Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Любовью хранится жизнь


Любовью хранится жизнь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

● Название эпизода: Любовью хранится жизнь
● Место и время действия: несколько дней после смерти Ромео и Джульетты, ночь, одна из камер тюрьмы Вероны.
● Участники: Baltazar, La Muette
● Синопсис:за то, что дал господину умереть, Бальтазар был приговорён к смерти. У слуги впереди ночь в ожидании смертной казни, которую он решил посвятить молитве за тех, кто остаётся на грешной земле, вот только возлюбленная юноши, не смотря на страх наказания, хочет проститься с молодым человеком, укравшим ее сердце.

0

2

Бывший слуга Ромео не мог найти себе место. Он ходил по темной и сырой камере, то и дело, вставая на колени и начиная читать молитву, но не мог закончить ее, вновь поднимаясь на ноги. Мысли путались, в глазах темнело, каждый вздох давался через невыносимую боль. Куда спрятаться от этого страха смерти внутри себя? В чем найти покой, когда знаешь, что на рассвете тебя должны казнить? За что? Этот вопрос так и не слетит с уст Бальтазара. Он не задал его в судебном зале, а сейчас уже поздно. Завтра он умрет. Ему не дали спросить, за что он расплачивается жизнью. Ему не дали умолять о помиловании. Он согласился бы на любое наказание, на любую работу, только не отнимайте жизнь. Умирать так страшно... Он еще совсем не жил, он только полюбил.
Юноша видел свою возлюбленную в судебном зале. Она была так бледна, а в ее глазах стояли слезы. Она была в черном, а ее прекрасные рыжие волосы были убраны под легкую шаль... Она была так прекрасна! Горе не портило ее черт. А ей за что такая мука? Она придет завтра? Придет последний раз посмотреть в глаза своему возлюбленному? Бальтазар знал, что девушка питает к нему нежные чувства, пусть они никогда и не признавались друг другу вслух. Он чувствовал это. И чувствовал, что она тоже страдает. От этого становилось невыносимо. Дышать невозможно. Бальтазар встает на колени, складывая руки в молитвенном жесте и шепча молитву, стараясь сдержать поступающие к глазам слезы. Юноша молился за родителей, чтобы они были сильными и не рыдали по нему... Разве можно не плакать, когда теряешь единственного ребенка? Почему синьора столь немилосердна к верному слуге своего сына, что отправляет его на смерть, обрекая на муку других люде? Или просто кто-то должен быть виноват... Кто-то должен поплатится за трагедию произошедшую несколько дней назад в Вероне. Молился юноша за душу господина. Самоубийца. Они не попадают в Рай... Но синьор Ромео всегда такой добрый, искренний и честный... Он заслуживает хорошей участи, он заслуживает быть вместе со своей любимой, ради которой он пошел ни на одно преступление. Он сделал это ради любви. Но простил ли бы он своего слугу, который, испугавшись смерти от рук обезумевшего господина, не стал ему перечить и ушел... Те несколько минут... Они спасли их обоих... Спасли Ромео и Джульетту. Слезы сильнее подступают к глазам. Он не хотел. Он не виноват... Он хочет жить... Простите его.
Дрожащими губами юноша шепчет слова молитвы и просит Бога дать сил хрупкой девушке из клана Капулетти. Просит послать ей новую любовь. Чтобы она забыла его. Ей ни к чему страдать. Ни к чему носить траур по слуге из вражеской семьи. Их любовь невозможна с первой их встречи, с той секунды, когда они увидели друг друга, и сердце забилось чаще. Господин своей уверенностью давал юноше надежду на лучшее, но сейчас все кончено. Их судьбы решены за них. Утром Бальтазара повесят, а ей придется жить дальше... После всего, что произошло. После смерти госпожи, после смерти возлюбленного. Она справится? Должна. Бальтазар просил Бога не оставлять ее, от всего сердца просил для нее хорошего человека, который поможет ей пережить горе, поможет все забыть и снова полюбить. Она должна забыть слугу Монтекки. Так правильно. Так лучше.

+1

3

Это известие было, если сказать шокирующее, значит ничего не сказать. Когда Немая узнала об этом, казалось, что что-то внутри нее умерло. Что-то очень важное. Что-то, без чего жизнь станет пустой, ненужной. Прошло несколько дней со дня смерти Ромео и Джульетты. И после этого девушка узнала, что ее возлюбленного казнят. Но за что? В чем он виноват? В том, что не смог предотвратить трагедию? Но разве за это наказывают так жестоко? Разве отнимают жизнь? Это все никак не укладывалось в ее голове.
Когда Мередит была в судебном зале, казалось, что все вокруг просто перестало существовать. Все слова пролетали мимо ушей, ее взгляд был направлен в одну точку, а из глаз нескончаемым потоком лились слезы, которые Мередит даже не пыталась сдерживать.
Ей хотелось думать, что происходящее - всего лишь сон, однако, к сожалению, это было реальностью.
Но, все же, как же не хотелось верить в то, что юношу, которого она успела за это короткое время полюбить всем сердцем, завтра ожидает смерть!
Мередит не в силах больше здесь находиться, не в силах больше смотреть в его глаза, потому она выходит из зала суда.
"Почему это случилось с ним? Почему со мной? Разве он заслуживает этого? А я? Как же я буду жить без него? Зачем мне вообще теперь жить?" - думала девушка, пока шла к поместью.
Она направлялась в сад, чтобы побыть наедине, со своими мыслями. Не нужно, чтобы ее кто-то сейчас видел. Да и она не хотела никого видеть.
Присев на лавку, Мередит прикрыла глаза и помассировала виски. Плакать она уже перестала, однако от этого легче не становилось. Что же ей дальше делать? Помочь Бальтазару она уже ничем не сможет, однако и сидеть сложа руки, дожидаясь, пока его казнят, девушка тоже не могла.
Оставался только один выход. Немного безумная, но единственно верная мысль пришла в голову девушки.
Стоило навестить возлюбленного в тюрьме. Последний раз взглянуть в его глаза, которые оставались в памяти девушки, сказать то, что не было сказанным при их встречах, проститься навеки. Возможно, он сейчас думает о ней, тоже хочет увидеть, проститься.
Решение было принято. Оставалось только воплотить его. И как же это было сделать? Очевидно, что в камеру к нему ее не пустят.
А если все же попытаться? Ведь это будет их последняя встреча!
Ничуть не сомневаясь, Мередит решительно поднялась со скамьи и почти бегом направилась к зданию суда. Сейчас нельзя было медлить. Каждая секунда была дорога, к тому же, уже начинало смеркаться, а это значило, что времени у нее оставалось очень и очень мало.
Оказавшись перед зданием суда, Мередит выдохнула.
"Теперь остается придумать, как попасть туда. Хотя... А что, если поговорить через окно? Ведь должны же быть здесь окна", - думала Мередит, оглядываясь.
И она не ошиблась. Пройдя немного, Немая сразу увидела решетчатое окно, и, не раздумывая, подошла к нему. Бальтазар был там. Мередит облегченно выдохнула.
- Бальтазар, - тихонько позвала она, надеясь, что ее голос не срывается.

