17 октября. La Francophonie шесть лет! Мы от всей души поздравляем всех, кто отмечает этот день с нами или просто неравнодушен к форуму и заглянул на огонек!
Обновлены игроки месяца.

15 октября. Обновлены посты недели.

12 октября. Поздравляем с днем рождения Куколя!

16 сентября. Подведены итоги голосования Звезда сезона: лето 2018. Ура победителям!

1 сентября. Коротко о том, что происходит на осенней Франкофонии: объявление.

Adalinda Verlage Музыка и действо, что должно было и развернуться на сцене, беспокоили ее в последнюю очередь, потому что главный спектакль разворачивался не там. Сейчас бы наоборот усадить завершавших последние приготовления артистов в зал, а на сцену подняться супругам Ферлаге и этому паршивцу Маркусу. Сюжеты про неверных мужей и жен, а также их любовников, всегда в ходу, вот только в большинстве своем комедийные, в которых ни один здравомыслящий человек не пожелал бы оказаться. [ читать полностью ]

Tybalt На углу его нагнала смуглая, словно мавританка, служанка портнихи, у которой и сам Тибальт заказывал рубашки, пробормотала скороговоркой, что уж утомилась ждать и сунула ему записку, с благодарной улыбкой приняв монетку за усердие и готовность подождать еще, пока веронец прочтет послание. [ читать полностью ]

Kit Collum Она пришла сюда одна. Намеренно. Пряталась. Хм… Так она что, охотница? «О, нет-нет-нет», - взмолился про себя Коллум. Он был из тех мужчин, считавших, что охота на вампиров – не женское дело. Слишком уж это непростое занятие – нести смерть бессмертным тварям, постоянно видеть дело рук их (и клыков), рисковать собственной жизнью каждый миг во время охоты. Не всякий мужчина способен на такое. Что уж говорить о женщине. [ читать полностью ]

Le Fantome Эрик довольно улыбнулся. При этом взгляд его оставался холодным, как у змеи. Теперь декорация, наверняка, рухнет прямо сцену. И, если повезет (если он все верно рассчитал), то накроет Карлотту. А если не накроет, то хотя бы перепугает до икоты. Ох, и поистерит тогда примадонна! [ читать полностью ]

Koukol И вот теперь он – Куколь. Ооо, именем парень особо гордился! Ведь ему всю его жизнь твердили, что такой как он имени просто недостоин. Зачем уроду имя... А тут! И имя дали, и в услужение взяли! А слуга-то он у поистине невероятных господ. Он живет в огромном замке, его боится вся округа (да что уж там, он бы и сам себя боялся, будь он на их месте). А главное – он свободен! Никаких больше насмешек. Никакой больше клетки. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » За полночь пташки щебетали...


За полночь пташки щебетали...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

● Название эпизода:  "За полночь пташки щебетали...".
● Место и время действия: "Опера Популер", неприметный закуток над жилыми комнатами балерин, ночь с 2-го на 3-е июля 1870г.
● Участники:  Christine Daae, Meg Giry.
● Синопсис: Ничто так не скрашивает предсонный час, как девичья беседа. Да и как не обсудить двум подругам такие знаменательные события, как уход Карлотты и таинственное послание зловещего Призрака о назначении Кристин на ведущую роль в грядущем представлении? Давным-давно по Парижу ходит слух о грозном демоне, покровительствующем Опере, а теперь эти рассказы обретают плоть и кровь, воплощаясь в получеловека-полудуха, вновь изъявившего желание занять Ложу №5...

