Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



...мне тоже больно

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

● Название эпизода: ...мне даже больно
● Место и время действия: Верона
● Участники: Juliette Capulet, Benvolio
● Синопсис: Джульетта чудом выжила. После долгих недель в жару, она наконец-то может самостоятельно выходить на улицу, но зачем ей эта жизнь, где нет его? Ромео мертв, как и Тибальт, Меркуцио, даже Парис. Замужество? Граф боится пока ранить дочь таким известием, поэтому о новом браке речи не идет...
А что Монтекки? Бенволио потерял сразу двоих лучших друзей, но жить его заставляет лишь одно - жизнь Джульетты, которая даже не думала, что своей кончиной могла обречь на смерть еще одного человека... Бенволио...

0

2

— Ты просто себя жалеешь.
— А кто еще меня пожалеет?

Вновь он смотрит на ночное небо, сложно осознать то, что ты остался абсолютно один на один с собой. Главный страх Бенволио поглотил его полностью - одиночество, именно оно вечно пугало, отталкивало, наводило ужас. Смешно, что такой взрослый человек боится этого, но это было так, просто слишком многое для Монтекки значили его лучшие друзья - Ромео и Меркуцио, которых нет уже месяц, а может и больше, просто юноша не хотел считать эти дни. С недавнего времени проявился еще один страх детства Бенва - темнота, никогда ранее он не вспоминал об этом глупом страхе, но не сейчас. Темнота пугает, заставляет бояться наступления ночи.
Юноша смотрел на луну, вжимаясь в стену спиной... Взгляд его сейчас был устремлен куда-то сквозь ночное светило, как будто юноша впал в транс, так и было... С недавнего времени молодой человек начал ненавидеть ночь за ее темноту, холодность... одиночество. Лучшие друзья мертвы, нет больше веселого смеха в доме Монтекки, а мать Ромео вообще стала обходить стороной Бенволио, будто винила его в том, что он жив, а ее сын гниет в земле. Если бы она знала, что племяннику живется не лучше, но женщина делала вид, что Бени просто не существует в этом доме... Удар в спину, который он никогда не ожидал получить от нее, неужели ей было не понять одного - Ромео был не только ее сыном, он был лучшим другом и братом Бенволио... Братом, который просто умер от любви к Джульетте. Не знал никто о том, что умри в тот день и девушка, то число жертв увеличилось бы еще на одну, пусть она бы была не так явна, но значима.
"Она жива, это должно меня хоть как-то подбадривать, но я не могу жить, когда на меня смотрят как на белую ворону, когда тетя винит меня в том, что я не уследил... " - думал юноша, кусая нижнюю губу, внезапно облако заволокло луну и стало абсолютно темно. Бенволио вздрогнул от шороха, просто ветка за окном, не более... Невероятный ужас обуял сейчас Монтекки. Сердце замирало в груди от страха... Темно, почти не видно ничего, даже обстановка в комнате пугала. Бенв крепко зажмурил глаза, но легче не было, ему казалось, что сейчас он проснется и рядом будет Ромео, Меркуцио, а на улице будет как всегда ясно и солнечно... Тибальт, даже его было жаль, вообще молодой человек жалел всех, кто пал от жестокой вражды.
"Джульетта, несчастная Джульетта..." - думал Беня, когда в голове возник образ прекрасной девушки, он давно ее не видел, но говорили о том, что она была одной ногой в могиле из-за потрясения и горя... Он боялся её увидеть, просто девушка могла поступить, так же как и леди Монтекки, хоть парень в это не верил, но было страшно услышать, или подслушать где-то такие слова: лучше бы умер Бенволио, а не Ромео.
Блондин почувствовал, что сердце его опять разрывается от невыносимой боли и горечи, как же он устал... Нелюбимый, нелюдимый, единственный из троих выжил, не смог помочь друзьям, уберечь их от смерти. Бенволио было бы легче умереть, нежели жить так, как сейчас...
"Невыносимо! Просто, не могу..." - думал он, выдыхая отрывисто. Он не хотел верить во все слова про его вину, но с каждым днем камень на сердце тяжелел...
"Я убил их, я..." - неслось в голове, молодой человек встал с кровати и побежал вниз... Куда-нибудь подальше от этого дома, который в последнее время стал для него тюрьмой. Куда бежать, когда на дворе ночь? Идея пришла сама собой, ведь единственное место, где его не будут искать Монтекки - территория Капулетти. После примирения кланов вражды не стало, но все равно красные и синие остерегались друг друга. Беня бесшумно присел в саду Капулетти, стараясь позабыть о страхе, который овладел им в комнате... Тут было светлее, свежее и легче... Где-то рядом была Джульетта, пусть не его, но была.
Давно ли юноша полюбил дочь синьора Капулетти? Он увидел ее до Ромео, но девушка не заметила блондина, лишь Ромео смог завоевать ее внимание, что чуть не сгубило ее тоже... Когда Бенв узнал о том, что его брат влюблен в Джульетту он не стал говорить о своих чувствах к ней, просто решил молчать, пусть и было больно. Она жива сейчас, но что стало с ней после смерти возлюбленного?
- Я не должен быть жив... - проговорил он тихо, кусая губу до боли... Опять сердце сжалось, а на глаза накатились слезы отчаяния и невозможности закричать от чувств, которые раздирали юношу изнутри... Не должен он был показать всем, что почти сломлен под всем этим... Вдох, выдох, опять непонятные волны холода окутали его...
- Почему вы оставили меня одного... здесь... - прошептал он тихо-тихо, будто разговаривал с друзьями.
- Я был бы счастлив там, с вами... Там нет боли... Вообще ничего нет... - закончил блондин и обхватил себя руками, стало холоднее.

