность. И это очень сильно смущало вампира. Разве смотрел на него кто-то так? Если на то пошло, то юный наследник Дракулы, никогда не испытывал этого чувства. Обычно к нему питали ярость, может страсть или вожделение. Но никогда нежности и любви. Да и от кого он мог получить эти чувства? Вампир даже не знал, кто же была его матерью, и как так получилось, что он вообще появился на свет. Однажды Ромео спрашивал отца об этом, пытаясь выяснить, а может он всего лишь одно из его детей, инициированных кровью вампира. На что граф покачал головой и заверил своего отпрыска, что он действительно плоть от плоти и кровь от крови его. Вот только на этом разговор и закончился. Дракула не собирался распространяться на свет этого, объяснив это тем, что этой информацией наследнику совершенно не стоит забивать голову.
"Однако, с тех пор эта мысль не покидает меня. Я хочу знать ответ, хочу знать правду, но, не знаю, как узнать ее..." - снова эти мысли. Юноша на миг коснулся своего лба кончиками пальцев, будто отгоняя наваждение, и улыбнулся своей спутнице.
- Что Вы, милая Джульетта. Это не моя спальня. Здесь время от времени обитает один из очень близкой свиты графа. Почему я привел Вас именно сюда, - вампир на миг задумался, изящно проведя по губе кончиком пальца. - Комната, где я остановился, находится в дальней части замка, и мне было бы стыдно вести Вас туда. Там немного... не прибрано.
"А еще там окна всегда закрыты, нет кровати, и сам я не помню когда был там в последний раз" - этого девушке совсем не нужно было знать. - А эта комната вполне подходит для того, чтобы Вы могли немного отдохнуть. К тому же, здесь есть кровать, если Вам снова станет нехорошо, и Вы захотите прилечь.
Сам же юноша опустился на край, ни на миг, не сводя взгляда с Джульетты. Как если бы держал ее в силках. Малейший промах и птичка улетит. А с этой птичкой Ромео хотелось познакомиться немного ближе.
Это могло показаться странным, но так оно и было. Юным вампир действительно хотел узнать ее ближе, но, при этом, не пить ее кровь. Может позже, может в другой раз, но не сегодня. А в этот вечер прелестная спутница манила его к себе настолько, что, особенно после того украденного поцелуя, он просто не мог не желать снова прикоснуться к ней, и вновь почувствовать вкус ее нежных губ.
- Ты боишься меня? Отчего же? - вампир незаметно оказался за ее спиной, и чуть склонив голове, приглушенно зашептал на ушко. Фамильярно называть девушку на "ты" уже сейчас, но это вырвалось как-то само собой. Ладони прошлись по ее плечам и вниз по рукам в паре миллиметров от ее кожи, как если бы Ромео хотел коснуться ее, но не смел.
"Я же не хочу ее спугнуть. О нет... только не сегодня. Самое странное, что еще немного, и я буду готов забыть о том, что все в моей власти и буду молить на коленях, чтобы она не уходило. О, нет, я не могу себе такое позволить. Держи себя в руках, Ромео. Сколько прелестных девушек было в твоих объятиях. Тогда что же особенного в этой? Вот только, я чувствую в ней какую-то опасность и, похоже, это манит меня сильнее всего. А может не прав отец, что пытается защитить меня ото всех и вся? Как тогда я смогу постоять за себя, если охотники доберутся до меня, наконец? А они доберутся, я уверен в этом. Ох, и настырные же они твари..."
- О, что Вы, я совершенно не посягаю на Вашу честь, милая леди! - Ромео изобразил изумление, в то время как улыбочка все равно выходила какой-то лукавой. - Вы хотели пойти туда, где немного прохладнее и вот мы здесь. К тому же здесь совсем не шумно и Вы и правда сможете немного отдохнуть. Вам не душно, милая Джульетта? Я могу открыть окно. Сегодня дивная ночь, не правда ли?

+1

13

Джульетта хмурила брови, слушая небольшое уточнение юноши в том, что это отнюдь не его спальня, а на самом деле она принадлежит какому-то другому вампиру, который наверняка использует ее не для того, чтобы отдохнуть или почитать книжку.
«Фу, как это грязно и не прилично», - сморщила свой миленький носик, оглядываясь по сторонам, - «Зная такие подробности, теперь мне точно не придет в голову мысль, прилечь на эту кровать».
Но не время было привередничать и строить из себя светскую леди, цепляющуюся к любимым мелочам. Сейчас, когда они наедине в этой странной комнате за закрытой дверью, позади шумного праздника, танцев и заливистого смеха распутных девиц, Джульетте нужно было действовать осторожно, обдумывать свой каждый шаг, взвешивать каждое слово перед тем, как произнести его вслух. Ей просто жизненно необходимо вывести Ромео на чистую воду, заставить вампира страдать и выведать у него тайну того, кто же на самом деле является прямым наследником графа Дракулы.
Девушка еле слышно вздохнула, несмотря на всю свою ненависть к этим бездушным существам, Ромео ей казался очень даже человечным, таким милым, таким искренним; он вел себя сдержано, как подобает истинному джентльмену: не распускал руки, не приставал, а сейчас, когда они остались наедине, юноша скромно опустился на край кровати, даже не посылая тонких намеков своей спутнице, чтобы она поспешила присоединиться к нему.
«Быть может, не все вампиры такие ужасные существа, как говорил мне мой отец», - красавица поджала нижнюю губу, сомневаясь в правильности своих действий, - «Может, Ромео не такой, как остальные? Он не похож на беспощадного убийцу, способного лишить жизни беззащитного человека… О, Пресвятая Дева Мария, как бы мне хотелось, чтобы мои слова имели хоть толику правды», - и снова еле слышный вздох вырвался из ее груди. Каким бы милым он ей не казался, не стоит забывать о том, что это всего лишь иллюзия… красивая картинка для наивных дурочек. Джульетте вообще не стоило задумываться о том, чтобы изменить истинную сущность этого монстра, такие как он, не могут измениться и стать хорошими. Природа обошлась с ними иначе, Господь Бог проклял их, живой мир отвернулся от этих существ, а Дьявол шутя проложил лунную дорожку из Ада прямо в мир живых. Не дано проклятым обрести нормальную жизнь после смерти.
Девушка внимательно слушала речи молодого вампира, стараясь отыскать в них хоть какую-то зацепку, и кажется, она ее уже нашла:
- Остановился, - удивленно переспросила, - Звучит так, словно вы не являетесь постоянным жильцом данного замка, а всего лишь проездом тут?
Ей нужна была любая информация, любая зацепка, которая может привести к самой главной цели ее визита в Трансильванию. Конечно, можно было действовать по-старинке, как учил ее отец, но отчего-то Джульетте не хотелось вредить этому юноше. Личная симпатия мешала трезво мыслить и действовать согласно намеченному плану.
«Возьми себя в руки, Джульетта».
- Вы очень внимательны, Ромео, - с благодарностью улыбнулась вампиру, - Но вот это, - указала рукой на огромную постель, застеленную покрывалом, - Явно лишнее.
Джульетта отвела взгляд в сторону, обращая свое внимание на картину, висевшую на отдаленной стене. Кто бы ни был хозяином данной комнаты, он являлся отменным ценителем роскоши и искусства.
Его голос послышался совсем близко, а дыхание обжигало нежную кожу. Совсем неожиданно Ромео оказался позади нее, по телу пробежалась мелкая дрожь, сердце в груди учащенно забилось, ладошки вспотели, рядом с ним Джульетта чувствовала легкое волнение. Руки скользнули по плечам, но она не чувствовала его прикосновений, только легкий холод коснулся кожи, как будто ветерок похолодил морозной свежестью.
Красавица стояла неподвижно, стараясь держать себя в руках, мысленно произнося молитву Пресвятой Деве Марии, чтобы не сорваться и никак не выдать своего волнения, охватившего ее от этой внезапной близости.
Ромео же наоборот, вел себя крайне спокойно, обольстительно, уверено, как обычно ведут себя вампиры, пытаясь очаровать беззащитную жертву.
- А разве мы уже перешли на «ты», - совершенно спокойным голосом поинтересовалась девушка, будто стряхивая со своих плеч его нежные руки, - Мы не настолько хорошо знакомы для того, чтобы вы начали забываться, дорогой Ромео, - она говорила холодно, намеренно показывая юноше, что все его попытки очаровать «наивную» девушку равны нулю, и как бы он не старался, она окажется намного сильнее, хитрее и мудрее.
Еще раз осмотрев комнату придирчивым взглядом, Джульетте еще больше хотелось покинуть ее. Какое-то странное ощущение выталкивало красавицу в пустынный коридор, словно предупреждая о какой-то скрытой опасности, что хранили эти каменные стены. Быть может, это его присутствие действует на нее подобным образом, а может, действительно нужно было уносить отсюда ноги, пока они еще в состоянии бежать изо всех сил.
- Я как-то полагала, что вы отведете меня в гостиную или каминный зал, - пожала плечами, натянув на свое личико непринужденную улыбку, - В замке тысячи комнат, вы могли меня отвести даже в библиотеку или рыцарский зал, но вы почему-то повели первую встречную девушку в спальню, - с притворным сожалением вздохнула, продолжая парировать заученными фразами, - Следуя вашей логике, дорогой Ромео, я могу понять, почему вы поступили именно так, но я же девушка, - Джульетта подошла к нему совсем близко, тоненькой ручкой касаясь бледной щеки, - И думаю совершенно иначе.
Легкая улыбка играла на ее губах, она смотрела в его прекрасные глаза, ловя в них свое собственное отражение. Она вдыхала прохладный воздух каменных стен, но отчетливо чувствовала приторный еле уловимый аромат его тела. Рука скользнула от щеки к шее, пальчики запутывались в шелковистых волосах… расстояние между ними сокращалось, и вот, когда казалось до заветной цели осталось всего лишь несколько миллиметров, улыбка исчезла с алых губ, а девушка совершенно серьезным тоном произнесла:
- Вы, совершенно правы, мой дорогой Ромео, здесь стало очень душно. Будьте любезны, отварите ставни и откройте окно.

