Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Je ne sais quoi


Je ne sais quoi

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/WDnHI.gif

● Название эпизода: Je ne sais quoi.
● Место и время действия: "Опера Популер", 20 июля 1870г.
● Участники: Philippe de Chagny, Meg Giry.
● Синопсис: Для заглянувшего в театр Филиппа не остаётся незамеченным мечтательность младшего брата, в которую тот погружён денно и нощно: что с ним, в конце концов, такое?! Но сколько влюблённого не тряси - ничего толкового не добьёшься. Кроме вздоха: "О, Кристин!"... После ряда бесплодных попыток докопаться до истины граф де Шаньи прибегает к последнему способу постичь причины такого странного состояния своего брата и подкарауливает одну юную барышню после очередной репетиции. В конце концов, кто, как не Мэг Жири, может быть лучше прочих осведомлена о происходящем в Опере?

Отредактировано Meg Giry (28-03-2015 23:56:52)

+1

2

- Рауль, - никакой реакции от младшего брата не последовало, - Рауль! – Филипп в три шага нагнал брата, куда-то спешащего, но тот, кажется, даже не заметил старшего брата. Филипп опустил руку на плечо брату, но и этот жест не был воспринят Раулем.
- Дьявол тебя возьми, Рауль! – в сердцах воскликнул граф де Шаньи в след виконту, однако юноша его вряд ли слышал. Молодой моряк уже скрылся за очередным поворотом, и Филипп решил оставить его в покое – все равно без толку тормошить братца, когда в его мыслях лишь одна особа – юная хористка Кристин Даэ. Филипп закатил глаза и пошел прочь, намереваясь покинуть Оперы и отправится по своим делам, коих у графа накопилось не мало. Мысль о том, чтобы посетить Изабеллу закралась в сознание графа неожиданно и проявилась практически у самых дверей оперного театра, и Филипп не мог ей противиться, покорно развернувшись на каблуках и отправившись искать балерину в репетиционный зал. «И чем я лучше Рауля?» - вдруг подумалось графу, когда проходил мимо артистической уборной мадмуазель Даэ, где, вне всяких сомнений, был и Рауль, и все же Филипп прошел мимо.

В репетиционном зале играла музыка, и был слышен приглушенный шум разговоров, Филипп так же отчетливо слышал шаги Мадам Жири и ее властный голос, безжалостно указывания на недостатки в танце. Граф лишь на пару секунд замешкался, не решаясь нарушать репетицию, но тут раздался хлопок и мадам Жири объявила перерыв на пять минут. «Мне большего и не надо,» - Филипп улыбнулся своим мыслям и толкнул дверь, и одного беглого взгляда ему хватило, чтобы понять – Изабеллы тут нет, репетирует кордебалет, совсем юные девушки, старательно репетирующие балетные па вдруг замерли, смотря на Филиппа своими большими, по-детски наивными глазами. И это вовсе не удивительно, граф де Шаньи в своем темно-синем камзоле в комплекте с белоснежной блузой и парой перчаток, смотрелся в этом царстве балетный пачек и пуант действительно смотрелся, словно пришелец. И ему следовало бы уйти, коль мадмуазель Ла Сорелли тут нет, но граф в растерянности стоял и смотрел на юных танцовщиц, которые отвечали ему тем же растерянным взглядом, и лишь одна смотрела на графа словно давно была с ним знакома. И он тоже ее знал. Маргарет Жири – юная светловолосая дочь Мадам Жири, впрочем с матерью их связывала лишь фамилия, и к тому же Филипп знал, что девушка дружна с Кристин.
- Мадмуазель Жири, - негромко позвал граф, учтиво склонив голову, не решаясь подойти ближе к стайке балерин, будто боясь спугнуть нежный птичек, - быть может, вы знаете, где мой брат, Рауль?