0

2

Нескоро, ох нескоро наступит тишина в жилых комнатах! Слыханное ли дело - сам Призрак указал директорам Оперы на Кристин! И кто бы мог подумать, что эта скромница - такой звонкий соловейчик? Мэг, впрочем, никогда не сомневалась в том, что однажды её подругу заметят, и тогда!.. О, тогда наступит время сказок, время осуществления мечт и сокровенных желаний! Малютка Жири всегда с жаром заверяла в этом Кристин, сверкая полными энтузиазма глазами, но девушка в ответ лишь таинственно улыбалась и неопределённо пожимала плечами, будто знала нечто такое, что ведомо только ей.
Пол приятно холодил босые стопы двух поборниц режима сна и в то же время призывал не стоять долго на одном месте, подгоняя к более тёплому и уютному пристанищу, которое наилучшим образом подходило для задушевной беседы. Мэг старалась ступать осторожно, бесшумно и незаметно, не забывая при этом настороженно прислушаться: вдруг мадам Жири вздумает проведать девочек перед сном? А уж тогда всенепременно проверит, на месте ли её озорная дочь! И если оную не обнаружит, то наутро жди нагоняй... Колетт умела взывать к совести своего дитя без единого слова, одаривая его строгим взглядом и сурово поджимая губы. Правда, воздействие это было крайне недолгим, и Маргарет веселилась с прежней лёгкостью, танцуя по тропе своей "оперной" жизни.
- Представляешь, Кристин! Ты теперь прима! - радостно проговорила светловолосая, пристраиваясь на краю каменного выступа, знаменовавшего собой подоконник. - Вот Карлотта, наверное, взбесится, когда узнает! Так и представляю эту старую гарпию...
Мэг тихо хихикнула, прижав ладонь к губам. Мадемуазель Гудичелли ни у кого не вызывала симпатии, так что весьма часто становилась адресатом нелестных слов... Которые, впрочем, весьма метко характеризовали её крайне непростой характер.
- Как ты думаешь, она станет требовать своей реабилитации? Или испугается Призрака? - Жири-младшая зябко поёжилась, обхватив себя за плечи, однако то были приятные мурашки, какие возникают обычно при разговоре на запретную, но весьма притягательную тему. Обыкновенно мадам Жири пресекала такие беседы, туманно приговаривая: "Не будите лихо, пока оно тихо". По мнению Мэг, покровитель Оперы был не так уж тих... Иначе почему прежние хозяева Оперы так опасались его гнева?

+1

3

Что же это было? Сказочный сон или самая что ни есть восхитительная явь? О, Кристин уже ни в чём не была уверенна, несмотря на то, что видела восхождение задолго до случившегося. Потому что об этом ей сказал сам Ангел Музыки. Поначалу Кристин просто отказывалась верить в столь  пленительную фантазию: где это видано, что бы хористка каким-то волшебным образом превратилась в примадонну театра? Но Голос настойчиво заверял свою ученицу в том, что это непременно произойдёт, не скупясь ни на богатые, полные красок описания, ни на торжественные клятвы. По его словам, надо было только немного подождать, и весь Париж со слезами восторга падёт к ногам «шведского соловья». И Кристин ждала. Ждала и робко верила, какой бы чудной ей не казалась эта мечта. Потому что Ангел Музыки просто не мог обмануть свою бедную ученицу, так слепо доверившую ему свою светлую душу и свою судьбу. Конечно, и Мэг не раз говорила девушке о том, что когда-нибудь её, Кристин, непременно услышат. Но девушка по-прежнему хранила за обворожительно таинственной улыбкой секрет своих уроков и тайную власть этой чудесной грёзы над собою. Дело было даже не в амбициях (хотя, что греха таить, какая хористка не мечтает о ведущей роли?). Отец был бы очень рад увидеть свою дочь на большой сцене, поющую многим десяткам зрителям. Тогда бы он знал, что его уроки не прошли зря, что его дело будет жить и после смерти своего создателя.
Правда, если бы девушка знала, что добьётся места примадонны столь странным и уж тем более опасным для здоровья способом, она вряд ли согласилась бы на это. Никто не спорит, что Карлотта обладает, мягко говоря, весьма тяжёлым характером. Но ведь это вовсе не означает, что из-за этого на неё можно сбрасывать задники. Если бы не хорошая реакция итальянки и предупреждающие крики, вероятно, театр мог бы и вовсе лишиться в одночасье своей примадонны... по - крайней мере, на месяц или два, пока та не поправится и не отойдёт от произошедшего. Конечно, театру удалось избежать человеческой жертвы, но, к сожалению, не удалось уйти от скандала, с которым синьора в своей излюбленной театральной манере покинула Оперу. Хорошую же встряску она устроила всей труппе! Кристин была готова поклясться, что месье Ришар и месье Фирмен чуть с ума не сошли от масштаба свалившихся на них проблем в первый же день. Вначале уход примы, у которой до сегодняшнего дня не было дублёрши, затем эти загадочные письма с печатью в виде красного черепа… вовремя же месье Лефевр запланировал поездку в Австралию!
День оказался на редкость насыщенным, что, казалось, сейчас девочки должны были просто валиться с ног… но именно по этой же самой причине Кристин (вероятно, как и сама Мэг) не чувствовала и толики усталости, что заставляла бы её периодически потирать сонные глаза кулачками и сладко позёвывать. Глупое сердце никак не хотелось успокоиться с той самой минуты, когда юная Даэ запела, погрузив тут же зал в глубокое молчание, от которого ей становилось и так волнительно, и так радостно.
- Тише, Мэг, тише! – С улыбкой прошептала Кристин, чуть заметно покраснев от смущения. Вместо того чтобы неодобрительно качать головой после сказанного в адрес Ла Карлотты, ей приходилось уже самой сдерживать смех, дабы не выдать ни себя, ни Мэг. – Скажу по секрету, мне самой до сих пор с трудом в этом верится.
Однако спустя несколько секунд Кристин вновь сделалась серьёзной, и в задумчивости подняв глаза, прислонилась к стене. Ночной холод тут же обжёг её кожу сквозь тонкую ткань ночной сорочки. Девушка чуть вздрогнула и, заправив за ухо выбившуюся прядь волос, неуверенно произнесла:
- Я бы не хотела себя обнадёживать, но вряд ли Ла Карлотта вернётся после столь фееричного ухода. Хотя… кто знает, что на уме у нашей синьоры. Я не удивлюсь, если она появится, скажем, за день до премьеры. Так что на всякий случай попроси не занимать мою кровать в общей комнате, хорошо? – Кристин чуть грустно усмехнулась краями губ, вновь обратив взгляд к подруге. – Может я ошибаюсь, но по-моему её никем и ничем никогда не напугаешь.