+1

14

"Хм... поморщилась, будто оказалась в комнате, где только оргии и происходят, - Ромео краем глаза наблюдал за девушкой и ее реакция его очень забавляла. - Хотя, зная Сорси, я даже предположить не могу, что здесь могло происходить. Если на то пошло, то я не могу предположить и то, не явится ли хозяин комнаты сюда в самый ответственный момент..."
Про какой "ответственный момент" появилась мысль, юный вампир размышлять не стал. Не то чтобы он привел сюда эту милую особу, чтобы соблазнить на что-то крайне неприличное, но и не стал бы отрицать такой возможности.
"Прям таки теряюсь в сомнениях. Позволить ей остаться столь же невинной, или же, наоборот, позволить раскрыться с не самой приличной стороны?" - о, как же ярко замелькали в этот момент образы в его голове, один чудеснее другого. Вот только, что за странная вещь. Пусть фантазии и были не из приличных, но ничего отвратительного и пошлого в них не было. Наоборот, в них проскальзывала странная теплота и желание подарить этой девушке всю нежность, на какую способно сердце вампира.
"Или же ты сошел с ума, Ромео? Что за мысли?" - то, что сын графа умудрился не прослушать вопрос Джульетты, было настоящим чудом. Не слушать свою собеседницу и игнорировать ее вопросы, не самый хороший способ показать ей свое расположение.
- А что же Вас навело на мысль, что я обитаю в этом замке? Или же Вам кажется, что сюда не приезжают из других стран, да пусть только из соседних городов? У графа множество друзей по всему миру. Знаете, он, хоть и кажется затворником, но любит иногда посмотреть мир, - в этом Дракула не отказывал ни себе, ни своей близкой свите, ни, тем более, единственному наследнику. Другой разговор, что слишком долгими эти путешествия не были. Все же вампиры тосковали по родной земле. И... были несколько другие причины, почему им приходилось поспешно покидать тот или иной город. Например, чрезмерный интерес простых смертных к тому, почему по городу стало происходить слишком много таинственных убийств. Ромео даже улыбнулся, вспоминая свою последнюю поездку в Берлин. Почему-то захотелось поехать именно туда и в итоге пришлось так же быстро скрыться оттуда.
"И все-таки она боится. Или же нервничает, раз в каждом ее жесте скрывается напряжение. Джульетта будто хищник в присутствие охотника. Видит его, следит за каждым движением и не теряет бдительность. Впрочем, нет, она скорее охотница, чем добыча. Охотница... Откуда это сравнение? Нет, глупости. Такое очаровательное существо не может быть охотником на вампиров. Еще бы подумал, что она сюда пришла по твою душу. Ха-ха, если бы еще у вампира была душа", - однако странная догадка не хотела уходить из головы. Может, стоит быть осторожнее?
- Оооо, милая Джульетта, как же плохо Вы обо мне думаете! - юный вампир тихо рассмеялся. - Вы спрашиваете, почему я привел Вас именно сюда, а не в гостиную? Потому что дом графа сегодня полон гостей. И если Вам хотелось немного отдохнуть, то единственный выход, это пойти в чью-то спальню. Потому что едва ли сейчас кто-то решит отправиться спать. Все веселятся на приеме. Что же касается другого Вашего замечания, хм... - едва заметно он провел кончиком языка по своим губам. - Да, мы не настолько близко знакомы. Но я не заметил, чтобы Вы противились моему поцелую в зале. И это с малознакомым мужчиной, - сын графа укоризненно покачал головой, на губах же при этом играла лукавая улыбка. - Впрочем, прошу прощения. Я не хочу сейчас Вас задеть. И, даже готов извиниться за такую вольность. Пусть и была эта вольность очень приятной, не могу этого не сказать. Считайте меня грубияном, но я скажу, что на этом балу нет никого очаровательнее Вас. Что же на счет того, что мы плохо друг друга знаем... то это всегда можно исправить.
Неожиданно Джульетта оказалась совсем рядом. Так близко, что Ромео мог видеть, как бьются венки под тонкой кожей. Но нет, он не хотел кусать ее. Этой таинственной девушкой хотелось любоваться. Хотелось касаться ее кожи, стараясь запомнить ее тепло. Сейчас же Джульетта сама касалась его щеки. Всего лишь легкое касание, но казалось, по коже пробежала дрожь.
"Теперь твоя очередь смущаться, Ромео? Неужели эта девушка заставит тебя краснеть? Уму непостижимо!" - но наваждение исчезло так же быстро, как и появилось.
- Конечно... - развернувшись к окну, вампир отпер раму и распахнул ставни так, что свежий ветер ударил в лицо. Как приятно.
- Знаете, Джульетта... а я люблю ветер... - наследник графа блаженно прикрыл глаза и позволил потокам ветра развивать свои длинные волосы. - Еще в детстве любил забираться на крышу и сидеть там, наслаждаясь этим ощущением стихии вокруг. Как если бы ты был птицей в небе...
Как правило, это происходило ночью, потому что днем солнце нещадно обжигало бледную кожу вампира. В подобных же ночных посиделках на крыше, была особая романтика. Когда задираешь голову, можно увидеть миллиарды звезд в небе. А это ли не потрясающее зрелище?

+1

15

Джульетта скрыла довольную улыбку на своем личике, когда Ромео отошел к окну.
Ей очень нравилась эта опасная игра с вампиром. Нравилось ходить по краю над обрывом, но времени оставалось слишком мало, и нужно было уже переходить к делу, но как назло, юноша вел себя весьма осмотрительно и не позволял себе непростительных ошибок. Он не оговаривался, казалось, взвешивал каждое слово прежде, чем произнести его, ей было довольно сложно зацепиться хотя бы за самый прозрачный намек, чтобы стать немного ближе к своей цели.
Она знала… она чувствовала, Ромео бывает в этом замке намного чаще, чем хочет показать, но как объяснить самоуверенному вампиру, что иногда хватает простой женской логики, чтобы сопоставить друг с другом некоторые детали и получить общую картинку?.
И сейчас он стоит около окна, весь такой довольный, расслабленный, позволяющий слабым потокам ветра играть с его шелковистыми волосами, сковывать нежную кожу освежающей прохладой, возвращая какие-то воспоминания, которыми он делится с ней. Джульетта внимательно слушала юношу, совершенно не понимая, для чего он так старался скрывать то, что и так уже лежало на поверхности, и только слепой не мог заметить этого.
- А я больше солнце люблю, - улыбнулась девушка, - Прогулки под игривыми солнечными лучами, трепетно согревающими обнаженные плечики, где-нибудь на открытой местности, в поле или на зеленом лугу, там где нет деревьев и много солнечного света, - ее взгляд скользит по его идеальной фигуре, пытаясь выцепить хоть какое-то напряжение, вызванное словами о дневном светиле, которое является самым заклятым врагом для всех вампиров.
- Вот вы мне говорите, что я плохо о вас думаю, - охотница встала рядом с юношей, глядя на мерцающие звезды на темном небосводе, они игриво подмигивали им, словно смеялись своим льдистым смехом над тем, как эти двое пытаются скрыть друг от друга правду, - К сожалению, но это так, - тяжело вздохнула.
Джульетта сложила ручки на груди, проговаривая про себя необходимые слова, чтобы ни звучали еще более убедительно и настороженный вампир не мог заподозрить в них ничего дурного, а лишь просто девичье любопытство, ведь все девушки по своей природе безумно любопытны.
Когда она начала говорить, ее голос звучал ровно и уверенно, мысли о достижении заветной цели поддерживали в ней эту невиданную смелость, решительность и желание доказать собственному отцу, что его малышка давно уже не малышка, а вполне самостоятельная личность и прирожденная охотница на вампиров.
- Знаете, чего я больше всего не люблю, - обратилась к Ромео, заранее зная его ответ. Они только что познакомились и он ничего не знал о своей спутнице, кроме ее имени. Юноша мог навскидку сделать какое-либо предположение, но наврятли бы догадался о том, в какую сторону клонит эта хитрая лисица с глазами цвета молочного шоколада.
- Больше всего я не люблю, когда мне лгут, а вы, мой дорогой Ромео, весь вечер этим и занимаетесь, - Джульетта отошла от окна, обнимая себя за плечи, - Наверное, поэтому я о вас не лучшего мнения.
Юная синьорина не была уверена в том, сыграет ли ее ставка или же опытный вампир распознает двусмысленную игру своей новой знакомой, но красавица любила рисковать, ставить на кон все и уходить в ва-банк. Какими бы не были последствия этого маленького спектакля, ей уже нечего терять, либо она вернется к отцу победительницей с головой вампира в руках, либо станет вкусным ужином для этого чертовски обаятельного Ромео.
- Я не понимаю, зачем нужно скрывать тот факт, что вы живете в таком замечательном замке? Знаете, если бы я здесь жила, я бы гордилась этим, а не скрывала и не юлила, как собака ужаленная пчелой.
Джульетта присела на край кровати, сложив ручки к себе на ножки. Ее взгляд был вновь устремлен на своего спутника, который так прекрасно смотрелся в лунном свете. Его кожа приобретала приятный оливковый цвет, волосы впитывали в себя все серебро, отчего казались нереально красивыми и приносили в его образ некую долю сказочной необыкновенности. Ей хотелось подойти ближе, кончиками пальцев коснуться его щеки, пробежаться по нежной коже, заглянуть в его бездонные глаза и увидеть в них свое отражение, не столь красивое, как его совершенство.
Смутившись своих желаний, девушка отвела взгляд в сторону, делая вид, словно ее заинтересовала противоположная стена с висящей на ней картиной какого-то неизвестного художника.
- Хотите, чтобы я поменяла свое мнение о вас, - все также в сторону говорила она, - Тогда будьте со мной предельно откровенны. Знаю, я для вас всего лишь очередная дурочка с улицы, но мне бы было приятно, если бы я чувствовала, что ко мне относятся немного иначе, чем к остальным.
Это был шанс. Крохотный шанс для него, раз Ромео так задевает ее отношение к его персоне. Если он хочет что-то изменить, пусть научится говорить правду и быть с ней предельно откровенным, а уж она подумает, чем сможет отблагодарить этого вампира… колом в сердце или же милостью охотника.