+1

3

"И-и-и раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь!" - отработанный до автоматизма ритм сливался с напряжённой пульсацией виска. Почему-то именно в это утро разминка казалась Маргарет особенно непростой... Может, она не до конца проснулась, и ей только кажется, что матушка решила ужесточить подготовку кордебалета? "Впрочем, не исключено, что уход Карлотты открыл ей второе дыхание!" - юная Жири хихикнула бы, если б только в лёгких хватило воздуха, но силы были на исходе, так что девушка лишь улыбнулась своим мыслям, привычно повернув голову вбок, дабы встретиться взглядом с подругой, но... Да, в самом деле, как она могла забыть? У Кристин теперь другая репетиция, и она, должно быть, очень волнуется, ведь до премьеры осталось всего ничего! Быть может, она успеет навестить её в перерыв, если сохранит способность ходить... Перехватив недовольный взгляд танцмейстера ("Опять ты витаешь в облаках!"), Мэг состроила забавную гримаску, в ответ на которую родительница только вздохнула, неуловимо закатив глаза, и хлопнула в ладони:
- Пять минут на перерыв, девушки!
Облегчённо выдохнув, балерина прислонилась к стене репетиционной залы, обмахиваясь ладонью на манер веера и попутно заново закрепляя растрепавшиеся волосы в изящный пучок на затылке. Эта деятельность заняла её всецело, поэтому она совсем упустила момент, когда среди танцовщиц появился неожиданный гость...
- Филипп де Шаньи? Но что он тут делает?.. Здесь же нет ла Сорелли, - шепчась между собой, хихикали девушки, между тем как юноша, любезно улыбаясь мадам Жири, целенаправленно шёл прямо к...Маргарет. Та оцепенела, но на графа смотрела с тщательно сдерживаемым любопытством, размышляя о том, как они с Раулем похожи - и не похожи одновременно. Во всяком случае, старший брат последнего явно не был склонен к излишней мечтательности: вон сколько решительности во взгляде!

Смущённо оглянувшись на стайку затихших девушек, приготовившихся подслушивать, Мэг подступила ближе к графу, приветствуя его реверансом, как того требовали строго соблюдаемые обитателями Opera Popullair (соблюдаемые в присутствии Колетт Жири) приличия.
- Полагаю, мсье, что он решил навестить Кристин, - негромко отозвалась девушка, невольно зардевшись и отведя взгляд в сторону. - Они ведь друзья детства, а она наверняка очень нервничает сейчас и нуждается в поддержке и ободрении.
"А Рауль совершенно точно сумеет её успокоить и настроить на нужные мысли", - добавила Маргарет про себя, неслышно вздохнув, - не из зависти, просто уж больно соскучилась по подруге, которую в последние дни стала видеть совсем уж редко, что было для неё непривычно. Такие чудесные перспективы, кавалер сердца... Юная Жири положительно радовалась за Кристин и грезила, что однажды и с ней приключится нечто подобное. Если, конечно, Колетт когда-нибудь перестанет следить за ней зорким ястребом...
- Я могу проводить вас, если пожелаете, - предложила балерина, с готовностью выпрямляясь и расправляя плечи.
"Но вряд ли он пришёл сюда именно за этим", - невольно подумалось ей.

+1

4

Вопрос, заданный графом, в общем-то не требовал ответа, едва ли кто-то мог поверить в то, что граф де Шаньи не знает, где его братец, на самом же деле Филипп хотел поговорить совсем о другой, а лучшего предлога, чем блудный брат, у него не было.
- Буду вам безмерно благодарен, мадмуазель, - учтиво отозвался Филипп, бросая дружелюбный взгляд и улыбку в адрес стайки танцовщиц, замерших чуть в отдалении, и пропуская юную Мэг Жири впереди себя в коридор. Когда за ними захлопнулась дверь из массива дерева, граф ощутил, как внутреннее напряжение и скованность несколько отпустили его, не принуждая чувствовать себя, как школяр на экзамене по арифметике. Филипп, хоть и давно вышел из мальчишеского возраста, все так же нелепо и по-детски робел перед большим скоплением красивых девушек, а иных в Опертом театре не было.
- Надеюсь, мы дадим не слишком много поводов для сплетен, - улыбнулся де Шаньи, быстрым движением утирая со лба капли волнения.
- Но по правде сказать, я знаю, где мой брат, - Филипп почувствовал, как его щеки опалил румянец, - Я прошу прощения за этот обман, но в действительности я бы хотел узнать, кто такая эта Кристин Даэ, и откуда у нее такой талант, о котором без устали твердят все вокруг? Вы ведь с ней подруги, да, мадмуазель? – Филипп улыбнулся, жестом приглашая девушку присесть на один из тех небольших диванчиков, которых в избытке в театральных фойе.
- Поймите, Рауль виконт, мой наследник… - «и хористка из оперного театра совсем не подходящая для него партия,» - и я беспокоюсь за него, - в этом графском «беспокоюсь» было всё возможное опасение за то, что наследник дворянского рода свяжет свою жизнь с оперной певицей, пусть и безмерно талантливой. Граф совершенно никак не мог этого допустить.
- Я умею быть благодарным, мадмуазель Жири, - Филипп чуть склонил голову на бок, не спуская с девушки своего проницательного взгляда темных глаз.

