В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

2122 июня 2017 г. Поздравляем с днем рождения Тессу!

19 июня 2017 г. Обновлены посты недели.

17 июня 2017 г. Обновлены игроки месяца.

16 июня 2017 г. Подведены итоги голосования Звезда сезона: весна 2017. Ура победителям!

12 июня 2017 г. Поздравляем с днем рождения Катерину де Ланкур!

9 июня 2017 г. Не пропустите объявление администрации об актуальных ивентах, наградах и грядущем лете.

1 июня 2017 г. Поздравляем вас с первым днем лета и приглашаем всех желающих присоединиться к летнему марафону!


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Matthias Frey
Возможно, кому-то подобная идея показалась бы несусветной глупостью, потому как впускать в свой дом цыган - это последнее дело, а особенно ужинать с ними. Не досчитаешься и столовых приборов, и какой-то антикварной мелочи, да и всего то, что можно запросто заснуть себе за пазуху и вынести из дома. В том числе и деньги.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Le Comte Capulet
Что если придется отменить всю договоренность? Или же стоит навести справки и больше узнать о графе Парисе? О том, откуда он приехал, чем занимается и прочее. Нет, то, что он богат, знатен и в неком родстве с герцогом, говорило в его пользу, но что за вздорный характер молодой человек показал в чужом доме? Так посудить, это отбрасывает тень и на дом Эскала Веронского тоже.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Обычная матросня, которой так много в морских портах. Не блещущая ни умом, ни каким-то выдающимися способностями. В морских баталиях - пушечное мясо. В рационе вампиров - то, чем можно поживиться на корабле, когда путешествие уж больно слишком затягивается, а берега все не видно.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Eugénie Verneuil
Пожалуй, мечтать об этом девочка могла просто постоянно. Рассказывать о том, какие красивые платьица у нее будут, какая грим-уборная, какие букеты цветов ей будут дарить… На зависть всем остальным танцовщицам. А, и еще все директора театров, которые существуют в мире, будут сражаться за то, что бы сам Эжени Верной танцевала у них!
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Eloisa Borghese
Великая ирония жизни заключена в том, что имея счастье родиться в семье именитых родителей, с пеленок окруженный роскошью и всеми доступными благами, человек попросту перестает замечать те маленькие чудеса, что его окружают. Он все воспринимает как должное, погрязая в заботах, поддаваясь тоске и скуке, ищет остроту ощущений в опасных авантюрах и губительных связях.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Marcus Montalvo
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "Mozart" » В нужном месте в нужное время


В нужном месте в нужное время

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

● Название эпизода: В нужном месте в нужное время
● Место и время действия: январь 1784 года, вечер, плавно перетекающий в ночь; квартира Кристиана Бонно, затем дом Максимилиана Менке.
● Участники: Christian Bonnot, Maximilian Menke, Irene Chenier
● Синопсис: Максилиан все же находит свою цель – Кристиана Бонно. Осталось только допросить его относительно ценных бумаг его семейства... И как вовремя в это время к нему решает зайти Ирэн, которая всего лишь хотела вернуть одолженную почитать книгу.
http://sa.uploads.ru/jMJGw.gif

+1

2

Это была маленькая квартирка, вернее, даже не квартирка толком, а комната. Зато стены комнаты были теплыми, кровать - мягкой, а в ушах не завывал ветер. Кристиан сидел на этой самой кровати, опустив голову на ладони, поставив локти на коленки. Нужно было всё обдумать... А думать было о чём.
Леони явно несколько дней тому назад дала ему понять, что всё кончено, что за счастье надо было бороться раньше и время, как песок сквозь пальцы, утекло... Было больно это ощущать. В сердце флейтиста всегда была надежда, что они смогут сбежать, укрыться от чужих глаз и быть счастливыми. Нет, не смогут. Девушка решила, что она должна быть верна своему мужу и музыкант не мог её осуждать. Осуждал он только себя, а свою нерешительность, что не остановил её тогда, много лет назад, что не предложил бежать... Чего он боялся? Тех преступников, что охотились за ним? Теперь, Кристиан сам едва понимал, что им руководило раньше.
Больше он не боялся.
Он знал, что отныне и его сердце и сердце Леони будут разбиты. Надо было просто нацепить железную маску и закрыть глаза, чтобы никто не смог увидеть души.
У него было её колье, прощальный, грустный подарок. Бонно хотел употребить деньги от продажи драгоценности с пользой. Чтобы хоть в этом поступить, как положено порядочному человеку. Средства должны были быть выручены большие, Кристиану, чтобы добраться до дома, не нужно было столько. Он хотел оставить их кому-то из тех, кто нуждался бы больше него, взяв лишь на дорогу.
Он перебирания небольшого, даже весьма скромного списка имен в памяти, француза отвлек стук в дверь. Гостей парень не ждал, но и против не был, хотелось хоть на минуту забыть о проблемах глобальных.
-Да-да, тут открыто.. - бросил он, не особо заботясь о какой-либо безопасности. С минуты на минуту он примет решение, после которого отправится домой, во Францию... Всё будет кончено. Совсем кончено...
В голове мелькнула мысль, что возможно, было бы неплохо извиниться перед Антонио Сальери, на прощание... Может, попросить его о услуге, о последнем письме к Гассман... Нет, даже в мыслях он не мог назвать её иным именем... А деньги, кстати, возможно, нужны Ирэн? Она, кстати, может согласиться и уехать прочь... Только вот где её искать? Впрочем, все позже, позже... Так кто там пришел?