+1

16

"Может мне бы тоже нравились прогулки под солнцем, если бы это светило не оставляло на моей коже ожоги, которые потом заживают несколько дней. Да, было дело, когда был юным и глупым и сунулся прогуляться под утренним солнцем. Сначала оно чуть ли не ослепило меня, а потом... должно быть только тогда я узнал, что такое боль. Хорошо, что слуги вовремя увидели меня и забрали в замок. Или же это мой вопль привлек их внимание. Я думал, что следы от ожогов останутся на теле навсегда..." - теперь тот день остался лишь воспоминанием, не самым приятным, но лишь воспоминанием, и потому, слушая Джульетту, юный вампир чуть заметно улыбался, представляя ее саму в лучах жестокого светила, как сияют ее волосы, будто золото.
"О, милая Джульетта, знала бы ты, как радуешь меня своими словами. Не доверяет? Отлично, значит, она совсем не глупа. А это только сильнее разжигает интерес к ней. И не просто интерес. Я все больше понимаю, что эта девушка совершенно очаровала меня", - чем больше единственный наследник графа думал об этом, тем более лукавой становилась улыбка на его губах.
- Какую же правду Вы хотите услышать от меня, прелестная леди? И что за заблуждение, что я лгу Вам весь вечер? - при этом юный вампир изобразил нескрываемое удивление. - Какие же мои слова заставили Вас усомниться в моей искренности? Только ли то, что я утаил то, что живу в этом замке? - пара шагов и Ромео уже у кровати, на которой расположилась его очаровательная спутница. И вот он уже опускается на колени у кровати, чтобы смотреть на нее снизу вверх.
- Я уже даже на коленях перед Вами, а Вы сомневаетесь в моей честности - улыбка на миг стала шире, но дальше Ромео заговорил серьезно. - Ладно, я утаил от Вас часть правды, но поймите и Вы меня. Может быть Вам и неизвестно, но у графа очень много врагов. Так было всегда. Но при этом не так просто его победить. Граф достаточно прожил, чтобы чувствовать предательство и его не так просто обвести вокруг пальца. А потому, проще ударить по тем, кто ему дорог, чем по нему самому. Но скажите, милая Джульетта, разве такой удар не сильнее и не больнее ударит по нему самому? - пальцы юноши на миг коснулись ладони девушки, пройдясь по нежной коже легкими прикосновениями, будто дуновение ветра. - И под удар могут попасть не только его близкие, но и просто друзья. Многие считают графа Дракулу чуть ли не чудовищем. Может, и Вы мне объясните, почему о нем ходит такая дурная слава?
Вампир чуть склонил голову набок, заглядывая в глаза в глаза своей спутницы.
"Я тоже хочу откровенности. И хочу знать, что, кроме праздного любопытства привело Вас сюда, прекрасная леди, и зачем требуете откровенности от меня?" - он чуть прищурился глаза, но после слегка покачал головой.
- Я расскажу Вам, но тогда прошу ответную откровенность и от Вас, - риск? Почему нет? - Да, я действительно живу в этом замке. И еще, знаете ли Вы, милая леди, что в этом замке множество тварей тьмы, как их называют люди? Какую откровенность Вы хотите услышать от меня? Что я один из них? Да, это так, - последнее Ромео проговорил с нескрываемым вызовом. Какой теперь будет ее реакция? Сорвется и убежит прочь? Или попытается его убить? Впрочем, в этом он сомневался. Слишком нежной и хрупкой казалась Джульетта, чтобы вот так просто уничтожить одного из бессмертных созданий. - И я не лгал Вам, когда говорил, что очень близок хозяину дома, так же как он близок мне. Потому что он мой создатель, а я его творение.
Слова эти не открывали всей правды. Потому что в этом замке было множество таких "детей" графа. Нет, не тех, кто были как Ромео, плоть от его плоти, а тех, кому Дракула подарил вечность, тех, с кем поделился своей кровью и сделал совершенными созданиями.
- И что же теперь, милая Джульетта? - теперь вампир улыбнулся шире, так, чтобы девушка убедилась в правоте его слов, заметив клыки, выделяющиеся сильнее, чем у простых смертных. - Я откровенен с Вами. И Вы все еще живы, пусть люди и считают, что встреча с вампиром ведет к неминуемой гибели. Тогда почему я до сих пор не забрал Вашу жизнь? Не потому ли, что я отношусь к Вам не так, как ко всем. Или же и эти слова, и поступки Вы посчитаете ложью?

+1

17

«Я как-то не рассчитывала на такое откровение», -  Джульетта сидела молча, внимательно глядя сверху вниз на Ромео, расположившегося у ее ног. Его слова заставляли сжиматься сердце до боли. Конечно, она знала, что он вампир… знала, что он питается людской кровью, сторонится прямых солнечных лучей, может не спать по ночам и больше никогда не умрет, потому что он уже мертв. Она все это знала, прекрасно понимала, что он ее главный враг… заклятый враг, но боялась сама себе признаться в этом. Пока эти слова не слетели с его губ, в сердце билась крохотная надежда избежать его признания, а теперь надежда умерла, девичье сердце разбилось, внутри осталось лишь только желание – избавить мир от этого монстра.
Пусть он так прекрасен. Пусть внутри все замирает, когда Ромео сидит напротив нее в этой нелепой позе, словно поклоняясь перед ее красотой и властью над ним. Волнующий взгляд. Бархатный голос. Безупречное лицо. Желанное тело. И скулы сводит с ума от мысли, что им не суждено быть вместе, ведь они такие разные, как день и ночь, как солнце и луна, как жизнь и смерть. Он несущий уничтожение всему роду человеческому, она призванная очищать этот бренный мир от таких монстров, как он. Им никогда не быть вместе. Это неправильно. Невозможно. Запрещено.
Но разве запретный плод не сладок? Можно ли остановить того, кто желает его вкусить, понимая, что это сладкое медовое ощущение, в конце концов, привет его к погибели?
Люди ежедневное совершают ошибки, кто-то даже несколько раз на день, но такова их сущность, они не умеют жить правильно, ведь это однообразная жизненная рутина рано или поздно надоедает, превращаясь в клонированные серые будни.
А еще на ошибках учатся. Вот только чему она сможет научиться? Убивать вампира раньше, чем позволить себе проникнуться к нему искренними чувствами? Не заводить с ними дружеских разговоров, а почувствовав его истинную сущность, сразу же доставать осиновый кол? Не верить ни единому слову, даже если речи звучат так сладострастно и соблазнительно? Помнить все заповеди охотника и не подводить веру отца?
Джульетта запуталась. Она уже не знала, что ей нужно было делать, а о чем не стоило даже задумываться. Вампир полностью завладел ее вниманием. Теперь девушка отчаянно оттягивала тот самый момент, когда все же придется достать осиновый кол и воспользоваться им. Сын он или нет, он по своей сути вампир, а вампиров нужно убивать, они питаются такими, как она. И пусть сегодня Ромео с ней мил, проявляет внимание, сдерживает своего зверя, не давая ему возможности вырваться наружу, но кто знает, скольких девушек до нее вампир лишил жизни? Кому он еще так мягко улыбался? Кого водил по прохладным коридорам замка? Юноша может разыгрывать перед ней святую невинность, вот только  охотница прекрасно понимает, с кем имеет дело.
Его откровения не стали открытием для нее, но Джульетта не могла ему сказать: «да, Ромео, я в курсе, что ты вампир и более того, я прибыла сюда, чтобы истребить всю вашу кровавую братию, так что будь добр не шевелись, не хочу испачкать кровью свое платье».
Она молчала. Смотрела на него и молчала. Напряжение разгуливало по всему телу. Хотелось просто сорваться с места и убежать куда-нибудь, до того ей казалась невыносимой эта ситуация.
Оглушающая тишина царствовала между ними. Нужно было что-то сказать, но Джульетта не могла найти подходящих слов, чтобы заодно не выдать себя.
Набрав в легкие побольше воздуха, девушка попыталась собрать мысли в одну кучу и произнести хоть что-то членораздельное, наполненное смыслом.
- Вы слишком часто юлите и кое-что недоговариваете, мой дорогой Ромео, - ответила улыбкой на улыбку, - Поэтому я смела предположить, что вы что-то скрываете от меня. Но, - секундная пауза. Глубокий вздох. Сейчас ей нужно будет произнести то, чего она так боится сказать, глядя ему в глаза, - Такого я никак не ожидала услышать. Я даже не знаю, что вам ответить на такое признание.
Девушка поднялась на ноги и минуя вампира, сидящего около ее ног, подошла к окну, посматривая на одинокую луну.
Она не волновалась. Нет. Это не в ее привычке волноваться из-за неизбежного. Этот разговор должен был случиться, рано или поздно, но кто-нибудь бы признался в своей настоящей сущности, правда, Джульетта думала, что это будет она.
- Вы хотели знать, почему люди не любят вашего графа, - говоря куда-то в сторону, охотница на самом деле обращалась к вампиру, который остался позади нее, - Потому что он сумел обратить свое проклятье себе на пользу. Ему все-то нужно было жить вечно. Провести эту вечность в страданиях и мучениях за ошибки прошлого, это должно было послужить ему уроком. И если бы он прошел этот путь достойно, силы небесные бы сжалилась над ним и доварили ему смерть, как спасение, - голос ее звучал ровно, без лишних эмоций и интонаций. Джульетта хорошо помнила этот отрывок из истории, прочитанной ею несколько дней тому назад, - А что сделал ваш граф? Он объявил войну святой силе. Он стал обращать людей в себе подобных. Лишать их жизни, выбора, возможности иметь иное будущее. Питаться нашей кровью. Убивать нас ни за что, а просто ради собственного удовольствия. Ромео, - за долгое время своего монолога, охотница набралась смелости повернуться к нему лицом и заглянуть в бездонные глаза, - А как бы вы относились к тому, если бы на ваших глазах вампиры разорвали на части лучшую подругу или даже сестру? Кого бы вы винили в этом? Этих неуправляемых тварей или же их создателя?
Неожиданно для себя Джульетта позволила вспышке гнева затуманить ясность разума, выпустив наружу истинные эмоции, показывая свое истинное отношение к расе вампиров.
Она закусила нижнюю губу, понимая, что наговорила много лишнего, ведь сейчас каждое слово должно быть хорошо взвешенно, перед тем как его выскажут вслух. Но ничего уже не изменить и время вспять не повернуть.
- Я благодарна вам за то, что мое сердце до сих пор бьется в груди, но это не делает вам чести, милый Ромео, - с сожалением вздохнула, - Признайтесь, скольких людей вы лишили жизни? Если вы мне скажите, что ни одного, тогда я заберу все свои слова обратно и в корне поменяю свою точку зрения. Но не стоит врать мне. Я интуитивно распознаю ложь.
Возможно, она капала себе могилу, но от его ответа зависело много, особенно его собственная жизнь, ведь если ее что-то не устроит, осиновый кол всегда найдет законное место за ребрами в самом сердце.