+1

3

Грусть... Она всегда приходит, когда её не зовёшь. Она всегда врывается в жизнь, в которой ещё вчера было солнечно и ясно. Она никогда не спросит, никогда, никогда не попросит войти, никогда не расскажет причину своего прихода. Она просто придёт и сломает тебя. Сломает, будто ты кукла, будто ты огарок свечи, который больше никому  никогда не пригодится. Как там говориться? Беда никогда не приходит одна… Так вот, знайте, грусть и беда – одна сатана. Грусть тоже приведёт с собою кучу подруг, которые, как у себя дома, с радостью, со смехом и бурным весельем, поселяться у тебя в душе. А ты будешь жить… Точнее выживать. Пытаться жить, как положено нормальным людям, но все попытки, поверь, у тебя будут никчемны и безрезультатны. Ты станешь телом. Скоплением костей, без души, без чувств и эмоций. Ты просто тело. 
Джульетта… Милая Джульетта… Прошло уже столько дней, а ты всё так же сидишь на белоснежной постели и смотришь в одну точку. Ты стала марионеткой. Марионеткой горечи, которая поселилась у тебя в голове. Она говорит тебе: «Плачь» - и ты, безрассудно, подчиняешься. Жаль, что она не говорит тебе спуститься к завтраку, выпить с отцом чашечку чая, поговорить с няней о делах клана. Джульетта этого не делает. Она не делает ничего, что может поспособствовать её выздоровлению. Она больна… Больна тягостной болезнью – безысходностью. Той проблемой от которой хочется взбираться на стены, громко выть по ночам в подушку, а днём делать усталый вид, говорить всем, что не голодна, и проливать слёзы тишине. Джульетта устала от всего этого. Устала находиться под печальными взглядами всей семьи. Устала слышать их заботливые голоса. Она не достойна этого. Она достойна только его. Его, который так эгоистично, нелепо, без сожаления и слёз, покинул его. Просто раз. И Ромео нет. Нету Ромео – нету Джульетты…
Острое чувство боли пронизывает её насквозь. В основном болит в груди, за рёбрами, там где раньше находилось сердце. А теперь его нет. Его будто вырвали из груди, когда юная Капулетти открыла глаза, и ей сказали, что Ромео погиб. Нет. Плакать не больше сил, но всё же пару слезинок вновь скатываются  по её щеке. Откуда они? Кажется, что за эти недели девушка выплакала всю жидкость, находящуюся в её организме, но нет… Организм так просто не сдается. Он всё ещё борется за её жизнь, но он даже не спрашивает, нужна ли эта жизнь ей? Нужно ли ей это солнце, которое ясно светит на небосводе, нужны ли дни, которые, медленно протекая, скапливаются в копилке жизни. Джульетта даже представить не может, что недели будут идти и идти, жизнь будет проходить… Жизнь без него! Без самого родного, самого любимого, самого нежного и лёгкого. О, как она его любила. Какую радостную, безмятежную жизнь Капулетти планировала рядом с ним. И в один момент всё рухнуло. Все воздушные замки, которые строила девушка, мечтая о сказочной жизни. Ничего больше не будет. И это не имеет никого значения. Джульетта перестала жить… Она не будет больше радовать родителей своим звонким голосочком, не будет помогать няне на кухне. Она повзрослеет. Станет такой же, как и все взрослые – суровой и… Бездушной. Для последнего ей и делать ничего не придется. Просто быть самой собой. Только чуть повзрослевшей.
-Джультта, может тебе принести водицы? Освежишься… Кажется, за сегодняшний день ты ничего в рот не брала. – Заботливо поинтересовалась няня, заглядывая в комнату девушки. Джульетта в последние дни перестала следовать своей привычке – закрывать дверь. Вдруг что-нибудь случиться, а никто не сможет войти. К слову, мысли о «вдруг что-нибудь случиться» сейчас каждую минуту терзали голову Капулетти, и, знаете, она их не боялась. На её лице даже появлялась задумчивая, слегка сумасшедшая улыбка…
Девушка отрицательно мотает головой, но кормилица – настойчивая женщина. Она входит в комнату, и самостоятельно отрывает Джульетту от постели, ставя её на ноги, и приговаривая:
-Джульетта, пройдут дни, и ты забудешь, поверь. Уйдёт это страшное чувство безысходности и одиночества, от которых тебе так хочется рыдать в подушку. Я понимаю тебя, девочка моя. – Её ласковый голос действует, как бальзам на душу. Но, увы, он заживляет только мелкие рубцы, а глубокие раны оставляет без внимания. Они ему не нужны. Он не сможет с ними справиться. Для них нужно что-то более действующее.
Няня завязывает корсет Джульетты, а та, в свою очередь, еле стоит на ногах, чуть покачивая над натиском кормилицы. Ноги стали, будто вата. Они не работают. Не хотят подчиняться. Взяв Джульетту под руку, няня выводит её на улице. От свежего воздуха начинает кружиться голова, но, Джульетта чувствует, как пространство вокруг неё начинает оживать, словно прощая за долгую разлуку. Из серых красок, постепенно начинают вырисовываться более яркие, жизнерадостные силуэты, которым хочется улыбаться снова и снова.
-Оставь меня. Я хочу побыть одна. – Пересохшими губами шепчет Капулетти. Сил на разговор не хватает. Качаясь из стороны в сторону, девушка двигается к саду семейства. К месту, в котором она так любила находиться, любила дышать свежим воздухом и рисовать незамысловатые рисунки на пергаменте, стащившем из кабинета отца.
Зелёная трава мягко принимает её нежные шаги. Джульетта идёт тихо, словно пушинка, парящая по воздуху, не создающая никакого шуму. Капулетти – тень. Тень, которую заметит лишь тот, который сам находиться в таком же состоянии, как и она. Заметит и поймёт. Поймёт и не отпустит.

0

4

Tu vas me détruire

И вот ты сидишь где-то в саду бывших врагов, смотришь в одну точку, пытаясь не думать о том, что будет завтра с тобой и твоей жизнью, но боишься... Боишься, что завтра просто не наступит. Хотя, сейчас это не так важно, ведь жизнь была кончена еще пару месяцев назад, когда друзей не стало, а что для Монтекки были друзья? Они ему заменили семью, которой у юноши никогда не было. Тяжело было вспоминать те дни, те ночи... Они ведь любили втроем убегать из дома ночью, чтобы побродить по Вероне, пусть и опасной, но это затягивало. А что на данный момент? Тихо, уныло, темно, словно, в могиле...
Бенволио поежился и взглянул на луну, такую притягательную. Ночь, что еще надо? Друзей, которых не вернуть... Юноша закусил губы, опустил взгляд на землю, просто не хотел вспоминать плохое.
"Если бы тогда, вместо вам умер я? Это было бы явно лучше, я знаю, тогда не было бы проблем. Ромео, твоя мать была бы счастливее, а Джульетта, она не грустила бы, нет, определенно... Всем стало бы легче, если бы я мог поменять нас местами, но я не могу". - думал Монтекки, пока кто-то не запнулся за него, точнее не натолкнулся. Блондин вздрогнул и попятился ближе к стене спиной, глупая привычка... Совсем забыл, что вражде конец, да и Тибальт мертв, а больше никто здесь не мог вот так напугать его... Бенволио поднимает свой взгляд наверх и видит Джульетту, его сердце подскакивает в груди от неожиданности и накативших чувств.
- Простите, я не хотел напугать, Вас... - шепчет молодой человек, встает, чтобы больше не мешать ей, ведь определенно данная встреча не входила в планы Капулетти. Бенв смотрит на нее внимательно, как же он мечтал увидеть ее все эти дни, месяцы, но говорили, что она больна... Да, кожа бледная, глаза потеряли блеск и живость, а все движения пропитаны скорбью... По коже пробегают мурашки от того, что он вспоминает о смерти ее жениха, своего брата и друга. 
- Я сейчас уйду, если Вам будет на это угодно, не хочу отвлекать от прогулки, - говорит он быстро-быстро и выдыхает отрывисто. Уходить он не хотел, потому что дома хуже здесь здесь... А тут она, его любимая девушка, с которой ему не быть. Блондин кусает нижнюю губу нервно, смотрит в глаза Джульетты и отводит взгляд, шепчет ей:
- Вы выздоровели?
Все же чувства берут вверх над разумом, а забота о ее жизни сейчас просто встает на первое место... Он должен знать, что с ней.