+1

3

Лезвие быстро скользнуло по щеке и спустилось на шею, сметая щетину с лица плавными и аккуратными движениями. Холодные серые глаза вглядывались в своё отражение с тихой ненавистью и торжеством, и на губах уже чувствовался привкус крови. Он долго ждал этого дня, всё своё время проводя в поисках, в ненавистном обществе, собирая по кусочкам мозаику, которую казалось невозможным собрать. Но ему удалось, удалось восстановить хаотично разбросанные кусочки в полноценную картину. Сегодня Делакруа поставит точку и исчезнет из этой страны надолго, скорее всего навсегда. Рене отложил бритву и вытер насухо лицо и шею, затем провёл рукой по щеке, проверяя безукоризненную гладкость и, оставшись довольным, вошёл в комнату. Пристально оглядев помещение, наёмник достал из комода белую рубашку с вычурным жабо и любимый синий камзол - он должен быть при параде сегодня. Ловко облачившись в костюм, Рене неизменно прицепил рапиру к поясу - на удачу.
Плана как такового у Делакруа не было, по обыкновению он собирался действовать по ситуации, хотя уверенность в том, что цель сейчас дома одна не покидала его. Всю дорогу он ехал со спокойным, не выражающим никаких эмоций лицом и только судорожно сжимал эфес рапиры, стараясь дышать ровно и тихо. Странное волнение охватило сознание, будто это первое задание. Мысли о провале чередой полезли в голову, и он просто молил, чтобы возница гнал лошадей что есть силы.
Видимо, мольбы Делакруа были услышаны, и вскоре он твёрдо ступил на брусчатку возле дома Кристиана. Рука уже не сжимала эфес, а мирно устроилась сверху, мыслей никаких не было, дыхание стало глубоким и ровным. Делакруа уверенно вошёл, затем постучал в нужную дверь. Услышав рассеянное " открыто ", наёмник усмехнулся и толкнул дверь комнаты. Быстро оценив обстановку, Рене подошёл к музыканту, схватил его за грудки, на секунду заглянул в его глаза и со всего маху ударил головой в переносицу - кровь тут же обагрила белоснежную рубашку и каплями осталась на камзоле. Решив, что одного удара не достаточно, Делакруа нанёс ещё один с правой руки, а после отпустил. Двух крепких ударов молодому человеку вполне хватило для того, чтобы заснуть крепко. Делакруа спешно надел на него камзол и отправился домой с легендой, что его приятеля разделали под орех в кабаке, и он теперь благородно доставляет его домой.

Отредактировано Maximilian Menke (02-12-2014 10:09:04)

+1

4

Решение далось не просто, но всё же далось. В тот момент, когда к Кристиану зашел его будущий убийца, парень решил, что будет искать Ирэн, отправится после к Антонио Сальери с искренними извинениями, а потом и Вальтера фон Редлиха посетит, чтобы… чтобы просто поговорить, наверное. Вальтер был хорошим молодым человеком, хотелось ему обязательно рассказать, что скоро жизнь Бонно наладится и они смогут как и раньше общаться на равных, не испытывая противоречий.
Вошедший юноше не был знаком, Кристиан был заинтересован тем, что же от него понадобилось столь представительного вида молодому человеку. Но через секунду интерес сменился удивлением. Удар незнакомца был такой силы, что французу показалось, что он даже слышит хруст. Кровь мгновенно заструилась по его губам, заливая в рот, а голова безвольно запрокинулась назад. «Что происходит?!» - только и успел подумать Бонно, совершенно не понимая, в чем дело и почему на него так беспричинно напали.
Следующий удар стал последним, Кристиан не успел ничего больше сообразить или сделать. Он повис на своем насильнике, потеряв сознание. На плече музыканта осталась сумка, в которой покоились и собранные вещи, и флейта, и дорогое колье, подаренное любимой на прощание.
Удивительно, как снова, в одну секунду все планы Бонно слова были сломаны, раздавлены. Он уже было подумал, что остался последний рубеж - добраться до родного дома, но в жизнь его опять вмешались непредвиденные обстоятельства.

+1

5

Спокойные, мерные, широкие шаги по брусчатке. Делакруа поймал свободного возницу и приветливо ему улыбнулся, с осторожностью погрузил Кристиана в карету и сам запрыгнул следом, перебросившись парой слов с весёлым, слегка подвыпившим кучером. Цокот копыт тройки. Размеренный, ритмичный, убаюкивающий. Рене снова опустил руку на эфес рапиры и повернулся к окну, чувствуя странное покалывание на кончиках пальцев. Сейчас он может позволить себе расслабиться и не торопить время - оно в его руках с минуты, когда кровь впиталась в белую ткань. Впрочем, само время решило не медлить, и Делакруа не заметил, как оказался возле своего дома. Мысль о том, что всё скоро закончится захватила его полностью. Скоро он сможет свободно вздохнуть. Возможно, уедет в Италию на несколько недель, погреется на южном солнышке, выкинет всё из головы, повидает старых друзей и запасётся добротным итальянским вином.
Закинув Бонно на плечо, Рене пожелал вознице доброго пути и вошёл в своё пристанище. Дом встретил его приятной тишиной - наёмник оставил Кристиана в кресле, закрыл на ключ входную дверь, распахнул дверь в маленький винный погреб и спустился туда, предварительно прихватив музыканта - его уже ждал заботливо приготовленный стул и перекинутая через его спинку верёвка. Холщовая змея обвила шею, запястья и щиколотки, намертво прижимая к деревянному "трону" в гордой королевской позе. Рене ядовито улыбнулся и окатил музыканта ледяной водой, так же заботливо приготовленной ранее. Делакруа действительно очень тщательно и щепетильно готовился: подвесил рядом со стулом начищенный до блеска и заточенный крюк, перетащил небольшой стол, на котором аккуратно разложил инструменты, приятно поблескивающие на свету. Уютная рабочая атмосфера. Наёмник присел на краешек стола и внимательно посмотрел на Кристиана, молча ожидая, пока музыкант придёт в себя, чтобы начать продуктивную беседу.