+1

18

"Вот как?" - Ромео развернулся следом за своей собеседницей, чтобы она не пропала из его поля зрения. Неужели не ожидала? Еще есть столь наивные существа? Или же это уже прелестная Джульетта в чем-то лукавит и пытается задурить вампиру голову? Только зачем ей это? Теперь уже у самого наследника графа появились сомнения и эти сомнения очень неприятно грызли душу или что там было у вампиров вместо души. Но неприятное давящее чувство появилось. Как если бы оборвалась нить, связывающая их.
"Впрочем, о чем это я размечтался? Что у нас что-то может быть? Глупый наивный Ромео. Люди ненавидят нас. Им если и хочется чего-то от вампира, то ты и сам прекрасно знаешь что... - на лице мелькнула чуть заметная гримаса отвращения. - О да, красивую и романтичную смерть в объятиях холодного принца. Да только ничего романтичного в этом нет. Смерть она всегда смерть. А если хотят легкой смерти, лучше бы использовали какой-то быстродействующий яд, а не искали себе встречи с детьми ночи. Тоже мне, нашли прекрасного ангела Смерти..."
Да, одна из его жертв говорила что-то про ангела Смерти и о том, что хочет, чтобы именно он забрал ее из этого бренного мира. И этим свои ангелом она видела самого Ромео. В первый момент хотелось отправить меланхоличную девицу прочь, чтобы не дурила себе мозг подобной дуростью, но потом стало просто противно. Хочет умереть красиво, по ее мнению? Ну и черт с ней.
"Только была ли она счастлива от этого? Да мне и нет дела до этого..." - сын Дракулы слушал, о чем говорит Джульетта и все больше ему не нравились ее речи. Более того - чем больше она говорила, тем больнее становилось слышать ее речи. Но больше по той причине, что Ромео был о ней лучшего мнения и не думал, что она видит всю картину настолько узко. И это было противно.
- Вот как? - Ромео поднялся на ноги и чуть прищурил глаза. - Обратил проклятье себе на пользу? Всего-то нужно было жить вечно? - о, лучше бы Джульетте не затрагивать эту тему. Все равно как удар в самое сердце.
В одно мгновение вампир оказался рядом и, поймав девушку за плечи, толкнул к стене, прижимая.
- А знаете ли Вы, милая леди, - язвительно проговорил он, сильнее сжимая пальцы на ее плечах. - Почему граф выбрал эту участь? Знаете, через что ему пришлось пройти? Сколькие люди его предавали? О нет, откуда Вам это знать! Он же монстр, который жаждет только крови! - еще немного и юный вампир готов был сорваться на крик. Пусть отец рассказывал ему и не о всех событиях своей жизни, но историю о том, как Дракула стал вампиром, Ромео прекрасно знал.
- Он объявил войну святой силе, потому что эта самая ваша святая сила предала его, - слова "святая сила" он проговорил с презрением. - Знаете ли Вы, что граф сражался за святую церковь не щадя себя и своих воинов? Да какое там! Кому есть до этого дело? - вампир горько усмехнулся. - А знаете ли Вы, Джульетта, что такое любовь? И какого это, когда узнаешь, что твоя любовь погибла из-за обмана? И что же сделала церковь, когда граф принес в храм тело своей любимой? Что самоубийцам здесь нет места и что его любовь не найдет упокоения здесь. Что теперь ее душа навсегда проклята. Вот она плата за то, что владыка Трансильвании служил церкви столько времени! Вот она благодарность!
"Только едва ли она поймет. Где ей понять? Все люди глупы и видят только то, что хотят видеть..." - от этого становилось совсем паршиво.
- А потому я не собираюсь отвечать на Ваши вопросы, Джульетта, - вампир тихо хмыкнул и ослабил хватку. - Вам, смертным, никогда не понять детей ночи. Мы для вас лишь бездушные монстры, путь которых лишь убийство. И бесполезно объяснять, что это не так.

+1

19

[AVA]http://funkyimg.com/i/2s92K.png[/AVA]
Если уж Джульетта считала себя вполне подготовленной охотницей, то, возможно, ей не стоило бы забывать одно очень важное правило: никогда не поворачивайся спиной к своему врагу. Похоже, что сдержанность, галантность и учтивость Ромео несколько усыпили ее бдительность... поскольку, даже помня, с кем она находится в этой запертой комнате один на один, Джульетта не ожидала от него таких внезапных порывов и действий и, честно признаться, он застал ее врасплох. Она почувствовала себя словно в ловушке, плененной между холодной каменной стеной комнаты и телом вампира, от которого так же веяло холодом. Для полной картины не хватало только руки Ромео на ее тонкой шейке, которую он бы с силой сжимал вместо ее хрупких плечиков. На которых, кстати, наверняка теперь останутся следы его пальцев, если он продолжит в том же духе.
Невольно слегка поморщившись, юная охотница заставила себя отвлечься от болезненных ощущений и сосредоточиться целиком и полностью на Ромео. Который в своих пылких речах едва ли не переходил на крик, но сдерживался из последних сил. А она молчала. Пока что молчала и наблюдала за ним, выражением его лица, слушала бархатный голос, полный горечи и презрения и будто какой-то невысказанной боли. Ромео с таким отчаянием рассказывал ей историю самого известного среди всех охотников вампира, историю его жизни и превращения в вампира, не скрывая своих эмоций. И вот Джульетта получила уже второе нежданное откровение за этот вечер. Конечно, ей было известно многое о жизни и смерти Дракулы, о том, как великий валашский князь защищал свои земли, как был предан вере и как потерял свою возлюбленную жену. Но Джульетте, при всех возможностях охотников по поиску необходимых знаний, не были известны вот такие подробности. Подробности, которые повергли ее в шок и на мгновение заставили девичье сердечко сжаться от боли за того, кто потерял и любимую и веру в один день. Джульетта не могла поверить в то, что церковь действительно способна была поступить так с преданным ее служителем.
Однако, если это правда, то... возможно ли, что все они, другие ее послушники, ошибаются в своей безоговорочной вере? Ведь, если подумать, то Бог - он прежде всего в сердце и в душе каждого человека, а церковь - это лишь институт. Хоть и являющийся воплощением веры и божьей воли. Но разве в том была Его воля, когда Дракула принес тело своей безвинно погибшей жены в церковь, желая для нее покоя и мира хотя бы на том свете, а в ответ получил такие страшные слова? Разве бы Бог не простил ее душу и не забрал к себе в свой небесный Рай? Джульетта была уверена, что забрал бы, обязательно забрал бы.
А то были лишь люди, обычные, смертные, хоть и считающие себя несущими волю Господа в народ. Но они посмели солгать от лица Божьего, чем обрекли на муки не только того, кто был жив тогда, а затем умер и забрал с собой множество таких же невинных жизней.
Хотя Джульетте отчаянно хотелось верить, что не все служители Святой Церкви были таковыми, что графу просто... не повезло? Ох, какое же это глупое слово! Учитывая, какие последствия повлекло за собой.
Что же, возможно теперь Джульетта могла понять отношение Ромео к церкви и всему, что с ней связано... могла понять это презрение, сквозившее в его голосе, когда он говорил о "святой силе". Но это не значило, что оно передалось и ей; вера была тем немногим, что было у юной девушки, желающий бороться со злом в этом мире, и она не могла лишиться ее полностью. Хоть, по сути, ей и не была нужна церковь, чтобы верить в добро и свет. И Джульетте вдруг стало так горько за Ромео, этого прекрасного, столько красивого юношу, что вынужден был проводить всю свою вечность в темноте и не знать, как же прекрасен свет. Но это чувство довольно быстро растворилось в воздухе, оставляя после себя лишь легкую дымку, когда он заявил, что не станет отвечать на столь важные и для нее, и для него, кстати, вопросы, да еще и обвинил в... недалекости и глупости?.. "Вот же нахал!"
Личико Джульетты в секунды вспыхнуло алым румянцем возмущения. Она даже не сразу осознала, что Ромео уже не держит ее так крепко, как несколькими мгновениями раньше. Но пока она не спешила применять имеющиеся знания на практике и пытаться освободиться из своего "плена". Он раскрыл себя, однако ей еще было совсем невыгодно раскрывать себя.
- Бесполезно, говорите? Ну а почему бы вам хотя бы не попробовать все же сделать это, милый Ромео? - Чуть прищурила она свои карие глаза, смело, даже с неким вызовом, взирая на вампира снизу вверх. - Почему не попробовать убедить меня, что это не так, что не все вампиры жаждут лишь крови и убийств и способны на милосердие? Ибо всё еще говорит об обратном, пока за стенами этой комнаты, в бальной зале ваши сородичи вершат свой кровавый пир с теми несчастными, которые забрели в этот замок развлечься и потанцевать всего лишь.
О да, она прекрасно помнила слова своего спутника о том, что скоро в этом замке станет еще жарче. Теперь, когда он признался в том, что является вампиром, можно больше не юлить на этот счет.
- И почему, позвольте узнать, ваш несчастный граф, преданный всеми, не последовал за своей любимой? Я бы не смогла прожить ни минуты на этой грешной земле, если бы лишилась своего любимого.
Любила ли сама Джульетта когда-нибудь? Пожалуй, что нет. Хотя была уверена, что если б любила кого-то так сильно, то не смогла бы жить без него. Вот только она еще не повстречала того человека, которого могла бы полюбить... "Человека". При этой мысли ее взгляд невольно метнулся от темных глаз Ромео к его чувственным губам и затем, словно устыдившись, вернулся обратно к глазам. Но Джульетта все еще помнила вкус их греховного, запретного поцелуя, который Ромео украл у нее без позволения. Но тем слаще был тот поцелуй. И уже бессмысленно было отрицать, что она не хотела бы снова почувствовать, как он целует ее. Хоть Ромео и никогда не узнает об этом от нее, Джульетта все сильнее осознавала, как он манит и влечет ее, и сопротивляться этому становится все сложнее. Даже сейчас, когда она находилась в ловушке, его столь непосредственная близость дурманила ей голову, притупляя инстинкты. Слишком близко и слишком приятно. Только мысли о долге более или менее помогали ей сохранять ясность рассудка. А еще упрямое желание доказать прежде всего самой себе, что она способна сопротивляться очарованию вампира. Даже такого, как Ромео... Потерпеть еще немного, задурить уже ему голову, и если он так и не проболтается о наследнике графа, - уж тогда прижатым к этой стене, наконец, окажется именно он.

Отредактировано Juliette Capulet (30-04-2017 03:04:31)