+1

5

Как ни странно, граф согласился весьма сразу и не усладил слух балерины ни единой отговоркой - хотя бы для прикрытия и поддержания собственной репутации: мало ли кто что подумает и придумает, а потом донесёт это ла Сорелли? Однако это, по всей видимости, беспокоило де Шаньи меньше всего, и Жири мгновенно прогнала тревожные мысли, послушно проследовав за мужчиной из зала под удивлённо-заинтересованными взглядами подруг.
"Что это вдруг он так разнервничался? - девушка изучала своего спутника подозрительным прищуром; тот настороженно хмурил брови и внимательно смотрел по сторонам, стоило двери захлопнуться за их спинами. - Надеюсь, не окажется так, что он тоже влюблён в Кристин и хочет просить меня о пособничестве в её разрыве с Раулем? Ну уж нет, господа, ну уж нет!". Она пришла в ужас от собственного предположения и крепко зажмурилась, пытаясь прогнать из воображения картины вероятных последствий такого поворота. Рассерженная Изабелль рвёт и мечет, Кристин от волнения теряет голос, оба покровителя в ссоре, театр разваливается... О, Боже! Это не может быть правдой, это всего лишь её выдумка!

- Я бы хотел узнать, кто такая эта Кристин Даэ, - бархатистый голос графа вырвал Маргарет из плена собственных домыслов и вернул к реальности, оказавшейся куда безобиднее той, чем балерина успела себе вообразить. Всё ещё пребывая в некотором смятении, малютка Жири не сразу нашлась с ответом и, подняв взгляд на собеседника, растерянно улыбнулась.
- Откуда у неё этот талант? - переспросила она, приподняв брови. - Он у неё был всегда, просто она по натуре очень застенчива, поэтому не все знают, какой у неё мелодичный и нежный голосок, когда она поёт... Не правда ли, это настоящее чудо - что случай дал ей такой удивительный шанс показать его? Как подруга я очень за неё рада, - добавила Мэг, подняв подбородок и с вызовом взглянув на Филиппа. Проницательная девушка прекрасно понимала теперь, для чего был затеян этот разговор, и решительно намеревалась отстаивать право Кристин на счастье с виконтом. Собственно, для этого достаточно было намекнуть, что сам граф Филипп де Шаньи далеко не безгрешен в отношении выбора пассии... Но как проделать это деликатно и миновать собственную остроязыкость, которая с лёгкостью может лишить её расположения титулованных покровителей Оперы?
- Позвольте узнать, Ваше Сиятельство, за что вы сулите мне благодарность? - аккуратно поинтересовалась Жири, решив, что будет вернее начать разговор издалека и выведать намерения Филиппа относительно его брата и Кристин.