Отредактировано Maximilian Menke (11-01-2015 23:33:04)

+2

6

Темнота. Только она и больше ничего. Ни мыслей, ни снов, ни воспоминаний. Она обволакивала со всех сторон, не позволяя даже отсчитать время. Бонно чувствовал лишь страх. Странный, сковывающий, навевающий мысли о приближении чего-то страшного и поистине опасного. Сейчас что-то случится, вот-вот. Вот-вот...
Темноту нарушил холод. Пронизал до костей. Кристиан резко поднял голову и жадно схватил ртом воздух, словно находился не в темноте, а в глубоком океане. Он сразу ощутил на шее грубую веревку, она не дала наполнить легкие всем тем кислородом, что он успел схватить. От этого закашлялся, как чахоточный больной. Только потом увидел мужчину напротив себя. Этот незнакомец был его чахоткой.
-Где я? - прохрипел француз, моргая, пытаясь различить что ещё находилось перед ним. - Кто Вы такой?
Юноша дернул руками и ногами, чувствуя, как крепко он привязан, это стало понятно сразу же, но попытаться стоило. Парень ощущал свою сумку, что теперь свешивалась где-то сзади, оттягивая плечо. Странно, что его мучитель не выкинул её. Впрочем, ему, кажется, спешить не куда, ещё успеет. От этих мыслей становилось дурно.
Из полутьмы глаза выловили крюк, заботливо начищенный, по все видимости, этим мужчиной. А рядом... Господи... Дыхание участилось само собой, Кристиан никак не мог его успокоить. Его разум метался от идеи к идее, как предотвратить неизбежное. Инструменты, блестящие, заботливо уложенные на столике. Самое страшное предположение оказалось верным. Незнакомец - его убийца.
Бонно буквально услышал, как с этой мыслью вокруг упали тяжелые кованные решетки, заключая его в пространство этого подвала. Ему не выйти. Всё кончено. Француз глубоко вздохнул и поднял глаза вновь на мужчину. Так для него будет выглядеть лицо смерти.
Сейчас начинается большая игра. Цель незнакомца - выбить признание из худого тела перед ним. Цель Кристиана - побороть себя, не позволить себе предать память отца.
И ещё одно.
Попробовать переиграть мучителя. Заставить его сдаться. Незнакомец станет играть в пиньяту, а Кристиан в карты.

+2

7

Улыбка снова наползла на губы наёмника: трепыхания жертвы - как же это приятно глазу. Неизменные вопросы: "где?",  "кто?". Риторические, не иначе.
- Нет, так не пойдёт, - Рене покачал головой и поймал взгляд музыканта. - Я задаю вопросы, ты отвечаешь.
Мечущийся взгляд Кристиана по обстановке обрадовал Делакруа - не зря старался. Впрочем, эти, пока что безобидные элементы декора могут быстро пойти в ход.
Рене повернулся и прошёлся кончиками пальцев по инструментам, выбирая подходящее орудие на первом этапе. Рука остановилась на инструменте, отдалённо напоминающем серп. Кажется, русские называют его "тесало". Для начала сойдёт. Наёмник легко подцепил его со стола и осмотрел на свету, убедившись, что клинок не повреждён, насладившись его блеском, подошёл к музыканту и присел возле него, внимательно осматривая.
- Видел когда-нибудь раньше? - снова возвращаясь к глазам Кристиана поинтересовался француз, демонстрируя клинок. - Уверен, что нет. Это орудие предназначено для того, чтобы сдирать с человека кожу. Приятного мало. Для тебя, конечно. Но прежде, чем доставить себе такое удовольствие, я бы хотел дать тебе шанс закончить всё безболезненно. Ты рассказываешь дяденьке наёмнику всё, что знаешь о ценных бумагах покойного папеньки, а может, и ещё что вспомнится важное, и я отпускаю тебя с миром и забываю о твоём существовании. В противном случае придётся пройти все девять кругов.
Можно было и не предлагать лёгкого пути - Рене больше, чем уверен, что по нему не пойдут. Тем лучше для него. Шанс получить истинное наслаждение. Наёмник терпеливо ждёт ответа, всё с той же ухмылкой и присоединившимся к ней блеском потемневших глаз. Он вновь окинул музыканта взглядом и приметил сумку, которую, почему-то не заметил раньше. Резкое движение клинка в воздухе и лямка рассечена, совсем рядом с рукой. Рене даже не стал заглядывать в неё - его ничуть не интересовало содержимое, и он равнодушно откинул её за стул.
- Добро пожаловать в ад, Бонно.

Отредактировано Maximilian Menke (12-01-2015 00:45:35)

+1

8

Этот человек явно не собирался ничего о себе рассказывать, что было вполне логично. Кристиан собирался поступить точно так же... по крайней мере собирался. Он уже ощущал, что его будто скинули в яму, заперли в клетке - все равно, просто пути больше не было. Придется сломать себе что-нибудь, чтобы просочиться сквозь прутья на волю, стереть руки, чтобы выкарабкаться на свет.
Страшно.
Француз прекрасно осознавал, что он не бесстрашный герой исторического романа, он обычный человек, но хотел сделать всё, что в силах. Если он разговорится - то это опорочит память родителей... Это - предаст отца. Кристиан и так слишком много раз совершал ошибки, сейчас придется сполна заплатить за них.
-Давай лучше так: я не буду ничего говорить, а ты будешь злиться, по рукам? Ах да, прости, они у меня связаны. - Бонно как мог пожал плечами.
В конце концом, есть ещё один выход отсюда... Надо взбесить его, разозлить так, чтобы мужчина потерял контроль... В такой ситуации - смерть вполне себе выход. Или, может, хоть кто-нибудь спасет его?... Нет, глупо верить в чудесное избавление. Никому до него дела не было в Вене, а в этом душном подвале только его убийца станет заботиться о состоянии подопечного. Стабильно плохом состоянии.
Сумка резко шлепнулась на пол, выводя музыканта из состояния транса. Он очнулся от своих мыслей и снова взглянул на наемника, что стоял близко и демонстрировал своё оружие.
"Добро пожаловать в ад" - вполне подходящая фраза...
-Спасибо, мне тоже очень приятно. - улыбнулся флейтист.
Шутки, смех... нужно будет отвлекать себя, чтобы не сойти с ума. Дурная голова могла разболтать что угодно.

