Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: анонс » письма - это разговор сердец.


письма - это разговор сердец.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images.bidnessetc.com/content/uploads/images/source2/letter-writing-gif-62ce4772adc0fbeae29391fc0e22509c.gif

Написать кому-нибудь письмо – это вовсе не то же самое, что поговорить. Беседа – это не только слова, это взгляды, улыбки, паузы между словами. Рука, которая пишет, не успевает за всем, что она хочет описать, за всеми мыслями и чувствами, что проносятся в голове.
● Название эпизода:
письма - это разговор сердец.
● Место и время действия:
Конец мая - июнь 1783 года.
Наннерль проводит практически все время в Зальцбурге рядом с пожилым отцом.
Констанция же, счастливая в замужестве, живет с Вольфгангом в Вене.

● Участники:
Nannerl Mozart & Constanze Weber.
● Синопсис:
Наннерль много времени проводила в одиночестве, ведь вся ее жизнь вскоре будет отдана в руки чужого мужчины. Леопольд считал, что это выгодно для его дочери, что она будет жить в достатке, но не этого хотела Мария-Анна. Она не решалась перечить Леопольду, перестала добиваться справедливости и просить не поступать данным образом. Но, как известно, в минуты грусти и печали на творческого человека обязательно находит свежая волна вдохновения, и Наннерль по ночам вместо того, чтобы погрузиться в царство Морфея, писала музыку, аккуратно выводила ноты на бумаге и старалась с точностью напеть так тихо, чтобы не услышал отец, ведь девушка знала о его отношении к такому сочинительству. Наннерль хотелось показать эти маленькие этюды, что она писала на протяжении целого месяца, вот только не знала кому, ведь брату не осмелилась - ей нужен объективный и трезвый взгляд на ее работу, ну а Вольфганг слишком любит свою старшую сестру, чтобы указать на недочеты. Наннерль решилась отправить их Констанце с просьбой показать кому-нибудь из музыкальных кругов, не называя имени автора, но не Вольфгангу, который наверняка узнал руку и манеру сестры.

Отредактировано Nannerl Mozart (09-09-2014 21:21:10)

+2

2

Хорошо, когда есть кому написать.
Как это прекрасно — сесть за стол, взять ручку и писать,
перенося на бумагу свои мысли.

   Дорогая Констанция!
      Давно я тебе не писала, давно не навещала вас с братом. Надеюсь, что у вас все хорошо, что вы счастливы вместе? Вольфганг, наверное, все свое время проводит в театре или же за написанием новой оперы? Расскажи мне все поподробнее, милая Констанция. Я так по нему скучаю, а он не балует нас с отцом ни единой весточкой, считая, что это все бессмысленная трата времени и сил. Последнее письмо его, кажется, было накануне вашей с ним свадьбы, где он писал о своем потрясающем успехе в Национальном венском театре и о том, что намеревается жениться на тебе. Если бы ты знала все до мельчайших подробностей, что в этот момент происходило с нашим отцом, то этот ураган даже не сравнился бы с твоей матушкой – Цецилией!

