Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Der Weg In Die Zukunft

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

"С кем я связался? То говорить начинает без умолку, так что не заткнешь, то в ноги падает..." - если честно, Тибальт немного не ожидал настолько бурной реакции. Да еще и на улице, да еще и...
- Угомонись, парень! - поняв, что его новоявленный слуга еще и ноги ему собирается целовать, Капулетти поймал его за плечи, останавливая. - Это уже лишнее. Я же не жизнь тебе спас, а всего лишь забрал из этого гадюшника.
"Ага, только из одного гадюшника он переместится в другой. К тому же, теперь ему еще предстоит налаживать контакт с нашими слугами, с которыми, если мне не изменяет память, у него были драки. Взять того же Самсона, который вечно первым начинает задирать, а потом первым же и удирает с поля боя. Впрочем, Бальтазара спасает только то, что он теперь мой слуга, а значит, в случае чего, мне и разбираться с обидчиком. А многие ли рискнут со мной связываться?"
Придерживая юношу за плечи, кошачий царь заставил его снова подняться на ноги. У бывшего слуги Монтекки, казалось, даже взгляд изменился. Неужели все и правда было настолько плохо, что хотелось бежать из ненавистного дома? Но это Тибальт мог понять. Самому сейчас стены поместья Капулетти казались настоящей темницей. Все там напоминало о ней. Проходя мимо комнаты Джульетты, которая, к несчастью, была не так далеко от его собственной, как же хотел он услышать ее смех, или услышать легкий топот шагов. Но каждый раз, как бы не прислушивался, ответом ему была лишь тишина. Джульетта покинула отцовский дом, выпорхнула будто птичка, когда клетку забыли закрыть. А потому, оставаться там с каждым днем было все тяжелее. И сам Тибальт не знал, какая мысль терзала больнее - то, что милая кузина никогда не вернется, или же то, что она вновь окажется в Вероне. Одна или со своим ненаглядным Ромео, это было уже не важно. Это как отголоски прошлого, которые ранят все сильнее чем больше думаешь об этом.
- Не спрашивай почему я переменил решение, потому что я сам не смогу дать тебе точный ответ, - впрочем, нет. Точный ответ был и они оба знали его. Но едва ли нужно было говорить об этом.  Дело было не только в просьбе Бальтазара и не только в том, что он был единственным, кто посмел разговаривать с Тибальтом так откровенно. И может не только те тайны, что объединяли их. Или же, наоборот. Все это и не только. Нет, Капулетти не боялся, что юноша кому-то расскажет все. Да и что с того если бы рассказал? Если верить слухам, то весь город уже знал о любви племянника Капулетти к Джульетте. Не знала об этом только сама прелестная кузина и это было больнее всего. - Можно считать это взаимным договором. Или платой за то, что я вытащил тебя оттуда. А что из этого выйдет - время покажет.
"Хочет служить. Будто у него теперь есть выбор. Посмотрим, что из этого выйдет", - предстояло научиться уживаться с тем, кто привык быть у другого хозяина. И кого с этим самым хозяином связывали весьма теплые чувства.
- Идем. Нечего тут сцены на улице устраивать, - отпустив плечи юноши, Тибальт неспешно направился в сторону поместья.