0

5

Она стоит, словно её только что огрели по голове тяжёлым предметом. Не шевелиться. Не дышит. Не пытается заговорить. Она, будто статуя. Статуя, которая создана, чтобы приносить людям радость, счастье и покой, а вот Джульетта будет другой... Смотря на неё, захочется плакать, рыдать, бежать, ненавидеть весь мир. Она будет тянуть человека к низу, давить на него собственной грустью, которая живёт у неё в душе уже долгие недели. А когда она его задавит, уничтожит, растворит в себе, то оживет, как оживают и распускаются тюльпаны прекрасным, весенним днём.
-Нет. Зачем? Я не прогоняю тебя... Сиди сколько захочешь. Наш клан теперь очень рад гостям из вашего клана. Сиди. - Говорит она, осипшим от долгого молчания, голосом. Кажется, что эти слова высасывают из неё всю душу. Пустота в душе становиться всё более мрачной, ноги становится ватными, голова начинает раскалываться, будто девушка спала, как минимум три дня.
В душе появляется странное чувство ненависти, злости, отчаяния. Ненависти к Бенволио. Да, это странно, но Джульетта понимала, что будь на месте блондина кто-нибудь другой, она ненавидела бы его так же. Просто сейчас было не то место, не то время, не то состояния, при котором нужно переговариваться любезностями, приглашать к столу и пить чай с вкусным пирогом из рук Кормилицы. Капулетти не знала наступит ли такое время, или всё ушло безвозвратно и радостных дней теперь ждать не надо. Не будет больше непринуждённой улыбки, не будет счастья, не будет жизни. Не будет ничего, чему юная Джульетта восхищалась в течение своих дней.
-Как у тебя дела? - Такой простой вопрос. Зачем он нужен? Она не хочет знать как у него дела, не хочет знать о его самочувствии. Она хочет просто, чтобы он ушёл, но всё же в душе у Джульетты осталось немного норм этикета, поэтому, выгонять Монтекки - не лучший выход.
Голова начинает кружиться с ещё больше скоростью. Ноги срываются с земли, переворачивая Капулетти верх ногами, поднимая в воздух. Девушка не может больше держаться на ногах, и, словно пушинка, сорвавшаяся с высокого дерева, падает вниз. Сознание отключается, изобилие чёрного цвета врезается в глаза, но Джульетта его не видет... Она не ощущает ничего кроме пульсирующей боли, которая с нарастающей силой стучит по мозгу. Бум, бум, бум. На миг у девушки в голове вспыхивает радостная мысль: "Я умерла?", но в ту же секунду сознание делает решительный поворот и Капулетти падает в пучину неизвестности.

+1

6

Любовь наполняет жизнь смыслом… а с появлением смысла жизни обязательно появляется будущее…

Юноша внимательно смотрит на девушку, та бледнее, чем была месяц назад, да и чего он ожидал? Джульетта пережила шок, горе, боль и разочарование в жизни, но это же не значило того, что он не понимал ее. Возможно, он был единственным из всех окружающих людей, кто так же принял удар от смерти Ромео. Парень в какой-то степени страдал даже больше, чем девушка, просто знал он Ромео всю жизнь, а не неделю, как Капулетти. Расставаться с братом навсегда было невыносимо, терять вслед за Меркуцио еще одного лучшего друга сродню со внутренней смертью... Так и было, он пережил смерть внутри себя, нет больше того веселого и улыбающегося Бенволио, нет смеха и задора, только грусть, печаль и полная апатия к миру и людям в нем. Была еще трепетная любовь к Джульетте, но эта любовь была нереальна, не взаимна, в какой-то степени даже запретная и глупая.
"Любить жену своего погибшего брата, как глупо, неестественно!" - думал Монтекки пока не услышал голосок леди рядом.
"Неужели ей интересно то, как я проживаю или же доживаю свою скудную жизнь?" - думал Бенв, когда взглянул в глаза Капулетти.
- Дела? - переспросил он, удивляясь немного, ведь навряд ли ее интересовали его дела, - Все лучше, чем может быть, точнее могло быть. - отвечает он и пожимает плечами, ведь он мог тоже умереть... Хотя, лучше бы и впрямь умереть, а не мучить своим существованием всех под ряд. Юноша смотрит на нее, хочет спросить про ее дела, но не успевает, потому что... леди теряет равновесие, но дай Бог у Бенволио была хорошая реакция. Монтекки вытягивает руки вперед и Джульетта падает прямо в его объятья. Сердце юноши подпрыгивает в груди из-за волнения и беспокойства за неё.
- Джульетта, - тихо-тихо говорит он, удерживая девушку в своих крепких руках. Она так слаба, словно, уже одной ногой в могиле... По спине Бенва проходит холодок от этих мыслей, нет, он не даст ей умереть, больше никогда не позволит смерти править в его жизни...
- Всё будет хорошо, - шепчет он, берет девушку на руки и, оглядываясь, несет по саду к скамейке. Надо усадить или уложить ее куда-то, чтобы попытаться привести в себя. Бенволио укладывает Капулетти на лавочку, гладит руками по щекам... Смотрит в глаза внимательно, ему страшно, что ее тоже не станет.
- Джульетта, - выговаривает он тихо, гладит по щекам. Юноша слышит дыхание, пусть и неровное, но слышит.
"Я должен хоть что-то сделать для нее, но что я могу? Я не обучен мастерству лекарства, не знаю, как привести ее в чувства..." - думает Монтекки, замечая, что девушка мелко дрожит от ветра и холода... Сегодня было прохладно, а ее организм еще не окреп.     
- Боже, ты вся замерзла, - говорит он, словно, сам себе, когда ощущает холод, исходящий от рук леди. Бенволио выдыхает и обнимает ее крепко, прижимая к себе, пусть это и выглядело нагло и не эстетично, но он должен был согреть ее... Парень мягко прижимает к себе девушку, замечая, что та медленно согревается, проваливаясь в сон... хрипота сменяется сопением... Бенв удобнее устраивается на лавочке, прижимает Джульетту к себе и смотрит на ее лицо, как же она прекрасна... Он невольно улыбается от того, что смеет смотреть на ее чудесное личико, находиться с ней рядом.
- Всё хорошо, - тихо шепчет он ей, прижимает к груди и успокаивается сам, впервые после долгих месяцев терзаний, он может спокойно дышать...