+1

4

Но было страшно. Молитвы лишь напоминали о неизбежном, о страшном суде, что случится завтра на расцвете, на котором Бальтазар боялся повторно услышать обвинительный приговор. Не виновен. Он не хотел, чтобы так получилось. Если бы он знал… Он бы никогда…. Он только хотел жить и иметь возможность на свое счастье. Почему никто не желает его слушать? Почему они не хотят ему верить? Он любил господина. Он бы, не задумываясь, отдал бы за него жизнь…. Но разве есть смысл в этом сейчас? Ведь смерть слуги не вернёт к жизни синьора. Почему его не могут простить? Почему не могут изгнать? Тогда бы у юноши была надежда… Надежда, что милая сердцу девушка разделит его участь, что пойдет за ним. О, если бы так произошло! Бальтазар бы был самым счастливым человеком! Не важно, как бы они жили, не важны проклятия города в их адрес. Они были бы вместе. А что дальше? Он бы что-нибудь придумал. Как-нибудь устроился… Но этой надежды нет. Завтра юношу ждет смерть. За что?
Этот вопрос «за что» мучил Бальтазара, как и вопрос действительно ли он виновен… Как и то, считает ли Мередит его виноватым? Если и она его ненавидит? Если и она хочет его смерти… Мысли об этом были невыносимы! Если так, то скорее бы взошло солнце, скорее бы свершилось правосудие. Дыхание перехватывает, и юноша замолкает, опуская руки. Она ведь любит его? Все еще любит? Любит… Этот город не знает, что такое любовь. Он убивает все хорошее, оставляя только ненависть, и смерть синьора Ромео и его возлюбленной ничего не изменила, иначе бы они поняли, иначе бы они были милосерднее.
Тихо. В камере было невыносимо тихо, так что бывший слуга Ромео слышал биение своего сердца. Ему казалось, что он медленно сходит с ума. Слишком тяжело, слишком много мыслей. Слишком много он думает, какой могла бы быть его жизнь, чего его лишили. Он ведь никогда не гнался за многим: честная работа, крепкая семья – большего ему было не надо. Эта история должна была закончиться по-другому. Город должен был быть в белом, а не в чёрном. И в доме слуги Ромео должен был стоять смех и стук кружек, а не слезы и погребальные колокола. Она ведь согласилась бы? Она ведь любит его? Или уже надо говорить любила?
Юноша вслушивается в звуки ночной Вероны, которые тихо доносятся до заключённого из маленького решетчатого окна камеры почти у самого потолка. Шумит ветер. Неужели завтра будет гроза? Да, наверное, к вечеру… Как освобождение от грехов  прошлого… Ведь и в смерти господина виноват город. Только сейчас Бальтазар понял это. Каждого в Вероне стоило бы казнить, если  искать виноватых. Слуга медленно встаёт на ноги. Слезы уже кончались, он дышит размеренно и спокойно. Зачем бояться неизбежного? Надо смириться… В этот момент, когда душа сама начинала желать скорого избавления от мук и дум, юноше кажется, что его зовут. Он в нерешительности делает один шаг к окошку и останавливается. Или показалось? Или это всего ли ведение? Ночь играет с ним… А может быть? Судорожный вздох. Нет-нет, уж лучше бы видение, чем она… Ей нельзя… Что будет если найдут? Чтобы убедиться, что ему лишь показалось, Бальтазар быстро подходит к окну и встаёт на носочки, чтобы можно было выглянуть на улицу. Женский силуэт. Такой знакомый… Такой желанный… Бальтазар выдыхает и опускается на ноги, не сводя взгляда с девушки. Пришла… Зачем? Ей нельзя…. Пришла. Грустная улыбка появляется на губах юноши.
- Мередит,- шепчет он, сам еще не до конца веря, что видит свою возлюбленную.
- Мередит,- чуть громче повторят он и делает шаг, подходя совсем близко к стене,- пришла… Это же ты и я еще не сошёл с ума? Это ты… - Бальтазар протягивает руку, касаясь железных прутьев решётки, а так хочется дотронуться до нее.
- Мередит,- ему нравится называть ее по имени,- пришла… А если… Если… Пришла… Пожалуйста, будь благоразумна… Оставь… Пришла…- слуга грустно улыбается. Ему хочется сказать «люблю», но разве он может? Его казнят, для него все закончится… Как жить дальше этой бедной девушке?