+1

9

Рене внимательно смотрел на крюк, блестевший под потолком, заботливо поглаживая кончиками пальцев клинок. Кажется, он оставил тиски наверху. Начать нужно с малого, конечно, а дробить зубы, снять кожу и подвесить он всегда успеет. Вернув тесало на место, Делакруа поднялся из погреба, будто не слышал ничего, что ему было сказано. Эти дилетантские попытки вывести из себя ни на йоту не тронули - по настоящему искусно довести его до бешенства мог только Винсент Келлер.
Прихватив сигариллу с комода, Делакруа открыл дверь в маленькую комнату, где хранил свои драгоценные инструменты, и, неспешно обыскав взглядом помещение, приметил тиски. Они спрятались от него за красным сукном, выставив лишь небольшой свой краешек. Рене, по обыкновению, подкурился от свечи и уставился в окно. Его будто держало здесь что-то. Не хотелось уходить. Он потревожил сукно рукой, сжал его и приложил к шее, стараясь стереть несуществующие капли крови. Надо пойти и закончить с этим. Внутри ненависть переплеталась с отвращением, ему хотелось быстрее сдать этот контракт и не выезжать из дома ближайшие лет пять. А пока он обязан вернуться к этому шуту гороховому и вытрясти из него всё. До последнего. Как у священника на исповеди. Сукно вернулось на место, Рене забрал тиски и направился обратно в погреб. По дороге его встретил кот со счастливой мордой. Плохой, плохой, очень плохой знак. Делакруа нахмурился, распахнул дверь и остановился в проходе.

+2

10

Ирэн шла по пустым темным улицам, однако даже легкий страх перед сгустившимся вокруг мраком, не мог испортить ее хорошего настроения. В воздухе витало что-то пьянящее, и Ирэн не скрывала улыбки, не надевала маски, зная, что никто ее не увидит все равно. Все уже спали. На ней было серенькое платье и голубой платок на голове. В руках она держала книгу, которая принадлежала Рене Делакруа. Он любезно согласился одолжить ее Шенье, зная, какая тяга к чтению одолевает Ирэн...
Сейчас ей не терпелось поскорее прийти к нему и поделиться своими впечатлениями. С тех пор, как она ушла от Кристиана, – боже, кажется, целую вечность назад! – Рене был единственным человеком, с которым она могла нормально поговорить, отвлечься от работы, на которую ей снова нужно было вернуться. Но работа теперь не была для нее такой мерзкой, по большей части из-за понимания того, что, если не она, ей придется вернуться к Кристиану, к Кристиану, который потратил на нее свои последние гроши, нисколько о себе не подумав, Кристиану..!
Ирэн вдохнула поглубже, прогоняя эти мысли. Такой чудесный вечер... Совсем не время для грусти. Тем более, что сегодня она позволила себе выходной, поскольку дела шли пока хорошо. Вскоре француженка уже подошла к дому. Конечно, сейчас был поздний вечер, но... Что ж, у нее есть ключи, и если она найдет Рене спящим, она просто положит книгу на тумбочку рядом с кроватью и уйдет, хотя и будет сгорать от желания поговорить.
Достав ключи, Ирэн недолго провозилась с замком, открыла дверь и проскользнула внутрь квартиры. Делала она это все как можно тише. В конце концов, она не хотела разбудить француза, если он действительно спал... Кот тотчас выбежал к ней – встречать, и Ирэн, погладив его, отправилась на поиски Рене.
В гостиной и спальне мужчины не оказалось. Ирэн даже заглянула на кухню, но и там – ни души. «Должно быть, он пошел за вином в погреб», - подумала она, направляясь как раз туда. Что может быть лучше, чем стаканчик вина перед сном в такой чудесный вечер?
Тихо спустившись в погреб, Ирэн сделала несколько шагов от лестницы и замерла. Сначала она подумала, что ей показалось. Лучше бы показалось.
- Крис! – вскрикнула она, кинувшись к привязанному к стулу молодому человеку. – Крис, что произошло? Почему ты...
Висевший рядом крюк ее здорово напугал, как и пыточные инструменты...  Что же здесь, черт возьми, происходит?! Она почувствовала, как у нее начали дрожать колени. И тут дверь в погреб распахнулась, заставив ее резко повернуться. Рука в спешке нашарила ручку какого-то оружия... Похож на серп, но явно служащее не для таких же невинных целей. Горло отчего-то как будто свело, и Ирэн не могла вымолвить ни слова, лишь смотрела в упор на стоящего у лестницы Рене Делакруа.

Отредактировано Irene Chenier (11-04-2015 17:28:45)