+1

4

Несмотря на призывы Кристин вести себя тише, Мэг никак не могла удержаться от счастливого смеха: вот уже который раз она пыталась заговорить шёпотом, а окаянный так и срывался с губ, вынуждая обеих собеседниц прыскать в кулачки от смеха.
- Никак не могу успокоиться! - наконец выговорила светловолосая, обмахиваясь ладонью на манер веера: от сдерживаемого смеха у неё ярко раскраснелись щёчки, и даже холод не был столь ощутим, даром что на ногах балерины были простые туфельки из тонкой ткани - не бегать же босиком! Хотя, впрочем, так было бы легче прокрасться незамеченными, ведь шума от босых стоп куда меньше... Но попробуй потом объясни Колетт, что простуда настигла её примерную дочь сама собой, а не от ночных побегов в укромный уголок для девичьего разговора в то время, как все спят.
- Кто бы мог подумать, что мсье Призрак питает к ней те же чувства, что и мы!.. Ах, Кристин, я ведь и помыслить не могла о счастливом денёчке без пронзительных возгласов этой противной жабы, - малышка Жири расплылась в довольной улыбке. Пожалуй, теперь репетиции и вправду будут ей в удовольствие, ведь Карлотта была постоянно недовольна своим кордебалетом.
"Они затмевать меня! Стоять так близко!" - в последний раз рыжеволосая прима столь ретиво размахивала руками, указывая всеми десятью пальцами на танцевальную группу, что Маргарет казалось, будто та и вовсе может взлететь... И оказаться в оркестровой яме. Вот смеху-то было бы!.. Хотя вряд ли бы это обрадовало господина дирижёра: нервы того после репетиций и без того были на пределе. К сожалению, Карлотта умудрялась уделять своё внимание всем...
- Я придвину твою кровать к своей и лягу поперёк обеих, - сжав тонкие пальчики подруги в своих ладонях, пообещала Мэг и, лукаво прищурившись, чуть склонилась вперёд, заметив:
- Но ты ведь слышала распоряжения мсье Призрака, когда maman зачитывала письмо? Он не желает видеть мадемуазель Гудичелли в качестве ведущего голоса, а на меньшее она не согласится, если вернётся! Думаешь... Думаешь, он несерьёзен?
Лицо девушки выражало обоснованные сомнения: с одной стороны ей, конечно, страстно хотелось, чтобы Карлотта получила по заслугам, но с другой стороны... Если Призрака так боятся... Заслуживает ли экс-прима настолько жестокого наказания?