+1

5

Девушке казалось, что прошла целая вечность, пока он заметил ее. Немая подумала было о том, чтобы снова позвать Бальтазара, но вовремя вспомнила, что нужно вести себя очень тихо и осторожно, чтобы ее никто не заметил. Хотя, вряд ли заметят. Кто бы здесь был сейчас? А, если вдруг, могли заметить?
В таком случае, что будет тогда с ней? Сейчас она об этом не думала, да и теперь уже было все равно.
Ей больше нечего терять, так чего же тогда бояться? Да и разве она могла поступить по-другому?
Взглянув на юношу, укравшего ее сердце, Мередит смогла перевести дух. Он все-таки заметил ее. Это самое главное.
"Бедный, за что ему все это? Ну, почему именно его решили сделать виноватым!? Почему!? Уж он-то точно не виновен в той трагедии. Виновны те, кто разожгли эту вражду".
Да что же это за город такой? Каждый здесь обязан ненавидеть друг друга, здесь нет понятия любви. Ради чего вообще нужна была эта вражда?! Почему ее никто не остановил?! Она несет с собой только смерть и боль. Смерть уже забрала две жизни, а завтра еще должна была оборваться жизнь человека, который успел за это короткое время стать для нее всем.
Как это можно пережить? О, почему судьба оказалась так жестока к ним, ко всем? Как же хотелось узнать ответ на этот вопрос.
Сейчас Мередит искренне не знала, что ей делать дальше. Самое печальное то, что помочь Бальтазару она ничем не могла, и от этого становилось еще более тоскливо на душе.
Девушка знала, что завтра ее жизнь станет бессмысленной, пустой... Она уже никогда не будет счастлива...
Так зачем же тогда вообще оставаться в этом жестоком мире?
"Если бы только все могло сложиться по-другому.... Я могла бы быть счастлива... А теперь... Вряд ли я найду в себе силы жить дальше... Никогда больше мое разбитое в крах сердце не сможет любить..."
- Это я, - ее уголки губ чуть дрогнули в улыбке. - Я не видение, Бальтазар, - Мередит грустно улыбнулась, после чего аккуратно взяла его за руку, которой он держался за прутья решетки и приложила к своей щеке. Пусть убедится, что она не привиделась ему, что она действительно здесь, с ним...
- Я пришла... Ты же понимаешь, я не могла не придти, - тихо говорила девушка, чуть ли не переходя на шепот. - Я должна была тебя увидеть... До того, как... - она опустила глаза и крепче сжала его руку в своей.
- Не прогоняй меня, прошу тебя, - быстро проговорила она, а в глазах появился страх. - Я не оставлю тебя. Не оставлю...

+1

6

Юноша, почти не дыша, смотрел на силуэт девушки, который почти полностью скрывала ночная мгла. Их первая встреча так же произошла ночью, в саду Капулетти, когда синьор Ромео с друзьями пробрались на праздник к врагам, и на этом торжестве господин встретил ту, без которой не мог жить и предпочел смерть жизни без Джульетты. Какая ирония, потому что именно в эту ночь и жизнь слуги наследника никогда не станет прежней. Он полюбил. Навсегда. Как это глупо... Но эта милая девушка, которая сейчас пришла к нему, не смотря на возможное жестокое наказание, одним взглядом своих чистых, светлых глаз покорила сердце юноши. Сейчас Бальтазар не сомневался то странное, волнующее чувство, что поселилось у него в сердце с той роковой ночи, называется любовь.
- Мередит,- беззвучно, одними губами слуга повторяет имя своей избранницы. Он готов твердить его вечность и вот так же завороженным, не него сумасшедшим взглядом смотреть на нее, будто в ней он может найти спасение.
Девушка касается руки слуги, и сердце Бальтазара пропускает удар. Она пришла, и она любит ее. Она любит его. Тоже страдает. За что ей такая мука? Ей надо уйти. Забыть. Не приходить завтра на площадь. Не видеть! Ей надо жить... Она должна жить.
Юноша нежно проводит по щеке возлюбленной и на секунду прикрывает глаза. Дыхание перехватывает. Так хочется вернуть ту легкость на душе, когда все было хорошо, когда он мог строить планы на будущее, когда над ним не висел смертный приговор.
- Мередит,- вновь тихо повторяет слуга, почти не слушая, что пытается ему сказать девушка. Он просто слушает ее голос, пытается запомнить те чувства, которые вызывает в нем звук ее голоса. Зачем, когда завтра ничего не будет? Юноша еще не может этого осознать. Как так: одно мгновение и все закончиться? И он лишь воспоминание. А другие будут жить... Он цепляется за свои воспоминания, за свои мечты. Он все еще жив. Он все еще может чувствовать. И ему очень страшно.
- Милая, дорогая, любимая Мередит,- Бальтазар горько посмотрел на возлюбленную и почти невесомо провел рукой по ее волосам,- я не хочу, чтобы ты пострадала. Так не должно быть. Ты не должна страдать. И плакать. Обещай, что не будешь плакать. Что завтра с эшафота я не увижу тебя в толпе. Обещай. Это моя кара, она не должна коснуться. Пожалуйста, обещай. И... И не, пожалуйста, не бросай моих родителей. Хотя бы первое время. Пожалуйста, помоги им.- Он прощался. Как бы страшно его слова не звучали этой ночью, но он должен их сказать. Он должен уговорить ее завтра все забыть, не убивать себя самой слезами и страданиями. Жизнь так коротка и так прекрасна. Теперь юноша это понимал слишком хорошо.
- Все хорошо. Все будет хорошо,- Бальтазар с трудом заставляет голос не дрожать, так странно говорить эти слова сейчас, когда впереди только тьма. Мысли постоянно возвращаются к тому, что будет на расцвете, при этих моментах сердце замирает и хочется остановить время. Что будет завтра?