+2

11

Кристиан терпеливо ждал начала своей пытки, он проследил за тем, как инструмент для насилия положили на место... Что? Почему? Юноша даже как-то расстроился, что не будет того, к чему он готовился. Незнакомец, кажется, что-то забыл, по крайней мере, так показалось музыканту. Его убийца молча ушел, оставив жертву наедине со своими мыслями.
Бонно не знал, что ему делать. Попытаться позвать на помощь? Но будет ли от этого смысл?.. Его явно притащил сюда настоящий профессионал, наверняка он позаботился о том, чтобы криков пленника было не слышно. Юноша дернул руками, затем снова и снова - безрезультатно, по попробовать стоило. Он попытался достать пальцами до веревок, но вскоре понял, что так вывернуть руки не сможет.Оставалось лишь ждать... Или постараться испортить незнакомцу всю забаву... Теоретически, вполне возможно было раскачать стул так, чтобы упасть вместе с ним... Потом придется толкнуть столик с инструментами... Затем... напороться на что-нибудь острое...
Но тут дверь снова открылась. Вот, слишком долго думал, слишком долго не решался! Нужно было покончить с этим, а теперь уже нет времени! Однако, отчаяние юноши в миг сменилось радостью - с испуганными криками в подвал вбежала Ирэн!
Его милая, любимая Ирэн! Она пришла так вовремя, она его спасительница! Любимая, хорошая, прекрасная, родная Ирэн! Кристиан был удивлен, что она делает в этом доме, как попала сюда, но счастью его не было предела. Они смогут сбежать, оставить позади всю грязь и, наконец, стать прежними людьми... Кажется, оба этого жаждали всей душой.
-Как ты тут оказалась, милая? - Кристиан нетерпеливо дернул руками, желая, чтобы его, наконец, освободили от пут. Но девушка, по-видимому, была так напугана , что не спешила помогать французу. - Ну же, хорошая, развяжи меня скорее! - Бонно смотрел в лицо любимой и улыбался, теперь бояться было нечего.
К сожалению, француженка не успела снять с флейтиста путы. Когда она застыла, Бонно поднял голову и понял, что же произошло - незнакомец, что притащил его сюда - стоял на пороге, явно не ожидавший увидеть посторонних. Кристиану даже забавно, приятно было увидеть на лице своего убийцы некоторое замешательство. Но как бы не было радостно от провала своего врага, руки и ноги от этого свободней не станут.
-Ирэн! Развяжи меня, Ирэн! - в панике стал просить юноша, нетерпеливо дергая конечностями. Каждая секунда промедления могла стать решающей. Как бы там ни было, француженке придется взять себя в руки и перерезать уже твердые веревки. Прочем, у неё был и ещё один вариант - встать на сторону мужчины... Они же знакомы?..

Отредактировано Christian Bonnot (21-04-2015 17:14:40)

+2

12

- Ты слышишь, Ирэн? У тебя просят помощи. Всего пара взмахов, Ирэн, - промурлыкал Делакруа, опираясь о стену плечом и заглядывая девушке в глаза. "Что она предпримет сейчас?", - он пытался прочесть ответ в её глазах, но безуспешно. Не так важно что она сделает: это не изменит ровным счётом ничего - Рене в любом случае закончит то, что начал.
Справиться с хрупкой девушкой и сильно уступающим по силе оппонентом - несколько секунд, в общей сложности, но это так скучно. К тому же, его земляк так рвётся в бой... почему бы не дать возможность юной кипучей крови выплеснуть свой гнев на крайне неприятном бесцеремонном мужике с противной ухмылкой. Делакруа даже рад был такому развитию событий: хоть какое-то разнообразие, чёрт возьми.
Ирэн с оружием в руках выглядела забавно, и Рене специально не двигался, чтобы не провоцировать, просто наблюдал за реакцией, движениями. Кажется, он даже забыл, каков был его первоначальный замысел, так заинтересовала его разворачивающаяся картина.
"Хм, интересно, что чувствует человек, когда близкий друг оказывается чудовищем? О чём она думает сейчас? Чувствует ли вообще? Если так, то скорее всего животный страх и отвращение - это неизменно... А жертва... Хм, он... он стал увереннее. Успокоился. Странно. Ему же не поможет ни оружие, ни девушка. Впрочем, надежда умирает последней."
Делакруа медленно опустил тиски на стол и вернулся в прежнее положение, чтобы посторонние предметы в его руках не смущали Ирэн. Он совсем-совсем безоружен, и для большей убедительности, что он не собирался ничего предпринимать, наёмник скрестил руки на груди.

Отредактировано Maximilian Menke (16-08-2015 12:46:12)

+2

13

Ирэн взглянула на серп в своих руках. «Всего пара взмахов, Ирэн», - его голос звучит таким чужим, что невольно по коже бегут мурашки. Сможет ли она... Ирэн почувствовала себя дурно, едва подумав об этом. Нет, ясное дело, она не сможет пустить в ход это оружие, даже если это будет необходимо. О том, чтобы вонзить его в тело Рене... На глазах чуть не выступили слезы, но Шенье сдержалась, понимая, что тогда будет выглядеть совсем уж жалко.
Она вздрогнула, когда заметила краем глаза движение. Испугалась, что сейчас Рене приблизится, атакует их, а она даже не сможет дать отпор. Но мужчина поступил иначе: вернулся к двери, сложил руки на груди. Сейчас у Ирэн почему-то рождались ассоциации с Цербером, который охранял выход из Царства мертвых. Неужели им отсюда не выйти?..
Она приблизилась к Крису, но для того, чтобы приобнять его за шею. Серп оказался у шеи француза, но пока на почтительном от нее расстоянии. Ирэн взглянула Рене в глаза. «Я знаю, тебе нужно от него что-то. Но я не позволю тебе отнять его у меня, причинять ему невыносимую боль ради своих целей. Если придется, я убью его, а потом и себя. Если не будет другого выбора», - вот, что говорил этот взгляд. Конечно, прикосновение свободной руки (книгу она отложила на стол к пыточным инструментам) к плечу Кристиана говорило немного другое: «Не волнуйся, я любой ценой вытащу нас отсюда». Отчаяние странным образом придавало ей решимости.
Веревки она не перерезала лишь потому, что знала: тогда разговора никакого не получится. Кристиан вряд ли будет сдерживаться, сразу накинется на него. Нет, так нельзя.
- В чем дело, Рене? – она перешла на французский, волнение высушило ее губы. Она облизнула их, но поняла, что и рот тоже. – Что тебе нужно от Кристиана?
«Сейчас он даже не кажется человеком, но я знаю, я видела, тогда, в его улыбке...» - Ирэн опять едва сдержала слезы. Колени у нее дрожали, но этого, благо, было почти не видно из-за стула и привязанного к нему Кристиана. Руки – другое дело. «Быть может, это всего лишь сон, - отчаянно подумала она, не отводя взгляда от Рене. – Всего лишь кошмарный сон, и сейчас я проснусь. Не будет ничего, только книга, которую я должна ему отнести. И я отнесу ее, и мы сможем поделиться впечатлениями, а потом вернется Кристиан, скажет, что дела пошли в гору, что он нашел хорошую, постоянную работу, и мы сможем жить, как нормальная... семья... Боже, Ирэн, о чем ты только думаешь? Сейчас снова расплачешься. А ты должна быть сильной». Француженка поджала губы.