    Мне безумно хотелось написать кому-нибудь письмо. Я стала ощущать дикий груз одиночества и ответственности на своих плечах, а вся эта масса с каждым днем только нарастает и нарастает. Хотела бы я вновь приехать к вам с Вольфгангом в Вену, наконец-то сходить с ним в Бургтеатр, который он в том последнем письме так расхваливал; познакомиться с музыкантами и композиторами, научиться у них чему-либо. Если бы ты знала, как давно я не брала в руки скрипку, ведь отец наш с Амадеем просто ненавидит, когда девушка берется за сочинительство или играет на скрипке. Он считает, что это не наше дело. Я же считаю совершенно иначе. А тебе нравится скрипка? Я знаю, что Вольфганг очень любит по вечерам наигрывать какие-нибудь замысловатые мелодии, что только приходят в его взбалмошную голову! Вот пишу я тебе, рассказываю о чем-то, что, может, тебе даже и не интересно толком-то, а сама улыбаюсь, потому что мне кажется, будто я общаюсь с тобой именно сейчас, ловлю твою робкую улыбку взглядом и смеюсь, когда ты решишь пошутить, а затем неловко и как-то смущенно отвести взгляд в сторону. Кажется, что ты сейчас сидишь рядом со мной, и на сердце даже становится как-то легче, словно я очистила свою душу, выговорилась и, наконец, смогла спокойно вздохнуть, не думая обо всем, что мучает меня на протяжении последнего времени. Вольфганг всегда говорил, что я умею красиво писать письма, вкладывать в них всю душу, а не отправлять короткое сухое изложение происходящего. «Ты изящно сплетаешь слова и перебираешь тонкими пальцами клавиши человеческих чувств» - быть может, но я никогда раньше не задумывалась об этом. Вот только со временем палитра эмоций скудеет и все более сложные, замысловатые, диковинно очаровательные созвучия тщетно прячут под собой выступающую пустоту. И никакая оригинальность, никакая красота не спасет от неумолимо раздевающейся души, в которой исписанными страницами желтеют привычные, до дыр зачитанные осколки моей жизни, прожитой вскользь, стекающей мутными разводами слов в грязную, матовую, бездонную лужу забвения. Но иногда, очень-очень редко, игра в слова перерастает во что-то большее, в игру смыслов, игру над жизнью. Если бы ты только знала, как мне сейчас тяжело, а поделиться своими чувствами кроме тебя, кажется, уже больше не с кем. Вольфганг оставался последней связывающей ниточкой струн моей души, пока они не рассыпались окончательно под тяжелой рукой Леопольда и затмивший разум моего брата славой. Немного, но все же, я тебе даже завидую. Ты смогла обрести своей счастье рядом с человеком, которого любишь, а вот мне, к сожалению, этого никогда не суждено испытать. Сколько ночей я провела в слезах, наверное, тебе поначалу было также тяжело, когда ты думала, что Волфьганг не будет с тобой? Вот только, когда я плакала, я хваталась за перо и выводила дрожащими руками на шершавой поверхности бумаги какие-то неслаженные и несогласованные между собой нотки. Лишь поутру мне удавалось разобрать, что я написала при тусклом свете догорающей свечи и можно ли из этого воссоздать какую-нибудь мелодию. Оказалось, что можно.

     Но не так быстро. Все по порядку. Милая моя Констанция, я не хочу раскрывать все тайны в первом же письме, а буду с нетерпением ждать твоего ответа, чтобы продолжить переписку. Надеюсь, ты мне не откажешь и уделишь немного времени написанию нескольких строчек мне в ответ.

    Жду твоего письма и считаю дни...

С любовью, твоя Наннерль Моцарт.

+2

3

Дорогая Наннерль!

Я была безумно рада получить от тебя весточку! Я не умею писать так красиво, как ты, но постараюсь оставить тебе хорошую компанию, пусть даже и на бумаге. Прости, сама я давно никому не пишу, но тебе отвечу незамедлительно. Вольфганг сейчас подолгу пропадает в своем кабинете или на приемах, поэтому забывает написать вам. К тому же, я знаю, что отец его так и не смирился с мыслью, что мы поженились.

Я рада тебе сообщить, что мы счастливы вместе. Сейчас я беременна и врач говорит, что роды будут совсем скоро, осталось всего месяц подождать. Я боюсь - это мой первый ребенок и я не знаю, чего мне ждать. Но Вольфи рад, я вижу это по его искрящимся глазам. Когда он поглаживает меня по животу, то это гораздо приятнее и интимнее, чем любые поцелуи и ласки. Я очень желаю тебе ощутить это чувство, это волнение будущей матери. Что касается Амадея, то он действительно проводит много времени вне дома. Но теперь, после успеха его оперы, его стали приглашать на приемы и в богатые дома. Я не могу выезжать с ним, да и не думаю, что буду уместна рядом. Вольфи много работает, часто - по ночам, что немного меня огорчает, я бы хотела чувствовать его рядом с собой немного больше. Жаловаться не буду, главное, чтобы Амадей был счастлив, а его счастье - работа, написание менуэтов, концертов и всего прочего.
Вольфганг, как я уже написала, работает много. Он теперь стал часто наигрывать или напевать мне отрывки своих произведений, но большую часть - сразу отдает бумаге. В часы, когда на него находит особое вдохновение, я стараюсь ни слова не произносить и ходить совсем тихо, чтобы не нарушить его покоя. Те несколько увертюр, что он показывал - мне плохо понятны, я слышу в них совершенно прекрасную гармонию, но ничего сказать ему не могу, только восхищаюсь. Наверное, мне не хватает образования, чтобы в полной мере оценить его мастерство.
Пожалуйста, я прошу тебя не плакать. Я понимаю тебя, твои страхи и сомнения. Возможно, тот человек, которого назначил тебе в мужья твой отец, окажется не таким уж и плохим. Я помню те дни, когда ты приезжала на нашу свадьбу... Я не знаю второй такой умной и красивой девушки, как ты. У тебя доброе и отзывчивое сердце, ты помогала мне очень много. Я искренне желаю тебе счастья... Я буду молиться, чтобы Пресвятая Дева подарила тебе семейное счастье, которого ты заслуживаешь, моя дорогая.