+1

7

На мгновение Мередит показалось, что время остановилось. Что оно просто застыло, давая девушке немного времени побыть здесь, рядом с возлюбленным...
Мередит смотрела в глаза Бальтазару, пытаясь запомнить его взгляд, его улыбку. Ведь совсем скоро... Страшно было даже подумать об этом, не то что представлять. На рассвете его казнят, и ничто не в силах этого изменить. Мередит слегка прикрыла глаза и опустила взгляд. Как же горько и больно от этого становилось! Ведь все могло бы быть совсем по-другому. Девушка чувствовала, что все должно было закончиться совсем не так.
Однако, к сожалению, судьба не была к ним милосердна.
Рыжеволосая синьорина тихо вздохнула, после чего крепче сжала в своих руках ладонь возлюбленного, пытаясь согреть свои холодные ладони в его теплой. Главное сейчас было - не сорваться и не расплакаться, хотя с каждой минутой становилось все сложнее и сложнее сдерживаться.
Однако, Мередит прекрасно понимала, что ее слезы не помогут, да и не хотелось, чтобы их видел Бальтазар. Ему и так сейчас тяжело. Очень тяжело.
О том, что он сейчас чувствовал, девушка пыталась не думать. Наверняка, ему сейчас было очень страшно. Как и самой Мередит.
Да, она очень боялась завтрашнего дня и не могла представить, как ей жить дальше, что с ней дальше будет. Жить у нее не осталось никакого желания.
"О, ну почему это все происходит именно с нами? Я не вынесу всего этого. Как вообще можно пережить смерть того, ради кого бьется твое сердце? Не представляю. Да и смерть эта ведь, по сути, совершенно незаслуженна! Ведь Бальтазар такой добрый, искренний, честный. Он не заслуживает такого жестокого наказания, как смерть!"
Мередит отвлеклась от своих мыслей, чтобы не прослушать то, что ей говорил возлюбленный. Она очень боялась пропустить что-то из его речи.
- И ты думаешь, что я смогу? - Мередит тихо хмыкнула, после чего крепче сжала руку Бальтазара в своей. - Я никогда не смогу тебя забыть. С той самой ночи, когда мы встретились, ты навсегда в моем сердце. Как я могу не страдать? Я не представляю, как буду без тебя. Уж лучше умереть, чем быть не с тобой. Мне нету места в мире, в котором нет тебя, - Мередит перевела взгляд в сторону и тихо вздохнула.
- Хорошо, раз ты хочешь, то я завтра не приду на площадь. Обещаю, - девушка взглянула ему в глаза.
- Да, конечно. Обещаю, я найду твоих родителей и помогу им. Можешь об этом не переживать, - Мередит грустно улыбнулась и отвела взгляд.

+1

8

Понимала ли девушка чувств своего возлюбленного? Мог ли Бальтазар просить от нее понимания? Нет-нет, ее не должно здесь быть. Она не должна плакать, не должна сжимать его руку, боясь отпустить. Наоборот, она должна бежать от него. Это больно, может быть не правильно, но если она не отпустит его, то будет только больше страдать. Разве Бальтазар может этого допустить? Если бы он мог что-то изменить... Если бы они не встретились в ту ночь... То завтра для нее был обычный день, и, может быть, только под вечер она бы узнала, что казнили какого-то мальчишку Монтекки, обвинив в смерти господина. Быть может, услышав это, она сказала, что так и надо. А, может, и взгрустнула, о смерти человека, ведь у нее очень доброе сердце.
"Моя милая... Как же тебе тяжело сейчас. За что тебе все это? Я виноват, да виноват. Но за что страдаешь ты? Отпусти меня. Обвини. Убеги. Забудь",- Бальтазар не мог слышать слов своей любимой, они больно ранили юношу в еще свежие раны. Она думает о смерти. Это ужасно. Надо жить. После смерти нет ничего, сейчас Бальтазар очень остро чувствовал это, стоя на краю пропасти. Там нет ничего, только пустота и темнота. И страх.
- Не надо, Мередит, не говори так. Послушай меня и не желай смерти. Она сама тебя найдет, когда будет время. Жизнь это прекрасно. Столько можно успеть сделать и сказать... Ты полюбишь еще. И он будет более достойным. Бог не оставит тебя, у тебя добрая душа. Я... Я люблю тебя и любил бы вечно, вот только моя "вечность" заканчивается. И умру я с этой любовью,- голос дрогнул и Бальтазар грустно улыбнулся. Как страшно говорить про себя, что скоро умрешь, к этому невозможно привыкнуть. Вдруг захотелось закричать, чтобы его услышали, чтобы его поняли... Он не виновен! Он хочет жить. Господин сам выбрал смерть. Но нет... Он будет молчать и лишь завтра перед казнью упадет в ноги синьоры Монтекки, прося о прощении. Будет ли прощение? Дадут ли ему и Мередит надежду на счастье? Юноша уже знал ответ, но не хотел себе в этом признаваться.
- Спасибо тебе. Тебе не надо это видеть. Не надо, поверь. Меня нет и не было никогда. Скоро все в городе, кто знал меня когда-то, забудут... Забудь и ты,- с каждым новым словом появляется новая боль. Юноша с трудом сдерживает слезы, он не может плакать при ней, но ему так страшно, так одиноко, так хочется обнять ее... Провести по волосам, сказать "все будет хорошо" и верить в это. Верить. Сейчас Бальтазар не верил ни во что. Страх перед будущем затуманивал сознание. Страх перед смертью.
- Ты же веришь мне? Что все будет хорошо? Веришь? - зачем он это говорит? Наверняка, она примет его за безумца, но это сейчас так важно... Важно знать, что у ней все будет хорошо.