+1

5

- Пожалуй, я бы удивилась, если бы он относился к ней несколько иначе, чем вся наша труппа… - Чуть тише произнесла Кристин с явной неуверенностью в голосе. Дело в том, что она говорила о Ла Карлотте крайне мало и неохотно, а также всегда с такой осторожностью, словно боялась, что темпераментная итальянка может её услышать. Более того, в отличие от своей бойкой подруги, Кристин почти всегда ужасно смущалась, если позволяла себе упрекнуть её в чём-либо хотя бы мысленно. В это было сложно поверить, но она вообще редко когда позволяла себе думать плохо о людях. Окружение, в котором находилась доверчивая, не умудрённая жизненным опытом душа Кристин, точно тепличный цветок, грелась в лучах заботы и внимания. Ведь она была тогда ещё совсем ребёнком, и притом прелестным чадом. Попробуй только отыскать хотя бы одного человека, который бы не попал под чары столь юной обладательницы милейшей улыбки и ангельского голоска. Единственным человеком, пусть даже невольно причинившим ей боль, остался лишь её отец, навсегда оставивший свою дочь одну-одинёшеньку. С его смертью весь её прекрасный и удивительный мир преобразился на глазах и, кажется, более не станет прежним. Он в одночасье опустел и стал холодным, чёрствым и чужим. В многочисленных взглядах Кристин читала только жалость и ни толики иных эмоций. Всё что ей оставалось – это руководствоваться одним простым правилом, которое уяснила для себя с ранних лет: как ты относишься к людям – точно так они будут относиться и к тебе. К сожалению, она даже не догадывалась о том, что оно, как, впрочем, и любое другое правило, имеет свои исключения. Как оказалось, Опера Популер населена иными обитателями, живущими по своим законам. Хористке следовало ещё многому научиться путём проб и ошибок, которые ещё не раз ударят по ней, больно ударят. Жизнь, прежде жалевшая сиротку, давала ей серьёзные поблажки, ныне же готова была преподать со всей строгостью ей новый урок.
Как бы то ни было не улыбнуться в ответ на очаровательную улыбку белокурого ангела по имени Маргарет Жири, пожалуй, не удавалось ещё ни одному человеку, и Кристин не стала исключением. К тому же не порадоваться за подругу она, конечно же, не имела права. Но вот чего хористка уж точно не ожидала, так это того, что именно она станет её избавительницей от капризов Ла Калотты. Надо сказать, в который раз упоминая в своих суждениях Призрака, Мэг волей-неволей сводила все мысли Кристин к нему. Бывшая когда-то почти равнодушной к любым слухам, какими была окутана его загадочная фигура, она далеко не сразу осознала, как глубоко в её разум проник его образ. Отчасти от того, что теперь любые слухи связывали и с её именем тоже, а значит, оставаться в тени новоиспечённая прима более не имела права. Отчасти же и по другим причинам, известным ей одной. Первые подозрения о существовании некой потусторонней силы стали появляться относительно недавно, когда начались первые волнения с появлением в Опере новых директоров, несмотря на то, что легенда о Призраке бытует среди актёров ещё до известного старожилам пожара, который не унёс ни единой жизни. Но одно дело, когда несчастное привидение начинают обвинять едва ли не в каждом случае: пропала пуховка – никак он шалит, разбитое стекло в пуантах – верно его проделки… список можно продолжать без конца. Но другой случай – когда дело касается действительно необъяснимых случаев, каких в последнее время развелось подозрительно много.
- Боюсь, что ты права Мэг. – Взволнованно произнесла Кристин. Она снова поёжилась, но, вероятно, уже не от холода.  – Учитывая то, что произошло на репетиции, он явно не шутит. Но… Мэг, а что же будет со мной, если я не оправдаю его надежд?
Было очевидно, что Кристин полностью разделяла опасения Мэг. Но помимо пусть даже небольшого беспокойства за синьору, существовал ещё и страх за себя. Будь девушка хоть трижды талантливее её, она никогда не могла быть уверенна за себя полностью. Мало ли, какие вкусы у этого Призрака! Он ведь мог и ошибиться, остановив свой выбор на неопытной и уж тем более ничем не привлекательной хористке.
- Как всё-таки это странно. – Туманно произнесла Кристин то ли в ответ на слова Мэг, то ли самой себе, чуть хмуря брови и незаметно отводя взгляд, прежде обращённый в тревоге к ней. – Откуда он мог узнать обо мне? Почему выбрал именно меня одну из всего кордебалета?
Девушка всё пыталась припомнить, что же она могла сделать такого особенного за последнее время, чтобы заслужить подобное внимание у Призрака Оперы. Уж не связано ли это с тем на удивление реалистичным сном, что не так давно привиделся Кристин? Имеет ли какое-то отношение Ангел Музыки к этому таинственному П.О.?