Мне очень хотелось бы послушать твои записи, но расстояния разделяют нас. Если ты не против, то я очень хотела бы посмотреть твои ноты. Я, конечно, не слишком умна, но разобрать мелодию могу и услышу, когда в ней будет отражение тебя и твоих переживаний, дорогая.

Прошу, не ругай своего отца. Он старый человек и просто заботится о вас с Вольфгангом, как может.

Напиши мне больше о своей жизни, о том, что ты делаешь вечерами и сто нового. Я прошу написать тебя и о Леопольде - Вольфгангу будет приятно узнать новости об отце. К сожалению, следующее письмо я смогу отправить не скоро... Я не знаю, как долго идут письма, но я стану матерью совсем скоро. Я безумно рада очастливить Вольфганга.

С любовью, Констанц Моцарт.

+2

4

Милая моя Констанция!

Вот я, наконец, и получила от тебя долгожданный ответ, чему безумно рада. Знаешь, как только письмо попало ко мне в руки, то я незамедлительно кинулась писать тебе ответ, потому что меня полностью переполняли какие-то непонятные чувства, эмоции… Я так рада, действительно рада, что ты все-таки выделила для меня несколько минуток своего времени и ответила, моя дорогая. Я так ждала, порой даже ночами не спала, а минуты ожидания они, словно резина… Так долго тянуться, однако после длительного ожидания так порой приятно, наконец, получить то, чего так долго ждал.

Я так рада, что у вас с моим братом скоро будет ребенок. У нас потрясающая большая семья, с которой мне хотелось бы проводить куда больше времени, чем я могу себе того позволить, ведь посетить Вену мне удается не часто. Как бы то ни было, сама понимаешь, но я не могу оставить Леопольда в одиночестве слишком на долго, а осмелиться на такое путешествие он никак не сможет. Кажется, еще вчера я играла с ним в прятки в нашем саду, но старость подкралась так незаметно, что к нему, что ко мне. Я действительно чувствую себя уже негодной взрослой женщиной, которую выдают замуж только по расчету. Я не понимаю, почему многие юные девочки вроде тебя выходят замуж в шестнадцать-восемнадцать лет, а мне пришлось ждать тридцати. Чего боялся Леопольд? Почему тогда не нашел мне подходящую кандидатуру, когда я была юной и наивной, никого не любила. А теперь, когда сердцу приходиться разрываться между двух огней, я толком-то и не знаю, что мне делать. С кем быть? Это очень сложно, моя милая Констанция, правда. Однако я безумно рада за тебя, что тебе досталось такое счастье, что у тебя, наконец, настоящая семейная жизнь, где ты счастлива с моим любимым младшим братиком.

В своем предыдущем письме ты просила меня рассказать побольше о своей жизни, побольше о Леопольде. Я, конечно же, напишу с огромным удовольствием, только ты пообещай в ответе рассказать уже кое-что мне. Помимо того, что я отправляю тебе вместе с этим письмом свои ноты, которые очень прошу тебя не показывать моему младшему гению-братцу, ибо мне нужна объективная критика на мою работу, а Вольфганг не сможет не похвалить, - я также очень прошу тебя рассказать мне о… О Национальном Венском Театре. Мне еще не удавалось ни разу в нем побывать, я лишь видела его издалека, когда приезжала к вам. Знаешь, я всегда мечтала стать если не композитором, то выдающейся венской певицей и петь со сцены под музыку своего брата. Эта мечта до сих пор живет во мне и я не знаю, почему тогда, когда была еще юной девушкой, я не отправилась в Вену, чтобы попытаться претендовать на место примы оперного театра. Поэтому, пожалуйста, расскажи, что и как там, расскажи какие там люди, быть может, мне еще совсем не поздно осуществить свою мечту, а может… все-таки стоит уделить оставшуюся жизнь своей семье и забыть о мечте?