+1

9

Мередит тяжело вздохнула, после чего прислонилась лбом к прутьям решетки, поглаживая ладонь Бальтазара в своей. Хотелось прикрыть глаза, уйти от этой страшной реальности хоть на несколько секунд... А еще лучше бы было, если бы это все оказалось бы кошмарным сном, после которого можно было бы проснуться и осознать, что все происходящее - неправда.
Да, если бы так все и случилось, то радости от облегчения девушки не было бы предела!
"А в зале суда я была сама не своя. До сих пор удивляюсь, как мне хватило сил подняться и уйти. Я просто не могла поверить, что все, что происходит - реальность. Мне и казалось это все, по сути, страшным сном. Поверила в происходящее я только тогда, когда оказалась в саду Капулетти и осталась одна. Хотя... Лучше бы я вообще об этом не знала. Может, было бы тогда хоть чуть-чуть легче. Ну да, тогда бы мне не пришлось бы смотреть ему в глаза, осознавая, что скоро я его больше никогда не увижу, не пришлось бы чувствовать его страха..."
Все эти мысли никак не хотели уйти из ее головы, хотя стоило их выбросить, да поскорее, ибо нельзя было прослушть того, что говорил ее возлюбленный.
Однако, Мередит не могла слышать его слов. Ведь он говорил ей, чтобы она забыла его, что так будет лучше...
Рыжеволосая синьорина не была с этим согласна. Даже, если она найдет в себе силы жить, как можно забыть того, кто навсегда украл ее сердце? Это ведь невозможно!
- Бальтазар, прошу тебя, не говори мне это. Пожалуйста, - девушка тихо вздохнула, уже не в первый раз за сегодня, после чего ласково провела по щеке возлюбленного. - Пойми, я никого и никогда не смогу полюбить, потому что люблю тебя. Ты навсегда останешься в моем сердце и я тебя никогда не забуду, - Мередит переложила руку ему на плечо.
- А я... Мне лишь останется вести одинокое существование... - девушка вздохнула и опустила глаза.
Ветер становился все сильнее, погода явно ухудшалась, однако Мередит этого не замечала. Ей не до этого было.
- Я останусь здесь до рассвета, - произнесла девушка, глядя на Бальтазара. - Не прогоняй меня, пожалуйста, я все равно не уйду.
Немая вздохнула и перевела взгляд на небо. Стало уже совсем темно, ночь вступала в свои права.
Однако, это было на руку Мередит. Ведь теперь можно было не бояться, что кто-то ее увидит.
Девушка так задумалась, что чуть было не пропустила вопрос Бальтазара. Вот и что можно было ему на это ответить? Мередит не хотела его обманывать, однако и сказать то, что верит, что все будет хорошо тоже не могла.
- Я не знаю, - тихо произнесла девушка, после чего крепче сжала руку возлюбленного в своей, боясь отпустить.

+1

10

От него никогда ничего не зависело. И он никогда не сопротивлялся своей судьбе, принимая все, что ему было уготовлено... Но раньше это жизнь посылала юноше лишь подарки, пусть и их значение юноша понимал не сразу. А сейчас было слишком поздно начинать учиться бороться за себя, учиться сопротивляться окружающим, когда привык подчиняться и верить... И времени не было, чтобы учиться, чтобы хоть как-то попытаться спасти себя. Все казалось таким безнадежным, бессмысленным. Оставалось только ждать утра. Ждать смерти. Заслуженной? Возможно... Но вот эта молоденькая девочка точно не заслужила той боли, от которой сейчас разрывается ее сердце. Бальтазару казалось, что он может почувствовать, как горько на душе у Мередит в эту их последнюю ночь, когда она через решетку камеры сжимает его руку, боясь отпустить.
"А я ведь тоже боюсь ее отпустить. Я тоже держусь за нее, хоть и говорю забыть меня. Разве я хорошо поступаю? Разве не эгоистично? Милая... Если бы я мог что-то сделать... Если бы мы не встретились. Тебе было бы лучше. Ты не должна страдать из за меня. Не должна. Как жизнь не справедлива... Мы ведь только нашли друг друга. Я столько слышал от синьора о любви, и вот наконец на себе понял, как это прекрасно... Как волнительно быть с любимым человеком... Слов не хватит, чтобы описать. Но это прекрасно. А теперь судьба нас разлучает, оставляя тебе только горе... Не справедливо. Но ты сильная. Ты справишься".
Юноша не мог оторвать взгляда от силуэта девушки, слушал ее голос, почти не понимая слов, что она произносит, и в своих мыслях извинялся перед ней. Эти слова он ей никогда не скажет - не сможет. Но хотя бы так извиниться и проститься с ней он должен. Он должен оставить себе надежду, что она еще будет счастлива.
Даже сейчас она была прекрасна. Даже сейчас Бальтазар не мог ей возразить. Юноша привстал на носочки и прикоснулся губами к ее руке. Секундное прикосновение, но сколько чувств было вложено в него. Сейчас Бальтазар должен отдать ей всю свою любовь, потому что другого шанса у них не будет.
- Да, хорошо... Все будет хорошо, Мередит. Только верь в это. Молись, верь и не плач. Не надо плакать. Я не могу надеяться, что попаду в Рай, но я уверен, у тебя уже есть ангел-хранитель, который не ставит тебя,- слуга вновь встал полностью на ноги, отпуская девушку. Это было тяжело. Но он должен отпустить ее. И ей придется это понять, она тоже теперь не может цепляться за него. Все кончено.
- Обязательно, будь счастлива. Сколько положено скорбеть по умершим? Сорок дней? Год? Год и не дня больше. А по казненным? И даже дня не будет... Слышишь, не губи свою жизнь из за меня. Не надо. Очень прошу тебя, не надо,- эту простую мысль большего на свете сейчас слуга хотел донести до своей возлюбленной, которая, казалось, и слышать не хотела о подобном. Да, тяжело начать заново жить после смерти любимого, но у нее должно получиться... Большего всего юноша не хочет, чтобы она страдала из за него.