0

6

Мэг всегда удивляла эта необычная склонность Кристин к осторожности в отзывах о других, даже если они не были особенно обидными или являли собой совершенную действительность. Пожалуй, в этом малютка Жири хотела бы походить на свою подругу, потому как осуждение - дело куда более быстрое, чем помилование, и в то же время нелестное словцо может оказаться предназначенным для человека совершенно невиновного... Но не Карлотта же - эта самая невинная овечка! Рыжее воплощение всех несправедливостей! С одной стороны, ей досаждала вся танцевальная труппа, которая, по её словам, делала всё, чтобы столкнуть её в оркестровую яму, - в этом она была убеждена после того, как на одной из репетиций, заигрывая с прежним директором, приблизилась к самому краю подмостков и, оступившись, едва не упала. Ухватившиеся за подол её платья балерины, дабы пресечь ужасное происшествие, слегка (то есть почти полностью) оторвали юбку от корсажа, явив миру часть чулок дивы... С другой стороны, из всей танцующе-подпевающей группы Гудичелли почему-то особенно невзлюбила именно голубку Даэ, хотя та была тиха и скромна даже по меркам Мэг, умевшей при необходимости затаиться мышкой. И ведь не скажешь, что этот белокурый ангел мог быть удивительно озорным!.. Впрочем, озорство это никогда не бывало вредоносным: укоризненный взгляд Кристин творил чудеса. А уж страх перед наказанием Колетт... Даже кара Призрака не казалась такой ужасной! Впрочем, ему приписывались даже такие маловразумительные проделки, как пропажа шнуровки из корсета...
Как бы там ни было, а за свою подругу Жири-младшая всегда чувствовала долю ответственности, а потому с самоотверженностью маленького зверька стремилась если не закрыть нежную Даэ от невзгод, то хотя бы разделить с ней случайные неприятности или дождь из внезапно сгустившихся над головой туч. Однако же теперь у Кристин, кажется, появился куда более солидный покровитель, что и радовало, и  в то же время настораживало, внушая некоторые опасения...
- Мне кажется, - после мгновений размышления задумчиво произнесла Мэг, расправляя на коленях ночную рубашку, - что он мог слышать, как ты поёшь... И не отнекивайся! - заговорщицки подмигнула блондинка и, тихо хихикнув, пояснила, глядя на свою собеседницу с искренним восхищением:
- Просто однажды случайно услышала, как ты поёшь одну из арий, кажется, из "Дон Жуана"... Я не хотела тебе мешать или смущать тебя, поэтому спряталась за углом и дослушала до конца. Кристин, ты поёшь, как соловей! В сравнении с тобой Карлотта просто... Просто индюшка! Особенно в этом своём наряде с перьями.
Изобразив перья резкими движениями рук над головой и чванливо поджав губы, как это обыкновенно делала бывшая прима Оперы, Мэг лениво повела головой из стороны в сторону и, не удержавшись, рассмеялась: и как только при всём этом комичном эпатаже Карлотта собирала поклонников?!
- Во всяком случае, - всё ещё смеясь, проговорила девушка, - на твою голову он точно не уронит люстру!