+1

6

Если графа де Шаньи и заботили не слишком чистые мысли девушек из кардабалета то лишь какое-то жалкое мгновение, и тот факт, что его встреча с Мег Жири станет известна Ла Сорелли нисколько не печалила графа. Он мужчина, дворянин, не женат, детей не имеет, и с примой-балериной его не связывают никакие гласные обещания, а негласные не имеют действительной силы. В своей жизни граф ко всему подходил с практической точки зрения, чувствуя себя куда увереннее, когда события жизни можно посчитать и учесть. И его ухаживания за светловолосой балериной были лишь частью его жизни, пусть в данный момент и достаточно большой. Оттого размышления и сплетни, расползающиеся по Опере в этот самый момент, волновали графа не больше пары минут. А вот умение Маргерет Жири вести диалог заставляли де Шаньи волноваться куда сильнее. «Вся в мать,» - с явным неодобрением подумал граф, отмечая, что уж лучше девушка была одной из тех недалекий балерин, готовых рассказать все, что знают или думают, за щедрую благодарность, которую граф, непременно, готов оказать. Но мадмуазель Жири вовсе не такая, и каждое произнесенное ею слово призвано было доказывать это графу.
- О, я очень рад за мадмуазель Даэ, - сарказм в голосе графа все же вырвался, как бы Филипп ни старался его спрятать, - но думаю, Кристин далеко не единственная талантливая девушка, которую недооценили, - де Шаньи немного склонил голову набок, вглядываясь в лицо Мег, - но все же внезапное проявление ее таланта не может не вызывать вопросов. Все вокруг твердят, что у Кристин есть некий таинственный учитель. Вы ведь знаете, о ком идет речь? И что за «уроки» он дает мадмуазель Даэ? – граф уже даже не пытался скрыть те намеки, что вкладывал практически в каждое слово. И если Маргерет их правильно поймет, а она поймет их непременно правильно, и будет столь благоразумна, чтобы рассказать графу все, как есть, то ее карьера, без всякий сомнений, стремительно пойдет вверх, и, возможно, ей удастся занять даже место Ла Сорелли. Граф был куда сильнее ориентирован на ограждении брата от хористки с непонятной историей, чем на чувства Изабеллы. Такой этот мир, и он его таким сделал. У Филиппа де Шаньи не было иного выхода.
- Моя благодарность лишь достойная плата за ваше понимание и благоразумие, мадмуазель, - уклончиво ответил граф, решив, что давить на девушку пока хватит. – я не прошу у вас ничего, что вы не можете мне рассказать, я ни в коем случае не жажду сплетен, за ними я бы пришел не к вам, - это должно быть комплиментом, о чем свидетельствует достаточно искренняя и дружелюбная улыбка, появившаяся на губах графа.

+1

7

"Какой же он противный!" - опустив голову, Мэг неодобрительно взглянула на мужчину исподлобья, едва удерживаясь от ответной колкости. Дались ему отношения Рауля и Кристин! Или, может, ему неизвестна истина о том, что в деле двоих третий нос всегда лишний и подлежит изгнанию в лучшем случае, а в худшем - казни? Странная какая-то братская забота. Интересно, откуда у неё ноги растут?
Жири беспокойно закрутила носом, почувствовав дух охоты и запах сенсации. Эге, тут дело явно нечисто! В конце концов, вряд ли граф де Шаньи возжелал поговорить с ней наедине исключительно из стремления разузнать больше о возлюбленной Рауля...
"Должно быть, ему просто не даёт покоя Главный Секрет Оперы", - девушка сдержанно улыбнулась, почувствовав, что её догадка верна. От незримого Призрака-Покровителя к Кристин тянулась тоненькая ниточка, почти невидимая, и разглядеть её мог лишь очень внимательный и наблюдательный человек, не обделённый умом. Филипп, по всей видимости, был таковым, но самоуверенности в нём явно было больше, чем трезвомыслия: не стоит заигрывать с тем, кто очень метко роняет люстры.

- Таинственный учитель, мсье? - Маргарет удивлённо округлила глаза, решив довести до конца избранную ей роль симпатичной и исполнительной, но глуповатой куклы, не понимающей намёков. - Кристин рассказывала мне лишь об одном, и он вовсе никакой не таинственный...
Балерина умолкла в притворной задумчивости, подмечая, как напрягся граф, решивший, что простодушная девушка выдаст ему откровение, разомлев при одной только мысли о его личной благодарности. Это, конечно, мило, что он не считает её сплетницей, но вот тот неутешительный факт, что Филипп считает её способной выдать секрет подруги... Одним словом, Жири была крепка как кремень в своём стремлении завести следствие в тупик.
- Это её отец, Густав Даэ, мсье. Он пробудил в ней любовь к музыке и пению, и она с детства тренировала свой голос, - пояснила Мэг, кокетливо затрепыхав ресницами. - Других преподавателей я не знаю и никогда не видела, чтобы Кристин договаривалась о частных уроках... А она ведь всё время у меня на виду!

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Je ne sais quoi