+1

7

Где-то вдалеке раздавался приглушённый голос отца семейства, расхаживающего туда-сюда по своему кабинету с важным видом, и что-то бурча себе под нос. Где-то недалеко, на кухне, была Кормилица, которая с улыбкой, с неимоверной радостью в голосе, пела, до боли любимые песни Джульетты... А затем к Капулетти медленно вернулось сознание, а вместе с ним мучительная боль. Она лежала с закрытыми глазами в чьих-то мягких объятиях, и, ласковое кольцо добрых, сильных рук, поддерживали Джульетту навесу, не предоставляя ей возможно сбежать, исчезнуть, раствориться. Те голоса, которые чудились Капулетти, были всего лишь миражом, появившимся случайно, и так же внезапно исчезнув. Мысли в голове кружились небывалой скоростью, заставляя Джульетту ежеминутно моргать глазами, чтобы неразумные мысли исчезли, и на смену им пришло что-либо радостное и душевное. Постойте... Радостное и душевное? Глупо ждать от жизни радостного и душевного, когда судьба, несколько дней назад, растоптала тебя в грязи, уничтожив все самые жалкие верования в хорошие чувства. Нет уж, хватит, Джульетта, ты натерпелась, поверь. Тебе больше не нужны разочарования, которыми пропиталась фальшивая жизнь. Джульетта, гонись за улыбками, беги за счастьем, но никогда не останавливайся на несчастьях. Они этого не стоят.
Она слышит чей-то приглушённый голос, и понимает, что ещё одна попытка уйти вслед за Ромео не увенчалась успехом. Чувствует прыткий, сладковатый запах чего-то домашнего. Он доносится до чуткого носа, возбуждая все заглавные рецепторы... Знакомый запах. Безусловно знакомый. Наверное, им пропитаны все из клана Монтекки. Наверное, каждый из них рождался с таким сильным, чувственным запахом, который не присущ больше никому на этой земле. Если завязать четырнадцатилетней глаза, бросить её в гремучий лес, то она всё равно найдёт нужного Монтекки. Как? По запаху... По пьянящему запаху, который так бережно, словно целительный бальзам, успокаивает её душу.
Капулетти открывает глаза, пытаясь понять, что происходит. Мир вокруг встаёт на свои места, перестав вращаться, встав в стабильную норму. Все лёгкие девушки наполнились запахом Монтекки. Неразумное, нелепое сочетание, которое появилось при слиянии двух половинок: Джульетты и Ромео... Ромео исчез, а запах всё ещё продолжает существовать до сих пор, но как? Девушка поднимает уставшие глаза кверху, и замирает, разгадав все тайны таинственной смеси запахов. Бенволио... Ну а как иначе? Кто ещё может быть таким мягким, добрым, не таким, как все окружающие. Он всегда был отстранёным, но сейчас это проявлялось ещё больше... Ещё грустнее сверкали его глаза, так похожие на глаза Ромео. От такой несуразной мысли, сердце замирает, мысли перестают вращаться, и Джульетта, словно расстроившись отворачивает своё лицо от лица парня. Она не может видеть его глаза, не может наблюдать за его мимикой, которая так похожа на его... Они, словно две капли воды, и как Капулетти этого раньше не замечала?

-Ромео... - Тихо шепчет она, и прерывает свою речь, остановившись. Что она хочет этим сказать? Неужели девушка всё ещё думает, что её суженый не погиб, и этим полушёпотом она сможет позвать его к себе, дотронуться до его прекрасного лица с идеальными пропорциями. Он был божеством... Как жаль, что он "был".

-Я люблю тебя... - Говорит девушка в продолжение предыдущей фразы, только вот голос становиться более громким, и предательски дрожат его нотки. Джульетта чувствует, как учащённо начинает биться её сердце, будто оно оживает от счастливых мыслей о нём. Оживает, и тут же замирает, поняв всю скорбь от произошедшего.

0

8

Мне жилось неплохо, но счастлив я не был.

Невозможно, практически нельзя было сейчас думать о чем-то или о ком-то кроме Джульетты, которая наконец-то обрела относительное спокойствие. Юноша взглянул на ночное небо, которое впервые за многие дни освящала полная желтая луна, так и манящая к себе мотыльков. Луна для них была так же недосягаема, как для Монтекки взаимная любовь дочери синьора Капулетти. Невозможно, ведь он в данный момент, как огонь... Светит мотыльками путь, но это же не луна, нет, это лишь свет... Возможно, мотыльки были не так уж и глупы, избирая ночному светило что-то более близкое, жаркое и яркое. Сердце Бенволио пылало чувствами к Джульетте, но она предпочитала все еще любить Ромео... Мертвого, холодного, как луна.
Бенволио было тепло, но в тоже время он понимал, что эти объятья для нее ничего не значат, в отличие от его восприятия действительности. Он любил ее, пусть и безответно, но обожал всем своим существом.
"Родная моя, любимая..." - летело в голове блондина, когда он успокаивающе гладил девушку по лицу, убирая со лба локоны шелковистых волос. Она и впрямь была похожа на ангела, даже милее любого из них, он уж точно знал это. Ему было приятно ощущать близость ее тела, ее пленительный запах кожи и волос... какого это быть с ней всегда, чувствовать прикосновения губ к коже? На мгновение юноша вновь вспомнил про брата, ведь он и был тем, кто ощутил это все. Бенв резко выдохнул, нет, он не имел права ревновать чужую возлюбленную к двоюродному брату... подло.
Глаза Джульетты медленно открываются, и девушка смотрит прямо на Монтекки. Молодой человек боится, что она уйдет, поймет все неправильно, а ведь он всего лишь хочет помочь, поддержать. Усталость читается в ее взгляде, но поделать ничего нельзя, пока она здесь в саду. Леди что-то шепчет, когда отворачивает лицо от взора Монтекки.
"Ей неприятно? Наверное, в шоке? Ну и правда, открыть глаза, а напротив совершенно незнакомы человек..." - думает юноша, когда кратко выдыхает.
"Я люблю тебя..." - отголосками раздается голос Джульетты в голов Бенва. Опять и опять, одна и та же фраза витает в подсознании парня... Что это значило? Шутка? Сон?
"Любишь? Любишь меня? Но... Но как же мой... Брат?" - вторит разум Монтекки.
Слишком долго он мечтал об этой фразе, чтобы слушаться голоса разума, а не сердца.
- Я тоже тебя люблю, Джульетта, - говорит Бенволио в ответ уверенно, ведь он даже не подозревает о том, что фраза, брошенная леди была обращена не к нему. Блондин вздыхает кротко и обнимает Капулетти крепче, пытаясь прийти в себя от того, что сейчас происходило между ними. Рука мягко поглаживает волосы девушки, а взгляд блуждает на ее чудесном личике...
Глаза Бенволио полны любви и счастья, ведь нет ничего прекраснее, чем взаимная любовь Джульетты. Он долго ждал этого, наконец, эта минута настала...