+1

7

В первые секунды Кристин даже не вполне понимала, к чему ведёт Жири-младшая. Юная балерина высказала своё смелое предположение таким невозмутимым тоном, точно всегда была уверенна в необычайных возможностях голоса своей подруги.  И как Кристин не насторожили эти озорные искорки, плясавшие в смеющихся карих глазах? За каких-то несколько мгновений девушку посетило столько вопросов, что ей потребовалось приложить немало усилий, дабы тотчас не забросать ими Мэг. Хотя удивлённо распахнутые глаза хористки и вспыхнувший румянец на её щеках, вероятнее всего, могли бы донести это гораздо красноречивее любых слов. Откуда было знать об этом Мэг? Ни одна живая душа ещё не слышала, как поёт юная Даэ, предаваясь своим самым смелым грёзам… до того самого момента, пока она не исполнила арию Элиссы на глазах у всей труппы. А может это было всего лишь безобидное предположение о том, что Призрак и так знает обо всём происходящем в театре? Впрочем, не успела Кристин и опомниться, как подруга мгновенно опередила её и пояснила сказанное, притом не теряя своей широкой, с затаённой хитринкой в уголках губ улыбки. Растерянная хористка тут же почувствовала странное волнение в груди своей. Кристин не так часто позволяла себе петь в одиночестве. За исключением лишь тех моментов, когда мурлыкала себе под нос какую-нибудь незатейливую мелодию, но не более того (или она уже давно перестала замечать за собой подобное?). Когда-то давно, в забытой всеми часовенке маленькая девочка пела своему отцу о том, как хотела бы вновь услышать его, и тогда на её зов откликнулся Ангел Музыки. Со смертью Густава Даэ умер и голос его дочери, но уроки музыки под управлением её мудрого наставника постепенно наполняли его жизнью. Однако вне этих занятий Кристин не чувствовала в своём голосе никаких чудесных перемен, пока однажды Ангел не сказал: «пришла пора, Кристин Даэ, теперь ты можешь подарить людям немного небесной музыки!». Пожалуй, именно это и заставляло верить Кристин в то чудо, которое дарил ей учитель. Тайна голоса стала их общим секретом.
Кристин хорошо помнила тот день, о котором говорила Мэг.  И, что больше всего её беспокоило, на тот момент в полутёмной часовенке она была не одна. По иронии судьбы, балерина застала свою подругу во время очередного урока. В тот день маэстро принёс с собой новые ноты. Вероятно, Мэг имела ввиду оперу «Дон Жуан» Лоренцо да Понте. Кристин не вполне запомнила название, но была уверенна, что никогда её раньше не слышала. Новая музыка показалась ей пусть и чрезвычайно сложной, но, тем не менее, безумно красивой. Вполне логично, что Кристин более всего опасалась услышать от Мэг хотя бы одно напоминание о мужском голосе… и тогда как же ей, честной и благоразумной девушке, объяснить, что делал рядом с ней незнакомец? Конечно, она бы попыталась всё объяснить. Вот только поверит ли подруга в ожившую сказку так же сильно, как верит Кристин? Однажды… однажды, Даэ это твёрдо для себя решила, она расскажет ей обо всём. Но только не сейчас. Пока слишком рано.
Чувствуя, как её щёки заливает густой румянец, Кристин опустила глаза, пряча взволнованный взгляд под завесой пушистых ресниц. Однако к её огромному облегчению Мэг не стала ничего прибавлять. Забавно, может быть она сразу же после маленького выступления Кристин решила испариться с места событий, дабы не оказаться замеченной? А может быть юная Даэ просто не заметила, как по своему обыкновению, между делом стала тихонько напевать эту арию? В любом случае, Кристин очень быстро успокоила себя, и вскоре от прежней растерянности не осталось и следа. Она от души залилась лёгким непринуждённым смехом, увидев до боли смешную пародию на Карлотту в исполнении Мэг. Дружный смех подруг разлетелся по коридору, подобно звону разбитого хрусталя. Это заставило Кристин снова вспомнить о том, где они находятся (соответственно, что им за это будет) и, испуганно ахнув, поспешила спрятать улыбку за ладонью.
- Мы же так пол-оперы перебудим… - Прошептала она не столько обеспокоенно, сколько, к своему удивлению, иронично. Когда же ей удалось совладать с собой, Кристин, преисполненная искреннего чувства благодарности, обратила взгляд к подруге и сказала:
- Спасибо, Мэг… что бы я делала без твоей поддержки?!
Ей и вправду показалась несколько абсурдной одна только мысль о падающей люстре. Но если бы Мэг только знала, как же она ошибается в возможностях Призрака, особенно, когда тот в гневе…