0

11

Казалось, что эта ужасная боль в душе не уйдет никогда, даже не утихнет. Мередит уставилась в одну точку. Она уже почти не слушала слов возлюбленного, и даже не пыталась их осмыслить. Не хотелось ни чувствовать, не думать... Ничего больше не хотелось...
Несмотря на все усилия девушки хоть как-то сдерживать свои чувства, слеза все же скатилась по ее щеке, которую она тут же поспешила вытереть. Не нужно, чтобы Бальтазар видел ее слезы. Это совершенно ни к чему. Раз он просил ее стать счастливой, значит нужно так и сделать. Хотя и будет сложно, практически невозможно, нужно хотя бы попытаться. Рыжеволосая синьорина тяжело вздохнула. Даже если она и не сможет выполнить это его желание, не станет счастливой, нужно хотя бы сделать вид, что она сделает это.
"Осталось ведь совсем немного времени. Какие-то короткие часы, которые сейчас кажутся вечностью".
- Раз ты так говоришь, то мне ничего не остается, как поверить тебе, - Немая вздохнула, после чего приложила руку юноши к своей щеке, - я попытаюсь стать счастливой, слышишь,  - тяжелый вздох и взгляд в сторону, - но не думай, что я смогу тебя забыть. Нет, ты навсегда останешься в моей памяти, моем сердце. Встреча с тобой - лучшее, что было у меня в жизни, - девушка мечтательно улыбнулась, вспоминая их первую встречу, чувства, которые переполняли их обоих тогда. Разве можно тогда было подумать, что все будет иметь такой печальный конец? Однако, в этом городе просто не может закончиться все без трагедии. От этого становилось горько и тоскливо на душе.
"Может, для нас лучше было бы, если бы мы и вовсе не встречались? Эта встреча... Ведь ее не должно было быть... Возможно, не так тяжело было бы нам тогда..."
Холод все усиливался. Казалось, погода соответствовала мрачной атмосфере, царившей вокруг.
- Да, около сорока дней, - пожала плечами девушка, - но мне и несколько лет не хватит, чтобы утолить скорбь, - девушка незаметно вздохнула и сжала чуть сильнее ладонь возлюбленного в своей.
Что будет завтра? Как она перенесет смерть возлюбленного? Даже сейчас не верилось, что это произойдет так скоро. Да и не хотелось в это верить, но изменить уже, к сожалению, ничего нельзя. Хотя, если бы появился хоть какой-то шанс помочь любимому, девушка непременно бы его использовала.
- Бальтазар, скажи, ты помнишь нашу первую встречу? Как же все хорошо было тогда, - Мередит грустно улыбнулась, вспоминая то счастливое время, которое сейчас казалось очень далеким.

+1

12

Больно. Страшно. И ужасно тоскливо было сейчас на сердце юноши. Сейчас, в эту ночь, глядя на свою возлюбленную, слуга повторял лишь одну фразу и адресована она была небу. За что? За что они переживают эти муки. Зачем Судьба свела их вместе, если разлучает до того, как прошел хотя бы месяц с их знакомства. Лучше бы Бальтазар и вовсе не знал, что такое любовь. Как бы тогда он пережил эту ночь в темной камере перед смертью? О чем бы думал? Было ли ему так же больно? Все эти вопросы не имеют значения, потому что за ними появлялись другие, более значимые. Какого было бы Мередит? Куда лучше бы было, если бы она его не знала. Юноша начинал чувствовать вину перед рыжеволосой девушкой. Еще одно убивающее душу чувство. Завтра на эшафот Бальтазар взойдет совсем другим человеком, который знает цену жизни и любви. И даже если казнь не состоится, вряд ли когда-то юноша станет прежним. Беззаботное время для него закончится. Его всегда будет преследовать вина перед господином. Ответственность за милую сердцу девушку. И сожаление о своей никчемной жизни.
Правда сейчас юноша этого не осознавал. Он всем сердцем тянулся к той, кого любил, причиняя ей этим больше боли, но толкнуть ее он не мог. Не хотел. Бальтазар всего лишь человек. А человек слаб. И даже понимая, что он причиняет боль Мередит, что у нее могут быть проблемы, если ее поймают, он не мог сказать ей уйти. Не хотел. Он хотел, чтобы она была с ним. С ним до самого конца, который волей других людей наступит так скоро.
- Милая. Милая моя Мередит,- Бальтазар грустно улыбнулся, перебирая с своей руке ее пальцы,- да, конечно помню. Помню, как сейчас. Ту ночь... Знаешь, ее ведь не должно было быть. Что делать слуге Монтекки на празднике Капулетти? Мы встретились только благодаря Судьбе, которой было угодно забрать синьора Ромео в такой страшной истории. Только потому что мой господин должен увидеть и полюбить Джульетту, встретились мы... Разве не ужасно, что за встречу с тобой, я отплатил синьору предательством?- слуга просто рассуждал вслух. Да, он уже начинал верить обвинениям. Начинал винить себя в смерти синьора. Он должен был тогда пожертвовать собой. Тогда бы Мередит горевала над героем, а не тихо плакала, скрывая свою скорбь, над преступником. Даже такое развитие событий было бы лучше чем казнь. Это же только его смерть... Это позор, который ляжет пятном на всех тех, кто ему был дорого. На семью, друзей и чудесную рыжеволосую синьорину.
- Плачешь... Я же вижу, что ты плачешь. Так становиться легче? Не убивайся и не плачь по мне, после этих сорока дней. Не губи свою жизнь из-за того, кто погубил свою. Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы из-за этого... Горевать по смертнику... Что скажут люди? - Бальтазар резко прервал свои слова. Он чуть не сказал ужасную фразу. Он хотел попросить ее, вспоминать о нем. Один раз в год. В день смерти, но вспоминать. Нет, это было бы слишком эгоистично. Его ждет смерть на виселице, о таких не принято горевать. Не надо подталкивать Мередит к пропасти, она итак сильно страдает из-ха него.