+2

20

Эмоции на милом лице Джульетты меняются одна за другой. То это страх, когда она оказывается так бесцеремонно прижатой к стене. Будто птичка в силке, и точно как птичка она продолжала рваться на свободу, не желая так просто сдаваться. Но вот страх сменяется недоумением. Неужели она не ожидала такого рассказа? Ах, точно, ведь Ромео так и сказал - для таких как она вампиры лишь кровожадные чудовища. Сколько раз уже сын графа слышал рассказы о себе подобных. О том, что вампиром движет лишь жажда крови и стоит рядом с ним оказаться человеку и тут же на волю вырывается настоящий монстр. Так было всегда и будет всегда. Ромео уже давно привык ко всем этим байкам, пусть и понимал, как сильно они его раздражают.
Но вот милое создание снова говорит, причем голос ее ни разу не дрогнул. В первый миг юному вампиру хочется удивленно приподнять брови, потом рассмеяться. О, что за наивные глупости она говорит? Как же для нее все просто. И разве можно судить о ком-то, только лишь через свою призму? Впрочем, разве это бывает иначе? Каждый человек, и не только человек, пытаясь понять кого-то другого, невольно представляет себя на его месте и пытается представить, как бы сам поступил в такой ситуации.
- Но граф, это не вы, милая леди, - голос сына Дракулы звучит совсем тихо, так что слышать его может лишь его собеседница. - Когда человек ослеплен своей болью, у него есть несколько выходов. Это может быть отчаяние, это может быть ярость. Граф всегда был воином. Он не мог, даже потеряв свою любовь, так легко расстаться с жизнью. И как воин он избрал путь мести, а не поражения. Да, для него уход из жизни не на поле сражения или не в поединке, был равносилен позорному бегству, а это непростительно для такого как он. Граф и дальше воевал, защищая свои земли, пока его вновь не предали, уже лишив жизни как человека. С тех пор мир мало изменился и все так же полон ложью и предательством. Так может хватит пытаться найти крайнего в этом мраке?
"А как бы поступил я, узнав, что моя любовь мертва? Должно быть... да, как и сказала Джульетта, не смог бы прожить без нее ни дня, помчался бы так же как отец к телу своей возлюбленной и пожелал бы умереть рядом с ней. Вот только я не мой отец и он выбрал другой путь", - Ромео опустил голову и отвел взгляд, размышляя обо всем этом.
- Если вам нужно доказательство того, что у вампиров может быть милосердие, то оно перед вами, - пальцы отпускают плечи девушки, а сам вампир отходит от нее на пару шагов. - Вы до сих пор живы, хотя я легко мог одурманить вас и убить. Что мне мешало это сделать, как только я привел вас в эту комнату? А может и не стал бы вести никуда, а выпил бы вашу кровь еще тогда в зале, когда вы лишились чувств. Это не было запрещено и никто бы мне и слова не сказал. Даже наоборот.  О, - на губах появилась горькая ухмылка. - Вы скажете, что вампиры любят играть со своими жертвами. Может и так и не смогу вас убедить в обратном здесь и сейчас.
Будто решив что-то для себя, сын Дракулы стремительно подошел к окну и шире распахнул ставни. Все еще царила ночь, как раз самое время для того, чтобы началось главное веселье. Или же уже началось. Ромео не пытался включить свое чутье и узнать, что сейчас происходит в замке. Более того, он специально отгородил свои мысли от другой свиты.
- Я могу помочь вам выбраться отсюда, - вот он снова оборачивается к своей спутнице, при этом чуть ли не усаживаясь на подоконник. - Вывести вас из этого замка и тем самым спасти вашу жизнь. Потому что, еще немного и здесь будет слишком опасно для вас.
"Глупец ты, Ромео. И чем только эта девчонка так вскружила тебе голову?" - укор самому себе, но юный вампир сам же отмахивается от этого. Быть может так будет лучше. Скажет потом, что жертва не пришлась по вкусу и он отправил ее прочь. А то и вовсе убил, если вопросы станут совсем навязчивыми. В конце концов, не ему ли решать, что делать со своими игрушками?

+1

21

Похоже, что ее слова, каждое сказанное ею слово, сильно задевали его. Очень сильно. Будто до самой глубины души, задевая некие потаенные тонкие, ранимые ее струны. Ромео так стремился защитить и оправдать графа, объяснить его поступки и делал это так отчаянно, как если бы это было... что-то слишком личное?.. Только ли потому, что и Ромео, и Дракула были вампирами? И откуда ему были известны такие подробности? Джульетта отчего-то сомневалась, что каждый вампир, обращенный графом, знал подлинную историю его жизни, личной трагедии и обращения в вампира... Как Ромео сказал чуть раньше... "Потому что он мой создатель, а я его творение". Возможно ли, что это было сказано им... в прямом смысле? И тогда, возможно ли что... "Нет, нет, быть этого не может! Не могло мне так повезти, не мог сыном Дракулы оказаться первый же вампир, с которым я повстречалась на этом балу, а потом вон уединилась в надежде у него же разузнать о нем же!" Джульетта, отчаянно надеясь, что ошиблась, постаралась отвлечься от этих мыслей и сосредоточиться непосредственно на том, что ей говорил Ромео и на его поведении. А отвлечься уж точно было на что. После своей проникновенной речи, буквально пропитанной горечью за графа и его судьбу, Ромео отвел взгляд от девушки, смотря куда-то в сторону и, видимо, размышляя об их разговоре. Все-таки что он, что в особенности она - оба затронули весьма деликатные и одновременно философские темы. Любовь и душа, жизнь и смерть... Сама Джульетта не отводила от Ромео глаз и лишь тихонько прошептала:
- Но месть далеко не всегда приносит успокоение или утешение, которого так жаждет сердце...
Отчего-то она более не желала продолжать разговор о Дракуле, видя, как это ранит Ромео. Ей все меньше и меньше хотелось причинять  ему боль, как душевную, так и физическую. Даже вампир способен был чувствовать, причем не только удовольствие при испитии крови своих жертв. Эта ночь была полна открытий для юной Джульетты, и Ромео, судя по всему, не был намерен останавливаться на этом.
Мгновение и девушка уже не чувствует на своих плечах крепкой хватки его рук, а бледные пальцы не впиваются в нежную кожу. Более того, юноша все больше отдаляется от нее, подходя к окну и сопровождая все это речами, которые Джульетта менее всего в эту ночь ожидала от него услышать. Что он решил сделать?.. Спасти ее, вывести отсюда?.. "Как ни посмотри, но Ромео прав - ему никто и ничто не помешали бы выпить мою кровь в любой момент, пока мы были хотя бы наедине в этой злополучной комнате... И пусть у меня получалось сопротивляться его вампирскому обаянию - я не могу знать, примени он его сильнее, выстояла бы я или нет. Да, я охотник, да, я знаю все уловки и хитрости вампиров, но я так же и человек. Всего лишь простая смертная... Игрушка для таких, как он". И, к сожалению Джульетты, это была чистая правда. Она могла стать послушной куклой - только пожелай этого Ромео - а он - умелым кукловодом. И тогда... неизвестно, выбралась бы она из замка Бран целой или невредимой. "Но тогда почему... почему он принял такое решение?"
Девушка была настолько удивлена и даже шокирована поступком прекрасного бледноликого вампира, что первые несколько секунд просто оставалась стоять там же, где он оставил ее, - возле каменной стены комнаты. Ощущая потерю его близости и во все глаза таращась на него. Кто-то сказал однажды: бойтесь своих желаний. Джульетта, казалось бы, получила именно то, чего желала, но теперь не знала, что с этим делать. Все-таки главной своей цели она так и не добилась - не убила сына Дракулы, даже не узнала, кто им является. А от мыслей о том, что им может быть Ромео, старательно отмахивалась. И, в конце концов, как она могла эгоистично просто взять и сбежать, оставив на произвол кучи вампиров беззащитных людей? Каким бы она была охотником и защитником людей тогда?
- Что ж... - тихонько кашлянув, стараясь как-то отойти от столь неожиданного предложения, Джульетта оттолкнулась от стены и сделала несколько маленьких шажков ближе к вампиру. - Вы, конечно, милый Ромео, решили весьма буквально доказать мне правдивость ваших слов. И, должна признать, у вас это получилось вполне... - сначала она коснулась пальчиками своей шеи, а потом слегка растерянно повела рукой в сторону юноши и широко распахнутого окна, - убедительно. Сказать, что я удивлена - значит, ничего не сказать. Но... вы же понимаете, что я не могу так просто уйти отсюда, когда там, всего за несколькими стенами от нас, будут погибать мои собратья от рук, вернее клыков, ваших собратьев?.. Я благодарю вас за такое великодушие, но никак не могу быть такой эгоисткой и спасать лишь собственную жизнь.
И только произнеся эти последние слова, Джульетта осознала, что сболтнула лишнего и неосознанно прикусила в досаде нижнюю губку. С чего вдруг, позвольте спросить, Ромео должен был это понимать? Ведь она так и не раскрыла себя, оставив в тайне от него то, чем занимается, и сумела сохранить свой маленький секрет. В этом было ее преимущество. А после этих слов... у Ромео могут появиться ненужные вопросы. Он может сопоставить факты и догадаться обо всем. А уж ей это было бы совсем не на пользу. К тому же... отец бы, каким знаменитым и опытным охотником ни был, наверняка сказал бы своей дочери, что она сошла с ума, раз надеется спасти всех гостей замка от огромной кучи кровожадных и вряд ли столь же благородных, сколь Ромео, вампиров. Да и сама Джульетта отчетливо понимала - сюда она пришла за головой лишь одного вампира и не рассчитывала на то, что ей придется одной противостоять целой вампирской стае. Но она не могла, просто не могла поступить так трусливо и должна была хоть что-то придумать! Вот только что?..

Отредактировано Juliette Capulet (20-05-2017 11:07:42)

+1

22

"Быть может месть и не приносит успокоения, но она легко может заглушить свою боль равносильной болью другого. По крайней мере, я так всегда понимал действия отца. А боль его была так сильна, что способна была утопить в крови всю страну, а может и весь мир. Но он не сделал этого. Почему? Что мешало до конца выполнить свою месть, тем более, что впереди на это была целая вечность? Или же чувство горечи со временем притупилось?" - об этом всем Ромео не задумывался достаточно давно. И не говорил с графом на эту тему. Если так вспомнить, то этот разговор был только тогда, когда он еще будучи совсем юным, просил отца рассказать свою историю. Стоило ли говорить, что ответил на этот вопрос Дракула очень неохотно. Есть такие вещи, такие чувства, которые лучше как можно дальше похоронить в своем сердце, если не удается вырвать с корнем. А граф не мог забыть свою возлюбленную Эржебет, единственное светлое воспоминание из всей его долгой жизни во мраке ночи. Но само желание мстить, с каждым годом становилось все слабее. Тем более, когда сменялись года и века.
Джульетта не стала продолжать эту тему и юный вампир был ей за это благодарен. Вот только и на предложение Ромео она отвечает совершенно не то, что сын графа хотел бы услышать. Даже больше - она не должна была так беспокоиться обо всех этих людях. Что за странное желание спасать их всех? Что за бессмысленный альтруизм?
- Большая часть ваших собратьев там за стеной, пришла сюда по своей воле, - отозвался вампир, с плохо скрываемой тоской в голове. - Они приходят сюда, чтобы умереть. Им кажется, что это красиво, такая смерть, - он тихо усмехнулся и слегка мотнул головой, так, что пряди волос только сильнее рассыпались по плечам. - Неужели вы думаете, милая Джульетта, что они послушают вас и пойдут прочь, спасая свою жизнь? Это неуместный риск, который может стоить вам жизни, но только жертвой этой вы никого не спасете.
Ромео не знал, прислушается ли так приглянувшаяся ему девушка к его словам, но очень хотел, чтобы она хотя бы попробовала руководствоваться здравым смыслом. Или инстинктом самосохранения или что там у смертных еще есть? Другими словами, сыну Дракулы меньше всего хотелось чтобы Джульетта отправилась сейчас обратно в залу и ринулась там всех спасать. Как она, вообще, это видит, в одиночку? Или же предлагает Ромео пойти с ней и приказать другим вампирам отказаться от трапезы? Пусть он и был сыном хозяина замка, но подобную дерзость ему не простили бы. Да и тут даже не в дерзости дело - нехорошо так поступать с гостями замка.
- И это не эгоизм с вашей стороны, - вампир вновь подходит к ней ближе. Старается рассмотреть ее лицо, запомнить блеск глаз. Если Джульетта уйдет сейчас, то есть ли хоть малейший шанс на новую встречу? Может ли Ромео ее увидеть вновь? Как же хотелось не отпускать ее. Быть может спрятать в этой комнате или, что уж тут скажешь, оказать такую честь и провести в свою комнату. Впрочем, сомнительная честь, если учитывать, как "часто" хозяин комнаты в ней появлялся.
- Я могу помочь, я могу вывести вас из замка, но не просите меня спасать этих людей. На это, увы, у меня нет власти, - кончиками пальцев вампир касается открытых плеч девушки, но очень осторожно и не навязчиво. Не хотелось снова вызвать у нее какую-то неприятную реакцию на счет себя. Не после того, как получилось немного, так сказать, "поговорить по душам".