+1

8

И снова Кристин залилась трогательным румянцем; это было ожидаемо, ибо девушка была по натуре скромна и застенчива, но Мэг, даже зная подругу не первый год, не могла не умилиться, - уж больно очаровательно выглядело это со стороны!
"Подумать только, как она может расцвести, если её талант заметят!" - невольно подумалось блондинке, которая, заулыбавшись, вторила смеху подруги, радуясь, что ей удалось разогнать тучи её тревог. Только вот... Только вот чем они могли быть вызваны? Почему Даэ так напряжённо сдвинула брови и растерялась, когда малютка Жири призналась ей в том, что слышала её голос? И эта тень смутного испуга, на миг проявившаяся на прелестном личике Кристин...
"Должно быть, просто не ожидала, что кто-то подслушает её занятия, и боялась, что я расскажу кому-нибудь", - решила про себя Маргарет, ободряюще коснувшись плеча подруги.
- Ты бы никогда не осталась без моей поддержки, и не останешься, и даже не думай об этом! - со всей возможной серьёзностью заявила девушка, собравшись было пообещать, что тайна голоса Кристин будет их секретом (белокурая даже воздуха в грудь набрала, приготовившись начать фразу), но раздавшийся в коридоре пронзительный вопль заставил Жири-младшую буквально подавиться вступительным словом.
Испуганно переглянувшись с подругой, она, похолодев, резво соскочила с подоконника, напряжённо сжав пальцы на запястье Кристин, потому что женский голос плаксиво заливался: "Призрак! Это был Призрак! Он сжал пальцы на моём горле!".
До девушек донеслись лёгкие шаги пробудившихся юных жительниц Оперы, сбежавшихся на шум; коридор мгновенно наполнился шумом взволнованных голосов, к которым вскоре прибавился и голос Колетт - бодрый, будто танцмейстер и вовсе не спала. Мэг подхватила Даэ под локоть, и подруги, старательно изображая заспанный вид и сонливо потирая глаза, торопливо присоединились к пробудившимся ото сна балеринам, невозмутимо зевая под пристальным взглядом мадам Жири.
- Мадемуазель Эстель, быть может, вы поясните нам, почему подняли среди ночи такой крик? - сдержанно поинтересовалась Колетт, заботливо протягивая заплаканной девушке носовой платок. - На вас кто-то напал?
Та в ответ судорожно закивала, всхлипывая в батистовый платочек, и сбивчиво пояснила:
- Я шла в уборную, а тут... Холодные пальцы... Чёрные перчатки... На моей шее! Я закричала, и он исчез, как Призрак... Это был Призрак Оперы, и я его следующая жертва! О, Mon Dieu! - Эстель снова всхлипнула, спрятав лицо в ладони, и голова её скрылась за участливыми подругами, принявшимися утешать несчастную. Колетт, распорядившись насчёт стакана воды, куда-то поспешила, и Мэг, воспользовавшись суматохой, призывно дёрнула Кристин за рукав, тихонько шепнув той на ухо:
- Тебе не кажется, что это слишком даже для нашего Призрака?..