+2

13

Как же страшно было осознавать, что завтра уже все закончится. Завтра оборвется жизнь того, кто за считанные минуты успел стать для Мередит всей жизнью. Только он у нее остался, а теперь судьба и с ним разлучает ее. Разве это было не ужасно? Да, та ночь слишком сильно изменила ее жизнь. И сейчас нельзя было сказать, хорошо это было или плохо. Зачем им вообще нужно было встречаться, если все равно суждено расстаться?  И самое ужасное то, что это произойдет уже совсем скоро. Время все-таки шло быстро( слишком быстро, как казалось девушке). Хотя, не нужно было сейчас об этом думать. Не время. Сейчас нужно наслаждаться последними мгновениями, и постараться отбросить все страхи и переживания о том, что будет завтра. Однако, наверное, это все-таки хорошо, что они встретились. Ведь эта встреча принесла Мередит столько счастья, чувств, неизведанных ранее, что было глупо бы корить судьбу за это.
Сейчас, глядя в глаза возлюбленного, синьорина понимала, сколько мало времени им было отведено на встречу, да и вообще на то, чтобы узнать друг друга.
Только встретив и полюбив друг друга, им пришлось сразу же практически и расставаться. Разве это не жестоко?
"Если бы можно было бы изменить хоть что-нибудь... Хотя, поздно уже об этом рассуждать. Ведь я слышала приговор суда... Хотя, смириться с этим еще больнее, да и вообще невозможно. "
Немая уже за которое время вновь уходила в свои мысли, почти не слушая того, что говорил ей Бальтазар. Нельзя так. Нужно изо всех сил собраться сейчас и стараться держать лицо. Мередит высвободила руку из руки возлюбленного, вытерла лицо, после чего вновь развернулась к нему.
- Почему не должно было быть? - с неподдельным удивлением спросила рыжеволосая синьорина. - Раз уж наша встреча состоялась, значит Судьбе так было угодно, - Мередит грустно улыбнулась.  - Ведь ты же не жалеешь о том, что она все-таки состоялась? - она улыбнулась , после чего провела ладонью по щеке возлюбленного.
- Ужасно, однако... Не вини себя, все равно ничего уже не изменить, - ответила Мередит на следующий вопрос Бальтазара. Не стоило думать об этом сейчас. Сейчас это все кажется бессмысленным, ибо утраченного не вернуть.
Когда возлюбленный заметил, что она плачет, Мередит незаметно смахнула слезу из глаза и с долей вины посмотрела на него.
- Прости, я не хотела, чтобы ты заметил, но я не могу по-другому, пойми, - спокойно сказала она. - Ты - все, что у меня есть, и не проси меня забыть тебя. Я никогда не смогу этого сделать. Пусть даже пройдут эти сорок дней. Это не значит, что тебя больше не будет в моем сердце. Я все равно буду вспоминать о тебе...

0

14

Юноша слушал голос своей возлюбленной, но совсем не разбирал ее слов. В голове был какой-то шум, и все сознание, казалось, сконцентрировалось только на одном - что будет по утру? Бальтазар не врал себе, не пытался убедить себя, что не боится смерти. Боится еще как. И праведного суда боится, ведь он убийца, это он не остановил своего господина. Несколько лишних минут, которые бы получил синьор ценою жизни своего слуги, дали бы синьору Ромео, и его возлюбленной Джульетте, и всему городу несколько десятков лет счастливой жизни. А сейчас? Все погибло.  И даже его любимая Мередит соглашается с приговором. "Ужасно" говорит она, просит не винить себя, но не пытается оправдать юношу. Да ужасно. Все, что происходило последние месяцы, было ужасно, правда понимать это Бальтазар начал только сейчас . И лишь рыжеволосая красавица дарила надежду отучающемуся сердцу. За что Господь так к ним жесток? Или же грех юноши настолько тяжел, что ему одному не расплатится? Еще одна жизнь должна быть загублена, чтобы восполнить "убийство" благородного синьора?
Вот только юноша не желал, чтобы та единственна, которой было отдано его сердце, тоже пострадала от его ошибок. И чем дольше сейчас она была рядом... Чем дольше Бальтазар мог смотреть на нее и касаться ее лица... Чем дольше звучал ее успокаивающий голос, тем отчетливее юноша понимал, что должен отпустить ее. Он просит ее, не плакать. Он просит ее, забыть его. Но он держит ее за руку. Смотрит в ее глаза, на которых наворачиваются слезы. Ужасно эгоистично! И опасно... Ведь да, находится тут опасно для бедной девушки. Если ее найдет стража! Дрожь пробрала слугу, когда он подумал о том, что могут сделать с Мередит стражники, если схватят ее. Ведь они не поймут, что влюбленные просто прощались. А если и поймут, имя Мередит всегда будет заклеймено позором.
Тяжело Бальтазару дается решение отпустить руку девушки. Еще сложнее, заставить себя отойти от решетчатого окна, но превозмогая себя, бывший слуга Ромео делает шаг в сторону и с тихим вздохом упирается лбом в холодную стену. Осталось самое сложное - простится и попросить ее уйти. Она обидеться? Расстроится? Даже если так... Сейчас будет лучше для нее сделать вид, что она совсем не знала юношу, которого винят в ужасной трагедии. Когда-нибудь она поймет Бальтазара и простит его. Осталось только произнести эти ужасные слова.
- Мередит, - юноша заставляет говорить себя чуть громче и не узнает свой голос, он будто хрипит, так тяжело произносить эти слова.
- Мередит... Я знаю, ты любишь... И я люблю тебя. Всем сердцем. Я не искал этого прекрасного чувства, но, встретив тебя, не смог устоять. Я был самым счастливым человеком последние несколько дней. Но теперь... Пожалуйста, послушай меня. Скоро будет светать. Стража... Я так рад, что ты пришла, но это становиться опасно. Я не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня.