0

32

Слишком много мыслей, лишком много чувств, слишком много всего произошло за эти несколько месяцев, чтобы Бальтазар был в силах справиться в одиночку с собой. Юноша уже не знал, чего бы он хотел больше, быть снова рядом с синьором Ромео или забыть те дни, как какой-то сон, невозможный и прекрасный. Не знал, как ему сейчас стоит вести себя… Чего от него хочет Капулетти? Как с ним правильно говорить? Юноша, привыкший за столько лет поддаваться мимолётному порыву, ведению сердца, и сейчас не задумывается над своими поступками, принося извинения и клятвы так, как кажется ему правильным. Что же Тибальт? Слуга не может предугадать реакцию своего нового господина, юноша слишком расстроен и слишком плохо знает синьора, чтобы утверждать что-то наверняка. Он даже не думает об этом. Он устал от постоянных мыслей о будущем и прошлом, когда уже можно будет жить настоящим?
Слуга замирает, когда руки Тибалта опускаются ему на плечи. Бальтазар поднимает почтительный взгляд на господина, слушает его слова, и губы юноши застывают в горькой полуулыбке.
«Жизнь спасли… Синьор, то, что Вы сделали, равносильно спасённой жизни. Вы ведь это понимаете. Как никто другой, наверное, понимаете. Я бы не смог долго находиться в том доме. Воспоминания никогда бы не отпустили бы меня. Я слишком слаб и легко поддавался унынию.  И пусть мне страшно сейчас и неясно, как вести себя с Вами, какие порядки в доме. Но, синьор, я научусь. Быстро научусь, чтобы не доставлять Вам много хлопот. Вы итак многое сделали для меня»,- произнести эти слова вслух слуга не решался, но его взгляд, который юноша не сводил с Капулетти, точно передавал все чувства юноша. Бальтазар не умел претворяться и лукавить перед тем, кому служит. Господин должен о нем знать все.
Юноша встаёт с колен, подчиняясь движением синьора, и тут же наклоняет голову. Ему неловко встречаться взглядом с Капулетти. Он столько слышал о Тибальте. Как о воине, как защитнике своей семьи, как о том, с кем лучше не спорить и кому лучше не попадаться на глаза. Он не похож на синьора Ромео. С ним нельзя вести себя так же свободно. Но господин и далёк от того портрета, которое составило о нем общество. Бальтазар знал это. Видел своими глазами. Тибальт Капулетти тоже может любить и заботься о других. Он так же нуждается в понимании и поддержке. Он не из камня, у него есть чувства. Но стоит ли юноше разрушать этот миф о кошачьем царе, даже когда они одни?
- Простите, господин,- тихо шепчет слуга, все так же не поднимая взгляда. Ему не то, что было стыдно, ему было… Не понятно. Ему предстоит многому научиться заново, но Бальтазар почему то уверен, что справится с этим.
Тибальт неспешно идёт в сторону поместья. А слуга остаётся стоять на месте и смотрит в спину удаляющему синьору. Вдруг стало так спокойно. Юноша почувствовал, как сильно он устал за последние дни, но сейчас на сердце стало так спокойно, так хорошо. Теперь его судьба во многом зависит от него самого. Найти общий язык с Капулетти? Он сможет, он знает это. Юноша научился понимать синьора Ромео, научится понимать и Тибальта. Надо только, наконец-то освободится от воспоминаний. Ему дали шанс, и Бальтазар не может его упустить. Улыбка на губах юноша становиться более весёлой, и слуга быстрым шагом догоняет господина, оставаясь чуть позади.

+1

33

"Всего лишь месяц... или же целый месяц?" - Тибальт шел по улице родного города и размышлял о том, что произошло за все это время. Нет, не месяц, а даже больше месяца. Вся его жизнь перевернулась с того момента, как он узнал, что Джульетта скоро станет чьей-то невестой и покинет родной дом. Впрочем, почему это стало для кошачьего царя какой-то неожиданной новостью? Это было предопределено. Лорд Капулетти искал для своей единственной дочери все самое лучшее, и Джульетта всегда получала только то, что она хотела. Может поэтому она и была немного капризной? Может это и заставило ее вот так просто сорваться и покинуть родной дом с тем, кого она полюбила. Ромео, который считался одним из самых привлекательных юношей Вероны. Нет, не Тибальту было судить о его привлекательности, но, сколько прелестных девушек пало под его обаянием.
Племянник Капулетти шел по улице, и, казалось, все больше погружался в свои воспоминания. Они мелькали перед внутренним взором, будто множество картинок. А мог ли он сам когда-нибудь заполучить свою любовь? Была ли вообще такая возможность? Вот бывший слуга Ромео говорил, что могла. Что нужно было попытаться, нужно было сделать шаг. Но разве Тибальт не пытался? Разве не пытался уже несколько раз рассказать сестре о своих чувствах. Да только не ту роль отвела ему в своей жизни Джульетта. Она сама решила, что будет так, и едва ли переменила бы свое мнение. Едва ли... Тибальт сам пытался себя успокоить этими мыслями. Должно быть, впервые в жизни он совершал побег, но побег этот был от самого себя. Бесстрашный Капулетти, который сам заставлял врагов бросаться в бегство, теперь боялся заглянуть в лицо собственным страхам. Впрочем, боялся ли?
Остановившись посреди улицы, в квартале от поместья, молодой человек опустил голову и невидяще смотрел в землю. К чему все эти страхи теперь? К чему, если эта история завершила свой круг? Оставалось только одно, что волновало намного сильнее и то, что и вызывало этот страх.
- Бальтазар... - Тибальт медленно развернулся и посмотрел на слугу, который шел за ним, отставая на шаг, как и было принято вести себя слугам. Но сейчас, Капулетти обращался к нему ни как к слуге, а как к тому, кто знает, что на самом деле терзает душу главного задиры Вероны. - Как ты думаешь, они вернутся когда-нибудь?
Уточнять, кто вернется и к чему господин задает этот вопрос, не требовалось. Те, кто были когда-то центром их жизни, но те, кто решили покинуть их жизнь, по своей прихоти. Что будет, если Джульетта вернется? Этот вопрос терзал еще сильнее чем то, почему она уехала и почему выбрала этого паршивого Ромео. Что будет, если милая кузина вернется под крышу отчего дома? Что будет, если она переменила свое решение и осознала, что рядом с ней всегда был тот, кто по-настоящему любил ее? А что если нет? Что если они вернутся с Ромео в родную Верону и заставят своим примером пересмотреть взгляды кланов на многолетнюю вражду. Каково это будет, видеть возлюбленную каждый день рядом с другим? Каково это будет, видеть, как у нее появятся дети и жизнь, казалось бы, будет идти своим обычным чередом. Да только не для Тибальта, для которого Джульетта и была той самой жизнью. Но которая была теперь навсегда потеряна. Впрочем, а была ли она когда-нибудь его?