0

9

Кажется, их маленький девичник оказался под угрозой срыва и теперь близился далеко не к самому своему лучшему завершению. Услышав чей-то истошный крик, Кристин тут же вздрогнула всем телом и обратила удивлённо-испуганный взор к подруге. Первое, о чём она могла подумать в тот момент – это о том, что бедняжке просто привиделся дурной сон. Но упоминание о Призраке заставило изрядно напрячься даже скептично настроенную Даэ. Разразился гул, и очень скоро в полутёмный коридор высыпала стайка перепуганных балерин. Кристин и не заметила, каким образом смогла пробраться сквозь шумную толпу, стараясь держаться поближе к Мэг; как осторожно потеснила сонно переминающихся с ноги на ногу девушек, окруживших виновницу переполоха. Кроме того, не вполне соображая, что произошло, она чуть не позабыла о «легенде», согласно которой они с Мэг только что досматривали десятый сон, а значит, хотя бы ради приличия, стоило бы раза два зевнуть точно. Саму себя она бы вряд ли похвалила за хорошие актёрские способности, но и этого, слава Богу, оказалось вполне достаточно, чтобы не выделяться из толпы. Наконец, увидев и саму мадам Жири, девушка приготовилась к тому, что сейчас всё прояснится.
Внимательно выслушав короткий рассказ мадемуазель Эстель, Кристин слегка нахмурила брови. Взгляд её, обыкновенно, рассеянный стал непривычно сосредоточенным. Глубоко задумавшись, от неожиданности она непроизвольно дёрнулась, когда Мэг попыталась обратить её внимание к себе. Как оказалось, робкий шепот подруги подтвердил посетившие её в эту минуту мысли:
- Действительно. На него это как-то совсем не похоже. – Так же прошептала Кристин с недоверием в голосе.
«Может быть, ей просто померещилось?.. Приснился кошмар, а в темноте да ещё и одной не такое можно увидеть…» - Вначале подумалось девушке. Однако стоило ей снова взглянуть на бедняжку в слезах, как сомнения опять начинали брать верх над здравым смыслом.
- В любом случае сейчас мы это уже вряд ли сможем выяснить, правда? – Сказала Кристин, неподдельно зевнув. По всей видимости, теперь увильнуть от сна им уже вряд ли представится возможным. Не столь по необходимости отправиться вместе со всеми по постелям, что, наверняка, проконтролирует лично мадам Жири, сколько по естественной потребности.

0

10

Безусловно, всё происходящее было весьма и весьма странным! Отчасти даже пугающим. Однако, несмотря на то, что жить по соседству с таким таинственным мстителем, как Призрак, было немного боязно, Мэг скорее испытывала жгучее любопытство: ведь был же кто-то, кто напугал Эстель! Хоть та и была впечатлительной девушкой, а всё же короткое описание, которое она дала незнакомцу, вполне подходило и призрачному покровителю Оперы. Во всяком случае, те, кто мельком замечал его, всегда упоминали перчатки и чёрный плащ... И в то же время такой костюм проще простого подделать!
Кристин напряжённо сдвинула брови; решив не прерывать её раздумья, малютка Жири взглянула на Колетт: поскольку мадам Жири была практически единственным правдоподобным звеном, связывающим обитателей Оперы с Призраком, её реакция на происходящее могла бы дать ответы на многие вопросы, что зародились в белокурой головке юной балерины. Однако лицо танцмейстера было непроницаемо, к огорчению Маргарет. Жири-старшая выглядела возмутительно спокойной! Только брови на переносице сдвинула, отправляя девушек продолжать сон и напоминая о ранней репетиции - чтобы никто не вздумал с ней спорить. Обернувшись уже на пороге общей спальни, девушка заметила тень беспокойства, что промелькнула на лице наблюдавшей за ними Колетт, и очень тем заинтересовалась, хоть Морфей весьма настойчиво призывал её в своё царство.
- Знаешь, Кристин, - обратилась она к полусонной подруге, следуя её примеру и забираясь под одеяло, - что-то тут нечисто! И хотя Эстель в самом деле могло померещиться... Я никогда не видела маму такой взволнованной. Что-то будет!
Даэ уже не ответила, и Мэг, сдержанно хихикнув, прикусила губу, с упоением предвкушая любопытнейшие последствия, какие возымеет - всенепременно возымеет! - это ночное происшествие: иначе и быть не может! Правда, об их характере оставалось только гадать, и девушка лишь надеялась, что их минует "комендантский час", - невыразимо скучная мера безопасности!
Усталость брала своё. Последним, что запомнила малютка Жири перед тем, как предаться лёгкому и чистому, как солнечный луч, сну, была фигура Колетт в дверном проёме, оберегавшей сон своих подопечных.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » За полночь пташки щебетали...