Что касается Леопольда, то я очень переживаю за его состояние. Я боюсь потерять последнего дорого мне человека, ведь тогда я останусь в Зальцбурге совсем одна. Практический все свои вечера я провожу рядом с ним: иногда читаю ему что-нибудь, иногда рассказываю о том, как провела день, с какими учениками встречалась, и что интересного произошло, а иногда просто играю ему какую-нибудь композицию его сочинительства на клавесине. Я бы, конечно, могла играть ему собственные менуэты, но очень строго к этому относится и утверждает, что сочинительство – это вовсе не женское дело, поэтому мне и приходится втайне от него писать музыку, ноты которой я отправляю небольшим приложением к моему письму. Я не знаю, как хорошо у меня получается писать музыку, но надеюсь, что ты оценишь ее по достоинству и честно, а не только потому, что я твоя родственница.

Дорогая, пожалуйста, напиши мне, как прошли твои роды? Кого ты подарила Амадею, и как называли младенца? Я бы очень хотела его видеть. Передавай, пожалуйста, малышу, что его тетя Наннерль очень любит и грезит мечтами о встречи.

С любовью, твоя Наннерль Моцарт.

+3

5

Дорогая Наннерль!

Это моё письмо будет совсем коротким, прости. Оказалось, что дети - это не так просто, как представлялось ранее. Я пишу тебе совсем ночью, под светом свечки, чтобы не разбудить моего сына и твоего дорогого брата. Извини, что мой почерк будет неаккуратным...

Я, как и обещала, просила Вольфганга написать Леопольду, но не знаю, сдержал ли он обещание или забыл. Он много работает и, с появлением ребенка, стал часто задерживаться в театре. Я понимаю его - детский крик - вовсе не то, чего он ожидал, да и я тоже... Мне хотелось бы самой написать вашему отцу, но, боюсь, что навлеку беду на ребенка... Не пойми меня неправильно, я просто боюсь, что его сердце не растает от новости о внуке... Всё же меня он считает ровней сестре, хотя это совсем не так.

Да, про нашего мальчика! Несмотря на трудности, я безумно люблю малыша! До рождения нашего сына, мы никак не могли придумать имя. Но после родов вдруг возникло имя Раймонд... Раймонд Леопольд... Я плохо помню, кто назвал так нашего крошку, но пусть будет так... Я надеюсь, что дед моего сына станет добрее к нам и откроет свое сердце для внука. Роды проходили сложно, Амадей позвал каких-то женщин, которые должны были помогать мне. Я не знаю, где был сам Вольфи, но, надеюсь,  что не в квартире... Могу сказать, что роды - это ужасно утомительно. Это больно, да.. Но рождение дорогого сына стоит этого. Я чувствую себя самой счастливой во всем мире!

Перед родами я успела отнести твои ноты своему знакомому. Он сказал, что это очень талантливо и интересно. Если дословно, то что-то вроде: "Весьма профессионально и утонченно". Поверь мне, слышать от него подобные слова - очень лестно. Этот человек весьма сдержанный и рассудительный. "Хорошо" - от него это уже большая похвала. Я сама посмотрела твои ноты тоже, мне показалось, что есть что-то родственное между твоими партитурами и Амадея. Это прекрасно!

Прости, малыш снова плачет, и я бегу его успокоить, пока Вольфи не проснулся!

Кажется, Раймонд спит... Я и сама хотела бы уснуть, но помню, что обещала писать... Ты не думай, что дети - это плохо, просто очень утомительно. Поверь, когда я смотрю на красное личико сына - я чувствую, что это самые чудесные мгновения моей жизни. Я рада, что мой Амадей подарил мне возможность материнства. В нашем сыне я вижу и свои черты и черты твоего брата... Наш малыш - слияние наших душ, настоящая радость!

Что касается Леопольда, Леопольд.. Я жела

Прости, кажется, я совсем устала и сейчас усну... Надеюсь, что в следующий раз смогу ответить тебе больше.

Мне очень бы хотелось вновь увидеть тебя, моя дорогая!