+1

23

Слова Ромео о смертных гостях замка, раскрывающие эту ужасающую правду об их истинных  намерениях, - отчего-то Джульетта даже не сомневалась, что Ромео не солгал ей - буквально повергли ее в шок. Она даже не старалась сдержать эмоции, которые, наверняка, во всей своей выразительности отразились на ее юном личике, глядя на вампира широко распахнутыми глазами. Она не могла этого понять, никогда не смогла бы понять этих людей. Да, безусловно, вампиры - прекрасные создания, если говорить об их внешности. Красивые женщины, красивейшие мужчины... нет смысла отрицать это, когда прямо напротив нее стоял как раз именно такой красивый мужчина, к которому несчастную девушку влекло все сильнее. Но... как можно желать умереть в их объятиях вместо того, чтобы провести в них всю свою жизнь, например? "Как вообще можно желать своей смерти и добровольно позволить лишить себя самого ценного, что есть у человека?" Разве смерть вообще может быть красивой по своей сути?.. Смерть - это всегда лишь смерть и ничего прекрасного или красивого в ней нет. Только боль и горечь - для близких людей. "Просто уму непостижимо!" - Джульетта покачала головой в неверии, полностью разделяя тоску Ромео на этот счет. Ей и самой вдруг стало тоскливо - если он прав в этом, то, значит, прав и в другом - коли она отважится пойти в бальную залу и попробует призвать всех людей бежать из этого замка куда подальше и как можно быстрее, то они и вправду вряд ли послушают ее... если знают, зачем пришли сюда и что их ожидает. А ее просто убьют. Возможно, стоит теперь и ей подумать, если не о себе, но о своем отце, ведь Джульетта была всем для него, единственной и горячо любимой дочерью. Стоит подумать и, возможно, послушать Ромео... Но вот он снова подходит ближе к ней, и Джульетта осознает, что по-прежнему не может отвести от него глаз. Любуясь его прекрасным лицом: точеными скулами, четкой линией подбородка, чувственными губами и глубокими и темными, словно сама ночь, карими глазами; любуясь длинными темными волосами, что придавали образу вампира еще больше загадочности и таинственности, и это, конечно, привлекало не мало девушек. О коих Джульетте было не слишком приятно думать. А Ромео, тем временем, вновь прикасается к ее обнаженным плечикам, и Джульетта невольно вздрагивает, но не оттого, что ей неприятно это прикосновение, а, скорее, наоборот... Она бросает мимолетный взгляд на бледные пальцы, что касаются ее кожи, и вновь переводит взгляд на самого Ромео. Внезапно понимая, что, да, ей необходимо уйти из этого замка, уйти как можно быстрее и как можно дальше, но не потому, что скоро здесь будет вершиться кровавый, смертельный пир,  а потому, что чем дольше она находится рядом с Ромео, то сильнее чувствует это притяжение между ними, тем больше хочет остаться рядом с ним и никогда не покидать его. Но это невозможно. Испытывать какие-либо чувства к вампиру для дочери охотника на вампиров просто нельзя, запрещено, недопустимо. И эта их встреча была первой и станет последней. К сожалению Джульетты, но так будет правильно. Так должно быть правильно. А потому напоследок она может позволить себе проявить немного женской слабости. Совсем немного, капельку, чтобы было, о чем вспоминать позже, в тайне позволяя себе помечтать о том, "что было бы если бы не..."
- А на что у вас есть власть, милый Ромео? - Преодолевая свою девичью робость, вдруг шепчет ему Джульетта, храбро приподнимая подбородок выше и внимательно заглядывая в глаза юноши; кладет свою хрупкую ручку на его плечо, медленно скользит ею по нему к  шее, а затем тонкие маленькие пальчики позволяют себе запутаться в его шелковистых, столь мягких на ощупь волосах. Джульетта даже позволяет себе на мгновение прикрыть глаза, стремясь насладиться этим ощущением и запечатлеть его в своей памяти. Ведь она знает, что повториться этой ночи уже не суждено. - Я готова принять ваше предложение, потому что не готова и не желаю умирать. И не буду просить вас более ни о чем другом.
Она пока не спешит убирать руку и все еще шепчет - голос будто подводит ее, не желая становиться громче и разрушать магию этого последнего момента их близости.

+1

24

"Что же ты делаешь, Джульетта? Мне и так больно даже думать о том, что сейчас мы должны расстаться, а ты еще и смотришь так..." - как именно она смотрит вампир описать словами не мог. С нежностью? А знал ли он как это, когда смотрят с нежностью? Да и смотрел ли на него кто-нибудь так когда-нибудь? Обычно это была страсть, желание, но никак не нежность. С губ невольно срывается вздох. Что из того, что вампирам не нужен воздух, но ведь и чувствовать то, что чувствовал в этот миг Ромео таким "тварям как он" не принято. Не должен вампир чувствовать что-то сильнее чем жажда крови. Только находясь рядом с этой чудесной девушкой он становился сам не свой. Или же... наоборот, становился самим собой? Как если бы... у вампира была душа.
Он не может ответить ей на что у него есть власть. Да и не важно даже то, что он сын хозяина замка. Да, сын главного вампира. Что из того, если это не позволит ему такую мелочь, как оставаться рядом с той, кто ему дорог. Впервые за всю свою жизнь вампира, Ромео осознает, что хотел проклинать свое бессмертие и все только из-за нее - милой хрупкой Джульетты, стоящей в этот миг так близко, что ее дыхание касалось бледной кожи вампира.
Да Ромео и не хочет отвечать на ее вопрос. Не потому что боится раскрыть свою личность, а потому что... в голове кружится только одно желание и поддавшись ему, вампир склоняется, осторожно касаясь губ девушки поцелуем. Нежным, почти невесомым, не позволяя себе лишнего, но не в силах устоять от этого соблазна. Кто знает, может это последний раз когда красавица в его объятиях, последний раз когда он видит ее, когда может прикоснуться к ней. Если Джульетта, как она и говорила, не из этих краев, то, скорее всего, уже завтра отправится прочь. Ооо, сын Дракулы желает и боится этого одновременно. Хочется умолять ее бежать прочь. Хочется умолять ее остаться с ним. Эти два противоположных желания разрывают его на части.
Поцелуй длится лишь несколько секунд и после вампир аккуратно и бережно подхватывает девушку на руки и идет с ней к проему окна.
- Держитесь крепче, милая Джульетта, и не бойтесь ничего, - шепчет он ей на ухо и после делает шаг во тьму ночи. Только плащ развивался за спиной, а Ромео крепко держал Джульетту в объятиях, в тайне мечтая о том, чтобы городок, куда он должен отнесли ее, был намного дальше и чтобы полет этот длился бесконечно. Когда же они оказались за окраине городка, он нехотя опустил девушку, пока все еще придерживая ее за талию. Ему не хотелось думать о том, что сейчас предстоит вернуться в замок. Ромео мечтал остаться здесь рядом с ней. Так же прижимать ее к себе, тонуть в омуте темных глаз, чувствовать запах кожи. Быть может это и была любовь, про которую когда-то говорил отец? Та самая, потеряв которую, Дракула навлек на себя проклятье? Та самая, которая заставляла обезуметь от горя и, которая дарила самое огромное счастье на свете?
- Прощайте, Джульетта... - так странно, но говоря эти слова, Ромео совершенно четко понимал, что не допустит, чтобы эта встреча была последней. Он сделает все что угодно, лишь бы снова найти ее.

+1

25

[AVA]http://funkyimg.com/i/2s8YL.png[/AVA]
Она стояла там, в этой полутемной комнате замка, принадлежащего едва ли не самому известному среди охотников вампиру, напротив другого вампира и никак не могла заставить себя хотя бы пошевелиться. Он словно гипнотизировал ее взглядом, но Джульетта ясно чувствовала, что нет, это был не гипноз, это было нечто совсем другое. Чувство, что зародилось где-то в ее душе, так скоро, быстро и так ярко, что будто ослепляло ее изнутри. Чувство новое, незнакомое, но такое приятное и прекрасное... и уже не было так важно, кто был перед ней: человек или вампир. Возможно, если бы все было хоть немного по-другому, возможно, тогда Джульетта смогла бы остаться здесь рядом с Ромео. Ей хотелось остаться, правда, хотелось, но она понимала, что не может... просто не может. Хотя бы потому, что остальные вампиры не будут милостивы к ее человеческой природе. Сомневаться в этом и не приходилось. А ей нужно было вернуться домой, к отцу, нужно было. Пусть и без головы сына Дракулы, но хотя бы живой. И, кажется, влюбленной...
Ее тяжелый вздох, полный тоски, почти переплетается в воздухе со вздохом Ромео. Джульетте очень хотелось бы знать, отчего вздыхает он - по той же причине, что и она, или по какой-либо еще? Испытывает ли и он грусть от скорой разлуки?..  Ответ юная девушка получает почти сразу же, ответ на все ее мысли и не высказанные вопросы, когда Ромео наклоняется ближе к ней и легко и бережно целует. Совсем не так, как тогда, в бальной зале, а на этот раз будто спрашивая ее позволения. И Джульетта не смогла бы отказать ему, даже если бы он спросил прежде, чем поцеловал. Ее рука почти обессиленно опадает на плечо Ромео, а она сама не может сопротивляться желанию целовать его в ответ. Так же целомудренно и легонько касаться его прохладных губ, пусть и совсем недолго.
В тот момент, когда Ромео уже подхватывает ее на руки, направляясь к раскрытому окну, она все еще чувствует, как на ее собственных губах еще горит след от его поцелуя. И Джульетта уверена, что будет еще очень долго помнить этот момент, как и саму их встречу.
- Я ничего не боюсь рядом с вами, - прошептала она Ромео, крепко обхватив его за шею обеими руками и зажмуривая глаза.
И открывая их уже тогда, когда почувствовала, что они приземлились на землю.
Всю дорогу до маленького городка, находящегося в окрестностях замка Бран, Джульетта неотрывно смотрела на Ромео, который так крепко и в то же время так нежно держал ее в своих руках, на нечеловеческой скорости рассекая тьму ночи. Она пыталась запомнить его, как можно лучше, в мельчайших деталях, навсегда запечатлеть его образ в своей памяти. Как жаль, что дорога с вампирской-то скоростью заняла времени гораздо меньше, чем сама Джульетта потратила, добираясь до замка прошедшим вечером. Ей бы хотелось как можно дольше чувствовать прохладные прикосновения рук Ромео, нежиться в его объятиях.
Но, увы, все когда-то заканчивается. 
Стоя уже на твердой земле и ощущая легкое головокружение от такой стремительной "прогулки", юная девушка смущенно улыбнулась Ромео. Ей казалось, что у нее не хватит слов для того, чтобы выразить ему всю свою благодарность. Даже сейчас он вот так заботливо все еще придерживал ее руками за талию, наверняка догадываясь, что у нее может кружиться голова. Такой внимательный... "Господи Боже, ну почему он не простой смертный человек?" Сей вопрос ей хотелось задавать вновь и вновь, глядя в небеса. Жизнь была столь несправедлива к ним обоим!
- Прощайте... - это слово Джульетта с трудом смогла произнести, настолько ужасным оно казалось ей, - Ромео... - в то время, как имя юноши звучало, словно прекрасная музыка. - Благодарю вас за всё... за всё, что вы сделали для меня этой ночью. Я никогда этого не забуду...
"Как и никогда не забуду тебя, мой милый Ромео".
Но произнести  эти слова вслух Джульетта не нашла в себе сил. Чувствуя, что с ресниц уже начинают опадать прозрачные капли слёз, она порывисто коснулась губ Ромео последним прощальным поцелуем и, развернувшись, поспешила прочь к городу так быстро, как только могла. Быстрее, еще быстрее, пока ноги еще слушают ее разум, а не сердце.
"Так и должно быть, это правильно. Я поступаю правильно". Она пыталась уверить себя в этом, и у нее почти получилось. Она все сделала правильно, так? Но отчего же тогда все внутри буквально разрывалось на части от невыносимой боли и тоски?..