+1

9

Одно неверное слово, и тебе становится ещё более плохо, чем пару секунд назад. Одна неверная эмоция, и ты погружаешься в неизвестную, чёрную пучину, увлекая за собой всё, что было в этом мире с тобой связано. Что она сделала? Что она сказала? Зачем? Кажется только что прозвучала глупость... Да ещё какая глупость! Глупость, которая должна менять сердца людей, заставлять их стучать в унисон со своими мыслями, но нет... Джульетта не чувствовала таких изменений в душе. Казалось, что душа вовсе замерла, заблокировалась от внешних воздействий, исходящих от мира.
Капулетти смутно понимала что происходит. Хотя, зачем врать? Девушка вовсе не понимала что происходит, почему на лице Монтекки такая самодовольная ухмылочка, хоть в глазах и доля горя, почему светловолосый юноша прижимает её к себе. А в правду, почему? ДА, вражда прошла, кланы примерились, но распускать руки...
Джульетта пытается сесть на скамье. Трудно. Боль и слабость, словно острые ножи, пронизывают тело, но девушке всё же удаётся занять сидячее положение. А что теперь? Капулетти слышит его голос... Слышит его признание в любви... Она знает, что это признание должен произносить другой человек. Совершено другой. С другим цветом волос, с другими огоньками во взгляде, с другими нотками в голосе, но никак не Бенволио. Это глупость. Это ошибка. Это недоразумение, но... Всегда есть это но. Его голос был так похож на голос Ромео, словно эти два юноши создавались в одной и той же мастерской по изготовлению людей, и "вышли" из под рук одного и того же мастера. Этот голос... Боже, был ли ещё у кого-нибудь такой сильный, но в тоже время нежный, мужественный с долей сладострастия, голос? Нет, такого голоса не найти. Ни у кого, никогда не будет такого голоса, иначе Джульетта проклянёт каждого за поразительную схожесть с её суженным, но, странно, Бенволио проклинать она не хотела. Всё, что она желала - отпустить, позволить ему уйти, вырвать из его сердца все мысли о любви... О несуществующей любви. О любви, о которой не могло идти и речи. Эти двое не созданы друг для друга. Они - море и скалы; они - небо и земля. Они никогда не будут вместе, и, наверное, Джульетта не слишком будет жалеть об этом. Девушке не хотелось внушать в доброе сердце юноши ложные чувства, не хотела давать ему спонтанных ожиданий, которые она не могла оправдать. Да, чего греха таить, Бенволио нравился Капулетти. Нравился своим взрывным, добрым, чутким характером. Нравился из-за неразлучной дружбы с Ромеой... Но смогла ли девушка полюбить светловолосого? Она не знала... Она не могла подумать, что в её жизнь мог ворваться кто-нибудь, вытеснив из неё любимого Ромео.

-Бенволио... - Приглушённо шепчет Джульетта. На лице появляется непонятная, сумасшедшая улыбочка. Кто знает, может она кажется сумасшедшей из-за того, что девушка не улыбалась уже несколько недель. Может все уже забыли, как должна выглядеть настоящая улыбка на лице Капулетти. Джульетта сама не помнила, как изображать довольное выражение лица, как говорить приятные вещи, но всё же она попыталась. Она закрыла глаза, и поддалась своему разуму, который, словно начал просыпаться ото сна, и вести мыслительный процесс. - Бенволио.. Ты очень хороший человек. Но понимаешь, говорить сейчас что-либо о новых чувствах - рано. У меня недавно умер муж. Я лишилась самого дорого человека на свете. Я любила его. Я хотела провести с ним всю свою жизнь и умереть в один день, но судьба... Она... - Девушка заглатывается тяжёлый ком слёз, вставший в её горле. - Судьба распорядилась иначе, как видишь. В итоге, я сейчас сижу перед тобой, а он покоится в фамильном склепе. Он, которому я хотела посвятить всю свою жизнь. Он, ради которого я жила на этом свете. - Голос резко срывается на крик. Крик отчаяния, вырывавшийся из самого горла. Она больше не может терпеть - она хочет рассказать всем об несправедливости этого мира.

+1

10

"Глупая вражда, все из-за нее! Если бы не она, то, кто знает, как бы пошла наша жизнь? Возможно, все были бы живы, но тогда я бы остался одинок... Смогла бы друга девушка заменить Джульетту в моем сердце собой? За эти недели и месяцы я осознал, что нет. Нет такой женщины, которую бы я смог полюбить так же сильно, как ее, нет такой, чтобы она была одновременно прекрасна и добра... Несомненно не существует больше таких, как Джульетта. Моя милая, любимая, Джульетта!" - думает юноша, когда смотрит в глаза напротив.
Так близко он еще не находился к ней, к ее лицу и телу. Это было приятно, словно, все проблемы отошли на второй план, оставив за собой лишь неприятный след. Нет никого и ничего, кроме нее сейчас. Монтекки слушает ее слова, пытается понять, что же тогда было несколько мгновений назад? Она сказала, что любит, но в данный момент вновь вспоминала про Ромео... Да, куда Бенву до своего брата, который сразу же смог завоевать сердце прекрасной Капулетти. Он ничего не делал, просто пришел на тот бал, просто один танец и вот уже Джульетта жена Ромео.
- Ты должна быть благодарно судьбе за то, что жива... Нет, не нужно к нему в склеп, это слишком для меня потерять... и тебя, - говорит он тихо, прижимает ее к себе и вздыхает прерывисто.
- У тебя нет Ромео, твоего мужа, а меня умер брат, лучший друг... Но значит, так нужно было... Смерть тебя не взяла с собой, она решила дать тебе еще один шанс полюбить, жить дальше. - шепчет Монтекки, проводит ладонью по щеке леди. Он видит, как на глаза ее наворачиваются слезы, еще немного и она заплачет.
- Прошу, не плачь... Я думал, что ты избавишься от горечи и печали в сердце, если будешь знать, что не ты одна сейчас скорбишь о Ромео. После его смерти не только твоя жизнь стала такой, не только ты осталась одна... - говорит он и вздыхает тяжело. Слова давались ему с трудом, потому что никто не знал, как страдает Бенволио, как ему сложно жить в этом доме, где все спят и видят лишь одно - Ромео умер из-за того, что его брат не уследил за ним.
- Нет, я тоже ощущаю это чувство опустошенности... Но, если бы умерла еще и ты, то ... то не было бы смысла в моем существовании. Мой дом уже давно не мой, друзей нет, родных тоже... Леди Монтекки считает меня виновным в смерти Ромео, но это не так, я всегда следил за ним, как мог... Ведать и правда, лучше бы в тот день погиб я, а не он... Жизнь твоя была бы куда счастливее, чем сейчас.
Монтекки отводит взгляд в сторону и выдыхает, как же больно осознавать, что в этом мире ты никому не нужен.