С любовью, Констанция Моцарт...

+2

6

Дорогая Констанция!
Как же долго, однако, пришлось ждать от тебя письма, но ожидание лишь усиливало интригу и мой интерес, что я не смогла удержаться, а поэтому мое ответное письмо ты, возможно, получишь совсем скоро. Знаешь, за тот промежуток пока ты мне не писала, а прошло уже действительно много времени, случилось довольно много событий, переменившие мою жизнь. Как же хочется обо всем рассказать тебе лично, но пока я могу довольствоваться только пером и бумагой, ведь даже не знаю, когда у меня получится выбраться к вам в Вену. Обещаешь, что когда я приеду к вам, то ты обязательно сводишь меня в Бургтеатр, ведь от Вольфганга этого невозможно дождаться, сколько я и не просила. А ведь он знает, как я хотела в детстве быть оперной певицей. За это передай ему от меня подзатыльник, чтобы сестру не забывал, в конце концов.

Да, мне сейчас весело, потому что я пишу тебе, радуюсь, но буквально несколько часов назад, пока ко мне в руки не попало твое письмо, я снова плакала. Всему моему горю одна причина – замужество. Я, наконец, вышла замуж за этого ужасного человека – Иоганна Баптиста фон Зонненбурга. Он старше меня на целых пятнадцать лет, у него есть пятеро довольно взрослых детей, самому старшему из которых скоро будет девятнадцать, а сам мой муж довольно-таки известный чиновник в Вене. Ты, возможно, даже видела его, а может, уже и не помнишь. Но я не могу находиться с ним рядом, наедине, я слишком его боюсь, а он любит меня и бросает к ногам весь мир. Но смогу ли я полюбить его? Я не знаю, право, не знаю… Хотелось бы, но чувствую, что не смогу. Когда человека силком заставляешь любить в то время, как сердце бьется для другого и, кажется, будет биться всегда – это невыносимо. Вряд ли моя жизнь когда-нибудь будет счастливой и вряд ли я решусь заводить детей от него, как бы сильно я того не хотела. Знаешь, у меня есть любимый человек – Луиджи, он художник и когда-то рисовал мой портрет, вот с ним я хотела бы связать свою жизнь и иметь от него детей. Но, наверное, это только глупые мечты и пора бы перестать смотреть на мир сквозь розовые очки.

Что касается вашего с Вольфгангом ребенка, я рассказала нашему отцу о том, что у него появился первый внук, хотя он очень надеялся, что увидит от меня внуков раньше, чем от вас. Что-то я какая-то неправильная… Мне уже четвертый десяток, а я только впервые вышла замуж, и у меня нет даже детей. Впрочем, знаешь, мне кажется, он был рад этой новости, вот только не показывал это, а просто промолчал, делая угрюмый вид, будто думал о чем-то, сидя в своем кресле и наблюдая за залитым летним солнцем палисадником. Если же у вас с Амадеем будет возможность, то я очень прошу вас – приезжайте к нам в Зальцбург. Я уверена, отец будет рад видеть вас и вашего чудесного малыша. Пообещай мне, что вы приедете, я очень вас прошу… Отцу будет приятно, что Вольфганг все же навещает его, а не забыл, скинув всю заботу и обязанности на мои плечи. Да, они, конечно, не совсем ладят, но он его отец, и Вольфганг просто обязан его уважать и обязан приехать, как бы сильно не был занят. На самом деле, хочу сказать тебе по секрету, что я очень боюсь за своего отца. Я боюсь, что ему осталось недолго, я не хочу оставаться одна, оставаться с этим человеком… с Иоганном Баптистом… Не могу я его потерять, и не хочу, чтобы Вольфганг узнал о кончине из обычного письма, а не из уст собственной сестры. Но это все лишь мои страхи, и я очень надеюсь, что они не сбудутся. Я молюсь об этом.

Хватит о плохом, давай поговорим лучше о моих нотах. Ты ведь писала, что отнесла их какому-то весьма уважаемому в Национальном венском театре человеку? Кому? Милая, расскажи мне все поподробнее, я так хочу, наконец, сыграть свои произведения на публику, но я все чаще и чаще ловлю себя на мысли, что это лишь мои желания, которые никогда не сбудутся. Как бы сильно я не мечтала о карьере, как у Вольфганга, полностью связанной с музыкой, но, увы, ничего в этой жизни никогда не выходит так, как я этого хотела бы.