+1

34

Бальтазар неспешно шел чуть позади Капулетти. На сердце было так легко и хорошо, мысли были ясными и простыми. Юноша не вспоминал о прошлом – нужно прекратить себя терзать тем, что ушло и не вернётся никогда. Не думал слуга и о будущем. Зачем, если время само потом рано или поздно раскроет судьбу каждого? Быть может, это сильные мира сего привыкли все продумывать заранее, искать более выгодную дорогу. Бальтазар же привык плыть по течению, а точнее следовать за своим господином. Быть зависимым от Ромео, Бенволио, Тибальта, времени или судьбы, – какая разница? Свобода… Что это и зачем она? Слуга никогда не думал о свободе. Даже сегодня, когда Бенволио не задумываясь, решил играть на него в карты. Обида, да. Обида была, но это не желание уйти и бросить все. Он бы просто не посмел. Не посмел…. Ослушаться, оставить, предать… Именно это, пожалуй, и спасло месяц назад влюблённого в своего господина юношу от необдуманного поступка, ослушаться и пойти вслед за Ромео, вопреки его воли. Это бы погубило его: его душу, его жизнь – все. Он остался один в ненавистном городе, потому что так приказали. Он даже не думал, что может поступить по-другому. И это стало спасением. Только сейчас Бальтазар смог это понять, и это сделало его свободнее от себя. Любил ли его Ромео? Да, любил. Те несколько счастливых дней, которые синьор подарил ему, навсегда останутся в памяти слуги, будут отдаваться лёгкой колющей болью в сердце, вызывать грустную улыбку и мысли: «как хорошо, что это было в моей жизни!» Но это прошло и нужно жить дальше, пользоваться этой возможностью, которую подарил ему бывший господин - еще раз стать счастливым.
Тибальт Капулетти. Мог ли Бальтазар подумать, что когда-нибудь будет считать за величайшую удачу служить ему? Его боится каждый разумный человек в городе, боялся и Бальтазар. И, наверное, боится до сих пор. Но юноша боится не сколько его умения владеть оружием, его взгляда или острых фраз, сколько боится разочаровать. Капулетти доверился ему. Взял его к себе. Дал возможность начать новую жизнь. Слуга должен оправдать доверие. Что будет завтра? Во сколько будить синьора? Где обычно завтракает Тибальт? И что любит? Как себя вести с ним? Как положено? Такие житейские вопросы волновали юношу сейчас. Остальные мысли были либо слишком сложны для необразованного слуги, либо Бальтазар слишком от них устал. Сейчас было куда приятнее рассуждать над тем, какой же распорядок дня может быть у главного задиры Вероны.
- А? Что? Вернуться? – слуга настолько ушел в свои мысли, что чуть не столкнулся с господином, и растерялся, сразу поняв его вопрос. – Они? Вернуться? Я право не задумывался над этим, синьор,- правдиво ответил слуга и пожал плечами, чуть отводя задумчивый взгляд в сторону. Вернуться? Но зачем? Синьор Ромео не любил вражду и вряд ли захотел бы вернуться сюда. Только если не примирить дома… Но господин не смог бы этого добиться. Ромео слишком ветреный, сначала он будет думать о себе и любимой, хоть и сам этого не поймет. Он вряд ли сможет сам вести переговоры с герцогом, домами, просить мира и признания брака. Быть может потом, но не сейчас.
- Когда-нибудь возможно. Но не сейчас. Не думаю, что в ближайшем будущем, господин. Мне кажется, они сейчас слишком увлечены друг другом, чтобы думать еще о том, как помирить семьи и завоевать их прощение. И прощение Его Светлости. Но я не могу знать наверняка,- Бальтазар сделал неровный вдох, перевёл взгляд на Тибальта и слегка улыбнулся,- Синьор, зачем Вам об этом думать сейчас? Такая спокойная ночь, наслаждайтесь ее прохладой, пока не взошло солнце.