0

11

На её глазах вновь наворачиваются слёзы. Слёзы горечи, слёзы огорчения, которые сдавливают её грудь, которые не дают спокойно дышать, спокойно жить и чувствовать состояние умиротворённости. На душе противное и сосущее состояние ужасной боли и потерянности. Лёгкий взмах рукой. Боль пронзает руку от плеча до кисти руки, но Джульетта делает вид, что не замечает пронзительной этой боли. Что такое физическая боль по отношению к душевной? Разве можно сравнивать эти боли, которые вообще не поддаются сравнению. Она смахивает с глаз застывшие слезинки, и вновь растворяется в объятиях Бенволио, потеплее укутываясь в его руки, словно они - это источник защиты, словно они созданы, чтобы сберечь девушку от лишней боли. Но они не оберегают, они лишь сильнее ранят её, доставляя всё больше и больше поводов для воспоминаний, для грусти и, конечно же, скорби.

-Какая разница, Бенволио? Какая разница кто должен быть умереть? Это неверно. Ты говоришь неверные вещи, милый Монтекки. Пожалуйста, хватит так говорить! Ты думаешь, что было бы легче? Нет, не легче... Ромео бы грустил по тебе, леди Монтекки грустила бы по тебе... И даже я. Я бы тоже грустила, потому что на свете нет ещё друга, который был бы мне так дорог. Как говорят, несчастья сближают, так вот, я убедилась, что это правда, понимаешь Бенволио? Ты не замечаешь, как эта ситуация сблизила нас? Мы стали ближе друг другу... Мы стали понимать друг друга ещё лучше, чем понимали когда-либо. Я не хочу чтобы ты умирал, я не хочу, чтобы ты грустил, понимаешь. Живи, Бенволио, живи! Чувствуй, влюбляйся, будь счастлив. Ты рождён для этого. Ты рождён для счастья... - Во рту пересохло от слишком быстрой речи. Слёзы, которые уже действовали машинально, текли по лицу ручьём, а Джульетта говорила. Она произносила свою каменную речь. Речь в защиту жизнь Бенволио, ведь это правда. Она бы не перенесла, если бы на месте Ромео оказался Бенв, или любой другой близкий друг. - Ты должен жить... Но не я. - Наконец-то произнесла она, и стихла. Слёзы мгновенно остановились, будто только и ждали этой фразы. Всё вокруг затихло, и, казалось, что даже трепетное сердечко в груди Джульетты тоже перестало стучать. Капулетти замерла и прикрыла глаза, чувствуя, как эти слова принесли ей какое-то облегчение. Ей стало намного легче, будто она мигом разрешила все свои проблемы и начала жить заново. Будто всё закончилось, или наоборот - началось заново.

Трепетные объятия Монтекии стали слабее,  и девушка знала почему. Это боль. Это боль от её слов, но ведь она не хотела. Она ничего не хотела. Джульетта даже не желала того, чтобы Бенволио влюблялся в неё, чтобы он холил и лелеял надежду быть с ней рядом. Это надежда неосуществима. Капулетти сегодня же пойдёт к отцу и будет проситься принять какие-либо решения по поводу её брака. Пусть он выдаст ей замуж по принуждению, за какого-либо старого человека, пусть от вышлет ей в другую страну, пусть он отдаст ей в монастырь, но Джульетта не допустит, чтобы отец связал её с кланом Монтекки. Никогда и ни за что.

0

12

Бенволио сложно понять, что же сейчас правит Джульеттой? Почему она так говорит? Неужели, она не понимает, что жизнь Ромео куда ценнее, чем его...
"Ты так думаешь, потому что не хочешь меня обижать? Не скажешь ты мне в глаза про то, что хочешь обернуть все вспять, так, чтобы в склепе был я, а не он... Ох, Ромео, тебе куда легче сейчас там... Уверен, что в Раю, ведь ты достоин этого! Свободы, легкости и умиротворенности... Много ты прожил за эти дни, когда твоя жизнь была на волоске от смерти. Но смерть, ведь она никогда не выбирает себе кого-то... Все дело в списке, я слышал, что имя каждого записано в этот список... И нет разницы сколько тебе лет, если ты внесен в ряд умирающих, то умрешь обязательно... Пусть не сразу, но через год или два смерть снова попытается доделать начатое ей дело. Ромео, Меркуцио и Тибальт, они были в этом чертовом списке, а значит... Было предначертано умереть, но не в одно же время, не так быстро... не в таком возрасте! Ох, милая Джульетта, как же хорошо, что ты здесь... Совсем рядом со мной, в моих объятьях, а не там... В холодном склепе рядом с Тибальтом!" - подумал блондин, когда девушка попыталась защитить его от его же слов. 
- Ты должен жить... Но не я. - говорит девушка, и сердце Монтекки екает, кровь приливает к лицу, становится жарко от волнения, от ее слов, таких резких...
"Я не смогу быть счастливым, если не будет тебя... Я бы не пережил твоей смерти, это бы добило меня". - проносится в голове Бенволио, и он выдыхает тяжело и прерывисто.
Лишь на мгновение он представляет то, что она говорит. Тот ужасный день, когда он бежал к склепу, уже зная о том, что Ромео хочет умереть... он знал и о яде, который приняла Джульетта, его милая Джульетта. Она хотела инсценировать свою смерть, но вышло так, что невинными жертвами пали еще два человека. Что бы было, если Капулетти не спасли? Юноша не поверил бы в это! Да, вломился бы в склеп и попытался найти ответ на вопрос... а потом, потом бы его попытались увести, даже, возможно, родственники леди не выдержали бы того, что он смеет так яро рваться к телу юной красавицы. Убили бы его? За эту любовь, пусть и тайную... Он бы предпочел умереть в тот момент. Лучше смерть рядом с ней, чем жизнь в полном одиночестве.   
- Не говори так, прошу... Я и так жив, если это можно назвать жизнью... Но ты, нет, ты должна жить за всех, кто погиб, чтобы доказать смерти одно - все не зря, все это было не зря. - говорит он ей, смотрит прямо в глаза.
"Почему ты хочешь умереть? Почему?"
- Живи... хотя бы ради отца и матери, ради них... - шепчет он ей, проводит ладонью по щеке мягко, язык не поворачивается сказать о том, чтобы она жила ради него... Нет, он не будет навязываться, он здесь не за этим.
- Ромео, он бы сказал тебе жить, ведь тогда получается, что его смерть была напрасной? Смерти всех?
Бенволио сглатывает ком в горле и отводит взгляд в сторону, быстро облизывает пересохшие губы... он так устал жить... Жить ради Джульетты, когда она хочет умереть...
"Неужели все напрасно... и моя жизнь тоже?"

0

13

Когда ты чего-то сделала, сердце не забывает напоминать тебе об этом. Оно отдаётся болью каждую секунду, когда ты пытаешься забыть о пропущенном моменте своей судьбы. Оно вонзает в твою душу миллионы мелких осколков, и ты рассыпаешься. Рассыпаешься на миллионы мелких частиц, которые с громким шумом падают на мраморную землю, которая рада осколкам тебя. Она вбирает их в себя. Оставляет на лучшие моменты, чтобы другие помнили тебя. Но, как бы им не приказывали, они всё равно рано или поздно забудут. Забудут ту Джульетту, которая жила каждым днём. Расцветала под ласковыми лучиками солнца, тянулась к свету, который любил её. Который дарил ей то, что она просила.