Отредактировано Juliette Capulet (16-07-2017 04:13:53)

+1

26

За что она благодарит его? За спасение своей жизни? Но знает ли милая девушка, осознает ли хоть на миг, что словами благодарности, взглядом, лёгким прикосновением к его холодным губам, раскалывает его бессмертную жизнь на части. Она не просто убегает прочь, пряча глаза готовые вот-вот наполниться слезами. Едва ли Джульетта хоть на миг догадывается, что этой ночью забирает с собой нечто более ценное чем голова наследника Дракулы. О нет, теперь она забрала его сердце и даже не украла или вырвала из груди, а Ромео сам отдал ей его. Подарил, не прося ничего в замен. Единственное о чем он и может просить это короткий миг новой встречи, ради которой готов идти на любое безумство.
"Ты чем-то обеспокоен, сын мой?" - обмануть отца очень сложно, он будто насквозь видит своё дитя. С того проклятого бала юный вампир будто сам не свой. Он не хочет никого видеть и, похоже, праздник устроенный чтобы развеять его скуку, только сильнее вогнал его в ее пучину.
- Быть может он влюблен, господин? - даже от внимания того, кого называли душой замка Бран, не ушло то, каким задумчивым и меланхоличным стал Ромео. Граф же лишь покачал головой на это. Нет, его сын не мог попасть под чары какой-то красавицы. У него и серьезных увлечений никогда не было. Слишком много у сына хозяина замка примеров, того, что любви не существует.
"Не для таких как мы, дитя мое, - так Дракула всегда говорил своему отпрыску. Та любовь, что была в его собственной жизни, оборвалась вместе с самой жизнью. - Не верь смертным. Они не принимают таких, кто отличается от них".
И Ромео не верил. Пока не встретил ее. Мысли о Джульетте не покидали его ни днём ни ночью. Людей такая влюбленность лишает сил, иссушает и превращает в тень. Вампир же мог проводить ночи без знаю и пищи. Да и о какой пище могла идти речь, если в каждой жертве он невольно видел лицо возлюбленной и не мог и клыки сомкнуть на шее. Только от отца это приходилось скрывать.
"Я должен найти ее", - это решение пришло само собой. И тем же вечером, лишь солнце село, Ромео сообщил отцу, что хочет отправиться в путешествие. Нравилась ли графу эта идея? Нет. Но наследник был настойчив и уперт в своём решении. И тем более, что юный вампир уже отправлялся в подобное путешествие однажды. Что ж, тогда он немного увлекся и пришлось срочно возвращаться в родной замок. Теперь же ситуация была совершенно другой. У Ромео была цель и двигали им по-настоящему сильные чувства.
Должно быть эти чувства и привели его именно в тот город, где жила Джульетта со своим отцом. В том отеле, где сын графа остановился, он случайно услышал про бал-маскарад, который должен проводиться этой ночью.
- Да, на этом празднике соберется множество наших людей. Недавно господин Ван Хельсинг разорил очередное гнездо этих тварей, так что нам есть что отметить, - Ромео чуть нахмурил брови, слушая этот разговор. Ван Хельсинг... главный враг его отца. И о том, что один из замков вампиров был уничтожен, сын Дракулы так же прекрасно слышал. Появляться вампиру там, где соберутся считай все охотники за нежитью - все равно что самоубийство. У Ромео же была другая цель - он должен найти девушку, покорившую его сердце. Но кто знает, сколько в этом городе красавиц с нежным именем Джульетта? Считай что иголку в стоге сена искать.

+1

27

С тех пор как она покинула Трансильванию, оставляя позади вместе с этой загадочной страной и того единственного мужчину, сумевшего пробудить в ней столь прекрасные чувства, прошло уже несколько месяцев. Но все это время, каждый божий день, Джульетта все острее и сильнее ощущала, как ее романтическая заинтересованность, девичья влюбленность в Ромео крепнет и превращается в любовь. Ту самую, о которой она столько читала в различных романах, о которой сама столько грезила когда-то. Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который ко всему прочему еще и являлся вампиром. Что тем более должно было заставить ее забыть его. Но, видимо, судьбе угодно было продолжить играть с девичьими чувствами и дальше, что было весьма немилосердно с ее стороны. Потому что Джульетта, вопреки всему, думала и вспоминала о Ромео, постоянно, непрерывно, и отчаянно тосковала по нему. Она день ото дня становилась все более задумчивой, тихой, рассеянной. Так что даже когда отец решил, наконец, взять ее с собой на охоту, видя состояние дочери, не зная о его причинах, но все равно стараясь ее как-то отвлечь, она не проявила такого же страстного энтузиазма, как раньше при одном только упоминании охоты на нечисть. Да и как тут будешь его проявлять: мало того, что она и так все время думала о Ромео, так еще и видела его в каждом встречающемся им вампире. И рука с колом дрожала каждый раз, не поднимаясь вовсе, чтобы заколоть его. Разговаривать с дочкой отец уже пытался, но так и не получил ни одного внятного ответа.
В итоге, поняв, что только подвергает дочь лишней опасности, Ван Хельсинг решил, что выбрал не тот способ для отвлечения. Близился февраль, а значит и очередной венецианский карнавал. Все девушки любят путешествия, праздники, балы и танцы, - так он считал, а потому в один прекрасный день сообщил Джульетте, что они покидают Голландию и отправляются погостить к одному его другу-охотнику в прекрасную теплую Венецию.
И вот уже примерно как месяц девушка жила в Венеции, которая и вправду сумела немного отвлечь ее от тоски по возлюбленному вампиру, хотя и не так уж сильно. Но совсем скоро должен был состояться карнавал, пышное, грандиозное празднество, наполненное весельем, музыкой и танцами, всяческого рода угощениями, и господин Ван Хельсинг возлагал на него большие надежды. К тому же не так давно ему и его друзьям-охотникам удалось избавить мир от очередной вампирской заразы, сделать его чуточку безопаснее для простых смертных, и это был отличный повод для еще одного праздника, который так удачно можно было совместить с карнавальным торжеством. И ко всему прочему ему очень хотелось развеселить единственную свою родную дочку, поэтому он задумал и для нее несколько сюрпризов на предстоящем бале. Его друг, синьор Антонио Вилладжио, бывалый охотник и богатый аристократ, в чьем доме они как раз гостили и где и должен был пройти "охотничий" карнавал, с энтузиазмом принял все планы своего давнего приятеля. И вскоре уже охотники по всей Европе получили приглашения на этакий праздник "для своих" - в конце концов, даже охотникам иногда нужна была возможность хотя бы на один вечер забыть обо всем и просто насладиться отдыхом.
Время пролетело даже слишком быстро, бал должен был состояться уже предстоящей ночью. Джульетту, как и частенько все последние месяцы, меланхолично задумчивую и пребывающую в своем мире, обнаружила в ее комнате дочь синьора Вилладжио, юная Катарина, особа энергичная и, пожалуй, порой даже слишком шумная для молодой синьорины-аристократки; впрочем, она тоже собиралась идти по стопам отца, поэтому ее нраву из знакомых ее отца уже мало кто удивлялся.
- Джульетта, ты посмотри, что за дивный день! Пойдем, пойдем прогуляемся да купим еще цветов для украшения праздничной залы!
И не давая девушке толком опомниться, чтобы попробовать возразить, она подхватила ту под руку и почти силой потащила на свежий воздух.
По городу девушки прогуляли почти весь день и только к вечеру ближе вспомнили о цветах. Благо, неподалеку от дома Вилладжио располагался маленький и очень хорошенький цветочный рынок. Именно там девушки скупили буквально кучу цветов для своей радости и украшения и, обвешанные цветочными корзиночками, направились домой, да и время уже давало о себе знать: гости вот-вот начнут собираться, а им обеим еще нужно было приодеться и причесаться к балу.