+1

35

Похоже, что и новый слуга Тибальта так же был погружен в свои мысли, что не сразу услышал, что к нему обращаются. Но Капулетти не собирался его упрекать в этом. В конце концов, и сам он не знал, чего можно ждать от этого юноши, а значит, им еще предстояло научиться общаться друг с другом.
"Я всегда слышал, что Ромео его слишком разбаловал. Что Бальтазар ведет себя с ним скорее как с другом, чем как с господином. Если, конечно, не считать того, что этот самый слуга смотрел на него влюбленным взглядом. И как оказалось, это была не просто видимость", - племянник Капулетти не собирался его переучивать. Слуг, которые боялись лишний раз слово сказать, ему хватало в главном поместье. Быть может именно это Тибальту и нравилось в этом мальчишке. С ним можно было поговорить как с другом, которого у главного задиры Вероны никогда не было.
- Я не думаю, что они вернутся для того, чтобы прекратить вражду, - племянник Капулетти покачал головой. - Ни Ромео, ни Джульетте этого никогда было не нужно. Они просто полюбили друг друга, - подойдя к слуге ближе, Тибальт положил руку ему на плечо и медленно повел рядом с собой. Ему не хотелось стоять на месте, да и ночь и правда была удивительно спокойной. Кто знает, может жители города и сами решили хоть на какое-то время прекратить вражду. Пусть и всего лишь на ночь. Или же причиной тому было, что люди Капулетти не решались устраивать стычки без своего лидера. А этому самому лидеру драки на улицах Вероны уже не приносили никакого удовольствия. Да и приносили ли когда-нибудь?
- Скорее это случится, если они снова захотят увидеть семью или родные места. Или же... - Тибальт медленно выдохнул и после продолжил. - Любовь угаснет, и они решат вернуться. Сама дуэль обошлась без жертв. Я хоть и ранил Меркуцио, но тот остался жив. И раз герцог не отправил меня на казнь, значит, простит и Ромео. Ты спрашиваешь, зачем я снова говорю об этом? Потому что хочу избавиться от этих мыслей. Только и всего, - особенно от тех мыслей, которые терзали его уже давно, и не было никакой возможности просто высказать их кому-то. -  Но... знаешь, ты прав, - он чуть сильнее сжал пальцы на плече слуги, но не чтобы причинить ему боль или заставить замолчать, а будто в подтверждение того, что он прав. - Если они вернутся, это будет еще очень не скоро. А потому и думать об этом не стоит.
Как бы медленно они не шли, но скоро уже оказались у ворот поместья Капулетти. Тибальт поднял голову, посмотрев на окна дома, в которых уже не горел свет. Да и не удивительно - похоже, было уже за полночь, и дом уже погрузился в сон.
- Сегодня останешься в моей комнате, а завтра я представлю тебя остальным, - прогулка действительно затянулась, а будить кого-то из слуг, только из-за новичка не было никакого желания. Да и какой в этом был смысл.
"А завтра уже будет новый день. Как начало новой жизни. И пусть теперь наши пути разойдутся, Джульетта..." - уже у самых дверей, Тибальт посмотрел в ту сторону, где находилась Мантуя. Может его кузина со своим Ромео сейчас там, а может, и нет. Но если они нашли свое счастье, то пусть теперь позволят найти его и тем, кто был им хоть немного дорог. И может судьба смилостивится над ними.
"Счастья тебе, моя милая" - сказав это, Капулетти повел своего слугу в дом, обещая себе самому, что теперь все будет иначе. И так они смогут обрести свободу от того, что так мучило душу все это время. И так каждый из них обретет свое счастье.

0