Его прикосновения колкими иглами распространяются по коже. Её обуревают смешанные чувства: тепло от его нежного касания и холод, потому что эти прикосновения она привыкла принимать от другого. Джульетта закрывает глаза, мысленно протестуя против данного типа нежности. Ей хочется бежать, хочется раствориться на месте, хочется превратиться в рыбу, которая, по рассказам Кормилицы, имеет очень много игл на поверхности тела и отталкивает все прикосновения.

-Я не знаю, чтобы сказал Ромео. - Его имя с болью ударяется о каменные оковы души. Она замирает в объятиях Бенволио, осознавая, что совершает глупую ошибку. Нужно бежать. Нужно довести дело до конца, но вместо этого она сидит в объятиях лучшего друга Ромео и думает о том, как безболезненно попрощаться с этой жизнью. Хотя, какая есть разница до боли? - И ты не знаешь этого. Ты не смеешь утверждать о чём-либо, не зная истинной натуры своего друга. Вы запрещали ему любить меня. Вы говорили, что это ошибка, что это ложь, что это чистая игра судьбы. Я любила его всем сердцем всей душой... А вы... Как вы могли совершать такие безрассудные поступки? Вы видели, что я дорога ему. Вы видели, что он любит меня. - Колкие слова, такие же колкие, как её настоящая натура. Они созданы, чтобы ранить любого, кто попадётся на пути. Они созданы, чтобы разбивать иллюзии настоящей и красочной жизни. Возможно, Капулетти никогда не сказала бы таких слов, особенно достаточно близкому человеку, но не сейчас, когда она готова вымещать всю свою боль на окружающих, бросаться в них ядовитые слова, которыми отравлена она сама. Пусть мучаются  так, как мучилась она. Пусть знают, что это их алчная вражда разбила её сердце и превратила в машину для убийства.

На самом деле юная Капулетти не знала, чтобы приказал Ромео. Сказал бы он её жить или увлёк за собою в тёмное царство неизвестности? Ромео мог поступить по-разному, и именно за это она и любила его. За его неординарность. За его весёлый, заливной смех, который до сих пор гулким эхом раздавался в её голове. Как жаль, что его нет рядом. Как жаль, что она так далеко от его трепетных рук, широких плеч, ласковой улыбки.

-И вообще, Бенволио... - Встрепенулась Капулетти, поднимаясь из ядовитых объятий друга. - Как ты смеешь утверждать, что Ромео был твоим другом? Быть может это и было так, но сейчас ты обнимаешь его вторую половинку, и говоришь ей о своей любви. - Охрипший голос приобрёл черты смелости. Колкой, разрушительной смелости, которая могла добраться до сердца и в два счёта уничтожить всё, что заложено в этой конструкции. Джульетта поднимает взгляд своих карий глаза на друга, и замирает, утопая в нежности и трогательности его серо-зелёных глаз. Зачем она так поступила? Зачем она сказала эти грубые слова?

+1

14

Mais mon amour
Mon doux mon tendre mon merveilleux amour
De l'aube claire jusqu'à la fin du jour
Je t'aime encore tu sais je t'aime*

Если раньше Бенволио думал, что ему больно от такой жизни, то сильно ошибался. Слова родной тёти за спиной, косые взгляды, почти мертвая Джульетта, двое похорон за неделю: брата и лучшего друга, многим покажется. что это сверх всех плохих моментов в жизни блондина, но нет. Сейчас, в данный момент Капулетти своими словами доставляла столько боли, что, если бы можно было сжать себе сердце, то было бы куда приятнее. Говорила про Ромео, про его любимого брата и друга... проклинала за вражду, но разве это он ее затеял? 
- Джульетта, никто ничего не знал! - шепчет он тихо, но она, наверное, не слышит его тихого голоса, слишком увлеклась рассказом про свою жизнь до смерти Ромео. Монтекки кусает губу сильно, стараясь перебороть в себе непонятное чувство опустошенности и горечи. Больно. Ощущает металлический привкус во рту, кровь. Молчит, потому что не может побороть в себе страх сказать что-то еще... Она сделает больнее, чем было когда-либо.   

Бенволио не говорил ничего, даже, кажется дышал через раз.
"Не слушать ее, прошу, не надо, слушать..." - думал он, но было поздно, потому что Джульетта сказала слишком много. Много колкого на одно сердце. Знаете, даже у такого терпеливого человека, как Бенволио сдавали нервы. Парень не знал, что сказать ей... он никогда бы не посмел разрушить пару Ромео и Джульетты, а уж тем более в данный момент не думал о том, что как-то оскорбляет светлую память о брате, да и не хотел этого делать. Монтекки чувствует, как глаза обжигает что-то. Мужчины не плачут, да, он никогда не плакал... Но в последнее время было так паршиво, что слезы сами рвались наружу.

Бенв сглатывает ком в горле и отворачивает лицо от леди, чтобы та не заметила, что на глазах слезы боли и обреченности на вечное одиночество. Всегда один - клеймо.
- Прошу, прекрати говорить эти ужасные вещи, - тихо-тихо говорит блондин, не узнает свой хриплый голос.
- Я знаю, что никогда не заменю Ромео, да и не хочу этого делать... Для тебя он навсегда останется самым лучшим и любимым, ведь его ты до сих пор любишь, но не стоит... Не нужно держать его здесь, потому что никогда больше он не сможет сказать нам что-то... Никто не сможет, ни Меркуцио, Тибальт...
Бенволио выдохнул резко, сложно было говорить, но нужно.
- Я хотел поддержать тебя, сказать, что чувствовал на самом деле, но никак не делать больно твоему сердцу, которое любит. Я не такой подлый и злой, как все Капулетти думают обо мне и о друзьях... В тот день, когда Ромео убил твоего кузена я был рядом и пытался умять дело, но не вышло, есть вещи сильнее убеждения и мольбы сложить шпаги. Не только ты потеряла брата, я тоже в тот день остался без лучшего друга, который был для нас с Ромео родным братом...
Он замолкает, смотрит в глаза Джульетты внимательно, все так же грустно.
- Я рад, что ты жива... Пусть и не с ним, но жива.
Юноша аккуратно встает с лавочки, кусает губу и смотрит на девушку.   


О, моя любовь!
Моя нежная, моя милая, моя чудесная любовь!
С ясного рассвета и до закатного часа
Я все еще люблю тебя, знай же, я люблю тебя.

0

15

Ma longue langue. Me tue. Fait de blesser un autre.
Ma longue langue. Je suis ton otage. Libère-moi - me donner une raison.