+1

28

"Надо же, как удачно. Впрочем, удачно ли?" - вот что значит быть полностью ослепленным любовью. Ромео просто шел, будто на зов возлюбленной, просто шел стремясь найти ее. Он даже не сразу осознал в каком городе оказался. Ему было все равно, потому что каждый город был пустым без нее. Всего лишь улицы, всего лишь безликие прохожие. Нельзя сказать, что раньше люди представляли для юного вампира какую-то ценность, кроме как в качестве пищи. Он редко видел в них какие-то качества просто потому, что ему было все равно и это не так-то странно для существа, живущего много веков. Почему же все изменилось теперь? Почему она заставила что-то перемениться в душе вампира, никогда прежде не знавшего любви? Должно быть Судьба и иначе это назвать нельзя.
"Вот только куда меня ведет эта Судьба? Что если Джульетты здесь нет? Что если я ошибся?" - вокруг Ромео уже вовсю начинался карнавал. Он медленно шел по улице, незаметный среди толпы. Черный плащ, маска на лице. Не такой яркий как другие жители и гости прекрасного города Венеция, но все равно как один из них.
- Отчего вы такой грустный, синьор? Сегодня праздник, не время грустить, - перед ним появляется девушка в костюме Коломбины. Она, как подобает ее роли, крутится вокруг, не переставая улыбаться. - Или же потеряли что-то? Или же сами потерялись? - звучит звонкий смех, похожий на звон колокольчика и девушка вручает Ромео алую розу. - Вот, грустный синьор. Может этот цветок принесет вам удачу и поможет отыскать то, что вы ищите, - а после Коломбина без церемоний целует вампира в щеку и скрывается в толпе.
"Поможет найти то, что я ищу... - взгляд падает на цветок, его алые лепестки. Еще совсем свежий, должно быть только что сорван. - Хорошо если ее пожелание сбудется. Иначе я не знаю, что делаю здесь. Быть может отец был прав, и я зря сюда поехал. Гоняюсь за призраком, а она, быть может, и забыла обо мне..."
Такие мысли не радовали. Ромео подносит розу к губам, нежно касаясь лепестков губами, вдыхая приятный аромат и, стараясь не думать о том, что все напрасно. Нет, не напрасно. И у него есть целая вечность на то, чтобы найти ее. И чтобы понять, была ли это настоящая любовь, или же только помутнение разума?
"Иначе зачем я здесь?" - сколько еще его будет мучить этот вопрос? Должно быть до тех пор, пока сын Дракулы не найдет ту, кого ищет. Он продолжает двигаться вперед, подчиняясь людскому потоку, как вдруг, замирает. Показалось, или он действительно чувствует ее? Джульетта, она была где-то рядом. Юный вампир поворачивается на этот смутный зов. Он оказался перед домом, одним из множества домов  в Венеции, но именно сюда его неумолимо влечет. Так сильно, что противиться этому не получается. Должно быть так ведут себя жертвы вампиров, те кто сами идут в их холодные объятия, не ведая опасности, будто бабочка на огонь.
В этом доме играла музыка и слуги у входа приветствовали приходящих гостей. Там много людей вокруг, так много ярких масок и костюмов. И снова Ромео незаметен в этой толпе. Пройдя следом за одним из гостей, будто тень, он проходит в дом. Теперь оставалось только выяснить, что за зов звал его сюда.

+1

29

Время карнавального и охотничьего торжества приближалось быстро и неумолимо. Джульетте казалось, будто она только что присела перед трюмо в отведенной для нее комнате, чтобы позволить девушке-служанке помочь ей в подготовке к балу, как вот уже их оповестили о том, что гости собрались и все готово, чтобы начать свой собственный карнавал. Джульетта в очередной раз подивилась тому, как же быстро и неумолимо летит время. Полностью готовая, она поднялась со своего места, в последний раз с любопытством окидывая последним придирчивым взглядом  свои наряд и прическу в зеркале. Бьянка сотворила с ней настоящее чудо, заставляя девушку чуть ли не впервые за все последнее время искренне заулыбаться - платье, подарок от отца, было просто изумительным и таким прекрасным образом сочеталось с золотистым оттенком длинных вьющихся локонов, каскадом спадающих с хрупких обнаженных плечиков на спину. Пожалуй, довольно смелый наряд для нынешнего времени, но, в конце концов, сегодня Джульетте не предстояло прокрадываться в вампирское логово, а всего-навсего потанцевать в кругу обычных смертных. Ну, не совсем обычных, конечно, но тем не менее.
Спустившись по витой лестнице на первый этаж дома и пройдя в коридор, ведущий к дверям в бальный зал, Джульетта остановилась на мгновение, услышав голос своего отца. Похоже, что он решил произнести какую-то весьма воодушевленную и торжественную речь. Интересно, а хозяин дома уже высказался, или господин Ван Хельсинг решил сделать все за него? Улыбнувшись отцовской энергичности, Джульетта решила сначала дослушать его и поступила очень даже правильно, как оказалось, иначе и придумать не смогла бы, куда деться от смущения.
- Друзья мои, сегодня мы с вами отмечаем не просто и не только разгром очередного вампирского гнездовища и великолепный венецианский карнавал! Сегодня, помимо этого, я бы хотел впервые официально представить вам мою дочь, которая теперь так же, как и все мы, по праву можем зваться настоящим охотником на вампиров. Дамы и господа, - Джульетта Ван Хельсинг!
Перед ошеломленной Джульеттой в тот же миг, как отец назвал ее имя, отворились двери, приглашая ее пройти в бальный зал. Она была так рада, что лицо ее наполовину скрывала белоснежная маска тонкого кружевного плетения, и ярко выступивший на лице румянец, возможно, не будет так сильно заметен окружающим. Происходящее оказалось совершенной неожиданностью для нее, и Джульетта не могла понять, почему вдруг ее отец решил сделать такой "сюрприз" для дочери. В конце концов, за все время, что они охотились вместе с тех пор, как она вернулась из Трансильвании, у нее вышло убить только своего первого и единственного на данный момент вампира, и то - потому что он напрямую угрожал ее жизни. Так что полноценным охотником сама девушка себя пока бы точно не назвала...
"Ничего не понимаю", - Джульетта несколько растерянно смотрела на взиравших на нее людей, но все же, наконец, решилась и медленными шагами прошла через двери в бальный зал, приветственно кивая и приветливо улыбаясь. Многих гостей она и так знала и могла узнать их даже за масками, скрывавшими лица, поэтому опять же задавалась вопросом, к чему нужно было такое официально-пафосное представление   ее их старым знакомым. Но чуть позже решила расслабиться и попробовать просто отдохнуть - сегодня же день венецианского карнавала, в конце концов!
Когда зазвучала первая мелодия в исполнении небольшого оркестра, видимо, специально приглашенных сегодня музыкантов, подсказывающая гостям, что, собственно, можно уже начинать танцевать, Джульетта проскользнула мимо собирающихся в центре залы людей и, завидев Катарину возле стола с напитками, подошла к ней.
- И мне налей немного пунша, будь добра, - негромко попросила она подругу.
- Ты смотри-ка, вечер еще только начался, а наша синьорина Ван Хельсинг уже налегает на крепкие напитки? - Рассмеялась итальянка, в очередной раз смутив Джульетту.
- Не такой уж он и крепкий, - слегка сконфуженно произнесла девушка, - а в горле жутко пересохло. И отец заставил понервничать, хочу немного отвлечься.
- Так взяла бы и потанцевала лучше! - Подавая подруге бокал с пуншем, с хитрецой заметила Катарина.
- Если кто-нибудь пригласит, тогда и потанцую, - Джульетта отпила немного прохладного напитка, слизав с губ несколько его сладких капелек. - Ты сама не отвлекайся слишком, а то упустишь какого-нибудь приятного кавалера и будем здесь с тобой вдвоем в одиночестве стоять, - тихонько рассмеялась она, на что Катрина только шутливо закатила глаза и тут же начала осматриваться в поисках желающих потанцевать с ней.

+1

30

Запахи, множество разных запахов. Души, пудра, грим для лица. Запах цветов, украшавших прическу или бывших деталью костюма. Множество запахов, множество людей вокруг.
"Давно же я не был на подобных торжествах..." - честно сказать, настолько давно, что Ромео уже и забыл, что это такое находиться среди такого количества народа, но не среди себе подобных. Пожалуй, пора было признать, что факт этот не особо радовал. Время шло, а сын Дракулы даже не знал, что происходит в мире вокруг него. Вот оно огромное упущение от того, что обитатели замка Бран жили так далеко и так уединенно. Разве что Сорси иногда выбирался, так сказать, во внешний мир, чтобы там немного проветриться. Иногда у Ромео появлялось желание пойти вместе с ним. Иногда он даже это желание осуществлял, но очень редко. Потому что среди людей ему, в отличие от блондинистого вампира, было безумно скучно. Да... было, но не теперь. Правда, сейчас это была не радость, а скорее нетерпение и азарт, присущие охотнику, разыскивающему добычу. А еще томление, сладкое и горькое одновременно. Здесь ли она? Да и здесь ли она? Что за странное чувство привело его сюда? Что если это лишь обман? Что если Ромео уже настолько потерял рассудок, желая увидеть возлюбленную (да, именно так он ее и называл в своих мыслях и слова эти так приятно грели душу), что готов был появляться на любом балу, лишь только надеясь, что она будет там.
Ромео бесшумно и почти незаметно скользил между гостями, то и дело стремясь увидеть за маской черты лица Джульетты, но все было тщетно. Не она, и снова не она. Быть может было ошибкой появляться здесь? Может это было вовсе не чутье, а только лишь странное заблуждение, что он снова встретит ее на балу? Но что за глупости? Если так подумать, что о Джульетте и не сложилось впечатление, что она так часто появляется на подобных мероприятиях.
В этот момент, судя по всему, хозяин дома, привлек внимание гостей. Ромео так же повернулся в ту сторону, прислушиваясь. И в этот момент ему стало не просто не по себе, а, если такое возможно для вампиров, кровь застыла. Да, можно было поражаться своему везению, потому что именно на тот бал, про который сегодня слышал, сын Дракулы и попал. Тот самый, от которого стоило держаться как можно дальше - бал для охотников на такого как он. Первым порывом было развернуться и, пока хозяин дома (да-да, тот самый знаменитый Ван Хельсинг, изрядно попортивший крови (опять же спорное выражение для вампира, но все же) графу Дракуле, произносит приветственную речь. Сын графа даже делает это - развернувшись, он начинает пробираться через толпу к двери. И в этот момент что-то заставляет его остановиться. Нет, не что-то, а имя, которое произносит Ван Хельсинг.
"Джульетта..." - казалось бы, сколько Джульетт может быть в Венеции? Но это имя, самое прекрасное для Ромео, заставляет его не только остановиться, но и повернуть голову, чтобы... чтобы увидеть только что вошедшую девушку. Она появилась на этом балу, как королева, в чью честь он и был организован. Она шла вперед, на щеках играл очаровательный румянец, на губах смущенная улыбка и... это была она. Да, это была его милая Джульетта, и даже отсюда Ромео не мог не узнать ее.
"Джульетта Ван Хельсинг. Дочь нашего злейшего врага. А я сам пришел в это змеиное логово..." - только юный вампир не может больше сделать ни шагу. Лишь разворачивается на месте, когда милая его сердце девушка, проходит мимо. Запах ее кожи, ее волос, тонкий аромат духов, все это он не мог спутать и с кем во всем белом свете. Вот только Джульетта так же быстро исчезает из поля зрения, так что несчастному вампиру приходится снова искать ее взглядом. Казалось, он даже не сразу замечает как в зале заиграла музыка. В какой-то миг Ромео чувствует на себе чей-то взгляд - похоже вид таинственного кавалера привлек местных дам. но только для этого таинственного кавалера нет других дам, кроме одной.
"Вот она..." - Джульетта как раз стояла у одного из столиков с напитками и о чем-то разговаривала с другой синьориной. На милых губах играла улыбка, девушка, кажется, даже смеялась над чем-то. Очаровательное зрелище. Уже больше не думая, вампир направляется туда. И вот они уже на расстоянии вытянутой руки. Это точно она, в этом совершенно нет сомнений.
- Синьорина, позволите пригласить вас на танец?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "RetJ" » Новая история о старых героях.