Отредактировано Irene Chenier (16-08-2015 12:49:39)

+2

14

Когда незнакомец приблизился, Кристиан уже успел подумать, что все кончено. Ирэн медлила, почему-то не спешила освободить его от пут, а мужчина напротив саркастично подметил, что у неё просят помощи. Что это могло означать? Неужели она... заодно с ним? Она, его хорошая, любимая, родная Ирэн?! Нет-нет, этого просто быть не могло! Это было бы слишком жестоко... Но почему тогда девушка так бросилась к нему, едва увидела? Не может же она быть сообщницей убийцы и не знать, что жертва уже поймана... не может же она так переживать...
Нет, Шенье была на его стороне, это просто незнакомец хочет их всех запутать, запугать, показать, что сильнее. Не сильнее. Бонно чувствовал уверенность в себе, он был полон решимости кинуться на своего убийцу в этот же миг. Теперь на кону была не только его жизнь (которая, впрочем, была и не особо ценна), но и жизнь и здоровье любимой. Француженка просто обязана была выйти из темного подвала невредимой... Иного развития событий Кристиан никогда себе простить не сможет.
Юноша почувствовал прохладную руку на своей шее, он поднял глаза - Шенье явно была в потрясении, он чувствовал её дрожь... Ничего-ничего... Сейчас все кончится... Ей нужно лишь развязать его руки... Вдруг, блеск перед самым носом. Музыкант видит, как стальной серп приближается к его шее, метит чуть ниже руки любимой, останавливается на достаточном, но близком расстоянии. Он инстинктивно слегка приподнимает подбородок и отводит голову в сторону настолько, насколько позволяют путы и пальцы девушки на коже...
Рука переместилась на плечо, словно приободряя. Бонно не понимал, что затеяла Ирэн, но не было другого варианта, кроме как довериться полностью. В конце концов парень решил, что приятнее умереть от серпа, который держит возлюбленная, чем от пыток преследователя.
-Если убьешь меня - сделай это быстро, хорошо?... - едва шепчет юноша...
Они были знакомы.
Это ясно.
Он - француз.
Он - Рене.
Все становится на свои места. Этот человек напротив - Рене, француз, он притащил нищего музыканта в подвал, назвал "Бонно", держал в руках орудия пыток. Словно собрать головоломку - кажется что частички мозаики спрятаны где-то, разбросаны по всей комнате, а тут вы вдруг обнаруживаете, что просто нужно повернуть их рисунком вверх. До банального элементарно! Как раньше не додумался...
-Ему нужны мои слова, да Рене? - флейтист посмотрел на мужчину, - Тайники, бумаги отца... Все, что я могу знать. Убийцы моих родителей ничего не нашли в доме? Очень плохо искали. - юноша усмехнулся, - Ирэн, если он подойдет - резко потяни эту железяку на себя, хорошо?

+1

15

Происходящее совсем сбило Рене с толку: женщина, лезвие, жертва... всё смешалось и круговоротом понеслось перед глазами. В первые мгновения это казалось забавным, смешным, но сейчас дело приобретало серьёзный оборот, ситуация совсем вышла из-под его контроля. Делакруа и забыл уже, какой бывает жертва, загнанная в угол. Шум в крови начинал усиливаться, Рене понимал, что над собой контроль он тоже теряет: бешенство начинало душить, давить на сонную артерию. Он медленно опустился на ступени и затянулся, выпустил дым через нос, потирая висок. Волна бешенства всегда накрывала медленно, главное, вовремя направить её - он поднялся, потушил сигариллу и резко сократил расстояние до тесала, схватив его за кончик. Лезвие впилось в пальцы, легко раскраивая кожу; боль отрезвляла, заставляла думать, воспринимать происходящее. Он одним движением откинул его от шеи, затем забрал из рук Ирэн, разрезав ладонь.
- Неплохая попытка, - Рене вплотную приблизился к девушке, заглядывая в глаза, коснулся окровавленной рукой её щеки. - Ты молодец.
Ненависть давила на виски. Ужасное чувство. "Ирэн, если он подойдет - резко потяни эту железяку на себя, хорошо?" - металось в голове, перекрывая все мысли. Рене повернулся к Кристиану и пристально посмотрел на него, будто увидел в первый раз. Рука невольно оторвалась от лица француженки, пальцы сжались в кулак и Бонно прилетел сильный удар.
- Что касается тебя, благородная шкура. Позволишь себе хотя бы одно слово не по делу - будешь наблюдать за тем, как я сломаю ей пальцы, потом сниму кожу и подвешу пред твои светлы очи за ребро вот на этом крюке. Надеюсь, я понятно объяснил. Мне нужны ответы, Кристиан.
Пальцы разжались и легли на шею Ирэн, не сжимая, заставляя прижаться к стене.