Она не хотела его слушать. Не хотела слышать его твёрдый, но неуверенный голос, который волновал своим мягким тембром. Она не хотела смотреть в его лицо, которое с каждой секундой, вновь и вновь, искажалось от боли. Ей было трудно поверить, что эту боль доставила ему она сама. Джульетта встрепенулась от своих слов, которые раздавались, словно со стороны, будто не она бросала ядовитые фразы, которые, вылетая с её губ, разбивались в воздухе, оставляя миллионы осколков. Осколков, о которых она будет помнить всегда. О которых будет помнить Бенволио. Тяжело быть четырнадцатилетней девушкой, чей язык опережает тебя в действиях. Ты хочешь сказать одно, но говоришь совсем другое, что не сказала бы никогда в жизни. Даже под пытками. Джульетта вскочила со скамьи, словно ошпаренная, и взглянула на парня. На его убитое горем лицо, на его сутулившуюся от ненастьев спину. Она смотрела на него, пока в воздухе повисла тяжёлая, ватная тишина, не обещающая ничего хорошего. Только нечто ужасное, неосуществимое... Потерю. Потерю чего-то самого дорогого, самого понимающего. В данную очередь - друга. Последняя мысль глубоко кольнула Капулетти. В самое сердце, оставив в нём глубокий порез, влияющий на жизнедеятельность остальных органов и самой Джульетты. Девушка побелела, словно белое, прозрачное полотно, зажмурила глаза, ожидая чего-то страшного, убийственного. Хотя, что могло добить молодую особу? Только тяжёлый кинжал в самое сердце, которое не выдержит больше боли.

Слабый, неуверенный взгляд на Бенволио. Молодой человек уже покинул скамью, и теперь с жалостливым выражением сияющих глаз смотрел на девушку, которая абсолютно растерялась, не зная, как вести себя в этой ситуации. Бежать домой или остаться здесь и извиниться? Как же сложно. Как же сложно оставаться одной, один на один с бедами, которые набрасываются на тебя, будто стая бродячих собак. Джульетта закрыла ладонями глаза, словно это всё дурной сон, и когда она раскроет ладони, то жизнь станет прежней. Яркой, приятной. Без бед, обид и невзгод. С яркими, неудержимыми красками, которые будут радовать девушку.

Джульетта распахнула белоснежные ладони, и... Перед ней всё тот же одинокий сад, который уже не радовал её своими цветущими розами. Перед ней всё тот же вечер, который должен решить её судьбу, и предположить дальнейшие действия. Перед ней всё тот же Бенволио, который... Слов для выражения этой картины Капулетти не нашла. В её горле остановился тяжёлый ком слёз, который она успешно проглотила, состроив из себя успешную леди, не обращающую внимания на горе, произошедшее в семье. А ведь беды учат. Учат быть сильными, не обращать внимание на трудности, сражаться с препятствиями. Беды учат быть стойкими. Оловянными солдатиками, которых никогда не свергнет никакая власть.

-Прощай, Бенволио... - Со скрипом в сердце произносит Джульетта и разворачивается, шелестя пышными юбками своего повседневного, красного платья. Она, словно белый лебедь, плавно плывёт к крыльцу своего дома, закутываясь в шаль, обрамляющую её нежные плечи. Капулетти надеется, что этот день остался в прошлом, что такого больше никогда не повториться.

0

16

Бенволио хоть и находился в состоянии живого трупа, но мог отличить, когда ему рады, а когда... Когда, как сейчас... Его тяготило все это... Он буквально навязался к ней на разговор, а теперь сам расхлебывает за свою оплошность. Стоило ли вообще помогать девушке? Можно было убежать обратно на территорию Монтекки, навсегда забыть о существовании той, чье сердце отдано мертвому Ромео. Нет, блондин был не таким, он не смог бы пройти мимо, просто всегда отличался добротой и пониманием... тем более к той, которую так давно любил.

Монтекки кивает, когда Капулетти решает уйти домой, правильное решение, потому что еще больше боли сердце Бенволио бы не выдержало. Сколько еще обидных слов осталось в арсенале Джульетты? Может быть запас иссяк, но никто не знал об этом точно.
- До свидания, Джульетта, - еле шепчет юноша и пятится куда-то... он хочет уйти отсюда, просто убежать и не возвращаться никогда. Лучше страдать в полном одиночестве от смерти друзей и неразделенной любви, а не выслушивать от человека, которого любишь злые слова. Блондин бежит прочь не оглядываясь, как же он устал от всех вокруг. Умереть. Хочется умереть.
"Почему я все еще жив? Почему..." - думает парень, когда медленно бредет по знакомой дорожке к дому Монтекки. Родной когда-то ранее дом сейчас пугал своей холодностью и отчужденностью. Блондин молил, чтобы все уже спали, точнее не проснулись бы от его шагов. Монтекки тихо и бесшумно пробирается по гостиной прямиком к себе в спальню... хочется упасть на кровать и уснуть.
Бенволио так и делает, уже через пару минут, стянув с себя курточку, он лежит на мягкой кровати... погружаясь в крепкий сон. Слишком устал, слишком хотел забыть обо всем, что было сегодня.

Утро наступает слишком рано, потому что юноша слышит, как во дворе кто-то разговаривает. Блондин открывает глаза и с минуту пытается понять, что происходит вокруг. Его тетушка беседовала с каким-то мужчиной, но кто это был.
"Стоп, не может быть... Это же граф Капулетти, но что он делает у нас в саду?" - думает юноша, потирая глаза. Ему не хочется верить в то, что отец Джульетты разузнал о произошедшем в саду.
"Нет!" - подскакивает сердце в груди, а юноша уже садится на кровать. Сон, как рукой снимает, а все из-за предчувствия...
- Да, я думаю, что это разумно. Стоит принять то, что Ваша идея имеет право на существование, хватит смертей и кровопролития, да... Сегодня же он будет у Вас в доме, познакомиться с Джульеттой, надеюсь, что все пройдет, как мы думаем.
Юноша не успевает даже понять, что вообще происходит в саду, но должно было случиться, что-то незаурядное.
- Я сейчас сообщу об этом дочери, вечером жду Бенволио у себя в доме. До скорой встречи... - отдается голос графа Капулетти в голове юноши.
"О чем? Что? Куда я должен прийти и зачем?" - думает блондин, потирает лицо ладонями... как же много всего происходит в жизни за последние недели. Синьор уходит, слышно по шагам...
- Бенволио, Бенволио, - зовет голос тетушки... и парень наконец поднимает лицо. Перед ним его тетя, но она выглядит как-то странно... Взволнованна, под глазами круги, но самое интересное, что она смотрит на племянника задумчиво.
- Сегодня ты должен быть в доме семьи Капулетти и познакомиться со своей  будущей невестой - Джульеттой, именно ваш брак поставит точку вражде между нашими семьями...
Блондин смотрит шокировано, нет слов, только не забывать дышать...

0