Наконец, я хочу послать тебе новый менуэт, который я писала для своего отца. Отдай его, пожалуйста, Вольфгангу, но не говори, что это сочинила я. Мне бы очень хотелось, чтобы из этих небольших набросков он создал шедевр, так я хоть как-то смогла бы поучаствовать в создании шедевра из-под пера моего гениального брата.

До скорой встречи, дорогая Констанция. Я буду очень ждать твоего ответного письма и очень надеюсь, что наша переписка не закончится слишком быстро.

С любовью твоя Мария Анна фон Зонненбург.

+2

7

Дорогая Наннерль!

С рождением сына у меня совсем не стало времени для других дел. Вольфганг иногда говорит, что служанки должны мне помогать, но мне хочется самой воспитывать и растить моего ребенка. Я чувствую непонятную тревогу в последнее время, Раймонд кажется мне слишком слабым и худым. Я не знаю, какими должны быть дети в его возрасте, но он совсем бледный. Мы пригласили врача на завтрашний день, но письмо я отправляю тебе сегодня - мне сказали, что посыльного отправят вечером. Я очень хочу, чтобы ты получила весточку от меня как можно скорее.

Амадей вот сейчас снова ушел работать, его утомляет крик младенца, знаю, что он любит и меня, и сына, но каждый раз сложно смотреть на то, как он убегает. Мне уже всякие глупые мысли в голову приходят. Впрочем, это всё ерунда. Я говорила Вольфи, что ты ждешь нас в гости, но сейчас не лучшее время - он все время работает и едва ли может выделить и минутку для общения с кем бы то ни было. Обещаю тебе, что попробую убедить твоего брата отправиться к вам, тем более, что я давно тебя не видела. Поверь, и я, и он очень соскучились по тебе и хотим увидеться, однако обстоятельства препятствуют нам.

Твои ноты я отдала знакомому певцу, он один из самых талантливых людей в Бургтеатре! Его зовут Джакомо и у него одни из лучших ролей - он точно разбирается в музыке и качестве партий. Прости, ты верно хотела получить рекомендации от какого-нибудь композитора или музыканта, проблема в том, что я не слишком много раз была в театре и за его кулисами, чтобы быть близко знакомой с подобными людьми. Я знаю всего пару артистов и из них решилась довериться Джакомо, поверь, он действительно безумно профессионален! Я бы все же попробовала показать партии Вольфгангу.. не думаю, что он станет лгать на счет их качества, он слишком тебя любит.

Твой менуэт я ему отдала, не знаю, куда Амадей положил его, мне пока ничего не сказал. Не обижайся - у него работы и забот много, он совсем ничего не успевает, с головой в делах. У Вольфи появились заказы от разных богатых людей, я очень надеюсь, что они принесут ему удачу и клиентов станет больше.

Расскажи мне про своего мужа, неужели он так плох? Возможно, тебе стоит попробовать поговорить с ним и рассказать о своих чувствах, если он и правда любит тебя, то обязательно поймет. Вам не обязательно жить, как любовники, попробуй думать о нем, как о друге. Его дети, конечно, навряд ли станут тебе близки, однако просто быть с ними в ладах тебе не повредит. Мне сложно судить о твоей жизни, могу только сказать, что я долго ждала своего счастья, теперь все замечательно и я рада. Иногда люди, которые встречаются тебе, кажется не слишком хорошими, но затем оказываются замечательными. Помни, что сперва и твой брат сделал выбор в пользу Алоизии, которая причинила ему много боли. Надеюсь, что ты сможешь найти общий язык с твоим мужем, пусть и свели вас насильно. Что же касается Луиджи... Я не знаю, что и сказать. Он предлагал тебе выйти за него? Сейчас уже поздно что-либо предпринимать, к сожалению... Расскажи мне о нём в следующем письме?

Не злись на меня, что пишу так мало - постоянно приходится бегать к сыну, укачивать его. Раймонд слишком часто плачет, надеюсь, это нормально для маленьких деток - я совсем об этом ничего не знаю. До нового письма! мне очень приятно читать каждый раз от тебя весточки, прошу, не переставай писать мне!

С любовью, Констанция Вебер.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: анонс » письма - это разговор сердец.