Отредактировано Maximilian Menke (15-09-2015 11:30:01)

+1

16

Отчаяние стало ее союзником, дало ей силы, но оно же их и отняло. Ирэн слишком поздно осознала, что никогда бы не смогла порезать Кристиану горло, выполнить свою угрозу. Как раз в тот момент, когда увидела, как Рене поднимается, будто в замедленной съемке. Затем все произошло слишком быстро.
Ослабевшие пальцы тотчас выпустили оружие, когда Шенье увидела кровь. Невольно она отступила, но почти сразу же почувствовала дыхание Рене на своей коже и влажное прикосновение к щеке. Она не вздрогнула, лишь мелко задражала. Дернулась лишь тогда, когда услышала отвратительный, ужасающий звук удара.
Все стало как в тумане. Запах крови, прожигающей кожу на щеке, голос Рене, такой родной и такой незнакомый одновременно, его взгляд, заставляющий колени подкашиваться. Звук капель, падающих с его ладони. Давление на шее заставило отступить к стене, прижаться к ней, но Ирэн не почувствовала холода, ничего не почувствовала. "Неплохая попытка, ты молодец, сломаю ей пальцы, сниму кожу, подвешу за ребро", - эти слова кружили где-то за пределами сознания, никак не могли в него проникнуть, дать себя понять. Наверное, потому что сейчас сознания не было вообще.
Ирэн чувствовала, как кровь делает кожу скользкой под рукой Рене. Не думая о том, что она делает, она осторожно, боясь причинить боль, убрала его ладонь, чтобы наклониться и оторвать лоскут от своего красного платья. Ткань затрещала, с ней могли справиться даже слабеющие руки. Выпрямившись, Ирэн поймала руку Рене и перевязала порез. "Это остановит кровь", - первая мысль в возвращающемся сознании. Последующие уже не были такими отрешенными. "Боже. Прости меня, Кристиан, прости меня!.."
Прозрачная капля скользнула по щеке, разделяя напополам кровавый след. Ирэн зажала рот ладонью, задрожала еще сильнее, потому что все эмоции внезапно вырвались наружу через рыдание. Зажмурившись, она сильнее прижалась к стене. Она ничего не могла с собой поделать. Она была всего лишь слабой женщиной.

+1

17

Как только Кристиан заметил, что Рене бросился к ним с Ирэн, то дернулся вперед, пытаясь насадиться горлом на лезвие, но тщетно - он был слишком хорошо привязан к чертовому стулу. Бонно надеялся, что хоть девушка сможет совершить обещанное, но она просто застыла позади него и не шелохнулась. Ну почему?! Разве тут можно было думать? Если бы она потянула серп на себя, то они оба стали бы свободными... а теперь? Очевидно, что его убийца не отпустит любимую, что станет шантажировать её жизнью флейтиста.
-Не трогай её! - выпалил дворянин, когда Шенье оказалась прижатой к стенке этим мерзким мужчиной, когда он испачкал кровью её бесконечно прекрасное лицо.
Тут же сильный удар достиг цели - скулу юноши обожгло огнем, он сдавленно простонал, стараясь не издавать звуков, чтобы не испугать любимую. Место удара болело едва терпимо, Бонно чувствовал, как всё начинает медленно опухать и наливается лиловый синяк на половину щеки. Но стоило ли думать о таких мелочах?! Кристиан понимал, что слова Рене - не шутка, он готов был к таким испытаниям, понял, что примерно такое будущее его ожидает, как только сюда попал, но видеть, чтобы издевались над его любовью? Нет, никакие тайны не стоят того, чтобы Ирэн издала хоть стон боли...
Француз уже повернул голову, чтобы ответить, как увидел девушку...Ирэн, его Ирэн... она... она бережно отняла руку Рене, оторвала лоскут платья и заботливо перебинтовала рану... Это... Это...
Кристиан просто поверить своим глазам не мог, девушка, которую он любил больше жизни, она не издала ни звука, когда его ударили, но рыдала от вида относительно неглубокой раны трёклятого Рене, нежно заботясь о ней? Значит, это был лишь спектакль, вышедший из-под контроля? Все, чтобы заставить его говорить, надавить на жалость? Они были знакомы: его убийца и его любовь. Глупо считать, что её появление здесь - чистая случайность. Значит, это все же сговор? Тогда представление было зря... он сам бы рассказал Ирэн все необходимое.
И все же, он любил.
-Рене, оставь её. - голос у Кристиана был обреченным, а глаза больше не выражали и капли сопротивления. - Милуйтесь не здесь, хорошо? - ему было больно от мысли, что его любимая, оказалось, играла на стороне убийцы, - Пусть она заберет мою сумку - там колье семьи Гассман, не краденое, и уходит. Живите долго и счастливо где угодно... Дай мне бумагу, я нарисую, где тайники с отцовскими бумагами.
Бумаги, тайны, дворцовые интриги... это все так не важно... Надо было тогда предложить Леони Гассман сбежать вместе, может, и не сгинули бы на пути до Парижа... Нет, прошлое есть и изменить его нельзя, было и было. Жаль только, что Ирэн оказалась самой настоящей шпионкой Рене. Но пусть теперь делают, что хотят, пусть купят себе домик за городом на гонорар от убийства последнего Бонно, и живут припеваючи, выращивая виноград. Как бы там ни было, Кристиан не мог допустить, чтобы с Ирэн что-то случилось. если хочет быть счастлива с этим мужчиной, то так тому и быть.
Всё решено.
Выхода нет.
-Обещай мне, что не убьешь свою пассию потом, хорошо? Единственное, чего прошу..., - тоскливо закончил Бонно, отворачивая голову. Он смотрел прямо перед собой, где была лестница и прямоугольничек дневного света обрисовывал дверь. Когда нарисует план дома и выдаст все секреты, то нужно будет найти веревку покрепче и квартирку с крючком на потолке... Навряд ли хватит духу всадить в сердце нож самому... Впрочем, можно и Рене попросить...

+2

18

Рене выдохнул, поудобнее сжимая тесало здоровой рукой. Еще секунда, и все вполне могло бы полететь к чертям. Что, если бы у Шенье хватило духу перерезать Бонно горло? Маловероятно, конечно, но такой риск все-таки был. Он ведь мог и не успеть…  А что, если бы ее не замутило от вида крови, и она не отпустила бы лезвие? Остался бы он тогда без пальцев. Кретин. 