0

15

Тяжело было осознавать, что совсем скоро все закончится. Совсем скоро жизнь возлюбленного оборвется, и молодой девушке придется с этим жить. Смириться, идти вперед...
Однако, сейчас эти мысли вызывали только смятение, отчаяние и страх. Мередит не была уверена, что так легко сможет забыть обо всем. Хотя, нет. Даже, если когда-нибудь она сможет стать счастливой (сейчас девушка в этом сильно сомневалась ), никогда она не сможет забыть эту ночь и завтрашнее утро, которое, к сожалению, должно было наступить очень скоро.
Немая только сейчас заметила, что ночь, кажется, подходит к концу, звезды постепенно угасали, небо становилось все светлее, а это значило, что Мередит уже пора было оставить возлюбленного, и как можно скорее, чтобы не попасться на глаза стражникам. Ведь опасности ей тогда не миновать.
Но почему все должно было случиться так быстро? Ведь, казалось, что она только совсем недавно пришла сюда, а теперь пора уже было уходить.
Вот только Немая не торопится уходить. Нет, она еще побудет здесь... пару мгновений... а потом уйдет.
Хотя, сделать это будет практически так же трудно, как и пробраться. Мередит взглянула на Бальтазара, пытаясь запомнить каждую черту его лица. Рыжеволосая служанка осознавала, что видит своего возлюбленного в последний раз, и как же больно от этого становилось! Просто не выразить словами.
Она не придет завтра на площадь, не будет смотреть на казнь, раз уж он так желает.
А ветер тем временем все усиливался. Наверное, завтра пойдет дождь. Хотя, Мередит было все равно.
Она аккуратно поцеловала руку юноши, после чего отпустила. Вот и он сказал, что ей пора уходить.
Немая на секунду перевела взгляд в сторону, после чего вновь взглянула на любимого. Она все еще не могла поверить, что видит его в последний раз.
- И я тебя очень люблю. Та наша встреча - самое прекрасное, что было у меня в жизни, - проговорила Мередит, отчаянно пытаясь скрыть слезы, которые вновь навернулись на глаза, когда она говорила эти слова.
- И я никогда тебя не забуду, даже не проси меня об этом, - сказала девушка, после чего ушла по той дороге, по которой и пришла сюда, не оглядываясь и едва сдерживая слезы.

0

16

Тяжёлый вдох и медленный выдох. Бальтазар стоит, прислонившись спиной к стене, чуть прикрыв глаза, слушает биение своего сердца и тихий голос своей возлюбленной. Они прощались. Она отпускала его, а юноше оставалось только молить Бога в свои последние часы жизни о ее счастье. Юный слуга своем забыл о своей душе, о том, что ему скоро предстоит встретиться с Творцом и предстать перед Его судом. Ему следовало бы очистить свою душу. Но вместо этого Бальтазар думает только о ней.
«Мередит», - так хочется вновь обернуться к решётке, поймать ее за руку и не отпускать. Или проснуться и все эти последние события окажутся страшным, странным сном.
« За что все это?» - Бальтазар слышит тихие шаги хрупкой девушки, что удаляется прочь, чтобы навсегда стереть из памяти свою несчастную первую любовь.  Она должна его забыть. Не должна горевать о нем. Она же выполнит его просьбу? Она же сделать так, чтобы все думали, что они не были знакомы. Иначе… Страшно было подумать, какие муки могут преследовать эту милую девушки, если по городу поползёт слух об их чувствах. Она не должна страдать из-за него.
«Господи, пожалуйста».- Юноша садится на холодный пол и его взгляд упирается в тяжёлую дверь камеры. Когда ее откроют? Когда это уже все наконец кончится? Так страшно. За себя. За нее. За родных. За что его казнят? Он невиновен. Он не желал смерти синьору. Он любил господина и заботился о нем. Он не стал перечить ему. Он подчинился. И за это должен умереть? О, если бы только Бальтазар в ту ночь понял истинные мотивы господина! Всем было бы легче. А его Судьба всегда имеет один финал. Смерть. Очень страшно.
Юноша не чувствовал холода от сырых камней. Не видел, как лучи восходящего солнца начинают освещать камеру. Время остановилось для юного слуги. Он ждал одного момента. Когда откроется дверь. Когда его поведут на эшафот. Бальтазар хотел подготовиться морально. Пытался представить, как это будет. Но он лишь отчётливее начинал понимать, как страшно ему там будет. Как он не хочет умирать. Сейчас, когда жизнь только начинается, когда в его сердце живёт любовь. Как бы он мог жить? Чтобы его ждало? Какие еще испытания и счастливые моменты никогда не наступят?
Который час? Сколько так неподвижно просидел юноша, прежде чем тяжелая деревянная дверь со скрипом отворилась? Внутрь камеры вошёл стражник и, с призрением оглядев слугу, прохрипел.
- Встал, и пошли. – Так Бальтазар и сделал. Он поднялся и ватных ногах подошёл к охраннику. Сердце бешено колотилось, в горле застряла мольба о прощении. Как же страшно сейчас! Юношу вытолкнули из камеры, и с пронзительным скрипом затворили дверь. Толчок в спину, подсказывает, что надо идти вперёд. Вот только теперь для юного слуги впереди ничего уже нет.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Любовью хранится жизнь