Охвативший его было туман замешательства рассеялся, а табачный дым, уныло повисший в спертом воздухе погреба, неплохо прочистил голову. Все в порядке. Нет никаких причин для паники. Все снова под контролем.

Его глаза расширились от до абсурда нежного прикосновения к ладони, боль в которой пока что полностью заглушили адреналин и злость на несчастного аристократишку, неожиданно оказавшегося тем еще крепким орешком. Рене совсем не ожидал от Бонно такого поведения. Он ожидал слез, соплей и жалостливых обещаний. Но жизнь, как видно, все никак не уставала его удивлять. Смерть в этом смысле была куда предсказуемее и понятнее. Вот и сейчас…

Делакруа скользнул взглядом по заплаканному лицу девушки. Он не думал, что когда-нибудь придется увидеть на нем кровь, да еще и занесенную туда своей же рукой. Вот кому пришлось хуже всего. Интересно, чего она хотела добиться этим нелепым жестом милосердия? Разжалобить его? Или отвлечь?

Нет, ему совсем не нравилось впутывать во все это Ирэн. В его планах в подвале никогда не было третьего, а тем более третьей. Тем более той, кто стала ему кем-то вроде друга. Единственного друга – Келлер не в счет. Ну а теперь-то о их дружбе совершенно точно можно забыть. Печально, конечно, но, если подумать, то и не без определенных преимуществ. Была в этом своя выгода, потому что Ирэн, хоть и спутала ему карты, своим несвоевременным появлением намного облегчила ситуацию. Он ведь видел, как Бонно смотрит на нее. И нужно было быть полным идиотом, чтобы этим не воспользоваться. Мерзко, да. Подло. Но это его работа. Это просто работа.

Рене улыбнулся. Улыбка вышла натянутой.

- Не трудись, дорогая, - бросил он зажатой между ним и стеной девушке, но взгляд его при этом не отрывался от лица прикрученного к стулу заказа – лица, на котором уже расплывался весьма неприглядного оттенка синяк. Да, это именно заказ. И ничего больше. Работать куда проще, когда избегаешь имен – имена создают связь между людьми. И чертов парнишка, похоже, это знал и безнаказанно этим пользовался, упорно продолжая обращаться к нему по имени. Что ж, спасибо Шенье и за это. – Боюсь, скоро здесь натечет столько крови, что никакого платья не хватит.

Последняя фраза предназначалась уже непосредственно Бонно и сказана была больше для профилактики. От Рене не укрылось, как после странной выходки Ирэн тот изменился в лице - весь недавний запал куда-то улетучился, уступив место боли и горькому разочарованию. Похоже, Бонно несколько превратно растрактовал их с Шенье отношения. Ах, Ирэн. Бедняжка Ирэн. Сейчас Делакруа был почти готов ее расцеловать. Сама того не желая, она оказала ему еще одну неоценимую услугу.

- Не волнуйся, - добавил он, не сводя с молодого человека пристального взгляда. – Сейчас меня куда больше интересуешь ты. Отвязывать я тебя не буду, так что придется обойтись без бумаги. Давай, рассказывай, пока мне не пришло в голову начать миловаться с тобой – прямо на глазах у нашей мадмуазель.

+1

19

Ирэн и не сразу поняла, что случилось с Кристианом, почему он внезапно так переменился в лице, почему... Пассия? Какая пассия? Милуйтесь не здесь? Что это вообще должно... Осознание полоснуло Ирэн своим беспощадным кнутом, и она вздрогнула. Даже слезы перестали течь из глаз. Холод, обжегший внутренности, превратил в лед воду в фонтане печали.
– Это не то, что ты... – выдохнула она, но слова спутались, горло будто стиснули чужие пальцы. Она вся сжалась. Но, каким бы ни был этот удар, он отрезвил. Помог немного справиться с паникой. Страх, конечно, не ушел. Страх все еще сидел в ней ржавым гвоздем, осколком стекла, вонзенным клинком. – Merde...
Ругательство вырвалось совершенно неожиданно для нее. Что бы сказали родители, если бы услышали? Да какая разница, Ирэн?! Их здесь нет! Никого нет, кроме тебя, твоего любимого и человека, которого ты считала добрым другом.
Вот, что это было за чувство, тогда, когда они впервые встретились с Рене? Тот холодок, который она почувствовала, едва взглянув на него. Она судорожно вдохнула. Нет, только не снова. Держи себя в руках. Кристиан привязан к стулу. Только она может ему помочь. Ирэн с силой ущипнула себя за руку. Рене все равно пока не смотрел на нее. Впрочем, как и Кристиан.
– Ничего не говори ему, Крис, – произносит она пускай и звонким, но дрожащим голосом. – Он убьет и тебя, и меня, как только ты скажешь. Ты этого хочешь? Чтобы он получил желаемое и убил нас?
Да, если Кристиана до сих пор заботит твоя жизнь, надави на это. Даже, если потом тебе сделают больно. Он не убьет Кристиана, верно? Не убьет, пока не получит желаемое.  Если Кристиан решил, что они работают вместе...
– Это ведь то, что ты делаешь. Не оставляешь в живых никого, кто мог бы тебя сдать.
Она плотно сжимает губы, она морально уже готова к боли. Кулаки сжаты так сильно, что ногти впиваются в ладони. Она смотрит Рене прямо в лицо.  Что он с ней сделает? Не имеет значения. Пусть оставит Кристиана в живых. Не имеет значения. Вот он какой на самом деле? Не имеет значения.
Ей сейчас очень захотелось взять на руки его черного кота и прижаться щекой к его мягкой шерсти, услышать убаюкивающее мурлыканье.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "Mozart" » В нужном месте в нужное время